Вторичные материальные ресурсы и ингибиторы коррозии металлов на их основе

Secondary material resources and metal corrosion inhibitors based on them
Цитировать:
Вторичные материальные ресурсы и ингибиторы коррозии металлов на их основе // Universum: технические науки : электрон. научн. журн. Содикова М.Р. [и др.]. 2020. 10(79). URL: https://7universum.com/ru/tech/archive/item/10781 (дата обращения: 07.07.2022).
Прочитать статью:

 

АННОТАЦИЯ

В данной статье рассматриваются вопросы использования вторичного сырья в качестве альтернативной ресурсной базы для получения химической продукции – ингибиторов коррозии многоцелевого назначения, представляющей интерес с технологической точки зрения и расширения ассортимента антикоррозионных материалов.

ABSTRACT

This article discusses the use of secondary raw materials as an alternative resource base for the production of chemical products – multipurpose corrosion inhibitors, which are of interest from a technological point of view and the expansion of anti-corrosion materials.

 

Ключевые слова: синтез, олигомеры, вторичные материальные ресурсы, химическая продукция, ингибиторы коррозии, отходы, защитный эффект.

Keywords: synthesis, oligomers, secondary material resources, chemical products, corrosion inhibitors, waste, protective effect.

 

Введение

Научно-технический прогресс благодаря открытиям в химии, биологии и других науках намного расширил возможности использования природных ресурсов, внося весьма заметные и непредвиденные изменения в экологические системы, в регуляцию биосферы в целом. Объемы и темпы техногенного загрязнения окружающей среды достигли такого уровня, что это превратилось в одну из важнейших проблем современности. В связи с этим все большую актуальность и значимость приобретает возможность техноэкологизации производственных объектов, а именно совершенствование существующих технологий, разработка новых малоотходных технологических процессов, соответствующих требованиям ресурсосбережения.

Промышленность основного органического синтеза, масложирового производства и другие из-за технологической отсталости способствуют образованию жидких и твердых токсичных отходов, которые зачастую являются экотоксикантами и ведут к потерям значительного количества ценных компонентов. Разработка малоотходных ресурсосберегающих технологий позволит снизить затраты энергии, сократить нормы расхода сырья и уменьшить нагрузку на окружающую среду.

Использование вторичного сырья в качестве новой ресурсной базы – одно из наиболее динамично развивающихся направлений разработки и переработки материалов в мире. Узбекистан имеет значительные не реализованные до сегодняшнего дня ресурсы вторичного сырья (каолин, вторичные продукты переработки хлопчатника, отходы основного органического синтеза и химических предприятий и др.), которые можно характеризовать как нереализованные сырьевые, материальные и топливно-энергетические ресурсы [7].

Вторичное сырье – вторичные материальные ресурсы, которые в настоящее время могут повторно использоваться в отраслях промышленности и производств. В свою очередь, вторичные материальные ресурсы – отходы производства и потребления, которые образуются в различных отраслях. Образование отходов – это неустранимый процесс, который неизбежно сопутствует производственной деятельности и жизнедеятельности человечества [7]. Целями развития рынка вторичных ресурсов являются формирование и поддержание устойчивого спроса потребителей вторичных материальных ресурсов и обеспечение стабильной их реализации при создании новых материалов и продукции. Качество вторичного сырья ниже качества аналогичного первичного сырья, что, соответственно, оказывает воздействие и на качество продукции, выпускаемой из вторичного сырья или с его использованием.

Однако новые технические и технологические решения позволяют производить переработку вторичного сырья химических производств на уровне качества предлагаемой продукции, так, например, химическая переработка вторичного сырья (отходы, обрезки, скрап и др.) из полиэтилентерефталата и получение на его основе присадочных и антикоррозионных материалов способствуют развитию ассортимента новых материалов и продукции с его использованием.

Вторичные материальные ресурсы (отходы) можно разделить на следующие группы:

– отходы как вторичные материальные ресурсы, используемые в качестве добавки или полностью взамен первичного сырья и материалов;

– отходы как вторичные материальные ресурсы, предназначенные для использования частично или полностью взамен первичного сырья (например, антикоррозионные материалы – ингибиторы коррозии, из вторичного сырья (отходы, обрезки, скрап и др.) из полиэтилентерефталата при производстве различных присадочных материалов);

– отходы, образующиеся в виде использованного в основном технологическом процессе сырья или материалов, как вторичное сырье для использования в другом технологическом цикле;

– отходы как сырье и материалы, придающие принципиально новые свойства реализуемым материалам (вторичные полимерные отходы (ВПЭТФ и др.) могут быть использованы в качестве пленкообразующего элемента в получении антикоррозионных материалов, в том числе ингибиторов коррозии).

Развитие области использования вторичных материальных ресурсов позволит совершенствовать механизмы их применения и, соответственно, формирования спроса на вторичные материальные ресурсы и продукцию, изготовленную из них или с их использованием взамен первичных дорогостоящих реагентов. Реализация вторичных материальных ресурсов даст толчок систематизации и созданию баз данных по источникам образования вторичных материальных ресурсов и предприятий, имеющих нереализованное вторичное сырье. Направление по использованию вторичных материальных ресурсов позволит пересмотреть закономерности их классификации, стандартизации и сертификации по товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности (ТН ВЭД) исходя из их природы, состава, происхождения и других показателей.

Экспериментальная часть

В настоящей работе изучены защитные свойства по отношению к различным агрессивным средам полученных олигомерных ингибиторов коррозии многоцелевого назначения. Ингибиторы коррозии были получены [1; 3–5] путем:

синтеза олигомерного соединения на основе аддукта (смесь фосфорной кислоты и карбамида) и солей молибдена (СМ) ARIN & M-1-1. Основа разработки этого класса ингибиторов коррозии заключается в расширении сырьевой базы и ассортимента ингибиторов коррозии, упрощения технологии их получения, доступность реагентов. Получение ингибитора коррозии заключается в том, что проводят реакцию взаимодействия фосфорной кислоты, карбамида и солей молибдена в расчетном соотношении взятых компонентов;

также были синтезированы олигомерные соединения на основе аддукта (смесь фосфорной кислоты и карбамида) и вторичных продуктов солей молибдена ARIN & M-1-3;

смолы госсиполовой ARIN & M-1-4;

смолы госсиполовой: ДЖК хлопкового соапстока ARIN & M-5;

смолы госсиполовой: ВППК ARIN & M-7.

В работе также получены и изучены олигомерные соединения на основе смолы госсиполовой, активным компонентом которой являются алифатические карбоновые кислоты и (≥ 50 %) с некоторыми алифатическими ди- (ДЭА) и полиаминами (ПЭПА) ARIN & M-8. Вышеуказанные олигомерные соединения были модифицированы с химически переработанным бытовым отходом из полиэтилентерефталата, а также с химически переработанным (хлорирование, аминиро­вание и др.) [2; 6] вторичным полиэтиленом ARIN & M-1-2, ARIN & M-1-3, ARIN & M-1-6, ARIN & M-1-9 при 130–150 °С в течение 15–20 минут. Изучены защитные свойства ингибиторов коррозии.

Применение химически модифицированных продуктов вторичного полиэтилентерефталата и полиэтилена, являющегося дешевым и доступным вторичным сырьем, объясняется его целевым назначением при создании ингибирующих композиций.

Результаты и их обсуждение

Синтез олигомерных ингибиторов коррозии металлов на основе доступных и вторичных материальных ресурсов (ВМР) органического и неорганического происхождения представлен в таблице 1.

Таблица 1.

Синтез олигомерных ингибиторов коррозии металлов на основе доступных и вторичных материальных ресурсов (ВМР) органического и неорганического происхождения

Ингибиторы коррозии

Состав и количество вводимого компонента, мас.%

1

ARIN & M-1-1

АДДУКТ

СМ

Na2 S4

1,0 : 0,04–0,1 : 0,05

 

ARIN & M-1-2

АДДУКТ

СМ

ВПЭТФ/ ВХПЭ

1,0 : 0,04–0,1 : 0,01–0,05

2

ARIN & M-1-3

АДДУКТ

ВП СМ

ВПЭТФ/ ВХПЭ

1,0 : 0,5–1,0 : 0,1–0,5

3

ARIN & M-1-4

АДДУКТ

СГ

 

1,0 : 0,01–0,05

4

ARIN & M-1-5

АДДУКТ

СГ : ДЖК

1,0 : 0,01–0,05: 0,01–0,05

5

ARIN & M-1-6

АДДУКТ

СГ

ВПЭТФ/ ВХПЭ

1,0 : 0,5–1,0 : 0,1–0,5

6

ARIN & M-1-7

АДДУКТ

СГ/ ВППК

1,0 : 0,01–0,05: 0,01–0,05

7

ARIN & M-1-8

СГ

ПЭПА/ЭДА

0,25–1,25 : 1,0

8

ARIN & M-1-9

СГ

ПЭПА/ЭДА

ВПЭТФ/ ВХПЭ

0,25–1,25 : 1,0: 0,01–0,05

СГ, СЖК, ДЖК

ВМР масложирового производства

ВППК

ВМР производства капролактама стадии окисления толуола

ОПВПЭТФ

Олигомерный продукт вторичного полиэтилентерефталата

ВХПЭ

Вторичный хлорированный полиэтилен

 

Объектами исследования являлись ингибиторы коррозии металлов, в том числе и олигомерные ингибиторы. Исследовались азот и фосфорсодержащие ингибиторы с применением в их составе вторичных продуктов производств и потребления при различных температурах и концентрациях. Коррозионное поведение стали изучали на образцах в форме пластин. Исследования проводились в фоновых растворах, соответствующих агрессивным средам, используемых:

при травлении углеродистых и низколегированных сталей используют (15–25 %-ные (по массе) растворы хлороводородной и серной кислот);

при транспортировке нефти содержащие сероводород и углекислый газ; при транспортировке самих агрессивных компонентов и др.

Методика эксперимента

Коррозионное поведение углеродистой стали Ст3 изучали в модельных растворах. а в качестве ингибиторов исследовали разработанные композиции ARIN & M-1 – ARIN & M-8, которые представляли собой смеси фосфоразотсодержащих соединений – аддукты, имеющие в своем составе также вторичные продукты и вторичные модифицированные полимеры. Коррозионные испытания проводили гравиметрическим методом в статистических условиях. Плоские образцы из стали изготавливали из Ст3 площадью S = 10 см2, обезжиривали этиловым спиртом, высушивали фильтровальной бумагой. Взвешенные образцы размещали на пластмассовом держателе, помещали в герметичные емкости 100–200 мл, куда заливали рабочий раствор (агрессивная среда) и добавляли ингибитор в различных концентрациях. После проведения испытаний поверхность образцов очищали от продуктов коррозии с помощью ластика. Затем образцы промывали водой, ополаскивали дистиллированной водой, сушили фильтровальной бумагой и взвешивали для определения потери массы. Скорость коррозии оценивали по трем параллельным образцам. Ингибирующее действие композиций оценивали степенью защиты Z: Z = [(К0 – К)/К0] · 100 %, где К и К0 – скорости коррозии в присутствии ингибитора и без него, г/(м2·ч).

Обсуждение результатов

Предметом исследования являлись ресурсосберегающие технологии получения новых олигомерных ингибиторов коррозии на основе доступного и вторичного сырья различных производств с введением в структуру ингибитора химически переработанных отходов термопластов полиэтилена и полиэтилентерефталата.

Определение защитного эффекта ингибирующих композиций класса ARIN & M-1-1 – ARIN & M-1-3 (таблица) проводили в водно- (СМЛ) нефтяной эмульсии (ВНЭ 50:50) и газоконденсате с содержанием Н2 S 50 mg/L, при концентрации тестируемых растворов 50 mg/l–1, 100 mg/l–1, 200 mg/l–1. Солевой модельный раствор (СМР) NaCl + CaCl2 ∙ 2H2 O + MgSO4 приготовлен в следующих количественных соотношениях компонентов (g/l): 163:34:0,14 при комнатной температуре.

Результаты исследований свидетельствуют, что при концентрации ингибитора ARIN & M-1-1 от 50 до 200 мг·л–1 защитное действие от коррозии составляет 79,8–93,4 % при 20–60 °С.

Аналогичная картина наблюдается и при исследованиях в модельной воде с Н2S (125 мл) в присутствии газоконденсата (125 мл), так, результаты исследований свидетельствуют, что при концентрации ингибитора ARIN & M-1-1 от 50 до 200 мг·л–1 в данной среде защитное действие от коррозии возрастает и достигает 78,0–89,1 % при 20–60 °С. Немаловажным свойством ингибиторов коррозии является сохранение защитного действия при повышенных температурах. Из данных таблицы видно, что защитное действие с повышением температуры (от 20 до 60 °С) незначительно уменьшается, но проявляет необходимую эффективность. Результаты исследований ARIN & M-1-2 свидетельствуют, что при концентрации ингибитора от 50 до 200 мг·л–1 защитное действие от коррозии составляет 84,8–93,9 % при 20–60 °С. Аналогичные свойства видны и при исследованиях в модельной воде с Н2S (125 мл) в присутствии газоконденсата (125 мл), так, результаты исследований свидетельствуют, что при концентрации ингибитора ARIN & M-1-2 от 50 до 200 мг·л–1 в данной среде защитное действие от коррозии возрастает и достигает 81,8–90,0 % при 20–60 °С. Немаловажным свойством ингибиторов коррозии является сохранение стабильного защитного действия в исследуемых температурах. Из данных таблицы видно, что стабильное защитное действие наблюдается в исследуемом ингибиторе ARIN & M-1-2 и объясняется наличием в составе композиции вторичного полиэтилентерефталата и хлорированного вторичного полиэтилена, которые способствуют получению эффективного, стабильного во времени и температурном режиме ингибитора кислотной коррозии, стабильность которых предопределена образованием дополнительного пленкообразования.

Защитные свойства ингибитора ARIN & M-1-3 и результаты исследований в исследуемых растворах свидетельствуют, что при концентрации ингибитора ARIN & M-1-3 от 50 до 200 мг·л–1 защитное действие от коррозии составляет 77,8–92,5 % при 20–60 °С. При этом аналогичная картина наблюдается и при исследованиях в модельной воде с Н2S (125 мл) в присутствии газоконденсата (125 мл), так, результаты исследований свидетельствуют, что при концентрации ингибитора ARIN&M-1-3 от 50 до 200 мг·л–1 в данной среде защитное действие от коррозии составляет 76,4–87,7 % при 20–60 °С. Из данных таблицы видно, что по защитным свойствам действие ингибитора ARIN & M-1-3 незначительно уступает ингибитору ARIN & M-1-1, и объясняется это применением вторичных продуктов солей молибдена взамен чистых солей молибдена.

Таблица 2.

Защитные свойства ингибиторов коррозии ARIN & M по отношению к углеродистым и низколегированным сталям в различных агрессивных средах

Агрессивная среда

Синг*

мг·л–1/

мас.%

Защитное действие, %, при температуре, °С

СМР содержащий 50 мг·л–1 Н2S в присутствии нефти/ газоконденсата

20

40

60

ARIN & M- 1-1

Модельная вода, содержащая 50 мг·л–1 Н2S (125 мл) +

нефть (125 мл)

50 мг·л–1

85,8

81,6

79,8

100 мг·л–1

90,0

86,0

82,2

200 мг·л–1

93,4

91,8

90,2

Модельная вода, содержащая 50 мг·л–1 Н2S (125 мл) + газоконденсат (125 мл)

50 мг·л–1

81,6

78,6

78,0

100 мг·л–1

85,8

83,0

82,2

200 мг·л–1

89,1

86,2

85,7

ARIN & M- 1-2

Модельная вода, содержащая 50 мг·л–1 Н2S (125 мл) +

нефть (125 мл)

50 мг·л–1

86,2

86,0

84,8

100 мг·л–1

90,0

89,6

87,2

200 мг·л–1

93,9

93,0

91,2

Модельная вода, содержащая 50 мг·л–1 Н2S (125 мл) + газоконденсат (125 мл)

50 мг·л–1

82,8

82,6

81,8

100 мг·л–1

87,0

86,5

86,3

200 мг·л–1

90,0

88,2

87,4

ARIN & M- 1-3

Модельная вода, содержащая 50 мг·л–1 Н2S (125 мл) +

нефть (125 мл)

50 мг·л–1

85,0

80,2

77,8

100 мг·л–1

89,0

85,4

80,4

200 мг·л–1

92,5

91,0

88,2

Модельная вода, содержащая 50 мг·л–1 Н2S (125 мл) + газоконденсат (125 мл)

50 мг·л–1

80,0

78,1

76,4

100 мг·л–1

84,4

82,2

80,2

200 мг·л–1

87,7

85,0

83,9

ARIN & M-1-4

 

4 н. НСl / 4 н. Н2SO4

100 мг·л–1

82,8 / 82,6

82,0 / 81,8

200 мг·л–1

86,0 / 85,9

85,8 / 85,0

300 мг·л–1

86,0 / 85,8

86,0 / 85,2

400 мг·л–1

85,9 / 85,7

85,3 / 85,2

ARIN & M-1-5

 

4 н. НСl / 4 н. Н2SO4

100 мг·л–1

82,0 / 82,0

81,2 / 81,0

200 мг·л–1

85,1 / 85,2

84,8 /84,0

300 мг·л–1

85,1 / 85,0

84,3 / 84,2

400 мг·л–1

85,0 / 84,7

84,0 / 83,4

ARIN & M-1-6

 

4 н. НСl / 4 н. Н2SO4

100 мг·л–1

83,4 / 83,1

83,0 / 82,7

200 мг·л–1

86,5 / 86,4

86,1 / 86,0

300 мг·л–1

86,5 / 86,3

86,0 / 86,0

400 мг·л–1

86,4 / 86,2

86,1 / 85,7

ARIN & M-1-7

 

4 н. НСl / 4 н. Н2SO4

100 мг·л–1

84,1 / 83,8

83,8 / 82,8

200 мг·л–1

87,3 / 87,0

87,0 /86,1

300 мг·л–1

88,0 / 86,8

87,2 / 86,2

400 мг·л–1

87,2 / 87,0

87,0 / 86,8

ARIN & M-1-8

 

 

4 н. НСl / 4 н. Н2SO4

0,2 %

96,5 / 93,5

93,5 / 90,5

0,25 %

96,9 / 93,8

93,9 / 90,8

0,35 %

97,7 / 93,7

94,7 / 90,7

0,4 %

98,5 / –

95,5 / –

0,5 %

99,3 / –

95,3 / –

ARIN & M-1-9

 

 

4 н. НСl / 4 н. Н2SO4

0,2 %

96,8 / 93,7

96,0 / 93,0

0,25 %

97,7 / 94,3

97,1 / 92,7

0,35 %

98,2 / 94,4

97,8 / 93,6

0,4 %

98,7 / –

97,7 / –

0,5 %

99,6 / –

97,9 / –

 

Ингибиторы коррозии ARIN & M-1-4 – ARIN & M-1-7 (таблица) были исследованы в 4н растворах соляной и серной кислот при концентрации ингибиторов 100 mg/l–1 – 400 mg/l–1. Исследованные ингибиторы коррозии проявили эффективность защиты металлов от коррозии, и защитный эффект составил 81,0–88,0 % при исследовании их при температурах 40–60 °С при вышеуказанных концентрациях. Наиболее высокие защитные свойства наблюдаются в ингибиторах ARIN & M-1-6 и ARIN & M-1-7, и объясняется это применением при получении данных ингибиторов в первом случае вторичных полимеров, во втором случае применением ВМР производства капролактама стадии окисления толуола. Ингибиторы коррозии ARIN & M-1-8 и ARIN & M-1-9 (таблица) были исследованы также в 4н растворах соляной и серной кислот при концентрации ингибиторов 0,2–0,5 %. Исследованные ингибиторы коррозии проявили эффективность защиты металлов от коррозии, и защитный эффект составил 81,0–88,0 % при исследовании их при температурах 40–60 °С при вышеуказанных концентрациях.

В предлагаемых композициях наличие смолы госсиполовой и ВППК способствует формированию пленки, т.е. обеспечивает адсорбцию и экранирование поверхности металла, обеспечивающий барьер на границе металл – агрессивная среда. Наличие в композициях ARIN & M-1-7 и ARIN & M-1-8 вторичных и третичных аминогрупп, а также имидазолиновых групп способствует проявлению синергетического эффекта в исследуемой коррозионно-активной среде. Использование вторичного полиэтилентерефталата и хлорированного вторичного полиэтилена способствует получению эффективного, стабильного во времени ингибитора кислотной коррозии, стабильность которого предопределена образованием дополнительного пленкообразования, а также расширению ассортимента выпускаемых конкурентоспособных ингибиторов коррозии, решению экологической проблемы в вопросе утилизации вторичных отходов, в том числе вторичного полиэтилентерефталата и полиэтилена. В целом можно предположить, что предлагаемые ингибиторы коррозии класса ARIN & M обладают свойствами так называемого внутримолекулярного синергизма ввиду того, что композиции содержат противоположные по заряду или полярности группы, каждая из которых способна к адсорбционному взаимодействию с поверхностью корродирующего металла. Основная причина высокой эффективности предлагаемых композиций – это создание плотного адсорбционного слоя на поверхности корродирующего металла за счет дополнительного введения в композицию продуктов химического превращения вторичных полимеров и возможного сложения нескольких ингибирующих эффектов.

Выводы

1. Синтезированные ингибиторы коррозии класса ARIN & M на основе азотсодержащих соединений – аддукта мочевины (тиомочевины) с различными соединениями в условиях сероводородной и кислотной коррозии стали обеспечивают высокую степень защиты (Z = 79,8–93,9 %).

2. Предложен способ утилизации вторичных продуктов производств и термопластов (полиэтилена и полиэтилентерефталата) путем применения их при получении ингибиторов коррозии, обеспечивающий создание ресурсосберегающей технологии.

3. Для повышения эффективности и стабильности во времени ингибитора кислотной коррозии дополнительно используются вторичные термопласты в качестве пленкообразующего компонента при получении ингибиторов коррозии многоцелевого назначения.

 

Список литературы:

  1. Вторичные материальные ресурсы и разработка технологии получения олигомерных ингибиторов коррозии металлов на их основе / М.Р. Содикова, А.Т. Джалилов, М.К. Абдумавлянова, Р.К. Мурзаев [и др.] // Композиционные материалы. Узбекский научно-технический и производственный журнал. – 2020. – № 2. – С. 116–122.
  2. Модификация полимеров и изучение их структуры ИК-спектроскопическим методом / М.Р. Содикова, А.Т. Джалилов, М.К. Абдумавлянова [и др.]  // Universum: Технические науки: электронный научный журнал. – 2018. – № 9. – С. 58–59.
  3. Содикова М.Р. Защита металлов ингибиторами коррозии и повышение ресурса безопасной эксплуатации технологического оборудования и технических конструкций // Сборник материалов III Международной научно-практической конференции «Современные пожаробезопасные материалы и технологии» (Иваново, 11 декабря 2019 г.). – С. 519–523.
  4. Содикова М.Р. Разработка и расширение ассортимента ингибиторов коррозии и их электрохимические исследования // Международная научно-техническая конференция молодых ученых «Инновационные материалы и технологии-2020» (Беларусь, 9–10 января 2020 г.). – С. 509–511.
  5. Содикова М.Р., Содиков Т.С., Абдумавлянова М.К. Ингибиторы коррозии металлов многоцелевого назначения ARIN & M // XIV Международная научно-практическая конференция. «Инновационные технологии современной научной деятельности: стратегия, задачи, внедрение» (Пермь, 5 июля 2020 г.). – С. 12–14.
  6. Способ получения депрессорной присадки // Патент РУ № UZ IAP 05151. 2016. Бюл. № 1 / Джалилов А.Т., Барханаджян А.Л., Вафаев О.Ш [и др.].
  7. Фатхуллаев Э. Комплексное использование вторичных продуктов переработки хлопчатника при получении полимерных материалов / Э. Фатхуллаев, А.Т. Джалилов, К.С. Минскер, А.П. Марьин. – Ташкент : Фан, 1988. – 180 с.
Информация об авторах

доктор философии (PhD), Ташкентский химико-технологический институт (ТХТИ), Узбекистан, г. Ташкент

Doctor of Philosophy (PhD), Tashkent Chemical Technology Institute, Uzbekistan, Tashkent

д-р хим. наук, академик АН РУз, директор Ташкентского научно-исследовательского химико-технологического института, Республика Узбекистан, п/о Ибрат

D. Sc., Academician of the Academy of Sciences of the Republic of Uzbekistan, Director of Tashkent Scientific Research Institute of Chemical Technology, the Republic of Uzbekistan, Ibrat

канд. хим. наук, доцент, Ташкентский химико-технологический институт (ТХТИ), Узбекистан, Ташкент

Cand. сhem. sci., associate professor, Tashkent Chemical Technology Institute, Uzbekistan, Tashkent

специалист «Узбекнефтегаз», Республика Узбекистан, г. Ташкент

Specialist «Uzbekneftegaz», Republic of Uzbekistan, Tashkent

соискатель, ГУП Ташкентский научно-исследовательский институт химической технологии (ГУП ТНИИХТ), Узбекистан, Ташкентская область, Зангиатинский район, п/о Шуро-базар

Applicant of the Stat Unitary Enterprise Tashkent Scientific Research Institute of Chemical Technology (SUE TSRICT), Uzbekistan, Tashkent region, Zangiata district, p / o Shuro-bazaar

д-р техн. наук, профессор, Центр внедрения и развития информационно-коммуникационных технологий, специалист, Узбекистан, г. Ташкент

Doctor of Technical Sciences, Professor, director of the Center for Introduction and Development of Information and Communication Technologies, Uzbekistan, Tashkent

Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), регистрационный номер ЭЛ №ФС77-54434 от 17.06.2013
Учредитель журнала - ООО «МЦНО»
Главный редактор - Ахметов Сайранбек Махсутович.
Top