ПРИГОРОДНЫЕ ТЕРРИТОРИИ МАЛЫХ ПОТЕНЦИАЛЬНО БИНАРНЫХ ГОРОДОВ ЦЕНТРАЛЬНОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО ОКРУГА КАК АРЕАЛ СОЗДАНИЯ АГРОПРОМЫШЛЕННЫХ КЛАСТЕРОВ

CENTRAL FEDERAL DISTRICT SMALL POTENTIALLY BINARY TOWNS SUBURBAN TERRITORIES AS THE AGRICULTURAL CLUSTERS CREATION AREA
Цитировать:
Долинская И.М., Тимофеева А.С., Токарева А.А. ПРИГОРОДНЫЕ ТЕРРИТОРИИ МАЛЫХ ПОТЕНЦИАЛЬНО БИНАРНЫХ ГОРОДОВ ЦЕНТРАЛЬНОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО ОКРУГА КАК АРЕАЛ СОЗДАНИЯ АГРОПРОМЫШЛЕННЫХ КЛАСТЕРОВ // Universum: технические науки : электрон. научн. журн. 2021. 8(89). URL: https://7universum.com/ru/tech/archive/item/12175 (дата обращения: 04.12.2022).
Прочитать статью:
DOI - 10.32743/UniTech.2021.89.8.12175

 

АННОТАЦИЯ

Статья подводит итоги первого этапа исследования малых городов некоторых областей Центрального Федерального округа, целью которого было выявление их потенциальной бинарности. То есть, их пригородные территории, обладающие высокой степенью транспортной связанности между собой и с другими территориями области и страны, рассматривались как потенциальная зона их экономического взаимодействия и место размещения агропромышленных кластеров. В тексте уточнено понятие потенциальной бинарности в территориальном планировании и градостроительстве.

ABSTRACT

The article summarizes the results of the small towns in some regions of the Central Federal District first stage study, the purpose of which was to identify their potential binarity. That is, their suburban areas, which have a high degree of transport connectivity with each other and with other territories of the region and the country, as a potential zone of their economic interaction and the location of agro-industrial clusters, were considered. The concept of the potential binarity in territorial planning and urban planning was clarified in the text.

 

Ключевые слова: потенциальная бинарность, малые города, транспортная связанность, агропромышленный кластер, пригородные территории

Keywords: potential binarity, small towns, transport connectivity, agro-industrial cluster, suburban areas.

 

Исторически – до 1918 года система расселения на большей части территории современной Российской Федерации формировалась на землях, прилегающих к уже существовавшим транспортным артериям. До середины XIX века этими коммуникационными коридорами были судоходные реки и дороги – земские и ямские тракты. После 1850-х эту роль приняли на себя еще и железные дороги. Таким образом, вдоль трасс современных автомобильных дорог и железнодорожных магистралей, а так же на берегах крупных рек сложилась система поселений, часть которой – это потенциально бинарные малые города, имеющие, в соответствии со Сводом правил «Градостроительство. Планировка и застройка городских и сельских поселений» (СП 42.13330.2011), население менее 50 000 человек.

С точки зрения терминологии их потенциальную бинарность можно определить в прямом – «химическом» смысле слова, то есть, как равноправное взаимодействие двух участников – городов при условии возможности соединения их третьим не инфраструктурно-транспортным, а иным функциональным элементом. То есть, изначальная транспортная связанность рассматривается нами, как исходное условие включения той или иной пары городов в исследование. В качестве же нового функционально действенного элемента был определен инновационный агропромышленный кластер, расположенный на межселитебных территориях этих городов – в зоне их непосредственного интереса и административного влияния. И этот выбор – неслучаен: жители не только окраинных районов, но и срединных зон подобных городов, в силу характера сохранившейся застройки и сформировавшегося на ее основе алгоритма существования, ведут сельский или полусельский образ жизни. Исходя из этого, было выдвинуто предположение, что предоставление им возможных мест приложения труда в аграрном секторе промышленности, с одной стороны, решит проблему занятости населения в районах с высоким уровнем безработицы, с другой, – будет способствовать восстановлению исторической функции земель, в силу различных обстоятельств выведенных из сельскохозяйственного обихода.

В качестве еще одного обязательного критерия соответствия той или иной пары городов параметрам и критериям потенциальной бинарности было рассмотрено их взаиморасположение в границах допустимой изохроны ежедневной трудовой маятниковой миграции. При этом, совершенно очевидно, что расположенные в различных областях ЦФО, имеющие различный уровень обеспеченности общественным транспортом, эти города могут быть типологически объединены только по этому параметру. И эти два параметра – население и расстояние, – стали основополагающими для отбора. То есть, анализ ряда потенциально бинарных малых городов ЦФО, расстояние между которыми находится в границах допустимой ежедневной маятниковой миграции, а прилегающие к ним территории обладают качествами и свойствами сельскохозяйственных земель, позволили говорить о возможности формирования и развития на их пригородных землях агропромышленных кластеров.

Основным критерием выбора Центрального Федерального Округа для размещения агропромышленных кластеров на этом этапе исследования, помимо знания о том, что это – регион, исторически тяготевший к земледелию и интенсивному скотоводству, было то, что почвы этой части территории России и сегодня сохраняют потенциал для развития сельского хозяйства. Кроме того, именно здесь сосредоточены малые города, жители которых всегда тяготели к сельскому образу жизни, основанному на садоводстве, огородничестве, разведении и содержании домашнего скота, а так же на кустарном, но, тем не менее, конкурентном внутри себя, производстве и продаже сельскохозяйственной продукции. Таким образом, на этапе поиска территорий для размещения агропромышленных кластеров в пригородных зонах малых городов ЦФО были рассмотрены пары равнозначных или близких по уровню экономической активности городов с прилегающими к ним сельскохозяйственными территориями. Это равенство дает основание предполагать, что создание на их межселитебных территориях общего агропромышленного комплекса, гарантированно не приведет к утрате менее развитым из них статуса города и трансформации его в сельское поселение.

Кроме того, важнейшими критериями выбора были:

  • возможность организации регулярного транспортного сообщения между потенциально бинарными городами и землями агропромышленного кластера, не связанная с созданием новых коммуникационных артерий или перетрассировкой существующих транспортных коридоров;
  • прямая доступность автомобильных дорог федерального уровня и железнодорожных станций для организации транспортировки, складирования и разносрочного хранения готовой продукции.

Помимо всего вышеперечисленного, взаиморасположение городов относительно друг друга в выбранном диапазоне позволит впоследствии сформировать вариативность мест приложения труда при очевидном параллельном сопроводительном развитии территорий, расположенных вдоль транспортных коридоров, включенных в ареал деятельности проектируемых агропромышленных кластеров.

Выявленные в процессе исследования в соответствии с обозначенными критериями и параметрами бинарные пары городов Центрального Федерального округа находятся в Тверской, Владимирской, Тульской, Калужской, Ярославской и Костромской области.

В Тверской области, где одним из основных секторов экономики является аграрный сектор, а площадь сельскохозяйственных угодий занимает пятое место в ЦФО, для дальнейшего анализа и работы была определена пара потенциально бинарных городов: Кашин – Калязин (рис. 1).

По состоянию на 01 января 2020 года население Кашина составляло 13 757 человек, Калязина – 12 351 человек.

Города, расположенные на расстоянии 20 км друг от друга, обладают высокой транспортной связанностью между собой и с другими территориями области, округа и страны. В данном случае в качестве основного рассматривалось пассажирское железнодорожное сообщение. Так из Кашина в Калязин и, соответственно, из Калязина в Кашин, можно добраться за 30 минут, что меньше предельного показателя возможной ежедневной трудовой маятниковой миграции в 2 раза. Соответственно, расположение агрокластера между городами может сократить время достижения места приложения труда до 10 – 15 минут. То есть, сделать его максимально комфортным.

 

Рисунок 1. Схема транспортной связанности Кашина и Калязина между собой и с другими территориями Тверской области

 

Следующая пара городов, включенных в исследование, образовалась на стыке административных границ Калужской и Тульской областей – Козельского и Белевского районов. Транспортная связанность этой пары – Козельска и Белёва, расположенных на расстоянии 41 км друг от друга, характеризуется 45 минутами пассажирского железнодорожного сообщения (рис. 2) или 75% от возможной ежедневной трудовой маятниковой миграции.

 

Рисунок 2. Схема транспортной связанности Козельска и Белева между собой и с другими территориями Калужской и Тульской областей

 

Предполагая, что центр активности будущего агрокластера будет находиться между ними на приблизительно равном от обоих городов расстоянии, мы сводим время преодоления пути от городского вокзала до места приложения труда к 20 – 23 минутам.

Население Козельска 01 января 2020 года составляло 16 427 человек, Белёва – 12 597 человек.

 

Рисунок 3. Схема радиоактивного загрязнения почв Тульской областей зараженных в результате аварии на Чернобльской АС. [2019]

 

Однако, несмотря на соответствие базовым параметрам, в процессе анализа их потенциалов и возможностей из дальнейшей работы эти очевидно обладающие признаками бинарного сосуществования города были исключены. В результате катастрофы на Чернобыльской АЭС, произошедшей 26 апреля 1986 года, в воздух было выброшено большое количество радиоактивных веществ, что привело к загрязнению почв. По информации, многократно опубликованной в открытых источниках, земли Белевского района сильно загрязнены радиацией (185 КБК/м2) (рис. 3) и не могут рассматриваться как потенциально сельскохозяйственные: почвенный слой региона очистится от радиоактивных веществ не раньше 2050 года. [2]. То же самое, к сожалению, можно сказать и о территории Козельского района, примыкающего к границам Тульской области с северо-запада. [5]

 

Рисунок 4. Схема транспортной связанности Любима, Галича, Буя между собой и с другими территориями Ярославской и Костромской областей

 

Кроме вышеописанных пар, в процессе исследования были рассмотрены 3 города, расположенные в Ярославской и Костромской области, имеющие признаки не потенциально бинарной, но аналогичной по первоначальным параметрам тройственной связи: Это – Любим (население на 01 января 2020 года – 5 039 человек) в Любимском районе Ярославской области, Галич (население на 01 января 2020 года – 17 654 человека) в Галичском и Буй (население на 01 января 2020 года – 23 233 человека) – в Буйском районе Костромской области. Несмотря на транспортную связанность, находящуюся во временно́м диапазоне, равном, примерно, 45 минутам (рис. 4), эта группа городов должна быть исключена из работы, так как их современная экономическая активность позволяет предположить, что создание на прилегающих к ним землях общего агрокластера, неминуемо приведет к превращению городов Любим и Буй в сельские поселения. Но, при этом, пара Любим – Буй, отвечающая всем исходным критериям и параметрам исследования, может быть в дальнейшем рассмотрена, как самостоятельная  потенциально бинарная.

Потенциально бинарная пара городов Киржач – Покров Владимирской области обладает всеми необходимыми характеристиками, кроме важнейшей – транспортной связанности (рис. 5). Но можно предположить, что с развитием территории эта проблема может быть решена, так как города уже сегодня обладают потенциалом связанности не только внегородских магистралей, но и внутригородских улично-дорожных сетей.

Еще очень важно для этой пары городов понимание того, что во Владимирской области эксплуатируется более 500 тыс. гектаров пашни, более 50% которой засеваются кормовыми культурами. Земли, на которых располагаются Киржачский и Петушинский районы, являются плодородными и могут быть самым лучшим вариантом для естественного откорма скота. То есть, по своим природно-климатическим характеристикам эти земли являются местом, где в перспективе должно развиваться интенсивное скотоводство, и размещение здесь полнопрофильного разноотраслевого агропромышленного комплекса, представляется не целесообразным.

 

Рисунок 5. Схема транспортной связанности городов Киржач и Покров между собой и с другими территориями Владимирской области

 

При этом, демографическая ситуация в Костромской, Владимирской и Тверской области характеризируется постоянным направленным на поиски работы оттоком сельского населения в города. И этот процесс носит многоступенчатый характер: из сельских поселений в малые и средние города, из этих городов – в большие, и дальше – в Санкт-Петербург и Москву. Этот, с одной стороны, ведет к вымиранию деревень, и, как следствие, – к деградации сельскохозяйственных территорий. С другой – к постепенному превращению городов с очевидно городским образом жизни в города, население которых живет жизнью, связанной с ведением интенсивной и постоянной легализованной и нелегальной сельскохозяйственной деятельности. Это становится возможным в ситуации, когда один член семьи, переехавшей из деревни в город, работает «на городской работе», а второй продолжает работать в сельском хозяйстве, не имея при этом возможности делать свою работу в месте предыдущего проживания. То есть, исконно сельскохозяйственные земли, даже находящиеся в границах дневной маятниковой миграции от городов, как и не имеющие регулярно действующей транспортной связи с ними, приходят в запустение, в то время, как окраинные территории этих городов превращаются в зоны интенсивного кустарного скотоводства и полулегального земледелия. Трансформация же городов в сельские поселения без изменения их официального административного и хозяйственного статуса, носит деструктивный характер. Единственным выходом из создавшейся и постоянно усугубляющейся ситуации, является создание на пригородных территориях средних и малых городов разноотраслевых агропромышленных кластеров. То есть, при локализации места размещения АГК важны не только параметры городов, на границах которых он будет построен, но и социально-демографические характеристики их административных районов.

Из всего вышесказанного понятно, что для дальнейшей работы из пяти проанализированных и изученных групп потенциально бинарных городов могут быть выбраны только три: Кашин – Калязин Тверской области, Любим – Буй Костромской области и Киржач – Покров Владимирской области. Эти пары соответствуют всем установленным критериям и параметрам. При этом прилегающие к ним пригородные территории, безусловно, обладают необходимыми и достаточными резервами и ресурсами для размещения на них агропромышленного кластера, работающего как зона приложения труда обоих городов – участников этих потенциально бинарных пар, то есть, как связующий функционально действенный элемент, объединяющий их в единый пространственный конгломерат.

 

Список литературы:

  1. Агропромышленные кластеры. Правила проектирования Минстрой России. 2018 год. // Министерство Строительства и Жилищно-Коммунального Хозяйства Российской Федерации. Официальный сайт. // [Электронный ресурс] – Режим доступа: URL: https://www.normacs.info/projects/5653 (дата обращения 04.07.2021)
  2. Какие населенные пункты Тульской области сохраняют «чернобыльский статус». Полный список // Тульская Служба Новостей. Официальный сайт // [Электронный ресурс] – Режим доступа: URL: http://www.tsn24.ru/kakie-naselennye-punkty-tulskoj-oblasti-soxranyat-chernobylskij-status-polnyj-spisok.html (дата обращения 11.07.2021)
  3. Куценко Е., Артемов С., Абашкин В., Исланкина Е. Агропромышленные кластеры: зарубежный опыт и российские практики // Высшая Школа Экономики. Российская кластерная обсерватории ИСИЭЗЭ НИУ ВШЭ // [Электронный ресурс] – Режим доступа: URL: https://cluster.hse.ru/mirror/pubs/share/216098004 (дата обращения 04.07.2021)
  4. Маврин Е.В. Стратегия развития региона через формирование кластеров 2016 – 2022 года // Минэкономразвития Республики Башкортостан. Официальный сайт. // [Электронный ресурс] – Режим доступа: URL: https://economy.bashkortostan.ru/upload/iblock/970/01_mavrin-ev_strategiya-razvitiya-regiona-cherez-formirovanie-klasterov.pdf (дата обращения 12.07.2021)
  5. Парамонова Т., Комиссарова О., Турыкин Л., Кузьменкова Н., Агапкина Г., Мамихин С. След Чернобыля в агроландшафтах Черноземья. Независимая оценка 30 лет спустя. / Природа № 7 2019. Сайт. // [Электронный ресурс] – Режим доступа: URL: https://elementy.ru/nauchno-populyarnaya_biblioteka/435268/Sled_Chernobylya_v_agrolandshaftakh_Chernozemya_nezavisimaya_otsenka_30_let_spustya (дата обращения 11.07.2021)
  6. Правила землепользования и застройки сельских поселений Кашинского района // Кашинский городской округ. Официальный сайт. Раздел: документы, ПЗЗ и генпланы // [Электронный ресурс] – Режим доступа: URL: http://www.kashin.info/pzz-i-genplany (дата обращения 02.07.2021)
  7. Сердобинцев Д.В. Модель функционирования региональных агропромышленных кластеров с элементами частно-государственного партнерства // Вестник Московского университета. Сер. 21. Управление (государство и общество) – 2015 – № 1 – с. 77-93.
  8. Сердобинцев Д.В., Матвеева О.В., Сорокина Л.В. Мировой, Европейский и Российский опыт развития кластерной политики в агропромышленном комплексе // Научный журнал «Фундаментальные исследования» – 2014. – № 9 (часть 8) – с. 1825-1830. // [Электронный ресурс] – Режим доступа: URL: https://fundamental-research.ru/ru/article/view?id=35149 (дата обращения 02.07.2021)
  9. Шогенцукова З.Х., Махова И.В., Батырова А.М. Понятие агропромышленных кластеров и особенности их деятельности в России / Кабардино-Балкарский государственный университет. Научная библиотека. Сайт. // [Электронный ресурс] – Режим доступа: URL: http://www.vectoreconomy.ru/images/publications/2018/5/regionaleconomy/Shogentsukova_Mahova_Batirova.pdf (дата обращения 12.07.2021)
Информация об авторах

профессор кафедры «Градостроительство», Московский архитектурный институт (государственная академия), РФ, Москва

Professor of the Urban Planning Department, Moscow Institute of Architecture (State Academy), Russia, Moscow

магистр архитектуры, Московский архитектурный институт (государственная академия), РФ, г. Москва

Master in Architecture, Moscow Institute of Architecture (State Academy), Russia, Moscow

магистр архитектуры, Московский архитектурный институт (государственная академия), РФ, г. Москва

Master in Architecture, Moscow Institute of Architecture (State Academy), Russia, Moscow

Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), регистрационный номер ЭЛ №ФС77-54434 от 17.06.2013
Учредитель журнала - ООО «МЦНО»
Главный редактор - Ахметов Сайранбек Махсутович.
Top