ОСОБЕННОСТИ РАБОТЫ С ДОШКОЛЬНИКАМИ С ЗАДЕРЖКОЙ ПСИХИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ. ФОРМИРОВАНИЕ ПРОГНОСТИЧЕСКИХ СПОСОБНОСТЕЙ

FEATURES OF WORK WITH PRESCHOOL CHILDREN WITH MENTAL DELAY. FORMATION OF PROGNOSTIC ABILITIES FEATURES OF WORKING WITH PRESCHOOLERS WITH MENTAL RETARDATION
Цитировать:
Мурованая Н.Н., Курбангалиева Ю.Ю., Делинда А.С. ОСОБЕННОСТИ РАБОТЫ С ДОШКОЛЬНИКАМИ С ЗАДЕРЖКОЙ ПСИХИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ. ФОРМИРОВАНИЕ ПРОГНОСТИЧЕСКИХ СПОСОБНОСТЕЙ // Universum: психология и образование : электрон. научн. журн. 2023. 9(111). URL: https://7universum.com/ru/psy/archive/item/15849 (дата обращения: 18.06.2024).
Прочитать статью:

 

АННОТАЦИЯ

В статье рассматриваются вопросы формирования прогностических способностей у дошкольников с задержкой психического развития. Представлены диагностическая методика и результаты экспериментального исследования возможностей и особенностей прогнозирования у старших дошкольников с задержкой психического развития при восприятии текстовой информации.

ABSTRACT

The article deals with the formation of prognostic abilities in preschoolers with mental retardation. The diagnostic methodology and the results of an experimental study of possibilities and features of forecasting in older preschoolers with mental retardation in the perception of textual information are presented.

 

Ключевые слова: прогностические способности, вероятностное прогнозирование, дети с задержкой психического развития.

Keywords: predictive abilities; probabilistic forecasting; children with mental retardation.

 

Введение. Многолетние исследования психологов и педагогов позволили собрать банк научных данных о закономерностях и особенностях познавательного развития ребенка как в условиях нормального, так и нарушенного развития.  Н.Ю.Борякова подчеркивает, что уровень развития перцептивных, мнемических, мыслительных, речевых функций ребенка к моменту поступления в школу во многом определяет успешность усвоения знаний и овладения учебными умениями и навыками, адаптации к новым социальным условиям. Не менее важным условием является состояние эмоционально-волевых и регуляторных компонентов деятельности.[3]

Б.Ф. Ломов при рассмотрении механизмов, обеспечивающих скорость и точность восприятия информации, особенностей ее обработки особое место отводит анализу процессов вероятностного прогнозирования (готовности к восприятию, преднастройке, антиципации). Частота встречаемости определенных объектов или событий в прошлом опыте индивида в значительной мере определяет скорость и точность их восприятия.[4]

В работах Л.И. Переслени рассмотрены связи процессов прогнозирования с особенностями основных психических функций: произвольного внимания, памяти, восприятия, мышления. [5]

Под воздействием различных вредоносных факторов на развивающуюся центральную нервную систему ребенка на этапах раннего онтогенеза  могут изменяться сроки морфофункционального созревания различных отделов коры мозга и корково-подкорковых связей, что, в свою очередь, обусловливает отклонения в развитии психических функций.

Среди детей с отклоняющимся развитием наиболее многочисленную категорию составляют дети с задержкой психического развития (ЗПР).

Проблема задержки психического развития в отечественной дефектологии разрабатывалась: клиницистами (Ю.Г. Демьянов, К.С.Лебединская, И.Ф. Марковская, М.С. Певзнер, М.Н. Фишман и др.), психологами (Е.Е. Дмитриева, Т.В. Егорова, Г.И.Жаренкова , В.В.Лебединский, В.И. Лубовский, И.И.Мамайчук, Л.И. Переслени, Е.С.Слепович, У.В. Ульенковаи др.), педагогами (Н.Ю. Борякова, Г.А.Бутко, Т.А. Власова, Г.М.Капустина, Ю.А, Р.Д.Тригер, Н.А.Цыпина, С.Г.Шевченко, Е.А. Екжанова и др.).

Рассматривая особенности познавательной деятельности детей с ЗПР ряд исследователей отмечает недостатки прогностической деятельности. Например, в исследовании Л.Ф. Чупрова экспериментально проверена корреляция между прогностической деятельностью, особенностями произвольного внимания, спецификой нарушений познавательной деятельности и клинико-педагогическими характеристиками учащихся с ЗПР [6].

Исследования Л.И. Переслени процессов вероятностного прогнозирования у детей с нормальным развитием, с ЗПР и детей с умственной отсталостью позволили прийти к выводу о существенных различиях между указанными категориями детей по уровню развития механизмов, обеспечивающих формирование преднастройки к восприятию равно- и разновероятных сигналов, поступающих в случайных или регулярных последовательностях [5].

Исследования прогностической деятельности у детей с ЗПР посвящены главным образом младшему школьному возрасту. На наш взгляд представляется важной и актуальной разработка проблемы формирования прогностических способностей у дошкольников с ЗПР на этапе предшкольной подготовки. При нормативном умственном развитии у старших дошкольников разрозненные представления об отдельных предметах и их свойствах, начинают объединяться в еще не совершенные, однако целостные знания об окружающей действительности. Существенные изменения претерпевает деятельность детей: она значительно усложняется и по своей структуре, и по предметному содержанию. Выполнение такой деятельности требует развития способности предвосхищать в плане представлений или в речевом плане как ближайшие, так и более отдаленные результаты своих действий.

Цель нашего экспериментального исследования - изучить возможности и особенности прогнозирования у старших дошкольников с задержкой психического развития при восприятии устной текстовой информации.

Изложение основного материала статьи. ГБОУ им. В.Д. Ревякина г. Севастополя. В исследовании принимали участие 30 детей 6 – 6,5 лет. 20 детей с ЗПР были разделены на две группы по 10 человек в каждой - экспериментальную (ЭГ) и контрольную (КГ). 10 детей того же возраста с нормативным развитием составили группу сопоставительного анализа (ГСА).

Задачи констатирующего этапа исследования.

  1. Изучение возможностей смыслового прогнозирования на основе понимания концептуально-оценочного уровня фраз и текстов.
  2. Изучение способности детей дошкольного возраста при нормативном и при задержанном развитии к прогнозированию ситуаций будущего, на основе структурно-функциональной модели прогнозирования.
  3. Качественный анализ и количественная обработка результатов констатирующего эксперимента.

Мы сконструировали диагностический комплекс, включающий три блока заданий.

Блок 1. Цель - исследование возможностей смыслового прогнозирования при восприятии незаконченной фразы.

От ребенка требовалось восстановить семантическую структуру фразы. Были подобраны предложения, для завершения которых ребенку надо было спрогнозировать: действие, место события, предмет или объект.

Мы исходили из того, что наличие субъективных представлений о вероятности появления того или иного слова, несущего определенный смысл, позволяет носителю языка строить собственную модель прогнозирования, а в соответствии с этим прогнозированием решать какие-либо конкретные задачи, предлагаемые речевой ситуацией. Если ребенок затруднялся закончить фразу, ему предлагалось выбрать подходящие ответы с опорой на предметные картинки. На картинках изображались как подходящие, так и неподходящие по смыслу предметы.

Блок 2. Цель - исследование возможностей смыслового прогнозирования при восприятии текста. Мы опирались на методику Т.А. Алтуховой и И.Н.Карачевцевой [1]. В контексте нашего исследования использовали диагностику понимания концептуально-оценочного уровня текста, что характеризует способность ребенка к вероятностному прогнозированию. За основу были взяты тексты-загадки. В каждом тексте содержится описание ориентировочных признаков загаданного объекта или явления, которые предъявляются последовательно от менее значимых к более значимым.

Блок 3. Цель: изучение способности детей дошкольного возраста прогнозировать развитие событий в различных ситуациях социального взаимодействия. Использовалась методика «Прогностические истории» А.И. Ахметзяновой и Т.В. Артемьевой [2].

Детям предлагалось прослушать 6 историй: 3 ситуации позволили прогнозировать ситуации в организованной взрослым деятельности (занятие в детском саду, возвращение с прогулки, игра с родителем), 3 ситуации связаны с прогнозированием событий в свободной деятельности (свободная игра детей, игра на прогулке, игра дома). Каждая из 3 ситуаций отражает отношения ребенка со взрослыми (родителям, воспитателем, чужим взрослым) и сверстниками. Если ребенок затруднялся самостоятельно ответить и завершить историю, то ему предъявлялось 2 картинки и мы просили выбрать подходящую, чтобы можно было понять, чем дело закончилось.

В основу оценки полученных данных при выполнении заданий взяты следующие критерии:

-продуктивность, инвариативность прогнозов;

- вербальный выбор или опора на наглядность;

- наличие ошибочных предположений; возможность самокоррекции;

- смысловая адекватность гипотез;

- активность и самостоятельность ребенка.

С учетом названных критериев определены пять уровней успешности выполнения заданий, каждый их которых отличается определенными характеристиками, которые позволили применить 5 балльную систему оценки. Оценивается каждая проба, потом подсчитывается общий балл за все задания блока.

Результаты выполнения заданий первого блока показали следующее.

Для детей с ЗПР из ЭГ и из КГ более доступными для завершения оказались фразы, в которых отражалось содержание, близкое их жизненному опыту. Но даже в этих случаях ответы детей не могли быть отнесены к высокому уровню. Для них оказался доступным преимущественно средний уровень успешности в 60% случаев. В остальных случаях дети показали уровень ниже среднего и низкий, они либо крайне затруднялись, либо  не могли совершить вербальный прогноз, им требовалась опора на картинки. Дети нередко отвлекались от смыслового содержания фразы, поддавались импульсивному выбору. У 10% детей с ЗПР из ЭГ и 20 % из КГ отмечались случаи отказа.

Детям ГСА оказались доступными высокий, и частично, средний уровень успешности смыслового прогнозирования при восстановлении семантической структуры фразы. Дошкольники с нормативным развитием не испытывали особых трудностей при выполнении заданий первого блока, их ответы чаще носили вариативный характер.

При выполнении заданий второго бока были выявлены трудности смыслового прогнозирования у детей с ЗПР при отгадывании всех трех загадок.

Никто из детей с ЗПР не показал результатов, соотносимых с высоким и средним уровнем. Для 70 % детей ЭГ и для 60% детей КГ типичным оказался уровень ниже среднего. Они могли осуществить правильную догадку только после прослушивания всего текста, на основе совокупности трех групп признаков: интегративных, перцептивных и функциональных. Самостоятельно обосновать ответ затруднялись, им требовалась помощь в виде наводящих вопросов. Остальные дети с ЗПР продемонстрировали низкий уровень успешности. Стратегия прогностической деятельности носила импульсивный, случайный характер и не приводила к положительному результату. Дети не фиксировали внимание на существенных признаках, не обладали необходимыми знаниями и представлениями, часто отвлекались.

Дети ГСА  предлагали адекватную гипотезу и рассказывали о признаках, по которым смогли угадать правильный ответ. В 40% случаев ответы могли быть отнесены к высокому уровню. Типичным для них оказался средний уровень успешности смыслового прогнозирования, когда ребенок опознает предмет на основе совокупности общих и дифференциальных признаков. Прогностическая деятельность носила характер целенаправленного поиска. Дети прибегали к самокоррекции, исправлялись в случае ошибочных догадок.

При выполнении заданий третьего блока всем детям из ЭГ и КГ в большей или меньшей степени оказался доступным прогноз действия. Прогнозы высказывания у всех детей с ЗПР встречались реже, только у 30% детей ЭГ и у 30% детей КГ, но эти прогнозы были несамостоятельными, а представляли собой ответы на вопросы взрослого, поэтому отнесены к уровню ниже среднего. Успешность при прогнозировании высказывания значительно ниже, чем при прогнозировании действия, что связано с низкой речевой активностью детей с ЗПР, трудностями программирования и лексико-грамматического оформления высказываний. Они либо отмалчивались, либо, в лучшем случае, отвечали односложно. Наибольшие трудности у всех детей с ЗПР вызвало прогнозирование эмоций. Ответы 50% детей ЭГ и 40% детей КГ можно отнести к уровню ниже среднего. Детям трудно было обозначить предполагаемые эмоции. Преимущественно они обозначали проявления эмоций через глаголы: «Он разозлился, она заплакала».

Все дети ГСА легко прогнозировали действия, определяли возможную последовательность событий, давали самостоятельные развернутые ответы. Следует отметить высокий уровень выполнения задания у 70% детей этой группы, у них отмечался выраженный интерес к придумыванию окончания историй, желание составить подробный ответ. Им были доступны контекстуально-дискурсные догадки, в основе которых лежат смысловые ориентиры, связанные с пониманием текста. Дети с нормативным развитием использовали свой личный опыт, ответы были эмоционально окрашены. Речевая активность была достаточно высокой, очевидна была заинтересованность ситуациями.

Авторами методики «Прогностические истории» для оценки структурно-функциональных характеристик  прогностических способностей определены 9 критериев прогноза сгруппированных по 3 функциям – регулятивной, когнитивной и Рече коммуникативной. Анализ результатов с этих позиций показал, что все структурно-функциональные характеристики прогностической деятельности у детей с ЗПР развиты недостаточно. У рассматриваемой категории детей наблюдаются неэффективные способы прогностической деятельности, нерациональные стратегии прогнозирования, трудности прогнозирования в определенных сферах отношений и видах деятельности.

В качестве общей закономерности следует отметить, что у всех дошкольников, участвовавших в исследовании, как у детей с задержанным, так и с нормативным развитием, имеются трудности предвосхищения эмоций и вариативной антиципации исходов предложенных ситуаций. Эти трудности можно рассматривать как возрастные особенности прогностической деятельности детей старшего дошкольного возраста.

 

Список литературы:

  1. Алтухова, Т.А. Методика обследования смыслового компонента чтения у младших школьников с общим недоразвитием речи [Текст] / Т.А. Алтухова, И.Н. Карачевцева. Белгород, 2015. – 106 с.
  2. Ахметзянова А.И., Артемьева Т.В. Диагностика структурно-функциональных характеристик прогнозирования детей: методическое руководство [Электронный ресурс] / А.И. Ахметзянова, Т.В. Артемьева. – Электрон.текстовые дан. (1 файл: 16,5 Мб). – Казань: Издательство Казанского университета, 2020. – 78 с.)
  3. Борякова Н.Ю. Коррекционно-развивающее обучение и воспитание дошкольников с задержкой психического развития. Теория и практика: монография - 2-е изд., испр. и доп. / Н.Ю. Борякова. - Ярославль: Канцлер, 2017. - 169 с.
  4. Ломов, Б.Ф. Антиципация в структуре деятельности [Текст] / Б.Ф.Ломов, Е.Н. Сурков. - М.: Наука, 2001. - 280 с.
  5. Переслени Л.И. Психодиагностический комплекс методик для определения уровня развития познавательной деятельности. - М.:Айрис-Пресс,2006.-66с.
  6. Чупров Л.Ф. Исследование особенностей словесно-логического мышления детей (практическое пособие для психологов). – Москва – Черногорск: СМОПО, 2009 – 62 с.
Информация об авторах

канд. пед. наук, доцент, заведующий кафедрой «Специальная педагогика и психология» Гуманитарно-педагогического института ФГАОУ ВО «Севастопольский государственный университет», РФ, г. Севастополь

Candidate of Pedagogical Sciences, Associate Professor, Head of Special Pedagogy and Psychology Chair, Humanitarian and Pedagogical Institute, FSAEI HE “Sevastopol State University”, Russia, Sevastopol

канд. пед. наук, доцент кафедры «Специальная педагогика и психология» Гуманитарно-педагогического института ФГАОУ ВО «Севастопольский государственный университет», РФ, г. Севастополь

Candidate of Pedagogical Sciences, Associate Professor of Special Pedagogy and Psychology Chair, Humanitarian and Pedagogical Institute, FSAEI HE “Sevastopol State University”, Russia, Sevastopol

специалист по учебно-методической работе кафедры «Специальная педагогика и психология» Гуманитарно-педагогический институт ФГАОУ ВО «Севастопольский государственный университет», РФ, г. Севастополь

Teaching and Learning Specialist, Special Pedagogy and Psychology Chair, Humanitarian and Pedagogical Institute, FSAEI HE “Sevastopol State University”, Russia, Sevastopol

Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), регистрационный номер ЭЛ №ФС77-54438 от 17.06.2013
Учредитель журнала - ООО «МЦНО»
Главный редактор - Ходакова Нина Павловна.
Top