ИНТЕРФЕЙС ГЕНЕТИКИ И ПСИХОЛОГИИ: КАК ПСИХОГЕНЕТИЧЕСКИЕ МАРКЕРЫ ВЛИЯЮТ НА ЛИЧНОСТНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ И ПОВЕДЕНЧЕСКИЕ ТЕНДЕНЦИИ

THE INTERFACE OF GENETICS AND PSYCHOLOGY: HOW DO PSYCHOGENETIC MARKERS INFLUENCE PERSONALITY CHARACTERISTICS AND BEHAVIORAL TENDENCIES
Цитировать:
Десяткова Е.А. ИНТЕРФЕЙС ГЕНЕТИКИ И ПСИХОЛОГИИ: КАК ПСИХОГЕНЕТИЧЕСКИЕ МАРКЕРЫ ВЛИЯЮТ НА ЛИЧНОСТНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ И ПОВЕДЕНЧЕСКИЕ ТЕНДЕНЦИИ // Universum: медицина и фармакология : электрон. научн. журн. 2024. 6(111). URL: https://7universum.com/ru/med/archive/item/17562 (дата обращения: 18.06.2024).
Прочитать статью:
DOI - 10.32743/UniMed.2024.111.6.17562

 

АННОТАЦИЯ

В этой статье проводится теоретический анализ взаимодействия генетики и психологии, уделяя особое внимание тому, как психогенетические маркеры влияют на черты личности и поведенческие тенденции. Синтез исследований с использованием различных методологий, включая исследования близнецов, полногеномные исследования ассоциаций и эпигенетические исследования, подчеркивает глубокое влияние генетических факторов на формирование психологических явлений. Изучая значительную наследственность черт личности и полигенную природу поведенческих расстройств, этот обзор подчеркивает сложное взаимодействие между генетической предрасположенностью и факторами окружающей среды. Более того, дискуссия распространяется на значение этих результатов для разработки подходов персонализированной медицины в психиатрии и углубляется в этические аспекты генетических исследований. В целом, эта статья способствует пониманию психогенетики, пропагандируя интегрированный подход, сочетающий генетические знания с клинической практикой для улучшения результатов в области психического здоровья.

ABSTRACT

This article conducts a theoretical analysis of the interface between genetics and psychology, particularly focusing on how psychogenetic markers impact personality traits and behavioral tendencies. The synthesis of research across various methodologies, including twin studies, genome-wide association studies, and epigenetic investigations, highlights the profound influence of genetic factors in shaping psychological phenomena. By examining the significant heritability of personality traits and the polygenic nature of behavioral disorders, this review underscores the complex interplay between genetic predispositions and environmental factors. Moreover, the discussion extends into the implications of these findings for developing personalized medicine approaches in psychiatry and delves into the ethical considerations of genetic research. Overall, this article contributes to the understanding of psychogenetics, advocating for an integrated approach that combines genetic insights with clinical practices to enhance mental health outcomes.

 

Ключевые слова: генетические маркеры, генетический анализ, психологические опросники, корреляционное исследование

Keywords: genetic markers, genetic analysis, psychological questionnaires, correlation research.

 

Введение

Пересечение генетики и психологии представляет собой рубеж исследований, объясняющих сложные механизмы, посредством которых психогенетические маркеры влияют на черты личности и поведенческие тенденции. Эта междисциплинарная область, соединяющая биологические и психологические науки, привлекает все большее внимание благодаря своему потенциалу, позволяющему раскрыть тонкое взаимодействие между генетической предрасположенностью и психологическими последствиями. Понимание этого взаимодействия имеет фундаментальное значение не только для развития теоретических знаний, но и имеет практическое значение для клинической практики и терапевтических вмешательств.

Изучение психогенетики углубляется в то, как конкретные генетические маркеры или вариации связаны с психологическими характеристиками и поведением. Например, генетические вариации генов, связанных с нейротрансмиттерами, связаны с такими чертами личности, как экстраверсия и невротизм, что указывает на биологическую основу этих аспектов личности [1]. Более того, роль генетики в предрасположенности людей к психологическим расстройствам, включая депрессию и тревогу, широко документирована, что обеспечивает генетическую основу для понимания психопатологии [2].

Недавние достижения в методологиях генетических и психологических исследований способствовали более сложному анализу взаимодействий генов и окружающей среды, которые формируют индивидуальные различия в поведении и психическом здоровье. Например, эпигенетические механизмы, которые изменяют экспрессию генов в ответ на влияние окружающей среды без изменения последовательности ДНК, стали ключевыми факторами в понимании динамических взаимоотношений между генами и окружающей средой. Эти исследования подчеркивают важность учета как генетической предрасположенности, так и факторов окружающей среды в развитии личности и моделей поведения.

Более того, исследование психогенетических маркеров вышло за рамки исследований на людях: модели на животных дают ценную информацию о генетических основах поведения. Исследования отдельных линий крыс выявили генетический вклад в поведение, отражающее тревогу, агрессию и предпочтение алкоголя, что иллюстрирует генетическую основу определенных поведенческих предрасположенностей [3].

В свете этих событий данный обзор призван синтезировать современное состояние знаний о взаимодействии генетики и психологии. Изучая влияние психогенетических маркеров на черты личности и поведенческие тенденции, эта статья стремится внести вклад в более глубокое понимание генетических факторов, лежащих в основе психологического разнообразия. Последствия этого исследования глубоки: они открывают потенциальные пути для персонализированных психологических вмешательств и проливают свет на генетические основы человеческого поведения.

Теоретические основы психогенетики

Область психогенетики находится на стыке генетики и психологии и направлена на понимание генетической основы индивидуальных различий в психологических чертах и поведении. Этот междисциплинарный подход сыграл решающую роль в освещении того, как генетические вариации влияют на широкий спектр психологических явлений, от черт личности до предрасположенности к расстройствам психического здоровья.

Психология личности уже давно стремится выявить факторы, которые способствуют изменчивости черт личности среди людей. Появление психогенетических исследований предоставило существенные доказательства того, что генетические факторы играют значительную роль в формировании личности. Например, исследования показали, что примерно от 40% до 60% различий в личностных качествах, таких как экстраверсия, невротизм и открытость опыту, можно объяснить генетическими различиями [1]. Эти данные подчеркивают важность генетической предрасположенности в определении индивидуальных различий личности.

Взаимосвязь между генетикой и психопатологией является еще одним ключевым направлением психогенетики. Исследования в этой области изучают, как генетические факторы способствуют риску развития психологических расстройств. Шор [2] подчеркивает роль ранней травмы в отношениях и дезорганизованной привязанности в развитии предрасположенности к насилию, предполагая, что генетические факторы могут взаимодействовать с влияниями окружающей среды, влияя на психологические последствия. Эта точка зрения согласуется с моделью диатеза-стресса, которая утверждает, что генетическая уязвимость взаимодействует со стрессовыми жизненными событиями, увеличивая вероятность развития психических расстройств.

Важнейшим аспектом психогенетики является изучение взаимодействия генов и окружающей среды, которое относится к сложным способам, которыми генетическая предрасположенность и факторы окружающей среды влияют друг на друга. Концепция эпигенетики сыграла важную роль в продвижении нашего понимания этих взаимодействий. Эпигенетические механизмы, такие как метилирование ДНК, могут изменять экспрессию генов в ответ на воздействие окружающей среды без изменения базовой последовательности ДНК. Этот процесс позволяет модулировать генетические эффекты факторами окружающей среды, подчеркивая динамический характер взаимоотношений между генами и окружающей средой [3].

Модели животных сыграли неоценимую роль в психогенетических исследованиях, предлагая понимание генетических основ поведения, которое нелегко достичь с помощью исследований на людях. Например, отбор и разведение линий крыс с отчетливыми поведенческими тенденциями облегчили идентификацию генетических маркеров, связанных с тревогой, агрессией и предпочтением алкоголя. Такие исследования выявляют генетические основы конкретных поведенческих предрасположенностей, обеспечивая основу для понимания генетической архитектуры сложного поведения [3].

Стоит отметить, что теоретические основы психогенетики охватывают генетическую основу черт личности, генетические основы психопатологии, тонкости взаимодействия генов и окружающей среды, а также вклад животных моделей в наше понимание генетических влияний на поведение. Благодаря интеграции генетических и психологических перспектив психогенетика предлагает комплексную основу для изучения генетических аспектов психологического разнообразия.

Методы и подходы в психогенетических исследованиях

Психогенетические исследования используют различные методы и подходы для изучения генетических основ психологических черт и поведения. Эти методологии позволяют исследователям проводить сложное взаимодействие между генами и окружающей средой, предлагая понимание того, как генетическая предрасположенность влияет на психологические последствия.

Например, исследования близнецов и усыновлений легли в основу психогенетики, предоставив мощный метод для распутывания относительного вклада генетики и окружающей среды в психологические черты. Сравнивая сходство между монозиготными (идентичными) близнецами, у которых 100% общих генов, с дизиготными (разнояйцевыми) близнецами, у которых примерно 50% общих генов, исследователи могут оценить наследственность признаков. Исследования усыновления, оценивающие сходство между усыновленными детьми и их биологическими и приемными родителями, дополнительно освещают роль факторов окружающей среды. Эти исследования последовательно продемонстрировали значительный генетический вклад в широкий спектр психологических характеристик, включая личность, интеллект и риск расстройств психического здоровья [1].

С развитием молекулярной биологии молекулярная генетика стала решающим подходом в психогенетических исследованиях. Такие методы, как полногеномные исследования ассоциаций (GWAS) и исследования генов-кандидатов, позволяют идентифицировать конкретные генетические варианты, связанные с психологическими чертами и расстройствами. Например, GWAS идентифицировал многочисленные генетические локусы, связанные с шизофренией, биполярным расстройством и большим депрессивным расстройством, подчеркивая полигенную природу этих состояний. Исследования генов-кандидатов сосредоточены на генах, представляющих интерес, исходя из их биологической значимости для нейротрансмиссии, гормональной регуляции или других процессов, участвующих в психологических явлениях.

Некоторые хорошо известные примеры гормонов и нейротрансмиттеров, влияющих на поведение через свои SNP:

1. Нейропептиды окситоцин и вазопрессин являются медиаторами социального поведения, включая социальное признание, привязанность и агрессию. В частности, окситоцин является важным гормоном, который контролирует некоторые виды поведения и социальное взаимодействие. Он снижает нейроэндокринные и поведенческие реакции на социальный стресс и позволяет подавлять защитное поведение, тем самым облегчая подходящее поведение. Окситоцин запускает связь между матерью и младенцем и играет роль в доверии, сексуальном возбуждении, узнавании и тревоге. Исследования показывают, что окситоцин также может влиять на зависимость и стресс. SNP rs237887, rs2268493 в гене рецептора окситоцина были связаны с таким поведением, как эмпатия, социальные навыки, доверие и привязанность.

2. Вазопрессин — это гормон, который регулирует социальное поведение, такое как агрессия и формирование парных связей (романтические отношения), а также усиливает склонность к сотрудничеству ради взаимной выгоды. Полиморфные участки гена AVPR1A (рецептор аргинин-вазопрессина 1А) связаны с альтруизмом, привязанностью и щедростью.

3. Было продемонстрировано, что белок катехол-0-метилтрансфераза (COMT) оказывает сильное влияние на нейротрансмиссию дофамина в префронтальной коре (область мозга), играя ключевую роль в нескольких когнитивных функциях, включая когнитивный контроль и IQ. Было показано, что полиморфизм rs4680 гена COMT эффективен в отношении исполнительного познания, преодоления стресса и вознаграждения за обучение [4].

4. Серотонин является важным модулятором нервной системы и влияет на когнитивные функции и поведение, включая обучение и память, настроение, гибкость поведения, социальные взаимодействия, агрессивность и тревожность. SNP rs25531 и rs25532 в гене SLC6A4 (белок-переносчик серотонина) влияют на оптимизм, способность справляться со стрессом и эмоциональное поведение.

В свою очередь эпигенетика изучает механизмы, которые изменяют экспрессию генов без изменения последовательности ДНК. Эта область значительно продвинула наше понимание того, как факторы окружающей среды, такие как стресс, травма и опыт ранней жизни, могут оставлять молекулярный след в геноме, влияющий на активность генов. Эпигенетические модификации, такие как метилирование ДНК и модификация гистонов, играют ключевую роль в регуляции генов, участвующих в реакции на стресс, эмоциональной регуляции и пластичности нейронов. Эти эпигенетические изменения могут иметь долгосрочное влияние на психологические последствия, иллюстрируя динамическое взаимодействие между генами и окружающей средой.

Поэтому модели животных, особенно модели грызунов, имеют неоценимое значение в психогенетических исследованиях для изучения генетических основ поведения. Селективное разведение животных с определенными поведенческими чертами позволяет изучить генетическое влияние на такое поведение, как тревога, агрессия и обучение. Например, исследования селекционно выведенных линий крыс выявили генетические детерминанты поведения, связанного с тревогой, что дает представление о генетической архитектуре, лежащей в основе тревожных расстройств у людей [3].

В свою очередь генетика нейровизуализации сочетает в себе методы нейровизуализации, такие как функциональная магнитно-резонансная томография (фМРТ) и позитронно-эмиссионная томография (ПЭТ), с генетическим анализом для изучения взаимосвязи между генетическими вариациями и функцией мозга. Этот подход выявил генетические варианты, связанные с различиями в структуре и активности мозга, проливая свет на нейронные механизмы, посредством которых генетические факторы влияют на психологические черты и поведение.

Таким образом, в психогенетических исследованиях используется широкий спектр методологий: от классических исследований близнецов и усыновлений до передовой молекулярной генетики и генетики нейровизуализации. В совокупности эти подходы способствуют более глубокому пониманию генетических основ психологического разнообразия и сложных взаимодействий генов и окружающей среды, которые формируют человеческое поведение.

Влияние психогенетических маркеров на личностные характеристики

Влияние психогенетических маркеров на черты личности представляет собой ключевую область исследований в области психогенетики, подчеркивающую сложное взаимодействие между нашей генетической структурой и психологическими характеристиками, которые нас определяют. Растущий объем исследований в этой области предполагает, что совокупность наших личностных качеств — от экстраверсии и невротизма до открытости и добросовестности — в значительной степени модулируется генетическими факторами.

Этот существенный генетический вклад подчеркивает основополагающую роль генетики в формировании разнообразного полотна человеческой личности. Например, наследственность таких черт, как экстраверсия и невротизм, которые являются центральными для многих моделей личности, указывает на сильную генетическую основу, которая взаимодействует с опытом окружающей среды, формируя отдельные личности.

Кроме того, исследования молекулярной генетики, включая полногеномные исследования ассоциаций (GWAS), начали выявлять конкретные генетические варианты, связанные с личностными качествами. Гены, связанные с основными нервно-психическими расстройствами, были извлечены из каталога NHGRI GWAS [5]. Всего в 115 исследованиях сообщалось о 911 SNP со значением p < 1,0 × 10-5. Для каждого расстройства был выбран 51 ген, кодирующий белок, за исключением тревоги, для которой было идентифицировано только 16 генов. Из 180 генов (названных в рукописи набором генов NHGRI-перекрестных расстройств) 15 были обнаружены как минимум при пяти заболеваниях (8%), 20 как минимум при четырех расстройствах (11%), 28 как минимум при трех расстройствах (16%) и 39 по крайней мере при двух расстройствах (22%) (рис. 1А, Б).

 

Рисунок 1. Диаграмма Венна, изображающая перекрытие генов при нескольких расстройствах

 

Перекрытие топ-51 SNP со связанными генами, кодирующими белки, показано для каждого расстройства (ADHD, ASD, BD, MDD, SCZ) (рис. 1A). Было идентифицировано только 16 генов, кодирующих белок тревоги, один из которых совпадает с ADHD, а другой - с MDD. Представлено краткое описание количества генов, характерного для разных заболеваний (рис. 1B). Подробный список генов доступен на рисунке 2.

 

Рисунок 2. Топ-4 тканей с наибольшей экспрессией для каждого расстройства [6]

 

Также концепция эпигенетики пролила свет на то, как факторы окружающей среды могут влиять на экспрессию генов, связанных с личностными качествами. Эпигенетические модификации, такие как метилирование ДНК, могут возникать в ответ на раздражители окружающей среды, стресс или травму, изменяя экспрессию генов без изменения последовательности ДНК. Эти модификации могут иметь долгосрочное воздействие на личность, иллюстрируя динамическое взаимодействие между генами и окружающей средой в формировании черт личности.

Таким образом, можно сказать, что влияние психогенетических маркеров на черты личности — это многогранное явление, которое включает в себя вклад генетической изменчивости, конкретных генетических вариантов, эпигенетических модификаций и данных, полученных на животных моделях.

Психогенетические маркеры и поведенческие расстройства

Исследование психогенетических маркеров и их связи с поведенческими расстройствами является главной задачей современных психогенетических исследований, предлагая неоценимую информацию о генетических основах различных психопатологий. Этот объем исследований не только освещает биологические основы этих расстройств, но также способствует разработке целевых вмешательств и методов лечения.

Значительный объем данных подчеркивает роль генетических факторов в этиологии поведенческих расстройств. Например, исследования наследственности показывают, что генетические факторы могут составлять примерно 40-80% риска таких расстройств, как шизофрения, биполярное расстройство и большое депрессивное расстройство [7]. Такой широкий диапазон наследственности подчеркивает сложное взаимодействие между генетической предрасположенностью и факторами окружающей среды в проявлении этих расстройств.

Полногеномные исследования ассоциаций (GWAS) сыграли важную роль в выявлении конкретных генетических вариантов, связанных с повышенным риском поведенческих расстройств. Эти исследования выявили многочисленные локусы риска шизофрении, биполярного расстройства и депрессии, раскрывая полигенную природу этих состояний. Например, вариации гена CACNA1C связаны с биполярным расстройством, шизофренией и большим депрессивным расстройством, что указывает на общую генетическую уязвимость этих разных, но связанных расстройств [8].

Более того, изучение психогенетических маркеров выходит за рамки идентификации локусов риска и охватывает механизмы, посредством которых эти генетические факторы влияют на функцию мозга и, следовательно, на поведение. Исследования в области нейровизуализации и генетики позволили понять, как генетические варианты, связанные с поведенческими расстройствами, влияют на структуру и функции мозга. Например, вариации гена FKBP5, который влияет на регуляцию гормона стресса кортизола, связаны с изменениями в областях мозга, участвующих в регуляции стресса и эмоций, таких как гиппокамп и миндалевидное тело (рис. 3) [9]. Эти результаты предполагают генетическую основу повышенной уязвимости к стрессу и эмоциональной дисрегуляции, наблюдаемой у людей с определенными психопатологиями.

 

Рисунок 3. Области мозга, задействованные в регуляции эмоций

 

Эпигенетика еще больше обогатила наше понимание взаимосвязи между психогенетическими маркерами и поведенческими расстройствами. Было показано, что эпигенетические модификации, которые могут возникнуть в ответ на стрессовые факторы окружающей среды или травму, влияют на гены, участвующие в реакции на стресс и нейротрансмиссии, тем самым влияя на риск поведенческих расстройств. Например, у людей, подвергшихся стрессу в раннем возрасте, может наблюдаться измененное метилирование гена NR3C1, который кодирует рецептор глюкокортикоидов, что потенциально способствует развитию депрессии или тревожных расстройств в более позднем возрасте [10].

Помимо исследований на людях, модели на животных показали генетической основы поведенческих расстройств. Исследования на грызунах, которых селекционно разводили с целью выявления высокого или низкого тревожного поведения, выявили генетические и эпигенетические факторы, которые способствуют тревоге и депрессии, что открывает потенциальные цели для терапевтического вмешательства [11].

Таким образом, изучение психогенетических маркеров и поведенческих расстройств раскрывает сложную картину генетических и эпигенетических факторов, которые способствуют риску возникновения этих состояний.

Обсуждение

При рассмотрении взаимодействия генетики и психологии, можно подчеркнуть, как психогенетические маркеры влияют на черты личности и поведенческие тенденции. Результаты различных методологий, включая исследования близнецов, GWAS и эпигенетические исследования, подчеркивают значительную роль генетических факторов в формировании психологических характеристик и связанных с ними расстройств. Интеграция этих результатов дает более тонкое понимание биологических субстратов, лежащих в основе поведенческих проявлений, и их клинических последствий.

Одним из ключевых выводов, полученных в результате этого обзора, является значительная наследственность черт личности и поведенческих расстройств, что предполагает наличие сильного генетического компонента, который взаимодействует с факторами окружающей среды. Это взаимодействие подчеркивает сложность психопатологий и ограниченность рассмотрения этих состояний через чисто генетическую или средовую призму. Концепция взаимодействия генов и окружающей среды особенно важна для понимания многогранной природы психологических явлений и представляет собой убедительный аргумент в пользу развития подходов персонализированной медицины в психиатрии.

Более того, в обзоре подчеркивается перспективность эпигенетических исследований в раскрытии механизмов, с помощью которых влияние окружающей среды может изменять генетическую экспрессию, тем самым влияя на психологические последствия. Это особенно актуально в контексте стресса в раннем возрасте и его долгосрочного воздействия на психическое здоровье. Динамический характер эпигенетических модификаций открывает новые возможности для терапевтических вмешательств, которые потенциально могут обратить вспять вредные эпигенетические изменения, связанные с неблагоприятным воздействием окружающей среды.

Роль психогенетических маркеров в улучшении нашего понимания функций и структуры мозга с помощью генетики нейровизуализации — еще одна важная область, которой мы занимаемся. Результаты этих исследований не только подтверждают генетические связи с психологическими особенностями и расстройствами, но также помогают картировать нервные пути, участвующие в этих состояниях. Этот подход помогает преодолеть разрыв между молекулярной генетикой и клинической психологией, предлагая понимание биологических основ поведения, которые ранее были неясны.

Хотя нынешний объем исследований предоставляет существенные доказательства, подтверждающие генетические основы личности и поведения, они также поднимают важные этические соображения относительно генетического детерминизма и потенциальной стигматизации, связанной с генетическими объяснениями поведения. По мере того, как мы углубляем наше понимание психогенетики, крайне важно сбалансировать полученные знания с соображениями конфиденциальности, согласия и потенциальных социальных последствий генетических исследований.

Заключение

В заключение отметим, что исследование психогенетических маркеров в этом обзоре не только расширяет наше понимание генетических аспектов психологии, но также подчеркивает потенциал генетических исследований в разработке более эффективных и адаптированных терапевтических стратегий. Будущие исследования должны быть направлены на дальнейшее выяснение сложных взаимодействий между генами и окружающей средой, используя передовые технологии и междисциплинарные подходы, чтобы полностью охватить тонкости человеческого поведения и психического здоровья.

 

Список литературы:

  1. Fonagy, P. (2003). Genetics, developmental psychopathology, and psychoanalytic theory: The case for ending our (not so) splendid isolation. Psychoanalytic inquiry, 23(2), 218-247.
  2. Schore, A. N. (2003). Early Relational Trauma, Disorganizecl Attachment, and the Development of a Preclisposition to Violence. Healing Trauma: Attachment, Mind, Body and Brain (Norton Series on Interpersonal Neurobiology), 107.
  3. Fernández-Teruel, A., Cañete, T., Sampedro-Viana, D., Oliveras, I., Torrubia, R., & Tobena, A. (2023). Contribution of the Roman rat lines/strains to personality neuroscience: neurobehavioral modeling of internalizing/externalizing psychopathologies. Personality Neuroscience, 6, e8.
  4. Dugan, K. A., Vogt, R. L., Zheng, A., Gillath, O., Deboeck, P. R., Fraley, R. C., & Briley, D. A. (2024). Life events sometimes alter the trajectory of personality development: Effect sizes for 25 life events estimated using a large, frequently assessed sample. Journal of Personality, 92(1), 130-146.
  5. Welter, D., MacArthur, J., Morales, J., Burdett, T., Hall, P., Junkins, H., ... & Parkinson, H. (2014). The NHGRI GWAS Catalog, a curated resource of SNP-trait associations. Nucleic acids research, 42(D1), D1001-D1006.
  6. Lotan, A., Fenckova, M., Bralten, J., Alttoa, A., Dixson, L., Williams, R. W., & van der Voet, M. (2014). Neuroinformatic analyses of common and distinct genetic components associated with major neuropsychiatric disorders. Frontiers in neuroscience, 8, 112662.
  7. Besteher, B., Brambilla, P., & Nenadić, I. (2020). Twin studies of brain structure and cognition in schizophrenia. Neuroscience & Biobehavioral Reviews, 109, 103-113.
  8. Tigaret, C. M., Lin, T. C. E., Morrell, E. R., Sykes, L., Moon, A. L., O’Donovan, M. C., ... & Hall, J. (2021). Neurotrophin receptor activation rescues cognitive and synaptic abnormalities caused by hemizygosity of the psychiatric risk gene Cacna1c. Molecular Psychiatry, 26(6), 1748-1760.
  9. Tamman, A. J., Sippel, L. M., Han, S., Neria, Y., Krystal, J. H., Southwick, S. M., ... & Pietrzak, R. H. (2019). Attachment style moderates effects of FKBP5 polymorphisms and childhood abuse on post-traumatic stress symptoms: Results from the National Health and Resilience in Veterans Study. The World Journal of Biological Psychiatry, 20(4), 289-300.
  10. Nöthling, J., Malan-Müller, S., Abrahams, N., Hemmings, S. M. J., & Seedat, S. (2020). Epigenetic alterations associated with childhood trauma and adult mental health outcomes: A systematic review. The World Journal of Biological Psychiatry, 21(7), 493-512.
  11. Wellman, C. L., Bollinger, J. L., & Moench, K. M. (2020). Effects of stress on the structure and function of the medial prefrontal cortex: Insights from animal models. International review of neurobiology, 150, 129-153.
Информация об авторах

специалист по адаптивной физической культуре и переквалификация на психолога, “Институт современной психологии и психогенетики”, РФ, г. Москва

Specialist in adaptive physical culture and retraining as a psychologist, “Institute of Modern Psychology and Psychogenealogy”, Russia, Moscow

Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), регистрационный номер ЭЛ №ФС77–64808 от 02.02.2016
Учредитель журнала - ООО «МЦНО»
Главный редактор - Конорев Марат Русланович.
Top