Исследование уровня принадлежности лиц, воспитанных в мультикультурной среде, с точки зрения различных переменных

Examination of the sense of belonging levels of ındividuals grown up in a multicultural family environment in terms of various variables
Цитировать:
Йылмаз Х., Сайдаева М. Исследование уровня принадлежности лиц, воспитанных в мультикультурной среде, с точки зрения различных переменных // Universum: психология и образование : электрон. научн. журн. 2020. № 3 (69). URL: https://7universum.com/ru/psy/archive/item/8842 (дата обращения: 31.10.2020).
Прочитать статью:

АННОТАЦИЯ

Целью настоящей работы является определить уровень чувства принадлежности детей, рожденных и воспитанных в мультикультурных семьях, что может помочь при консультациях и образовательной работе с мультикультурными семьями. Исследование проводилось при участии 200 детей из мультикультурных семей, проживающих в столице Кыргызстана Бишкеке. В рамках работы для сбора информации касательно демографических факторов помимо «формы личных данных» была использована также общая шкала измерения уровня принадлежности. В результате было выяснено, что чувство принадлежности не зависит от пола. Значительная разница была замечена с точки зрения отверженности/неприятия в зависимости от возраста детей, места рождения детей, родных стран отцов и продолжительности пребывания в мультикультурной среде. Вместе с этим, были получены выводы о том, что чувство принадлежности таких детей не зависит от родных стран матерей.

ABSTRACT

The aim of the research is to determine the level of sense of belonging in children born and grown in multicultural families. Thus, it is aimed to contribute to the family counseling and education studies to be carried out for multicultural families. The research was carried out on 200 children who have multicultural family structure in Bishkek, the capital of Kyrgyzstan. In addition to the “personal information form” used to collect information about demographic factors, the general belonging scale was used in the study. As result of the study, it was found that the sense of belonging in multicultural children did not differ by gender, but that there were significant differences, especially in the dimension of rejection / exclusion, according to the age of the children, the place of birth, the country of their father and the time spent in multiculturalism. In addition, it was also observed that the country to which the mothers of multicultural children belonged had no impact on children's sense of belonging.

 

Ключевые слова: Чувство принадлежности,  Многокультурная семья.

Keywords: The Sense of Belonging, Multicultural Family.

 

1. Введение

Культура характеризуется как совокупность эмоций, рассуждений, поведенческих моделей, которые формируют роли, определяющие то поведение, которое ожидается от определенного социума [18, c. 86] [4, c. 86]. Есть и другие определения культуры, согласно которым она предстает в виде традиционных верований и ценностей, не подверженных изменениям и передающихся из поколения в поколение этническими, религиозными и социальными группами [5, c. 23]. Петерсон [26, c. 6] же связывает культуру с такими этнографическими переменными, как: раса, национальность, этнические корни, язык и конфессия; с такими демографическими переменными, как: возраст, пол и место обитания; с такими статусными переменными, как: социум, образование и экономическое состояние; с официальными и неофициальными отношениями. 

Все определения сходятся в одном: каждое сообщество имеет общую культуру. Однако, в современное время социальные, политические и экономические условия становятся причиной того, что представители разных культур могут разделять одно пространство в таких общественных ячейках как семья или школа, и даже создавать семьи [14, c. 235]. Данная консолидация характеризуется как мультикультурность, и может, как разнообразить общественную жизнь, так и принести немало проблем [24]. Соседство и совместное пребывание людей, относящихся к разным культурам, ценностям, языкам, понятиям и образам жизни, может породить некоторые трудности [15, c. 1367]. Больше всего эти трудности сказываются и чувствуются детьми. Ввиду своего возраста дети еще не обладают такими механизмами адаптации и успешного преодоления, как взрослые, и поэтому могут затрудняться в формировании своей здоровой личности в мультикультурных сообществах с точки зрения расовой, этнической, языковой и религиозной ориентации   [25] [34, c. 511] [11, c. 367].

Мультикультурные семьи имеют гетерогенную структуру, ввиду наличия разных языков, конфессий, верований, этнических корней и общественных норм. Рожденные и воспитанные в таких условиях дети нуждаются в поддержке родителей и выполнения ими правильных ролевых моделей [23, c. 83] [30, c. 21] [13, c. 91] [21, c. 175] для того, чтобы развить в себе здоровую личность и обрести такие навыки и привычки, как: культурная чуткость, широкий угол зрения, усвоение демократического общественного строя, критическое мышление относительно предрассудков [22, c. 3] и отрицание какой-либо дискриминации с точки зрения гуманизма [34, c. 511]. Вне зависимости от своих этнических особенностей, родители выполняют важные функции при воспитании детей.

Предполагается, что одной из наиболее значимых проблем мультикультурных детей является принадлежность. Принадлежность – это сильная психологическая необходимость быть принятым членом какого-либо социального сообщества [12, c. 1418]. Принадлежность к семье, группе друзей, коллективу на работе, религиозному сообществу или иной социальной группе заставляет людей почувствовать, что они являются важной частью чего-то  большего. Однако, принадлежность не означает только лишь причастность к какой-либо группе [2, c. 38]. Принадлежность означает не пассивное участие в межличностной коммуникации, а ощущение сильной психологической связи к какому-либо сообществу [32, c. 553]. Исходя из этого, можно утверждать, что принадлежность – это сильное и неизбежное чувство, присущее человеческой природе [33, c. 154]. Без принадлежности человек не может точно самоопределиться [27, c. 259]. Данная необходимость универсальна и встречается во всех культурах [16, c. 311]. Маслоу утверждал, что животные также нуждаются в принадлежности, а для человека это является важным источником мотивации [17]. По мнению же других ученых, все люди нуждаются в регулярном и удовлетворительном социальном взаимодействии, а если эта потребность не обеспечивается, то такая ситуация может способствовать развитию чувства одиночества, стресса, тревожности, физиологическим и психологическим проблемам [19, c. 54]. Большинство действий человека направлено на удовлетворение потребности в принадлежности. Проявления силы, искренности, одобрения, успешности и попытки привязаться имеют в основе потребность в принадлежности [6, c. 172] [7, c. 235].

Потребность в принадлежности является многогранным понятием и связана со всеми аспектами жизни. В связи с этим было проведено много исследований на эту тему. В первую очередь, с принадлежностью ассоциируется межличностная коммуникация, социальные потребности и социальная поддержка [8, c. 276]. Здесь социальная поддержка характеризуется как развитие чувства принадлежности, связанного с тем, что человек является ценным членом общества, причастен к этому обществу, находится под защитой и любим [10, c. 33]. Отношения удовлетворяют настолько, насколько отвечают потребности принадлежать кому-то. По этой причине решение продолжить отношения или покинуть партнера зависит от чувства принадлежности (Davis, 2017).

Чувство принадлежности также влияет и на чувство собственного достоинства и самореализацию. В связи с этим уровень психологической устойчивости и удовлетворенности жизнью напрямую зависит от того, насколько компенсирована или не компенсирована потребность принадлежать кому-то (Yorke, 2016).

Согласно одно из наиболее популярных теорий последних лет «межличностно-психологической теории самоубийства», важным фактором риска, формирующего суицидальное желание, является отдаление от семьи, друзей и других ценных отношений, т.е. ограниченная принадлежность [9, c. 177]. Некоторые ученые придерживаются мнения о том, что чаще всего в группу риска самоубийц попадают лица с низким уровнем чувства принадлежности [29, c. 1291]. Вместе с этим, у лиц с неудовлетворенной потребностью принадлежать кому-то могут развиться психические патологии [1, c. 994]. В психопатологии принадлежность расценивается и как причина, и как защищающий фактор [20].

Существуют утверждения о том, что между принадлежностью и когнитивными схемами есть тесная связь [28]. Если не удовлетворяются такие элементарные потребности, как принятие и уважение; и если в детстве человек был оторван от семьи и своего близкого окружения; переживал долгие расставания; и вырос в условиях отсутствия безопасности, защиты, стабильности, заботы и эмпатии, то может развиться схема ранней несовместимости [31, c. 373].

Несмотря на то, что тема принадлежности была раскрыта во многих трудах, вопрос степени принадлежности у детей в многокультурных семьях еще не был изучен. Целью настоящего исследования является определение уровня принадлежности у детей, рожденных и воспитанных в мультикультурных семьях. Таким образом, выводы данной работы могут внести вклад в консультации и образование для мультикультурных семей. Также результаты исследования могут послужить ориентиром при оказании психологической поддержки и помощи для детей из подобных семей.

Для выяснения степени приятия, отверженности и принадлежности, а также для определения проблем, в рамках настоящего исследования были заданы вопросы на нижеследующие темы.

Меняется ли степень приятия, отверженности и принадлежности  в зависимости от следующих факторов:

  1. пол,
  2. возраст,
  3. место рождения,
  4. родные страны отцов и матерей,
  5. срок проживания в мультикультурной семье?

2. Метод

В рамках настоящего исследования применялся метод взаимосвязанного отбора, который нацелен на определение уровня и наличия изменений, когда две и более переменных используются вместе. Данный метод был выбран для того, чтобы узнать, меняется ли степень принадлежности у детей из мультикультурных семей в зависимости от различных переменных.

2.1. Сведения о рабочей группе

Исследование было проведено в столице Кыргызстана Бишкеке, так как в этом городе сосредоточено множество среднеазиатских культур. Помимо кыргызов, в Бишкеке также проживают русские, турки, узбеки, казахи, таджики, китайцы и другие народности, что и стало полем для осуществления данной работы. В Таблице 1 указаны демографические характеристики детей из мультикультурных семей.

Таблица 1.

Сведения о детях из мультикультурных семей и учебных коллективов

 Пол

N

%

 Возраст

N

%

 Место рождения

N

%

Жен.

97

48,5

11-12

49

24,5

KG

109

54,5

Муж.

103

51,5

13-14

44

22,0

RU

22

11,0

Итого

200

100,0

15-16

48

24,0

TR

50

25,0

     

17 +

59

29,5

KZ

19

9,5

 Родная страна отца

N

%

 Родная страна матери

N

%

 Срок проживания в мультикультурной среде

N

%

KG

46

23,0

KG

118

59,0

1-5

48

24,0

RU

14

7,0

RU

35

17,5

6-10

24

12,0

TR

106

53,0

TR

23

11,5

11-15

79

39,5

UZ

16

8,0

UZ

7

3,5

16-19

36

18,0

KZ

10

5,0

KZ

11

5,5

20 ve +

13

6,5

ДРУГОЕ

8

4,0

ДРУГОЕ

6

3,0

     

 

2.2. Сбор данных

В рамках настоящего исследования, помимо «формы личных данных» для сбора данных о демографических факторах была также использована шкала принадлежности, подробности которой описаны ниже.

Общая шкала принадлежности: Разработанная Мэлоуном и др. Общая шкала принадлежности (2012) основана на 7 бальной Шкале Лайкерта, состоит из 12 пунктов и нацелена на измерение степени принадлежности с точки зрения «приятия/вовлеченности» и “отверженности/неприятия” [16, c. 312][3, c. 125]. Степень “отверженности/неприятия” оценивается в баллах с отрицательных значением. «Приятие» и «отверженность» же можно оценить с помощью баллов с положительным значением. Коэффициент корреляции между значениями (между 58 и .94) факторов пунктов шкалы составляет -.67. Коэффициент внутренней согласованности шкалы составляет .94 [16, c. 314] [3, c. 125]. Коэффициент общей шкалы принадлежности в этом исследовании составляет .86. В шкале указаны пункты, подобные нижесказанному: Я чувствую себя отчужденно, когда оглядываюсь вокруг; я чувствую, что между мной и людьми вокруг есть дистанция; я чувствую себя частью общества, когда нахожусь рядом с другими (семья, друзья и т.д.).

2.3. Аналитические методы

При анализе данных были подсчитаны описательные статистические значения (среднее значение, стандартная погрешность, стандартная ошибка), а относящиеся к двум категориям переменные были сравнены с применением t – категорий. При сравнении трёх и более категорий был применен метод вариативного анализа, а при распределениях, смысл которых был подтвержден, источник данной осмысленности был зафиксирован при помощи метода Шеффе. 

3. Полученные данные

3.1. Данные, полученные в результате анализа общей степени принадлежности у детей, воспитанных в мультикультурных семьях и учебных коллективах, с точки зрения гендерной принадлежности.

В Таблице 2 указаны данные, полученные в результате анализа общей степени принадлежности у детей, воспитанных в мультикультурных семьях и учебных коллективах,  с точки зрения гендерной принадлежности.

Таблица 2.

Данные, полученные в результате анализа общей степени принадлежности у детей, воспитанных в мультикультурной среде, с точки зрения гендерной принадлежности

 

Пол

N

Средн.

Ср.погр.

Ср. ош.

Sd

t

Sig.

P

Приятие

Жен.

97

29,96

6,58

,66

198

6,409*

,000

p<,05

Муж.

103

25,60

5,74

,56

       

Отверженность

Жен.

97

25,02

5,69

,57

198

,547

,585

p>,05

Муж.

103

24,58

5,63

,55

       

Общая принадлежность

Жен.

97

56,98

8,68

,88

198

3,664*

,009

p<,05

Муж.

103

48,18

8,24

,81

       

Итого

200

52,57

8,45

,59

       

 

Как видно из Таблицы 2, средние показатели принадлежности женского пола (Средн.=29.96, ст.погр.=6.58) выше, чем у мужского (Средн.=25.60, ст.погр.=5.74).   Между степенью приятия девочек и мальчиков из мультикультурных семей существует значительная статистическая разница (t=6.409, sd.= 198, p<,05). Это говорит о том, что девочки чувствуют себя принятыми больше, чем мальчики. Между показателями же отверженности/неприятия между женским (Средн.=25.02, ст.погр.=5.69) и мужским (Средн.=24.58, ст.погр.=5.63) полом выявлена несущественная статистическая разница = .05 (t=.547, sd.= 198, p>,05). Это говорит о том, что и девочки,  и мальчики чувствуют себя отверженными/непринятыми практически на одном уровне. После сложения баллов отверженности с отрицательным значением и баллов приятия с положительным значением, было выявлено, что девочки испытывают больше принадлежности (Средн.=48.18, ст.погр.=8.24), нежели мальчики. Между средними показателями общей принадлежности  выявлена несущественная статистическая разница (t=3.664, sd.=198, p<,05).

3.2. Данные, полученные в результате анализа общей степени принадлежности у детей, воспитанных в мультикультурных семьях и учебных коллективах,  с точки зрения возраста.

В Таблице 3 указаны данные, полученные в результате анализа общей степени принадлежности у детей, воспитанных в мультикультурной среде, с точки зрения возраста.

 Таблица 3.

Данные, полученные в результате анализа общей степени принадлежности у детей, воспитанных в мультикультурной среде, с точки зрения возраста

 

N

Средн.

Ст.погр.

Ст. ош.

Sd

F

Sig.

p

Источник разницы  (Шеффе)

Приятие

11-12

49

27,63

5,06

,72

3

196

,349

,790

p>,05

-

13-14

44

28,59

6,92

1,04

15-16

48

27,35

7,12

1,02

17 и +

59

27,62

5,60

,73

Итого

200

27,77

6,15

,43

Отверженность

11-12

49

22,63

5,34

,76

3

196

3,881*

,006

p<,05

3>1

3>2

4>1

4>2

13-14

44

23,34

4,78

,72

15-16

48

26,37

6,89

,99

17 и +

59

26,62

5,30

,69

Итого

200

24,79

5,65

,39

Общая принадлежность

11-12

49

53,26

7,99

1,14

3

196

3,547*

,008

p<,05

4>1

13-14

44

52,93

7,84

1,18

15-16

48

52,72

10,65

1,53

17 и +

59

51,25

7,24

,94

Итого

200

52,57

8,45

,59

 

Как видно из Таблицы 3, показатель приятия больше всех у детей в возрасте 13-14 лет (Средн.=28.59, ст.погр.=6.92), а меньше всех – у детей в возрасте 15-16 лет (Средн.=27.35, ст.погр.=7.12). Вместе с этим, определено, что показатели степени приятия в разных возрастах очень близки друг к другу. Между показателями степени приятия в разных возрастах не найдено существенной статистической разницы  (F=.349, sd.= 3196, p>,05). Это указывает на то, что показатели степени приятия у  детей в мультикультурных семьях не сильно зависят от возраста. Значения отверженности /неприятия выше всего в возрастной группе «17 и +» (Средн.=26.62, ст.погр.=5.30), а ниже всего - «11-12 лет» (Средн.=22.63, ст.погр.=5.34). Разница в степени  отверженности/неприятия между разными возрастными группами имеет существенное статистическое значение на уровне  .05 (F=3.881, sd.= 3196, p<,05). Также источники разницы были выявлены в следующих парах возрастных групп: «17 и +» и «11-12», «17 и +» и «13-14», «15-16» и «11-12», «15-16» и «13-14»  (3>1; 3>2; 4>1; 4>2). Это говорит о том, что в мультикультурных семьях степень отверженности/неприятия существенное меняется в зависимости от возраста.  Подростки в возрасте «17 и +» и «15-16» лет чувствуют себя более отверженными/непринятыми, нежели маленькие дети. 

Показатели же общей принадлежности выше у детей в возрасте 11-12 лет (Средн.=53.26, ss.=7.99), и ниже всего у подростков в возрасте 17 лет и старше (Средн.=51.25, ст.погр.=7.24). Между данными двумя группами также имеется существенная статическая разница (F=3.547, sd.= 3196, p<,05). Это является отражением того, что дети 11-12 испытывает чувство принадлежности сильнее, чем те, кому 17 и более лет (4>1).

3.3. Данные, полученные в результате анализа общей степени принадлежности у детей, воспитанных в мультикультурных семьях и учебных коллективах,  с точки зрения места рождения.

В Таблице 4 указаны данные, полученные в результате анализа общей степени принадлежности у детей, рожденных и воспитанных в мультикультурной среде, с точки зрения места рождения.

 Таблица 4.

Данные, полученные в результате анализа общей степени принадлежности у детей, воспитанных в мультикультурной среде, с точки зрения места рождения

 

N

Средн

Ст.

Погр.

Ст.

Ош.

S.d

F

Sig.

p

Источник разницы (Шеффе)

Приятие

1-KG

109

27,70

6,02

,57

3

196

,769

,513

p>,05

 

2-RU

22

26,18

5,60

1,19

3-TR

50

28,56

6,37

,90

4-KZ

19

27,94

6,97

1,60

Итого

200

27,77

6,15

,43

Отверженность

1-KG

109

23,02

5,34

,51

3

196

5,115*

,002

p<,05

2>1

2>3

4>1

4>3

2-RU

22

27,04

6,75

1,44

3-TR

50

24,60

5,08

,71

4-KZ

19

27,94

5,71

1,31

Итого

200

24,79

5,65

,39

Общая принадлежность

1-KG

109

55,89

7,84

,75

3

196

4,293*

,001

p<,05

1>4

1>3

2-RU

22

53,22

9,19

1,96

3-TR

50

52,31

8,26

1,16

4-KZ

19

51,58

10,97

2,51

Итого

200

52,57

8,45

,59

 

В итоге анализа показателей степени принадлежности у детей из мультикультурных семей в зависимости от места рождения, не выявлено существенной разницы, т.е. это не влияет на чувство принадлежности у детей (F=.769, sd.= 3196, p>,05). Степень же отверженности/неприятия выше всего в Казахстане (Средн.=27.94, ст.погр.=5.71), а ниже всего в Кыргызстане (Средн.=23.02, ст.погр.=5.34). Степень  отверженности/неприятия детей из мультикультурных семей существенно различается в зависимости от места рождения и зафиксирована на уровне  .05 (F=5.115, sd.= 3196, p<,05; 2>1; 2>3; 4>1; 4>3). Это указывает на то, что место рождения влияет на степень отверженности/неприятия у детей из мультикультурных семей. Между рожденными в Кыргызстане и Турции нет значительной разницы. Однако, рожденные в Казахстане и России чувствуют себя более отверженными/непринятыми.

Показатели общей принадлежности выше всего у тех, кто родился в Кыргызстане (Средн.=55.89, ss.=7.84), а ниже всего – в Казахстане (Средн.=51.58, ст.погр.=10.97) и Турции (Средн.=52.31, ст.погр.=8.26). Степень чувства принадлежности детей из мультикультурных семей существенно различается в зависимости от места рождения (F=4.293, sd.= 3196, p<,05). Это говорит о том, что чувство принадлежности значительно больше развито у детей, рожденных в Кыргызстане, чем у рожденных в Казахстане и Турции (1>4; 1>3).

3.4. Данные, полученные в результате анализа общей степени принадлежности у детей, воспитанных в мультикультурных семьях и учебных коллективах,  с точки зрения родной страны отцов.

В Таблице 5 указаны данные, полученные в результате анализа общей степени принадлежности у детей, воспитанных в мультикультурных семьях,  с точки зрения родной страны отцов.

Таблица 5.

Данные, полученные в результате анализа общей степени принадлежности у детей, воспитанных в мультикультурных семьях, с точки зрения родной страны отцов

 

N

Средн.

Ст. погр.

Ст. ош.

Sd.

F

Sig.

p

Источник разницы (Шеффе)

Приятие

KG

46

31,25

6,06

,89

5

194

7,001

,000

p<,05

1>2

1>4

1>5

1>6

RU

14

26,90

5,02

1,34

TR

106

28,50

6,27

,60

UZ

16

27,60

5,90

1,47

KZ

10

25,14

7,06

2,23

ДРУГОЕ

8

27,69

4,56

1,61

Reddedilme

KG

46

23,25

6,15

,43

5

194

4,896

,001

p<,05

5>1

5>2

5>3

4>1

4>2

4>3

RU

14

24,13

6,52

,96

TR

106

24,21

5,01

1,33

UZ

16

27,77

5,11

,49

KZ

10

28,90

7,63

1,90

ДРУГОЕ

8

27,50

5,72

1,81

Общая принадлежность

KG

46

57,75

9,01

1,32

5

194

4,635

,000

p<,05

1>2

1>3

1>4

1>5

1>6

RU

14

53,80

5,51

1,47

TR

106

52,85

7,86

,76

UZ

16

51,83

10,53

2,63

KZ

10

50,35

11,31

3,57

ДРУГОЕ

8

52,75

6,36

2,25

Итого

200

52,57

8,45

,59

         

 

Как видно из данных в Таблице 5, больше всего принятыми себя чувствуют дети из мультикультурных семей, отцы которых являются по национальности кыргызами (Средн.=31.25, ст.погр.=6.06), а меньше всего – казахами (Средн.=25.14, ст.погр.=7.06). Статистическая разница между показателями приятия с точки зрения родной страны отцов зафиксирована на значении  .05 (F=7.001, sd.= 5194, p<,05). Это говорит о том, что дети, рожденные от отцов кыргызов в мультикультурных семьях, больше других ощущают себя принятыми в обществе, чего не скажешь о детях, чьи отцы являются казахами. Это также подтверждается и тем, что наибольшая степень отверженности была выявлена у детей, чьи отцы являются казахами (Средн.=28.90, ст.погр.=7.63), а наименьшая – кыргызами (Средн.=23.25, ст.погр.=6.15). Статистическая разница между показателями отверженности/неприятия с точки зрения родной страны отцов выявлена на существенном статистическом уровне (F=4.896, sd.= 5194, p<,05). Это указывает на то, что чувство отверженности/неприятия зависит от  родной страны отцов детей из мультикультурных семей.  Было выявлено, что дети от отцов кыргызской, русской и турецкой национальности чувствуют себя менее отверженными/непринятыми, по сравнению с теми,  кто рожден от отцов казахской и узбекской национальности (5>1; 5>2; 5>3; 4>1; 4>2; 4>3).

Наибольшая степень общей принадлежности выявлена у детей, чьи отцы являются кыргызами (Средн.=57.75, ss.=9.01), а наименьшая – казахами (Средн.=50.35, ст.погр.=11.31) и узбеками (Средн.=51.83, ст.погр.=10.53). Статистическая разница между показателями общей принадлежности с точки зрения родной страны отцов выявлена на существенном статистическом уровне (F=4.635, sd.= 5194, p<,05). Это говорит о том, что чувство общей принадлежности у детей, чьи отцы являются кыргызами, намного сильнее чем у других детей, рожденных от отцов, принадлежащих к остальным 4 этносам (1>2; 1>3; 1>4; 1>5; 1>6).

3.5. Данные, полученные в результате анализа общей степени принадлежности у детей, воспитанных в мультикультурных семьях и учебных коллективах,  с точки зрения родной страны матерей.

В Таблице 6 приведены данные, полученные в результате анализа общей степени принадлежности у детей, воспитанных в мультикультурных семьях,  с точки зрения родной страны матерей.

Таблица 6.

Данные, полученные в результате анализа общей степени принадлежности у детей, воспитанных в мультикультурных семьях, с точки зрения родной страны матерей

 

N

Средн.

Ст. Погр.

Ст. Ош.

Sd.

F

Sig.

p

Источник разницы (Шеффе)

Приятие

KG

118

28,43

6,38

,58

5

194

1,007

,415

 

-

RU

35

28,28

6,46

1,09

TR

23

27,02

5,10

1,06

UZ

7

26,30

5,34

2,02

KZ

11

25,36

5,40

1,63

ДРУГОЕ

6

28,66

4,84

1,97

Отверженность

KG

118

24,00

5,58

,51

5

194

,308

,746

 

-

RU

35

24,45

6,30

1,06

TR

23

24,35

4,28

,89

UZ

7

24,71

7,11

2,68

KZ

11

25,03

2,80

,84

ДРУГОЕ

6

25,31

6,55

2,67

Общая принадлежность

KG

118

55,50

6,55

2,67

5

194

,732

,442

 

-

RU

35

55,00

5,65

,39

TR

23

54,79

5,85

1,22

UZ

7

53,73

8,16

3,08

KZ

11

53,81

6,28

1,89

ДРУГОЕ

6

53,34

10,25

4,18

Итого

200

52,57

8,45

,59

 

По итогам изучения всех данных из Таблицы 6, было выявлено, что степень приятия (F=1.007, sd.= 5194, p>,05), отверженности/неприятия (F=.308 sd.= 5194, p>,05)  и общей принадлежности (F=.732, sd.= 5194, p>,05) детей из мультикультурных семей  не зависит от родной страны матерей, т.к. не было зафиксировано существенной разницы в показателях.

3.6. Данные, полученные в результате анализа общей степени принадлежности у детей, воспитанных в мультикультурных семьях и учебных коллективах,  с точки зрения срока проживания в мультикультурной среде.

В Таблице 7 указаны данные, полученные в результате анализа общей степени принадлежности у детей, воспитанных в мультикультурных семьях, с точки зрения срока проживания в мультикультурной среде.

Таблица 7.

Данные, полученные в результате анализа общей степени принадлежности у детей, воспитанных в мультикультурных семьях, с точки зрения срока проживания в мультикультурной среде

 

N

Средн.

Ст. Погр.

Ст. Ош.

Sd.

F

Sig.

p

Источник разницы (Шеффе)

Приятие

1-5

48

26,97

6,97

1,00

4

195

3,155

,000

p<,05

5>1

6-10

24

28,15

6,92

1,41

11-15

79

27,56

5,21

,58

16-19

36

27,55

6,77

1,12

20 и +

13

30,16

4,57

1,27

Итого

200

27,77

6,15

,43

Отверженность

1-5

48

28,16

5,70

,82

4

195

3,655

,007

p<,05

1>5

6-10

24

25,64

6,61

1,34

11-15

79

24,38

4,92

,55

16-19

36

24,33

6,23

1,03

20 и +

13

23,53

3,30

,91

Итого

200

24,79

5,65

,39

Общая принадлежность

1-5

48

51,88

8,76

1,26

4

195

3,627

,007

p<,05

5>1

5>3

6-10

24

51,10

11,00

2,24

11-15

79

52,53

7,24

,81

16-19

36

52,61

8,28

1,38

20 ve +

13

58,33

5,31

1,47

Итого

200

52,57

8,45

,59

 

Исходя из выводов, указанных в Таблице 7, самый высокий уровень приятия выявлен у детей, проживших в мультикультурной среде 20 лет и более (Средн.=30.16, ст.погр.=4.57), а самый низкий уровень – от 1 года до 5 лет (Средн.=26.97, ст.погр.=6.97). Между показателями степени приятия в зависимости от срока проживания в мультикультурной среде зафиксирована существенная статистическая разница (F=3.155, sd.= 4195, p<,05). Это говорит о том, что, чем дольше дети живут в мультикультурной среде, тем выше их уровень приятия.

Степень отверженности/неприятия выше всего у детей, проживших в мультикультурной среде в течение срока от 1 года до 5 лет (Средн.= 28,16, ст.погр.=5.70), а ниже всего – в течение  20 лет и более (Средн.=23.53, ст.погр.=3.30). Между показателями отверженности/неприятия в зависимости от срока проживания в мультикультурной среде зафиксирована существенная статистическая разница на уровне  .05 (F=3.655, sd.= 4195, p<,05). Причиной этому послужила разница между группами «5 лет и дольше» и «20 лет и дольше» (1>5). Всё вышеупомянутое указывает на то, что степень отверженности/неприятия детей из мультикультурных семей в значительной мере зависит от срока проживания в той или иной мультикультурной среде. Степень отверженности/неприятия у детей диспропорциональна продолжительности проживания в той или иной мультикультурной среде.

4. Выводы

В результате проведения настоящего исследования были получены следующие выводы:

  1. В мультикультурных семьях девочки больше чувствуют себя принятыми, нежели мальчики. Высокий уровень отверженности/неприятия у мальчиков, чем у девочек, подтверждает вышесказанное утверждение. Степень принадлежности у девочек также выше, чем у мальчиков.
  2. Степень приятия не зависит от возраста детей из мультикультурных семей.  Однако чувство отверженности/неприятия у детей в возрастных группах «17 и +» и «15-16 лет» намного выше, чем у детей младшего возраста.  Вместе с этим, было выявлено, что чувство принадлежности у детей 11-12 лет сильнее, чем у подростков 17 лет и старше.  
  3. При изучении влияния места рождения, было выяснено, что место рождения детей из мультикультурных семей не сказывается на степени приятия. Однако, вместе с этим, получены выводы о том, что степень отверженности/неприятия зависит от места рождения. Рожденные в Кыргызстане и Турции дети из мультикультурных семей чувствуют себя менее отверженными, чем сверстники, рожденные в Казахстане и России. С точки зрения принадлежности же рожденные в Кыргызстане дети чувствуют свою принадлежность намного сильнее, чем рожденные в Казахстане и Турции.
  4. Дети, чьи отцы являются по национальности кыргызами, ощущают свою принадлежность намного сильнее, чем те, кто рожден от отцов казахов по национальности. Таким образом, выяснено, что и степень  отверженности/неприятия зависит от родной страны отцов.  Дети, чьи отцы являются кыргызами, русскими и турками по национальности, чувствуют себя менее отверженными/непринятыми, по сравнению с рожденными от отцов казахов и узбеков. При оценке уровня принадлежности выявлена аналогичная закономерность. Дети отцов кыргызов ощущают свою принадлежность намного сильнее, чем их сверстники, чьи отцы рождены в других 5 странах (России, Турции, Узбекистане и Казахстане).
  5. Степень общей принадлежности детей из мультикультурных семей  не зависит от родной страны матерей. Вероятно, это связано с тем, что в исследуемом социуме принят патриархальный строй. Таким образом, чувство принадлежности детей из мультикультурных семей  значительно зависит от страны рождения отцов, но не привязано к родным странам матерей.
  6. Степень приятия детей из мультикультурных семей в значительной мере зависит от срока проживания в той или иной мультикультурной среде и прямопропорциональна продолжительности проживания в той или иной мультикультурной среде. Самый низкий уровень приятия выявлен у детей, проживших в мультикультурной среде менее 5 лет. Данный показатель возрастает с ростом продолжительности срока проживания в мультикультурной среде. Степень отверженности/неприятия же детей из мультикультурных семей также  зависит от срока проживания в той или иной мультикультурной среде и диспропорциональна продолжительности проживания в той или иной мультикультурной среде, т.е. чем дольше ребенок живет в такой среде, тем меньше он чувствует себя отверженным/непринятым.

 

Список литературы:
1. Campos RC, Holden RR. Testing Models Relating Rejection, Depression, Interpersonal Needs, and Psychache to Suicide Risk in Nonclinical Individuals // J. Clin. Psychol. – 2015. Vol. 71. No 10. P. 994-1003.
2. Davis SB. "Sense of Belonging, Emotion Regulation, Perceived Social Support and Mental Health among College Students". Doctor of Philosophy (PhD), dissertation // Psychology, Old Dominion University. 2017. https://digitalcommons.odu.edu/psychology_etds/53. P. 37-38
3. Duru E. Genel Aidiyet Ölçeğinin Psikometrik Özellikleri: Geçerlik ve Güvenirlik Çalışması // Türk Psikolojik Danışma ve Rehberlik Dergisi. - 2015. Vol. 44. P. 125-135.
4. Duverger M. Siyaset sosyolojisi, (Çeviren: S. Tekeli). – 2004. İstanbul: Varlık Yayınları. P. 86
5. Guiso L, Sapienza P, Zingales L. Does Culture Affect Economic Outcomes? // Journal of Economic Perspectives. – 2006. Vol. 20. No 2. P. 23-48.
6. Hagerty BM, Lynch-Sauer J, Patusky KL, Bouwsema M, Collier P. Sense of belonging: A vital mental health concept // Archives of Psychiatric Nursing. – 1992. Vol. 6. P. 172-177.
7. Hagerty BM, Williams RA, Coyne JC, Early MR. Sense of belonging and indicators of social and psychological functioning // Archives of Psychiatric Nursing. – 1996. Vol. 10. P. 235-244.
8. Hale CJ, Hannum JW, Espelage DL. Social support and physical health: The importance of belonging // Journal of American College Health. – 2005. Vol. 53. P. 276-284.
9. Joiner TE, Pfaff JJ, Acres JG. Characteristics of suicidal adolescents and young adults presenting to primary care with non-suicidal (indeed non-psychological) complaints // European Journal of Public Health. – 2002. Vol. 12. No 3. P. 177-179.
10. Jones RC. Sense of belonging and its relationship with quality of life and symptom distress among undergraduate college students // Dissertation Abstracts International Section A: Humanities and Social Sciences. – 2010. Vol. 70. No 9. P. 33-40.
11. Kim MK, Kim HY. The effects of psychological characteristics, parent-child relationship, and coping strategies on school adjustment of multicultural family adolescents // Korean Journal of Family Welfare. – 2015. Vol. 20. P. 367-385.
12. Lambert NM, Stillman TF, Hicks JA, Kamble S, Baumeister RF, Fincham FD. To belong is to matter: Sense of belonging enhances meaning in life // Personality and Social Psychology Bulletin. - 2013. Vol. 39. P. 1418-1427.
13. Lee KS. The Influence of Self-Esteem of Multicultural Family`s Children on Social Adjustment // Association Of Social Education In Korea. -2018. Vol. 44. No 1. P. 91-107.
14. Lee SG, Park HS, Rho YH, Rhee CW. The mediated effects of acculturative stress and cultural capital on school adaptation for children in multicultural families -focused on the mediation effects of positive self-concept // Journal of the Korean Society of Child Welfare. – 2012. Vol. 38. P. 235-264
15. Lee WJ, Kim S. Study of multicultural children's parent-child relationship quality and school adjustment // Journal of the Korea Academia-Industrial Cooperation Society. – 2014. Vol.15. No3. P. 1367-1374.
16. Malone GP, Pillow DR, Osman A. The General Belongingness Scale (GBS): Assessing achieved belongingness // Personality and Individual Differences. - 2012. Vol. 52. No 3. P. 311-316.
17. Maslow AH. Motivation and personality (3rd ed.). – 1987. New York: AddisonWesley Longman.
18. Moles A. Kültürün Toplumla Dinamiği, (Çev: Nuri Bilgin) // Ege Üniversitesi, Edebiyat Fakültesi Yayınları. 1983. Izmir. P. 86-90
19. Moynihan AB, Igou ER, van Tilburg WAP. Free, connected, and meaningful: Free will beliefs promote meaningfulness through belongingness // Personality and Individual Differences. – 2017. Vol. 107. P. 54-65.
20. Mueller CE, Winsor DL. Depression, Suicide, and Giftedness: Disentangling Risk Factors, Protective Factors, and Implications for Optimal Growth. In: Pfeiffer S. (eds) Handbook of Giftedness in Children. – 2018. Springer, Cham.
21. Nam BH, Jeong CS. An exploratory study to develop the direction of multicultural family parent education program // The Korean Home Management Association Conference. – 2010. P.175-178
22. Nam SA, Baek JS. The effects of parenting attitude on school adjustment and self-esteem of child and early adolescent from multicultural families // Journal of Korea Youth and Environment. – 2011. Vol. 9 No 1. P. 3-12
23. Oh KW. Multicultural family adolescents: their acceptance of Korean culture and adaptation to Korean school life // Family and Environment Research. – 2011. Vol. 49. P. 83-97.
24. Parekh B. Rethinking Multiculturalism: Cultural Diversity and Political Theory // Cambridge, MA. – 2000. Harvard University Press.
25. Park SY. A Study on the relationships between parent's attitudes and satisfaction level of school life in terms of children's recognition in multicultural families // Unpublished master’s thesis.- 2010. Dongguk University, Seoul, Korea.
26. Peterson PB. Multiculturalism as a generic approach to counseling // Journal of Counseling and Development. – 1991. Vol. 70. P. 6-12.
27. Pillow DR, Malone GP, Hale WJ. The need to belong and its association with fully satisfying relationships: A tale of two measures // Personality and Individual Differences. – 2015. Vol. 74. P. 259-264,
28. Rafaeli E, Bernstein DP, Young J. The CBT distinctive features series. Schema therapy: Distinctive features. New York, NY, US – 2011. Routledge/Taylor & Francis Group.
29. Riberio JD, Joiner T. The Interpersonal-psychological theory of suicidal behavior: Current status and future directions // Journal of Clinical Psychology. – 2009. Vol. 65. P. 1291-1299
30. Seo JH. The Effects of Group Art Therapy Program on Improving Self-esteem and Sociability for the Children of Multicultural Family // Pai Jae University Graduate School of Administrative Psychology, Counseling Psychotherapy Counseling Psychotherapy, Thesis (Master). – 2009. P. 21-23
31. Thimm JC. Personality and early maladaptive schemas: A five-factor model perspective // Journal of Behavior Therapy and Experimental Psychiatry. – 2010. Vol. 41. P. 373-380.
32. Yıldız MA. Serial Multiple Mediation of General Belongingness and Life Satisfaction in the Relationship between Attachment and Loneliness in Adolescents // Educational Sciences: Theory and Practice. – 2016. Vol. 16. No 2. P. 553-578
33. Yorke M. The development and initial use of a survey of student ‘belongingness’, engagement and self-confidence in UK higher education // Assessment & Evaluation in Higher Education. – 2016. Vol. 41. No 1. P. 154-166,
34. Yu BA, Ok KH. The effects of social supports on school adjustment, emotional regulation, and social adjustment in multicultural family children // Korean Journal of Family Welfare. – 2013. Vol. 18 No 4. P. 511-538

 

Информация об авторах

д-р наук, профессор, преподаватель Отделения педагогики Гуманитарного факультета Кыргызско – турецкого университета «Манас», Кыргызская Республика, г. Бишкек

(Prof. Dr.) Kyrgyzstan Turkey Manas University, Faculty of Letters, Department of Educational Sciences, Faculty Member, Kyrgyz Republic, Bishkek

студент Магистерской программы Отделения педагогики Гуманитарного факультета Кыргызско – турецкого университета «Манас», Кыргызская Республика, г. Бишкек

Kyrgyzstan Turkey Manas University, Institute of Social Sciences, Department of Educational Sciences, Master's Student, Kyrgyz Republic, Bishkek

Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), регистрационный номер ЭЛ №ФС77-54438 от 17.06.2013
Учредитель журнала - ООО «МЦНО»
Главный редактор - Ходакова Нина Павловна.
Top