ОСОБЕННОСТИ ПРОФИЛАКТИКИ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ВЫГОРАНИЯ ЮРИСТОВ

FEATURES OF PREVENTION OF PROFESSIONAL BURN OUT OF LAWYERS
Федоров Д.М.
Цитировать:
Федоров Д.М. ОСОБЕННОСТИ ПРОФИЛАКТИКИ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ВЫГОРАНИЯ ЮРИСТОВ // Universum: психология и образование : электрон. научн. журн. 2022. 2(92). URL: https://7universum.com/ru/psy/archive/item/13018 (дата обращения: 06.07.2022).
Прочитать статью:

 

АННОТАЦИЯ

Данная статья представляет теоретический обзор, касающийся профилактики профессионального выгорания юристов, и может рассматриваться в качестве ознакомительного материала для психологов и психотерапевтов, работающих с клиентами, которых можно охарактеризовать как «субъекты юридического труда». Автором отмечаются различные особенности работы с юристами разных направлений и возрастов, и делается вывод о необходимости развития психологического просвещения в соответствующем профессиональном сообществе.

ABSTRACT

This article is a theoretical overview on the prevention of professional burnout in lawyers and can be considered as an introductory material for psychologists and psychotherapists who work with clients, who can be characterized as “subjects of legal labor”. The author notes various features of working with lawyers of different specializations and ages. It is also concluded that it is necessary to develop psychological education in the relevant professional community.

 

Ключевые слова: профессиональное выгорания, консультирование юристов, организационная психология, субъекты юридического труда.

Keywords: professional burnout, psychological counseling for lawyers, organizational psychology, subjects of legal labor, Russian psychology.

 

Профессиональное выгорание среди представителей юридических профессий является достаточно часто встречающимся явлением. Юрист, не переживший профессионального выгорания в той или иной степени, – редкий кейс для психологического исследования. Изучение феномена профессионального выгорания является важной задачей современного психолога. На данный момент проблемы профессионального выгорания выступают как общемировые в условиях техногенной революции и роста конкуренции, особенно в развивающихся странах.

Научной новизной исследования выступает концепция комплексного и точечного подхода к психологическому консультированию юристов и других субъектов юридического труда. Практическая значимость заключается в возможности использования данного материала в практической работе психологов и психотерапевтов.

Востребованность юристов растет с каждым годом, но возможность оплачивать юридические услуги падает. В первую очередь, это связано с приоритетом расходов: потенциальный клиент (для юриста), запрашивающий какую-либо юридическую услугу, в приоритете расходов на первое месте ставит обеспечение физиологических потребностей, хотя очень часто услуги, оказываемые юристами, могут приносить и дополнительный доход. Даже в вопросах, касающихся лишения свободы, человек не всегда готов расстаться со своими сбережениями. У юриста развивается профессиональное выгорание не только, обусловленное общими факторами, но и объективными экономическими причинами. Таким образом, задачи, решаемые психологами при работе с представителями юриспруденции усложняются, то есть, в некотором роде такой клиент – это вызов для современного психолога.

Профессия юриста – часть профессии «человек-человек», следовательно, предполагает постоянную работу с людьми, что является фактором риска возникновения конфликта. Конфликты – это то, что способствует развитию профессионального выгорания. Вопросы профессионального выгорания среди представителей этой древней профессии являются особенно острыми ввиду ее многообразия, традиционности, а значит и сформированных психологических особенностей данной социальной группы.

Свои уникальные психологические особенности существуют как у юристов в целом, так и у представителей каждой юридической специализации, связанной с профессиональной деятельностью. В свою очередь, юридическая профессиональная деятельность сложна и многообразна по своей структуре. Она включает правоприменительный, правозащитный и правоохранительные труды. В этой связи для каждой конкретной юридической специальности разработаны свои профессиограммы. Кроме того, существует особая методология, где не используется термин «юрист», он заменяется на «субъект юридического труда» [7, c. 180-184]. Данное обстоятельство подчеркивает, что в юридической трудовой деятельности могут быть задействованы не только субъекты, обладающие юридическим образованием, но и другие специалисты смежных профессий: прежде всего, экономисты, бухгалтеры, финансисты, юридические психологи и многие другие.

Психологические особенности у специалистов в области юриспруденции, изменяются не только в зависимости от конкретной области права, но и от возраста, что, в общем, не является каким-то серьезным исключением из общего правила.

Существуют исследования, подтверждающие существенную разницу в жизненных ценностях студентов, молодых юристов, а также юристов со стажем более 10 лет: в данном контексте речь не идет о психофизиологических особенностях личности. Такие показатели как: общая самоактуализация, ориентация во времени, взгляд на природу человека, автономность, спонтанность и аутосимпатия, контактность и гибкость в общении, потребность в самосовершенствовании растут в зависимости от профессиональной зрелости [8, c. 322-331]. Данные показатели лишь доказывают, как для современного юриста важно уметь подстраиваться к клиенту (подопечному, коллеге), уметь находить верные решения при выходе из конфликтной ситуации, уметь очаровывать и располагать к себе человека.

Рассматривая психологические особенности профессиональной деятельности юристов, нельзя не упомянуть о существовании двух глобальных социальных групп внутри юридической гильдии:

– цивилисты (специалисты в области гражданского права) – юристы, участвующие в гражданских и административных процессах, занимающиеся общегражданскими вопросами, как правило, связанные с материальными благами;

– криминалисты (специалисты в области уголовного права) – юристы, участвующие, как правило, в уголовных и также в административных процессах, занимающиеся правоохранительной (силовики) либо правозащитной деятельность (адвокаты в области уголовного права).

Существуют и другие юридические специальности: «юристы-исследователи», «корпоративные юристы» либо «арбитражные управляющие», но с психологической точки зрения именно цивилисты и криминалисты отличны по своим психологическим характеристикам. Первые, и вторые почти не пересекаются в профессиональной деятельности. Зачастую, используют разную профессиональную терминологию, не понимая друг друга и на языковом, и на ментальном уровнях.

Если рассматривать психологические характеристики у юристов с точки зрения карьерной направленности, то здесь также выделяются две принципиально разные группы:

– юристы, работающие по найму;

– юристы, работающие автономно.

В первую группу входят государственные служащие, а также представители частных организаций. Если говорить о России, то вторую группу составляют индивидуальные предприниматели, владельцы юридических фирм, адвокаты, нотариусы, а также самозанятые юристы (плательщики налога на профессиональный доход). В целом, процесс профессионального мышления у этих групп сильно отличается друг от друга.

Для определения психологических особенностей того или иного субъекта необходимо понять профессиональную ориентацию личности. Например, с помощью теста «Якоря карьеры». В 1970-х годах XX века Эдгар Шейн выделил восемь карьерных якорей: профессиональная компетентность, менеджмент, автономия, стабильность, служение, вызов, интеграция стилей жизни и предпринимательство [2]. Безусловно, что в каждом субъекте юридического труда присутствуют разные компоненты в той или иной степени, однако, предпринимательство занимает особенную позицию в силу устройства самой отрасли юриспруденции. Предпринимательство напрямую связано с желанием автономности, а юристы, работающие по найму, обладают ей, так как, зачастую, именно они представляют организации не только в судах, но и являются представителями в переговорных процессах, на конференциях, и так далее… В данном контексте важно упомянуть исследование Л.М. Котенко, где была выявлена этическая составляющая деятельности представителей нравственно-центрического уровня этики принятия решений: 16% из числа собственников бизнеса, принявших участие в исследовании, проявляют черты нравственной зрелости личности: выход за пределы эгоистического «Я» (служение, забота о людях и стране), опора не на внешние факторы, а на внутренние личностные установки и ценности, независимость от обстоятельств и оценок других людей, 84% – это предприниматели, незаинтересованные в служении, бескорыстии, высоких  нравственных идеалах на благо всему обществу [5, c. 222-255]. То есть, с одной стороны, предпринимательство – это автономность, а, следовательно, психологическая зрелость, с другой стороны, с точки зрения авторов данной статьи, это, в большей степени, эгоцентризм.

Исследуя психологические особенности представителей мира юриспруденции, необходимо также учесть гендерные характеристики. Данная проблема была широко раскрыта в статье Е.С. Ткаченко «Влияние гендерных стереотипов на выбор профессиональной деятельности юриста». В данной работе раскрываются не только собственно психологические особенности юристов обоих полов, но также делается акцент на представлении полов друг о друге. Было выявлено, что для мужчин-юристов характерен высокий уровень развития волевой и познавательной сфер личности, а для женщин-юристов – познавательной и эмоциональной, причем эмоциональная сфера оценивается не всегда положительно. Кроме того, в рамках юридической специальности девушки претендуют на равные возможности с юношами, предполагая работу во всех без исключения сферах юридической практики, тогда как юноши считают, что девушки должны работать в сфере консультирования по вопросам гражданского производства, адвокатами только по гражданским делам, а также в качестве секретарей в суде [9, c. 122-129]. Здесь эмоциональность можно трактовать в качестве стандартной характеристики для женщины, также как волевой фактор для мужчины. Что касается ожиданий мужчин от женщин, относительно мужского представления о женщине как о секретаре суда, то это объясняется, во-первых, фатальным превосходством процентного соотношения женщин по гендерному различию в судебном цехе, во-вторых, крайне низким престижем работы в качестве секретаря суда. Представление о женщине в качестве цивилиста может быть обусловлено представлением о том, что деятельность гражданских юристов в большей степени можно назвать безопасной по характеру непосредственной деятельности.

Психологические особенности представителей мира юриспруденции обусловлены не только принадлежностью к той или иной отрасли, возрасту, полу, но и профессиональной деформацией. По мнению Л.В. Мардахаева, профессиональная деформация – это негативное изменение качеств и свойств личности под влиянием выполнения специалистом своей профессиональной деятельности [6]. Для юристов, как описывалось выше, эта деятельность правоприменительная, правозащитная и правоохранительная. Чисто юридические профессиональные деформации: стереотипный подход к решению профессиональных проблем, правовой нигилизм (отрицание значимости права, общепринятых ценностей, правовой культуры), снижение уровня культуры общения, цинизм, эмоциональное безразличие [4, c. 58-60]  Если стереотипность нельзя назвать уникальной составляющей профдеформации, то правовой нигилизм – изменение, присущее именно субъектам юридического труда, выражающееся в некоем разочаровании в праве как таковом, вере в права человека, чрезмерном знании «на любое «если» есть тысяча «а если»», значит, любое право может быть нарушено, значит «я занимаюсь неблагородным делом». То есть, юрист разочаровывается в профессии, начиная считать себя ненужным для общества, что негативно сказывается на его психике.

Несомненно, что профессиональное выгорание является следствием профессиональной деформации. Под профилактикой профессиональной деформации понимается совокупность предупредительных мероприятий, ориентированных на снижение вероятности развития предпосылок и проявлений профессиональной деформации [3, c. 729-743].  Данное определение показывает математическую значимость данного показателя, где ключевым словом является «вероятность». Важно, что ни одна профилактика не может являться абсолютным «лекарством» от такого глобального явления как профессиональное выгорание.

Профессиональная деформация, вопреки расхожему мнению, является фактором, который не дает личности оценивать тот или иной стимул в более-менее объективном контексте. Личность, страдающая профессиональной деформацией, к любой проблеме подходит с точки зрения своей профессиональной деятельности, что может помешать восприятию реальности. Для юриста это представление о любой проблеме в качестве сугубо юридической, что не всегда соответствует действительности. Не каждое дело решается в суде. Выгоревший цивилист, подверженный профессиональной деформации, считает иначе.  Не каждый человек является преступником. Выгоревший криминалист в каждом видит преступника, включая самого себя. Таким образом, человек не может воспринимать действительность в контексте иного разговора даже на элементарно-бытовом уровне. Профилактика профессиональной деформации также является профилактикой профессионального выгорания.

Если рассматривать представителей юриспруденции в качестве уникальных субъектов интеллектуального труда, то для такой социальной группы существуют свои уникальные способы профилактики профессионального выгорания.

Современные авторы отмечают следующие наиболее распространенные способы: необходимость иметь достаточный уровень профессиональной подготовки, соответствующей предстоящей работе; необходимость своевременно выполнять профессиональные задачи в рабочее время, не брать работу на дом, тем самым ограждая своих близких от негативного влияния деформации личности; умение общения с разными психологическими типами людей, а также умение выходить из трудных жизненных ситуаций; стимулирование к саморазвитию, повышению своего профессионализма, компетенции [4, c. 58-60]. На первый взгляд, данный список не представляется уникальной конструкцией, относящейся именно к юристам. Однако, все эти компоненты имеют место в жизни субъектов юридического труда. Вместе с тем, большинство из этих рекомендаций являются трудновыполнимыми для юристов.

Во-первых, те или иные судебные дела не заканчиваются в нерабочее время, следовательно, работа юриста может длиться и дома, и в нерабочие дни. Иными словами, проблема переключения на отдых стоит острее, чем у каких-либо иных специалистов, даже профессии «человек-человек». Например, понятие «работы на дому» для большинства представителей юриспруденции фактически не существует: судебный процесс не прекращается после окончания рабочего дня, государственные органы продолжают функционировать, а подзащитные продолжают подвергаться уголовному преследованию.

Во-вторых, юридическая деятельность – это в той или иной степени возложение на себя чужих проблем, особенно, если речь идет об оказании частной юридической помощи. И здесь особенно важно, что речь идет о реальном решении материальных задач. В этом главная особенность профессии юриста по сравнению с профессией психолога или врача. По сути, это имеет прямую связь с «трудной жизненной ситуацией». Зачастую от профессионализма юриста зависит судьба человека: его свобода, материальное состояние, честь и достоинство. От врача также зависит жизнь человека, но его действия ограничены во времени. Безусловно, что деятельность психологов также является длительной и фактически непрекращающейся, однако, она не может являться ключевой и определяющей для клиента.

В-третьих, рост знаний и умений в процессе профессионального развития могут лишь навредить психике юриста, когда уровень компетенции становится высок до такой степени, что работа становится неинтересной. Сама такая возможность обусловлена спецификой предмета деятельности юриста. Юриспруденция хотя и имеет естественную природу, является творением человеческой мысли. Это не физика и не нейропсихология, где исследования не имеют какой-либо конечной точки. Здесь особенно важно не только повышать знания, но и усложнять задачу, повышая гонорары. В ином случае риск профессионального выгорания возрастает, вплоть до добровольного ухода из профессии, при этом, такой специалист может оставаться востребованным профессионалом. Данный вывод лишь на первый взгляд может считаться абсурдным, но именно в контексте юриспруденции актуально понятие «горе от ума». Например, введение того или иного закона, разработка законопроекта, как правило, оценивается критически наиболее опытными представителями юридического цеха. Осознание грядущих негативных изменений не может не сказываться негативным способом на психике современного юриста. То есть, юрист осознает пагубность закона и невозможность повлиять на ситуацию. В некотором роде, возникает большой незавершенный гештальт, разрушающий интерес к профессии, развивая профессиональное выгорание личности.

Также методы профилактики профессиональной деформации можно разделить на общие (организационно-управленческие) и психологические (непосредственно методики, разработанные психологами: психологическое консультирование, карьерное консультирование) [1, c. 31-34]. Данная дифференциация носит условный характер, так как любая психологическая методика имеет организационно-управленческие элементы, и наоборот.

Стоит отметить, что при разработке тех или иных методов профилактики необходимо учитывать не только принадлежность к социальной группе (в данном исследовании – это юристы и субъекты юридического труда), но также и свойства каждого конкретного индивида, включая пол, возраст, профессиональную специализацию.

Дифференцируя особенности психопрофилактики профессионального выгорания юристов, стоит отметить, что одной из наиболее эффективных мер по предотвращению профессионального выгорания является психологическое просвещение. Современное обучение, как правило, не содержит в себе необходимых психологических дисциплин, кроме юридической психологии, изучающей далеко не всю область, необходимую для современного юриста. То есть, психопросвещение среди представителей юриспруденции – одна из базовых задач для современного психолога, работающего с данным профессиональным сообществом.

Таким образом, для составления анализа психологических особенностей того или иного юриста, необходимо учесть такие показатели как: пол, возраст, профессиональный опыт, отношение к конкретной отрасли юриспруденции, наличие профессиональных деформаций и их выраженность в том или ином субъекте юридического труда.  При этом в задачу психолога входит не только непосредственная работа с клиентом, но и повышение его знаний, касающихся тех областей, которые принято называть социальной психологией, конфликтологией, основами манипуляторных методик. Иными словами, особенность профилактики профессионального выгорания заключается в системной работе психолога, к которой относятся: психологическое консультирование, групповая тренинговая работа, психологическое просвещение.

 

Список литературы:

  1. Бойко Н.Н. Профессиональная деформация личности юриста и способы ее предотвращения. / Н.Н. Бойко // Право и государство: история и современность, перспективы развития. – 2018. – С. 31-34.
  2. Васильева И.В. Организационно-психологическая диагностика: учебное пособие. — 3-е изд., стер. — Москва: Флинта 2019 г.— 136 с. — Электронное издание. — ISBN 978-5-9765-1712-7.
  3. Горобец Т.Н. Профессиональная деформация юристов и методы профилактики / Т.Н. Горобец, Д.И. Кечил // Психология XXI века: вызовы, поиски, векторы развития. – 2019. – С. 729-743.
  4. Гриценко А.Ю. Причины и пути преодоления профессиональной деформации юриста / А.Ю. Гриценко // Актуальные проблемы правового, социального и политического развития России. – 2018. – С. 58-60.
  5. Котенко Л.М. Этические установки собственников бизнеса как фактор принятия управленческих решений / Л.М. Котенко, В.А. Чикер, Л.Г.   Почебут // Институт психологии российской академии наук. Социальная и экономическая психология. – 2019. – №3(15). – С. 222-255.
  6. Мардахаев Л.В. Социальная педагогика. — Москва: Издательство РГСУ 2013 г.— 416 с. — Электронное издание. — ISBN 978-5-7139-1014-3.
  7. Петрова Е.С. Психологические особенности миссии и индивидуальных качеств субъекта юридического труда. / Е.С. Петрова, Е.Г.  Антиперович // Проблемы эффективной интеграции инновационного потенциала современной науки и образования. – 2018. – С. 180-184.
  8. Пухарева Т.C. Саморазвитие юристов на разных этапах профессионализации. / Т.C. Пухарева, И.Н. Улитин // Личность в меняющемся мире: здоровье, адаптация, развитие. – 2019. – №2. – С. 322-331.
  9. Ткаченко Е.С. Влияние гендерных стереотипов на выбор профессиональной деятельности юриста. / Е.С. Ткаченко // Вестник Владимирского юридического института. – 2017. №3. – С. 122-129.
Информация об авторах

бакалавр психологии, бакалавр юриспруденции, магистр педагогики, Польша, г. Лодзь

Bachelor of Psychology, Bachelor of Law, Master of Education, Poland, Lodz

Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), регистрационный номер ЭЛ №ФС77-54438 от 17.06.2013
Учредитель журнала - ООО «МЦНО»
Главный редактор - Ходакова Нина Павловна.
Top