Исследование удовлетворенности жизнью взрослых лиц молодого возраста, которые стали жертвами войны в детстве, с точки зрения различных переменных

Investigation of life satisfaction in young adults who were victims of war in their childhood in terms of various variables
Цитировать:
Йылмаз Х., Кала С. Исследование удовлетворенности жизнью взрослых лиц молодого возраста, которые стали жертвами войны в детстве, с точки зрения различных переменных // Universum: психология и образование : электрон. научн. журн. 2020. № 3 (69). URL: https://7universum.com/ru/psy/archive/item/8820 (дата обращения: 31.10.2020).
Прочитать статью:

АННОТАЦИЯ

Целью данного исследования является определение уровня удовлетворенности жизнью молодых людей, которые 22 года назад пережили войну в детском возрасте и выросли в этих условиях. В рамках исследования была проведена работа с 298 взрослыми молодыми людьми в возрастном диапазоне от 26 до 36 лет, которые в детстве пережили войну в Косово на Балканах. При сборе данных была использована Шкала удовлетворенностью жизнью Динера, Эммонса, Ларсена и Гриффина. По окончании исследования были получены следующие выводы: условия войны влияют на девочек и мальчиков в одинаковой мере; пережившие военные события в подростковом возрасте молодые люди в большей степени переносят травматические последствия тех условий во взрослой жизни; жертвам войны в детском возрасте, которые смогли после окончания войны получить высшее образование и профессию, удалось успешнее справиться с травматическими последствиями.

ABSTRACT

The general aim of the present study is to reveal the life satisfaction levels of children when they reach adult ages after 22 years that were raised in the regions where war took place. The research was carried out on 298 individuals who were children in the years of war in Kosovo in the Balkans and whose ages range between 26 and 36 today. The data in the study were collected with the Life Satisfaction scale. As a result of the research, it was determined that the war environment affected girls and boys in a similar way, that individuals who were in adolescence during the war years carried the traumatic effects of this environment more to adulthood, and that war-inflicted children who had the opportunity to get university education and get a profession after the war were able to get rid of the traumatic effects of war at a higher rate.

 

Ключевые слова: Удовлетворение жизнью, Дети, ставшие жертвами войны.

Keywords: Life Satisfaction, Children who are victims of war.

 

1. Введение

В современном мире миллионы детей прямо или косвенно становятся жертвами войн или террористических актов. Это безмолвное сообщество, права и нужды которого остались позади военных нужд, столкнулось лицом к лицу со страхом исчезновения из-за этой бессмысленной разрушительной силы [3, c 41]. Политические столкновения между государствами, распри и террор влекут за собой детские смерти, ранения или инвалидность. Многие дети, оказавшиеся в вышеуказанных ситуациях, теряют своих родителей, родственников и друзей; подвергаются физическому, эмоциональному или половому насилию; лишаются школьного обучения и другой социальной поддержки [10, c.1214] [11, c. 59]. Миллионы детей борются за жизнь в условиях нищеты, эндемии, голода, нехватки медицинских материалов и отсутствия воды, электричества и топлива [24, c. 72]. Вышеупомянутые тяжёлые условия и политические конфликты лишают детей дома, родины и, что хуже всего, семьи и вынуждают превращаться в лишенных личности и документов иностранцев, которые живут в таких совершенно незнакомых местах, как лагеря для беженцев [17, c. 218]. На сегодняшний день военные условия породили такое явление, как использование в качестве активного оружия детей, потому что они привлекают меньше внимания, не требуют больших расходов, легко уговариваются и выглядят как те, ради которых можно пойти на жертвы [27, c. 385]. Вдобавок к этому, похитители говорят детям, что они украдены, проданы семьями или обмануты [12, c. 19].

Физическое и социальное влияние на детей хаоса, порожденного войной и столкновениями, очевидно [25, c. 265]. Вместе с этим, следует также учитывать, что дети, ставшие жертвами или свидетелями негативного влияния войн и столкновений, подвергаются таким психологическим проблемам, как глубокий страх и отчаяние [32, c. 737]. Страх может быть вызван чувством вины или мыслями или о том, что события могут повториться, могут быть нанесены ранения, можно умереть, можно остаться одиноким и беззащитным, можно быть наказанным за ошибки [11, c. 59] [19, c. 77] [22, c. 76]. Подобные страхи могут испытывать и те дети, которые не подвергались этому напрямую, но получают сообщения СМИ о войне и том, что мир представляет собой ненадежное и измождающее место [22, c. 76] [23, c. 202] [28, c. 533]

Страх выполняет функцию ментального механизма, отвечающего за самозащиту от опасностей и желание остаться в живых [34, c. 160]. Однако, когда этот страх достигает таких масштабов, что с ним невозможно справиться, то он становится травматическим опытом, который связан с опасной ситуацией, прочно запечатленной в сознании [3, c. 41] [10, c. 1214]. В связи с этим, можно сказать, что пережитое военное прошлое имеет травматичное влияние, если ребенок еще не может справиться на эмоциональном и ментальном уровне со страхом, недоверием и отчаянием [18, c. 218]. Травматичные переживания негативно и пагубно влияют на нормальное развитие ребенка [4, c. 541]; [29, c. 291]. Дети, которые выросли в условиях ненадежности и нарушенного процесса развития, подвержены риску и во взрослом состоянии. От детей, выросших в долгосрочных травматичных условиях, не приходится ожидать того, что они вырастут во взрослых людей, здоровых с точки зрения психологического и социального развития.

В рамках настоящей работы с точки зрения различных переменных исследуется удовлетворенность жизнью молодых людей в возрасте от 20 до 40 лет, которые в детстве пережили войну в Косово. Среди письменных источников не было обнаружено работ, посвященных изучению удовлетворенности жизнью людей, переживших в детстве войну в этом регионе, уже во взрослом состоянии. Данная работа осуществлялась с надеждой на то, что полученные выводы смогут стать подспорьем для реабилитации детей, находящихся в зоне военных конфликтов, и вовлечению их в общество в качестве здоровых взрослых людей.

Понятие удовлетворенностью жизнью (life satisfaction), которое является когнитивным измерением субъективного хорошего самочувствия, впервые было описано Нюгартен в 1961 году. Из данного описания следует, что удовлетворенность жизнью складывается из сравнения того, чего человек хочет и что имеет на самом деле. Таким образом, удовлетворенность жизнью указывает на результат сравнения ожиданий человека с реальностью [20, c. 72]. По мнению же Вара [31, c. 22], удовлетворенность жизнью отражает интенсивное переживания таких положительных эмоций, как чувство счастья. Динер, Эммонс, Ларсен и Гриффин [8, c. 71] высказали схожее мнение, согласно которому удовлетворенность жизнью определена как положительная оценка своей жизни в рамках своих же критериев. Кристофер [6, c. 141] же охарактеризовал удовлетворенность жизнью как самооценку в семье, учебе, среди друзей и на работе в рамках своих же критериев относительно хорошей жизни.

Чаще всего удовлетворенность жизнью изучается с точки зрения брака, старения, работы и др [9, c. 46] [26, c. 5]. Молодость взрослого человека и студенческие годы также часто служат полем для анализа удовлетворенности жизнью. Большинство студентов поступает в учебное заведение, которое находится в другом городе, отличающемся от своего. Среди студентов удовлетворенность жизнью зачастую оценивается с точки зрения таких факторов, как: адаптация к новой жизни, городу и ВУЗу; влияние прошлых переживаний; отношения с людьми со своей кафедры, места проживания, с друзьями и противоположным полом; ожидания от будущего; переживания и личные аспекты [21. C. 25]. Некоторые исследования, проведенные среди студенческой аудитории, говорят о том, что больше всего жизнью удовлетворены те, кто обучается на своем отделении, потому что действительно хотел этого, а не потому что не хотел остаться не у дел [15, c. 14]; те, кто верит в исполнение своих ожиданий от будущего [30, c. 132]; те, кто проводит свое время более активно и успешен в межличностной коммуникации [2, c. 51] и те, кто больше других нуждается в успехе [7, c. 321]. Вместе с этим, также было высказано мнение о том, что между удовлетворенностью жизнью и достижением жизненных целей [5, c. 977] имеется два типа связи: положительная – с точки зрения психологической устойчивости [13, c. 36] и чувством собственного достоинства [1, c. 427] и негативная – с точки зрения безнадежности [14, c. 380] и постоянной грусти [16, c. 76-77].

Целью данного исследования является определение уровня удовлетворенности жизнью молодых людей, которые 22 года назад пережили войну в детском возрасте и выросли в этих условиях. Респондентам были заданы следующие вопросы:

  1. Уровень удовлетворенности жизнью тех, кто пережил свои детские или подростковые годы в военное время в зонах военных конфликтов. Отличаются ли они с точки зрения:
  2. нынешнего возраста,
  3. пола,
  4. уровня образования,
  5. полученных профессий,
  6.  количества братьев и сестёр?
  7. Уровень удовлетворенности жизнью тех, кто пережил свои детские или подростковые годы в военное время в зонах военных конфликтов. Отличаются ли они с точки зрения:
  8. возраста во время нахождения в военное время в зонах военных конфликтов,
  9. наличия или отсутствия пропавших членов семьи,
  10. наличия или отсутствия погибших членов семьи,
  11. перенесения или избегания пыток,
  12. перенесения или избегания ранений,
  13. наблюдения или не наблюдения за взрывами и столкновениями?

2. Метод

В рамках настоящего исследования применялся метод взаимосвязанного отбора, который нацелен на определение уровня и наличия изменений, когда две и более переменных используются вместе. Данный метод был выбран для того, чтобы узнать, есть ли различия между воспитанием в монокультурной и мультикультурной среде в точки зрения стилей привязанности и затруднений в управлении эмоциями, психологической выдержки и пассесивности.

Рабочая группа

Таблица 1.

Данные о группе лиц, проживавшей в условиях войны (1)

Пол

N

%

Возраст

N

%

Образование

N

%

Жен.

139

46,6

26 и -

23

7,7

Начальное

18

6,0

Муж.

159

53,4

27-31

127

42,6

Средняя школа

78

26,2

Итого

298

100,0

32-35

106

35,6

Среднее

62

20,8

     

36 и +

42

14,1

Высшее

102

34,2

           

Аспирантура

38

12,8

 

 

 

Кол-во братьев и сестер

N

%

Очередность

 рождения

N

%

Профессия

N

%

Единствен.

19

6,4

Первенец

105

35,2

Студент

8

2,7

Двое детей

61

20,5

Средний

63

21,1

Педагог

54

18,1

Трое детей

110

36,9

Младший

130

43,6

Соц.сфера

75

25,2

Четверо

64

21,5

     

Точн.наук., техн.

29

9,7

Пятеро и +

44

14,8

     

Другое

132

44,3

 

Инструменты по сбору данных

При сборе данных была использована Шкала удовлетворенностью жизнью Динера, Эммонса, Ларсена и Гриффина [8, c. 71]. Перед применением шкалы было задано 10 вопросов для определения различных демографических переменных. Информация о Шкале удовлетворенностью жизнью представлена ниже:

Шкала удовлетворенностью жизнью: данная шкала была разработана Динером, Эммонсем, Ларсеном и Гриффином [8, c. 71] для измерения уровня удовлетворенности жизнью людей. Шкала состоит из 5 пунктов. Подобно Шкале Лайкерта, пункты имеют 7 степеней с оценками от 5 до 35. Самая высокая оценка расценивается как показатель глубокой удовлетворенности. В оригинальном труде Динера и других [8, c. 71] надежность шкалы была зафиксирована как Alpha= .87, а критерий обоснованности - как .82. Адаптация шкалы на турецкий язык была произведена Йетимом [33, c. 76]. Йетим определил надежность шкалы на уровне Alpha= .78.

Методы анализа

При анализе данных были подсчитаны описательные статистические значения (среднее значение, стандартная погрешность, стандартная ошибка), а относящиеся к двум категориям переменные были сравнены с применением t – категорий. При сравнении трёх и более категорий был применен метод вариативного анализа, а при распределениях, смысл которых был подтвержден, источник данной осмысленности был зафиксирован при помощи метода Шеффе.

3. Выводы

В рамках настоящего исследования был проанализирован уровень удовлетворенности жизнью молодых людей, детство или подростковый период которых прошли в военное время в зоне военных конфликтов, с точки зрения следующих факторов: нынешний возраст, пол, образование, профессия, количество братьев и сестер, а также очередность рождения. После этого был изучен уровень удовлетворенности жизнью той же группы респондентов с точки зрения: возраста во время нахождения в военное время в зонах военных конфликтов, наличия или отсутствия пропавших членов семьи, наличия или отсутствия погибших членов семьи, перенесения или избегания пыток, перенесения или избегания ранений, наблюдения или не наблюдения за взрывами и столкновениями.

3.1. Выводы, полученные после анализауровня удовлетворенности жизнью молодых людей, детство или подростковый период которых прошли в военное время в зоне военных конфликтов, с точки зрения переменной половой принадлежности.

В Таблице 2 указаны выводы, полученные после анализа уровня удовлетворенности жизнью молодых людей, переживших войну, с точки зрения переменной половой принадлежности.

Таблица 2.

Выводы, полученные после анализа уровня удовлетворенности жизнью молодых людей, переживших войну, с точки зрения переменной половой принадлежности

Удовлетворенность

жизнью

Пол

N

Значение

Ст..

погр.

Ст.  ош.

T

df

Sig. (2-tailed)

p

Жен.

128

24,49

5,90

,52

-1.569

260

.118

p>.05

Муж.

134

25,69

6,46

,55

 

По итогам анализа Таблицы 2 получены выводы о том, что уровень удовлетворенностью жизнью мужчин (средн.= 25.69, ст погр.=6.46) выше, чем у выросших в тех же условиях женщин (средн.= 24.49, ст погр.=5.90). Вместе с этим, разница между мужчинами и женщинами на уровне значения в .05 не была расценена как значительная (t=-1.569, sd.=260, p>.05). Таким образом, в итоге был получен вывод о том, что уровень удовлетворенности жизнью людей, переживших в детстве войну, не относится существенно к гендерному признаку.  

3.2. Выводы, полученные после анализауровня удовлетворенности жизнью молодых людей, детство или подростковый период которых прошли в военное время в зоне военных конфликтов, с точки зрения возраста.

В Таблице 3 указаны выводы, полученные после анализа уровня удовлетворенности жизнью молодых людей, переживших войну, с точки зрения возраста.

Таблица 3.

Выводы, полученные после анализа уровня удовлетворенности жизнью молодых людей, переживших войну, с точки зрения возраста

Возраст

N

Средн.

Ст. погр.

Ст.ош.

Sd.

F

Sig.

p

Шеффе

1)26 и -

21

27,14

4,11

,89

3258

2,683

,017

p<.05

1>4

2)27-31

108

25,04

6,42

,61

3)32-35

98

26,25

6,35

,64

4)36 и +

35

24,32

5,95

1,00

Итого

262

25,10

6,21

,38

 

Исходя из полученных выводов, следует, что из тех, кто пережил в детстве войну, меньше всего удовлетворены жизнью люди в возрасте 36 и + (средн.= 24.32, ст.погр.=5.95), а больше всего – люди в возрасте 26 и – (средн.= 27.14, ст.погр.=4.11). Верность возрастного распределения уровня удовлетворенности жизнью среди тех, кто пережил в детстве войну, подтверждена статистически (F= 2.683, sd.= 3258, p<.05). Было выяснено, что существенная разница имеется между возрастными группами 36 и + и 26 и – (1>4).

3.3. Выводы, полученные после анализауровня удовлетворенности жизнью молодых людей, детство или подростковый период которых прошли в военное время в зоне военных конфликтов, с точки зрения образования.

В Таблице 4 указаны выводы, полученные после анализа уровня удовлетворенности жизнью молодых людей, детство или подростковый период которых прошли в военное время в зоне военных конфликтов, с точки зрения образования.

Таблица 4.

Выводы, полученные после анализа уровня удовлетворенности жизнью молодых людей, переживших войну, с точки зрения образования

 

N

Средн.

Ст. погр.

Ст.ош.

Sd.

F

Sig.

p

Шеффе

1)Нач.школа

17

23,55

6,12

1,48

4257

2,978

,028

p<.05

4>1

5>1

2)Ср.школа

72

24,11

6,27

,73

3)Среднее

54

25,08

7,69

1,04

4)Высшее

88

25,52

5,34

,56

5)Аспирантура

31

27,22

5,01

,90

Итого

262

25,10

6,21

,38

 

В результате анализа Таблицы 4 были получены выводы о том, что меньше всего удовлетворены жизнью выпускники начальной школы (средн.= 23,55, ст.погр.= 6,12), а больше всего – получившие высшее образование на уровне аспирантуры (средн.=27,22, ст.погр.=5,01). Также было выяснено, что уровень удовлетворенности жизнью повышается пропорционально продвижению в образовании. Степень распределения оценки уровня удовлетворенности жизнью была зафиксирована на отметке .05 (F=2,978, sd.=4257, p<.05). По итогам применения критерия Шеффе, было выяснено, что существенная разница имеется между группами «высшее образование – начальная школа» и «аспирантура – начальная школа» (4>1; 5>1).

3.4. Выводы, полученные после анализауровня удовлетворенности жизнью молодых людей, детство или подростковый период которых прошли в военное время в зоне военных конфликтов, с точки зрения выбора профессии.

В Таблице 5 указаны выводы, полученные после анализа уровня удовлетворенности жизнью молодых людей, детство или подростковый период которых прошли в военное время в зоне военных конфликтов, с точки зрения выбора профессии.

Таблица 5.

Выводы, полученные после анализа уровня удовлетворенности жизнью молодых людей, переживших войну, с точки зрения выбора профессии

 

N

Средн.

Ст. погр.

Ст.ош.

Sd.

F

Sig

p

Шеффе

1)Студент

5

24,60

4,27

1,91

4257

3,588

,007

p<.05

2>1

2>5

2)Педагог

45

27,95

5,23

,77

3)Медработник

67

26,47

6,30

,77

4)Точн.и техн.науки

28

24,25

4,55

,86

5)Безработный

117

23,02

6,62

,61

Итого

262

25,10

6,21

,38

 

При изучении Таблицы 5 было выяснено, что больше всего удовлетворены жизнью педагоги (средн.=27,95, ст.погр.= 5,23) и медработники (средн.= 26,47, ст.погр.= 6,30). Меньше всего удовлетворены жизнью безработные (средн.= 23,02, ст.погр.= 6,62). Степень распределения оценки уровня удовлетворенности жизнью тех, кто пережил в детстве войну, была зафиксирована на отметке .05 (F=3.588, sd.=4257, p<.05). Вместе с этим, было выяснено, что существенная разница имеется между группами «педагог – безработный» и «педагог – студент» (2>1; 2>5).

3.5. Выводы, полученные после анализауровня удовлетворенности жизнью молодых людей, детство или подростковый период которых прошли в военное время в зоне военных конфликтов, с точки зрения количества братьев и сестер.

В Таблице 6 указаны выводы, полученные после анализа уровня удовлетворенности жизнью молодых людей, детство или подростковый период которых прошли в военное время в зоне военных конфликтов, с точки зрения количества братьев и сестер.

Таблица 6.

Выводы, полученные после анализа уровня удовлетворенности жизнью молодых людей, переживших войну, с точки зрения количества братьев и сестер

 

N

Средн.

Ст. погр.

Ст.ош.

Sd.

F

Sig

p

Шеффе

1)Единственный

16

21,31

6,40

1,60

4257

2,531

,043

p<.05

3>1

4>1

5>1

2)Двое детей

51

23,05

6,11

,85

3)Трое детей

98

25,98

5,81

,58

4)Четверо

59

25,88

6,17

,80

5)Пятеро и +

38

25,72

6,86

1,11

Итого

262

25,10

6,21

,38

 

По итогам анализа Таблицы 6 было выяснено, что меньше всего удовлетворены жизнью единственные в семье дети (средн.= 21.31, ст.погр.= 6,40), в больше всего – те, в семьях которых трое (средн.= 25,98, ст.погр.= 5,81), четверо (средн.= 25,88, ст.погр.= 6,17), пять и болеее детей (средн.= 25,72, ст.погр.= 6,86). Верность распределения уровня удовлетворенности жизнью среди тех, кто пережил в детстве войну, с точки зрения количества братьев и сестер подтверждена статистически (F=2.531, sd.=4257, p<.05). Была зафиксирована существенная разница между значениями групп «трое детей и единственный» (3>1), «четверо детей и единственный» (4>1), «пятеро детей и единственный» (5>1).

3.6. Выводы, полученные после анализауровня удовлетворенности жизнью молодых людей, детство или подростковый период которых прошли в военное время в зоне военных конфликтов, с точки зрения возраста во время войны.

В Таблице 7 указаны выводы, полученные после анализа уровня удовлетворенности жизнью молодых людей, детство или подростковый период которых прошли в военное время в зоне военных конфликтов, с точки зрения возраста во время войны.

Таблица 7.

Выводы, полученные после анализа уровня удовлетворенности жизнью молодых людей, переживших войну, с точки зрения возраста во время войны

Возраст

N

Средн.

Ст. погр.

Ст.ош.

Sd.

F

Sig

p

Шеффе

1) Семь и меньше

37

28,64

5,12

,84

2259

3,666

.004

p<.05

1>2

1>3

2)Восемь-тринадцать

141

22,11

6,29

,52

3)Четырнадцать-семнадцать

84

25,13

6,46

,70

Итого

262

25,10

6,21

,38

 

Возраст людей, которые пережили в детстве войну в Косово, разделен на три группы. В итоге было выяснено, что меньше всего удовлетворены жизнью те, кто был в возрасте от 8 до 13 лет (средн.= 22,11, ст.погр.= 6.29), а больше всего – те, кто был возрасте 7 лет или меньше (средн.= 28,64, ст.погр.= 5.12). Уровень удовлетворенности же тех, кто был в возрасте от 14 до 17 лет находится посередине (средн.= 25,13, ст.погр.= 6.46). Степень распределения оценки уровня удовлетворенности жизнью тех, кто пережил в детстве войну, с точки зрения возраста во время войны была зафиксирована на отметке .05 (F=6.666, sd.=2259, p<.05). Вместе с этим, было выяснено, что существенная разница имеется между группами «7 лет и – и от 8 до 13» (1>2), «7 лет и – и от 14 до 17» (1>3).

3.7. Выводы, полученные после анализауровня удовлетворенности жизнью молодых людей, детство или подростковый период которых прошли в военное время в зоне военных конфликтов, с точки зрения типа и тяжести травмы.

В Таблице 8 указаны выводы исследования уровня удовлетворенности жизнью тех, кто вырос в условиях войны, с точки зрения: наличия или отсутствия пропавших или погибших членов семьи, подвергания или избегания пыток, перенесения или избегания ранений.

Таблица 8.

Выводы, полученные после анализа уровня удовлетворенности жизнью молодых людей, переживших войну, с точки зрения наличия или отсутствия пропавших членов семьи

Удовлетворенность жизнью

 

N

Знач.

Ст. погр

ст. ош.

t

df

Sig. (2-tailed)

p

В семье

есть пропавшие

10

24,02

5,60

1,77

3.141

260

.001

p<.05

В семье

нет пропавших

252

28,10

6,23

,39

Удовлетворенность жизнью

 

В семье есть погибшие

49

24,96

6,35

,90

-.184

260

.854

p>.05

В семье нет погибших

213

25,14

6,19

,42

Удовлетворенность жизнью

 

Пережиты пытки

26

22,65

5,57

1,09

2.383

260

.009

p<.05

Пыткам не подвергались

236

26,27

6,27

,40

Удовлетворенность жизнью

 

Были ранены

38

28,00

6,93

1,12

4.104

260

.000

p<.05

Не были ранены

224

22,13

6,09

,40

Удовлетворенность жизнью

 

Были свидетелями

столкновений

162

23,94

6,47

,50

3.961

260

.000

p<.05

Не были свидетелями

столкновений

100

26,99

5,27

,52

 

В условиях войны чаще всего встречаются случаи смерти, ранений и пропажи без вести. Как указано в Таблице 8, пережившие пропажу кого-то из членов семьи удовлетворены жизнью меньше (средн.= 24,02, ст.погр.= 5.60) нежели те, что такого не пережил (средн.= 28,10, ст.погр.= 6.23). Разница между этими двумя группами зафиксирована на отметке .05 (t=3.961, sd.=260, p<.05). Помимо этого, не обнаружено значимой статистической разницы (t=-.184, sd.=260, p>.05) между теми, кто пережил во время войны смерть кого-либо из членов семьи (средн.= 24,96, ст.погр.= 6.35) и теми, кто избежал этого (средн.= 25,14, ст.погр.= 6.19).

Уровень удовлетворенности жизнью тех, кто 22 года назад в детстве и в подростковом возрасте пережил пытки существенно ниже (средн.= 22,65, ст.погр.= 5.57) аналогичного показателя тех, кто этого избежал (средн.= 26,27, ст.погр.= 6.27) (t=2.383, sd.=260, p<.05). Схожая ситуация наблюдается между теми, кто перенес в детстве физические ранения (средн.= 28,00, ст.погр.= 6.93) и теми, кто этого избежал (средн.= 22,13, ст.погр.= 6.09). Статистическая разница между двумя этими группами зафиксирована на отметке .05 и расценена как значительная (t=4.104, sd.=260, p<.05). Также было проанализировано состояние тех, кто в детском возрасте стал или не стал свидетелем столкновений во время войны. Уровень удовлетворенности жизнью тех, кто непосредственно пережил столкновения существенно ниже (средн.= 23,94, ст.погр.= 5.27) уровня удовлетворенности тех, кто такого избежал (средн.= 26,99, ст.погр.= 6.47) (t=3.961, sd.=260, p<.05).    

4. Полученные данные и комментарии

По результатам проведенного исследования было выяснено, что при оценке уровня удовлетворенности жизнью нет разницы с точки зрения полового признака, т.е. и девочки, и мальчики, пережившие войну, пострадали в одинаковой степени. Таким образом, в итоге был получен вывод о том, что уровень удовлетворенности жизнью людей, переживших в детстве войну, не относится существенно к гендерному признаку. Исходя из этого, можно говорить о том, что пережитое в условия войны детство одинаково влияет на последующую взрослую жизнь женщин и мужчин.

Согласно следующим выводам, полученным после анализа уровня удовлетворенности жизнью молодых людей, переживших войну, с точки зрения возраста, в данном распределении имеется разница. Верность возрастного распределения уровня удовлетворенности жизнью между 36 и 26 годами среди тех, кто пережил в детстве войну, подтверждена статистически. Исходя из полученных выводов, следует, что из тех, кто пережил в детстве войну, больше всего удовлетворены жизнью люди в возрасте 26 и –. Если учитывать, что они пережили войну 22 года назад, то получается, что во время войны они были в возрасте 4-5 лет. А те, кому сейчас 36 и +, были тогда в возрасте 14-15 лет. Исходя из этого, можно утверждать, что меньше всего от войны пострадали те, кто был тогда «в раннем детском возрасте». С другой же стороны, больше всего пострадали те, кто был в военное время в подростковом возрасте. Это может быть связано с тем, что в зоне военных конфликтов маленькие дети защищаются больше; противоборствующие стороны пусть даже частично, но все же наносят меньше вреда маленьким детям; маленькие дети еще не полностью осознают реалии войны. С другой стороны, возможно, что те, кто был тогда в возрасте 4-5 лет, не помнят события или «подавляют» воспоминания тех дней. Пережившие же войну в подростковом возрасте подверглись большему влиянию этой разрушительной силы. Причиной такой большой разницы между данными двумя возрастными группами может служить то, что подростки расценивались воюющими как опасность; подростки могли непосредственно участвовать в столкновениях; подростки испытывали на себе большее влияние разрушительных последствий войны.

В результате сравнения уровней удовлетворенности жизнью между жертвами войны, которые получили и не получили высшее образование, было выяснено, что наличие высшего образования существенно влияет на удовлетворенность жизнью. Возможно, это связано с тем, что получившие высшее образования жертвы войны могут успешнее самореализоваться, найти лучшую работу и достичь более высокого социального статуса. Не получившие же высшего образования лишены всего этого, и этим можно объяснить такую существенную разницу с точки зрения уровня образования. Также было выяснено, что уровень удовлетворенности жизнью повышается пропорционально продвижению в образовании. Данные выводы указывают на мысль о том, что нужно делать для заботы о духовном состоянии и более успешной адаптации жертв войны в обществе. Можно утверждать, что улучшение качества и расширение помощи в получении образования детьми, пострадавшими от войны, сможет уменьшить влияние полученных травм.

После анализа уровня удовлетворенности жизнью молодых людей, переживших в детстве войну, с точки зрения выбора профессии, было выяснено, что больше всего удовлетворены жизнью педагоги и медработники, а меньше всего – безработные. Это подчеркивает важность того, что в рамках психологической и социальной помощи жертвам войны и их адаптации, следует обратить внимание на профессиональное обучение. Также полученные выводы указывает на то, что жизнью больше удовлетворены те, кто работает в сфере «оказания помощи людям».

Выводы, полученные после анализа уровня удовлетворенности жизнью молодых людей, переживших войну, с точки зрения количества братьев и сестер, говорят о том, что меньше всего удовлетворены жизнью единственные в семье дети, а больше всего – те, в семьях которых четверо и пятеро детей. Это говорит о том, что в многодетных семьях больше социальной поддержки и это является защитным фактором для сохранения здорового душевного состояния. Данное утверждение еще больше подкрепляется низким уровнем удовлетворенности жизнью тех, кто был единственным ребенком в семье.

Выводы, полученные после анализа уровня удовлетворенности жизнью молодых людей, переживших войну, с точки зрения возраста во время войны, говорят о существенной разнице между возрастными группами. Пережившие войну в подростковом возрасте подверглись большему влиянию травм. Полученные травмы оказали наиболее негативное влияние на подростков в возрасте от 8 до 13 лет. Меньше всего пострадали от травм дети семи лет и младше. Было выяснено, что меньше всего удовлетворены жизнью те, кто 22 года назад был в возрасте от 8 до 13 лет, а больше всего – те, кто был возрасте 7 лет или меньше. Верность данных выводов подтверждается также тем, что уровень удовлетворенности жизнью связан с нынешним возрастом жертв. Помимо этого, внимание привлекает и то, что уровень удовлетворенности же тех, кто был в возрасте от 14 до 17 лет, находится посередине. Тогда как меньше всего удовлетворены жизнью те, кто был в возрасте от 8 до 13 лет, а больше всего – те, кто был возрасте 7 лет или меньше. С точки зрения психологии развития, вышеупомянутые данные считаются верными, потому что подростки 14-17 лет могут частично постоять за себя. Маленькие же дети 7 лет и младше находятся под большей защитой взрослых, тогда как подростки больше подвержены негативному влиянию войны.

Помимо этого, уровень удовлетворенности жизнью людей, переживших войну в детском и подростковом возрасте, зависит и от типа полученной травмы и тяжести травмы. Пережившие пропажу кого-то из членов семьи удовлетворены жизнью меньше всего. Помимо этого, примечательно то, что не обнаружено значимой статистической разницы между теми, кто пережил во время войны смерть кого-либо из членов семьи и теми, кто избежал этого. Данная ситуация указывает на то, что «пропажа без вести» оставляет намного более травматический след, нежели смерть. Говоря иначе, пропажа без вести больше влияет на последующую жизнь, чем факт смерти.

В ходе исследования также было выяснено, что негативные переживания во время войны в детском возрасте существенно влияют на взрослую жизнь. Уровень удовлетворенности жизнью тех, в детстве и в подростковом возрасте пережил пытки, жестокое отношение, ранения, а также непосредственно пережил столкновения существенно ниже показателя тех, кто этого избежал, даже спустя 22 года после окончания войны. Всё это показывает, что жертвы войны подвергаются влиянию военной обстановки в разной степени, а также, что степень травмированности зависит от типа и тяжести пережитой жестокости и событий.

5. Выводы и рекомендации

В результате проведенного исследования были получены следующие выводы:

i. При оценке уровня удовлетворенности жизнью нет разницы с точки зрения полового признака, т.е. и девочки, и мальчики, пережившие войну, пострадали в одинаковой степени.

ii. Пережившие войну в подростковом возрасте люди подвержены большему влиянию полученных травм во взрослом возрасте.

iii. Жертвы войны, которые в последующем смогли получить высшее образование, смогли успешнее избавиться от траматичного влияния пережитого.

iv. Уровень удовлетворенности жизнью тех, кто смог овладеть какой-либо профессией, выше, чем у тех, кто этого не смог. Больше всего удовлетворены жизнью педагоги и медработники.

v. Выводы, полученные после анализа уровня удовлетворенности жизнью молодых людей, переживших войну, с точки зрения количества братьев и сестер, разнятся соответственно количеству детей в семье. Наличие 3 и более детей в семье является защитным фактором, а вот наличие всего одного ребенка – фактором риска.

vi. Полученные во время войны травмы оказали наиболее негативное влияние на тех, кто был тогда в подростковом возрасте от 8 до 13 лет.

vii. Уровень удовлетворенности жизнью людей, переживших войну в детском и подростковом возрасте, зависит и от типа и тяжести полученной травмы. Пережившие пропажу кого-то из членов семьи удовлетворены жизнью меньше всего. Аналогична ситуация и с теми, кто в детстве и в подростковом возрасте пережил пытки, жестокое отношение, ранения, а также непосредственно пережил столкновения.   

Исходя из вышеуказанных выводов, предлагаются следующие рекомендации.

Существенным подспорьем в преодолении травматичных последствий войны может стать предоставление жертвам войны возможностей для получения более качественного образования и получения высшего образования.

Пережившим в детстве войну взрослым следует помочь с освоением профессий, особенно направленных на оказание помощи другим людям.

Ставшие жертвами войны дети не должны отделяться от своих братьев и сестер, наоборот, их следует размещать всех в одном месте.

 

Список литературы:
1. Armsden, GC, Greenberg MT. The inventory of parent and peer attachment: Individual differences and their relationship to psychological well-being in adolescence // Journal of Youth and Adolescence. 1987.- Vol. 16. No 5. – P. 427-454.
2. Bailey R, Miller C. Life satisfaction and life demands in college students // Social behavior and Personality. 1998.- Vol. 26. No 1.- P. 51-56.
3. Barenbaum J, Ruchkin V, Schwab-Stone M. The psychological aspects of children exposed to war: practice and policy initiatives // Journal of Child Psychology and Psychiatry. 2004.- Vol. 45. No 1.- P. 41-62.
4. Berger R, Pat-Horenczyk G, Gelkopf M. School-based intervention for prevention and treatment of elementary-students’ terror-related distress in Israel: A quasi-randomized controlled trial // Journal of Traumatic Stress. 2007.- Vol. 20. No 4.- P. 541- 551.
5. Chaplin TM. Anger, happiness, and sadness: Associations with depressive symptoms in late adolescence // Journal of Youth and Adolescence. 2006.- Vol. 35. No. 6. – P. 977–986.
6. Christopher JC. Situating psychological well-being: Exploring the cultural roots of its theory and research // Journal of Counseling and Development. 1999.- Vol. 77. No 2. - P. 141-153.
7. Çivitci A. Üniversite öğrencilerinde genel yaşam doyumu ve psikolojik ihtiyaçlar arasındaki ilişkiler // Ç.Ü. Sosyal Bilimler Enstitüsü Dergisi 2012.- Vol. 21. No 2. - P. 321-336.
8. Diener ED, Emmons RA, Larsen RJ, Griffin S. The satisfaction with life scale // Journal of personality assessment. 1985.- Vol. 49. No 1. – P. 71-75.
9. Dikmen AA. Kamu çalışanlarında iş doyumu ve yaşam doyumu // Yayımlanmamış yüksek lisans tezi 1995. Ankara Üniversitesi, Ankara. P. 46-47.
10. Dybdahl R. Children and mothers in war: An outcome study of a psychosocial intervention program // Child Development. 2001.- Vol. 72. No 4. – P. 1214-1230.
11. Dyregrov A, Gjestad R, Raundalen M. Children exposed to warfare: A longitudinal study // Journal of Traumatic Stress 2002.- Vol. 15. No 1. – P. 59-68.
12. Dyregrov A, Gupta L, Gjestad R, Mukanoheli E. Trauma exposure and psychological reactions to genocide among Rwandan children // Journal of Traumatic Stress. 2000.- Vol. 13. No 1. – P. 3-21.
13. Eryılmaz S. Üniversite öğrencilerinde psikolojik sağlamlığı yordamada yaşam doyumu, benlik saygısı, iyimserlik ve kontrol odağının incelenmesi. // Muğla Sıtkı Koçman Üniversitesi / Eğitim Bilimleri Enstitüsü Yayımlanmamış yüksek lisans tezi. 2012.- P. 36-41
14. Gençay S. Beden eğitimi öğretmeni adaylarının umutsuzluk ve yaşam doyumlarının bazı değişkenler açısından incelenmesi // Elektronik Sosyal Bilimler Dergisi. 2009.- Vol. 8. No 27. - 380-388.
15. Gündoğar D, Gül SS, Uskun E, Demirci S, Keçeci D. Üniversite öğrencilerinde yaşam doyumunu yordayan etkenlerin incelenmesi // Klinik Psikiyatri. 2007.- Vol. 10. No 1. - P. 14-27.
16. Güngör T. Selçuk Üniversitesi resim-iş eğitimi anabilim dalı öğrencilerinin kaygı ve yaşam doyumu düzeyleri // Yayımlanmamış yüksek lisans tezi. 2011. Selçuk Üniversitesi, Sosyal Bilimler Enstitüsü, Konya. P. 76-78
17. Husain SA, Nair J, Holcomb W, Reid JC, Vargas V, Nair SS. Stress reactions of children and adolescents in war and siege conditions // The American Journal of Psychiatry. 1998.- Vol. 155. No 12. – P. 1718-1719.
18. Kienzler H. Debating war trauma and post-traumatic stress disorder (PTSD) in an interdisciplinary arena // Social Science and Medicine. 2008.- Vol. 67. No 2. – P. 218-227.
19. Koplewicz HS, Vogel JM, Solanto MV, Morrissey R, Alonso CM, Abikoff H, Gallagher R, Novick RM. Child and parent response to the 1993 World Trade Center bombing // Journal of Traumatic Stress. 2002.- Vol. 15. No 1. – P. 77-85.
20. Özer M, Karabulut ÖÖ. Yaşlılarda yaşam doyumu // Geriatri 2003.- Vol. 6. No 2. – P. 72-74.
21. Özgür G, Gümüş AB, Durdu B. Evde ve yurtta kalan üniversite öğrencilerinde yaşam doyumu // Psikiyatri Hemşireliği Dergisi. 2010.- Vol. 1. No 1. – P. 25-32.
22. Pat-Horenczyk R, Abramovitz R, Peled O, Brom D, Daie A, Chemtob CM. Adolescent exposure to recurrent terrorism in Israel: Posttraumatic distress and functional impairment // American Journal of Orthopsychiatry. 2007.- Vol. 77. No 1. – P. 76-85.
23. Pfefferbaum B, Nixon SJ, Tivis RD, Doughty DE, Pynoos RS, Gurwitch RH, Foy DW. Television exposure in children after a terrorist incident // Psychiatry. 2001.- Vol. 64. No 3. – P. 202-211.
24. Plunkett MCB, Southall DP. War and children // Archive of Disease in Childhood. 1998.- Vol. 78. No 1. - P. 72-77.
25. Qouta S, Punamaki RL, El Sarraj E. Prevalence and determinants of PTSD among Palestinian children exposed to military violence // European Child and Adolescent Psychiatry. 2003.- Vol. 12. No 6. – P. 265-272.
26. Tezer E. Evlilik ilişkisinden sağlanan doyum: Evlilik yaşam ölçeği // Türk Psikolojik Danışma ve Rehberlik Dergisi. 1996.- Vol. 2. No 7. – P. 1-7.
27. Thabet AAM, Vostanis P. Post-traumatic stress reactions in children of war // Journal of Child Psychology and Psychiatry. 1999.- Vol. 40. No 3. – P. 385-391.
28. Thabet AAM, Abed Y, Vostanis P. Comorbidity of PTSD and depression among refugee children during war conflict // Journal of Child Psychology and Psychiatry. 2004.- Vol. 45. No 3. – P. 533-542.
29. Thabet AAM, Vostanis P. Post traumatic stress disorder reactions in children of war: A longitudinal study // Child Abuse and Neglect. 2000.- Vol. 24. No 2. – P. 291-298.
30. Tuzgöl DM. Üniversite öğrencilerinin yaşam doyumunun bazı değişkenlere göre incelenmesi // Pamukkale Üniversitesi Eğitim Fakültesi Dergisi. 2007.- Vol. 22. No 2. – P. 132-143.
31. Vara Ş. Yoğun bakım hemşirelerinde iş doyumu ve genel yaşam doyumu arasındaki ilişkinin incelenmesi // Yayımlanmamış yüksek lisans tezi. 1999.- Ege Üniversitesi, İzmir. P. 22-30
32. Walton JR, Nuttall RL, Nuttall EV. The impact of war on the mental health of children: A Salvadoran study // Child Abuse and Neglect. 1997.- Vol. 21. No 8. – P. 737-749.
33. Yetim Ü. Kişisel projelerin organizasyonu ve örüntüsü açısından yaşam doyumu // Yayınlanmamış doktora tezi. 1991.- Ege Üniversitesi, İzmir. P. 76-78.
34. Yule W. Alleviating the effects of war and displacement on children // Traumatology. 2002.- Vol. 8. No 3. – P. 160-180.

 

Информация об авторах

д-р наук, профессор, преподаватель Отделения педагогики Гуманитарного факультета Кыргызско – турецкого университета «Манас», Кыргызская Республика, г. Бишкек

(Prof. Dr.) Kyrgyzstan Turkey Manas University, Faculty of Letters, Department of Educational Sciences, Faculty Member, Kyrgyz Republic, Bishkek

студент Магистерской программы Отделения педагогики Гуманитарного факультета Кыргызско-турецкого университета «Манас», Кыргызская Республика, г. Бишкек

Kyrgyzstan Turkey Manas University, Institute of Social Sciences, Department of Educational Sciences, Master's Student, Kyrgyz Republic, Bishkek

Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), регистрационный номер ЭЛ №ФС77-54438 от 17.06.2013
Учредитель журнала - ООО «МЦНО»
Главный редактор - Ходакова Нина Павловна.
Top