Проблемы обеспечения процессуального равенства сторон в уголовно-процессуальном праве как условия и гарантии справедливого судебного решения

Problems of ensuring the procedural equality of parties in the criminal procedure law as conditions and guarantees of a fair judicial decision
Цитировать:
Мамыкина К.А., Цибарт Е.Э. Проблемы обеспечения процессуального равенства сторон в уголовно-процессуальном праве как условия и гарантии справедливого судебного решения // Universum: экономика и юриспруденция : электрон. научн. журн. 2017. № 5 (38). URL: https://7universum.com/ru/economy/archive/item/4744 (дата обращения: 26.02.2024).
Прочитать статью:
Keywords: criminal procedural law; competitiveness; principle; justice; judicial procedure; equality

АННОТАЦИЯ

Статья посвящена анализу проблем обеспечения процессуального равенства сторон в уголовно-процессуальном праве как условия и гарантии справедливого судебного решения. Выражается объективная сущность уголовно-процессуального права, раскрывается принцип состязательности и равноправия сторон, а также охватываются нарушения, которые, в свою очередь, могут поколебать равенство сторон в состязательном процессе.

ABSTRACT

The article is devoted to the analysis of problems concerning the ensuring procedural equality of parties in the criminal procedural law as conditions and guarantees of a fair judicial decision. The objective essence of the criminal procedural law is expressed, the principle of competitiveness and equality of the parties is revealed, and violations are also covered which, in turn, can cause to hesitate the equality of parties in the adversarial process.

 

Наука уголовно-процессуального права представляет собой совокупность разработанных на основе законов и практики понятий и представлений, концепций и постулатов, которые имеют способность раскрывать цели и назначение, координировать принципы процессуальной деятельности, использовать методы осуществления, гарантии прав и их функции, систематизировать структурную организацию этой деятельности и условия, необходимые для обеспечения всеобщей эффективности.

Процессуальная деятельность тесно связана с исследованием правовой основы, и этот аспект сказывается на исследованиях ученых в области определения практической эффективности деятельности органов прокуратуры, суда, расследования, неофициальных участников процесса. Из этого вытекает проблема степени соответствия или несоответствия полученных результатов деятельности, поставленные перед ними цели.

Однако такая ситуация позволяет выявить причины, которые отражают повышение эффективности или ее ослабление, а также разработать меры, способные усилить положительные факторы и, соответственно, нейтрализовать отрицательные. Поэтому абстрактность процессуальной науки нередко представляет собой отрыв ее от практики применения и возникновения при этом правоотношений, является определенным ее недостатком [3, с. 9].

Конституция РФ закрепила принцип равенства прав участников процесса, установив, что государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина, поскольку все равны перед законом и судом, и определив, что судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

Однако УПК РФ, не следуя требованиям ст. 123 Конституции РФ о состязательности и равноправии сторон, в ст. 15 ограничился определением в качестве принципа уголовного судопроизводства лишь состязательности [1, с. 15].   

Вместе с тем в ч. 4 ст. 15 УПК РФ законодатель указал, что стороны обвинения и защиты равноправны перед судом. Из этого следует, что ч. 4 ст. 15 УПК РФ позволяет сделать вывод, что равноправие сторон обвинения и защиты отсутствует в досудебном производстве, поскольку возможно лишь перед судом, т. е. на стадиях судебного разбирательства. Это обстоятельство приводит к необходимости исследования таких понятий в уголовном судопроизводстве, как состязательность и равноправие. По определению А. М. Прохорова состязательностью является демократический принцип судопроизводства, согласно которому разбирательство дела происходит в форме спора сторон в судебном заседании и все участники процесса наделены равными процессуальными правами [7, с. 16].

Процессуальное равноправие сторон в уголовном процессе опирается на конституционный принцип равенства граждан перед законом и судом и выступает элементом принципа состязательности. Под справедливой судебной процедурой понимаются, в свою очередь, равные процессуальные возможности между сторонами, и ни одна из сторон не должна иметь каких-либо существенных преимуществ, гарантией этого должна служить независимость судебной власти.

Отсутствие независимости суда приведет к нарушению равноправия сторон, а из этого следует, что судебная процедура перестает быть справедливой и состязательной. Таким образом, в судебных стадиях уголовного процесса обвинитель представляет собой лишь одну из сторон. Однако если обвинитель располагает большими процессуальными возможностями представления суду обстоятельств дела и если судья согласен с позицией одной из сторон и способствует в помощи выполнения ее функции (доказывания, обвинения или перенимает доказывание на себя), то можно считать, что уголовное судопроизводство не может рассматриваться как процесс состязательный, так как возможности сторон становятся неравными в такой ситуации, функции суда и обвинения перестают быть разделены, а следовательно, и права обвиняемого становятся незащищенными [9, с. 4].

Связь между процессуальным равенством сторон и состязательностью процесса настолько тесна, что некоторые ученые позволяют себе объединить эти положения в принцип процессуального равноправия сторон. Именно такого взгляда придерживается В. М. Семенов, указывая, что состязание сторон в суде, основанное на их процессуальном равноправии, выливается в состязательную форму судопроизводства, которая является неотъемлемым элементом принципа процессуального равноправия сторон в условиях состязательной формы судопроизводства [7, с. 18]. Следовательно, состязание сторон выступает составной частью принципа процессуального равенства сторон.

Можно сделать вывод, что равноправие является составной частью состязательности, причем относительно равными процессуальными правами участники процесса наделены не в досудебном, а в судебном производстве. Например, М. С. Строгович состязательность раскрывает как «построение судебного разбирательства, при котором обвинение отделено от суда, обвинение и защита осуществляются равноправными сторонами, а функция суда состоит в разрешении дела.

При этом весь процесс выглядит как «полемика сторон, защищающих свои законные интересы» [14, с. 47]. Л. Ф. Шумилова в состязательности видит «конкуренцию участвующих в деле лиц, когда самостоятельные действия одних участвующих в деле лиц эффективно ограничивают возможность других односторонне воздействовать на исход судебного разбирательства» [16, с. 55].

Каждый из этих авторов состязательность рассматривает лишь в рамках судебного разбирательства. По мнению И. Л. Петрухина, «состязательность является формой организации судопроизводства, для которой характерны строгое разделение функций обвинения, защиты и разрешения дела, а также процессуальное равноправие сторон обвинения и защиты» [11, с. 69].

Поэтому, так как равноправие сторон является частью принципа состязательности, о состязательности можно говорить не только в судебном производстве, но и на более ранних стадиях процесса, т. е. в досудебном производстве. Однако некоторые авторы не относят к процессуальным гарантиям предоставление прав участникам процесса, поскольку, по их мнению, наличие прав еще ничего не гарантирует, а сами права являются лишь объектом гарантий.

Состязательность уголовного процесса также является и свободой суда прийти к другим выводам и решениям, которая требует обеспечения и подкрепления альтернативными аргументами и доводами, представленными обвинителем. К тому же только независимая судебная власть может дать подлинную состязательность сторон и создать им одинаковые условия для реализации своих профессиональных обязанностей, которые, в свою очередь, включают в себя механизмы компенсации их процессуального и фактического неравенства в досудебном производстве, т. е. обязует органы уголовного преследования еще на начальных стадиях досудебного производства учитывать мнения стороны защиты по вопросам, которые могут вызвать недопонимание и разногласие в суде, заботиться о соблюдении прав обвиняемого, качестве представленных доказательств, так как независимый суд не позволит «закрыть глаза» на осечки расследования.

Сама состязательность требует наделения противоборствующих сторон равными процессуальными правами для защиты своих интересов. Однако равенство прав не означает равенство процессуальных действий. Так, согласно презумпции невиновности обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность, поэтому бремя доказывания несет на себе сторона обвинения. Древнеримским юристом Павлом был сформулирован принцип: «Обязанность доказывать лежит на том, кто отрицает».

Доказать невиновность обвиняемого является сложной задачей,  которая требует огромных усилий. Но из-за того, что функция обвинения, по сравнению с функцией защиты, сопровождается большими трудностями, не следует вывод о том, что о равноправии сторон в судопроизводстве бессмысленно рассуждать. Принцип равноправия сторон в уголовном процессе предполагает не равное количество проведенных исследований и действий сторонами, а реализацию возможностей достижения своих целей на равных условиях. По мнению А. В. Смирнова, равенство процессуальных функций не означает их предметного совпадения, она заключается в одинаковой способности и мощности сторон равнозначно эффективно добиваться своих целей. Состязание на равных условиях является условием принципа состязательности в уголовном процессе [13, с. 704].

Кроме того, равноправие сторон М. Л. Якуб определяет как равенство граждан перед материально-уголовным законом, т. е. одинаковый для всех процессуальный порядок, комплекс прав и обязанностей, которые включены в пределы занимаемого процессуального положения, а также равенство перед судом и другими правоохранительными органами, которые, в свою очередь, обязаны проявлять беспристрастность и не отдавать никому предпочтения по мотивам имущественного, социального или иного характера [12, с. 144].

Принцип процессуального равноправия сторон также касается таких участников процесса, как истец и ответчик. Законодательство наделяет их равными правами, однако, по нашему мнению, имеется некий противовес. Ответчик обладает существующей полнотой прав, защищаясь от имеющегося иска. Методами использования этих прав являются возражения против иска и встречный иск.

Возражения, в свою очередь, носят объяснения ответчика, основывающие неправомерность предъявляемого к нему иска, которые служат защите интересов; также возражения могут касаться правомерности возникновения или продолжения процесса, заявленных истцом требований по существу. Так, на основании ч. 2 ст. 149 ГПК РФ ответчик или его представитель может уточнять исковые требования истца и фактические основания этих требований, представлять истцу или его представителю и суду возражения в письменной форме относительно исковых требований, передавать истцу или его представителю и судье доказательства, обосновывающие возражения относительно иска, заявлять перед судьей ходатайства об истребовании доказательств, которые он не может получить самостоятельно.

Процессуальные возражения могут состоять в указании суду на отсутствие прав на предъявление риска, например, при отсутствии иной предпосылки права на предъявление риска, либо требовании прекратить производство по делу.

Ответчик своим процессуальным возражением может обратить внимание суда на нарушение истцом порядка предъявления иска (например, неподсудность дела данному суду) либо другие процессуальные обстоятельства и требовать у суда определенных мер, таких как перенос заседания, приостановление производства по делу, передача дела в другой суд, оставление заявления без рассмотрения и др. Если истец не предоставляет доказательств обоснованности иска, то ответчик, со своей стороны, может указать на это, ограничиваясь лишь только отрицанием существующих фактов.

Таким образом, по нашему мнению, права участников процесса являются не объектом, а средством процессуальных гарантий участников уголовного судопроизводства, к тому же права одних лиц служат гарантией соблюдения прав других лиц, несмотря на то, что равноправие сторон является важной составляющей частью принципа состязательности в уголовном судопроизводстве, не все участники уголовного судопроизводства на стадии предварительного расследования имеют равные права.

Например, значительными полномочиями обладают участники уголовного судопроизводства, а именно следователь, прокурор, дознаватель и руководитель следственного органа. На стадии предварительного расследования они наделены государственными властными полномочиями, осуществляя тем самым руководство и направляя ход расследования.

В зависимости от их усмотрения находится реализация прав таких участников процесса, как обвиняемый, законный представитель обвиняемого, его защитник и др. В первую очередь это относится к защитнику, деятельность которого служит гарантией эффективной защиты подзащитного от необоснованного обвинения.

Часть 3 ст. 86 УПК РФ, установив право защитника на сбор доказательств и их предоставление на стадии предварительного расследования, не указала механизм его реализации и тем самым исключила возможность реального приобщения доказательств к материалам уголовного дела, что противоречит принципу равенства, который закреплен в части 1 ст. 19 Конституции РФ. В соответствии с частью 2 ст. 74 УПК РФ в качестве доказательств по уголовному делу могут допускаться показания свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, вещественные доказательства, показания и заключения эксперта, специалиста, протоколы следственных и судебных действий и иные документы.

Вместе с тем, часть 2 статьи 86 УПК РФ предусматривает, что доказательства могут быть собраны, а также представлены обвиняемым, потерпевшим, подозреваемым, ответчиком и истцом и их представителями.

Однако лишь от усмотрения следователя-дознавателя зависит, попадут ли  в материалы уголовного дела те или иные доказательства. Право представления доказательств другими участниками процесса ограничено возможностью заявления ходатайства перед следователем о необходимости закрепления тех или иных фактических данных для того, чтобы приобщить их к материалам уголовного дела [2, с. 36].

По мнению Р. Р. Колбаева, роль участников процесса выглядит весьма «пассивной», так как никто из них не застрахован от необоснованного отклонения заявленных ходатайств, а также очень часто, особенно по сложным делам, подобные ходатайства «не вписываются» в версию, избранную органами предварительного следствия, в связи с чем участники процесса оказываются в заведомо неравном положении и вынуждены двигаться в направлении официальной версии, дожидаясь либо ее подтверждения, либо разрушения [6, с. 12].

Монополия, существующая между должностными лицами или государственными органами в лице дознавателя, прокурора и суда, связанная со сбором доказательств и процедурой контроля над законностью принимаемых ими решений, не может служить гарантией против произвола и беззакония. Законодатель, предоставив защитнику право опроса лиц в соответствии с п. 2, частью 3 ст. 86 УПК РФ, не только не раскрыл регламент опроса, но и не установил какого-либо доказательственного значения результатов этого процессуального действия, поскольку в части 2 ст. 74 УПК РФ опрос в числе доказательств не значится. Сведения, полученные защитником в процессе опроса лиц, которые владеют информацией, относящейся к уголовному делу, не являются показаниями участника процесса (потерпевшего либо свидетеля), так как они получены не в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, а также не обладают свойствами относимости, предъявляемыми к содержанию доказательств, формируемых в уголовном процессе его субъектами.

Такие сведения могут служить лишь основанием для допроса лиц, который осуществляется следователем или дознавателем в соответствии со ст. 189 УПК РФ.

Для установления неоднозначности понимания требований части 3 ст. 86 УПК РФ необходимо определить механизм сбора защитником доказательств, который позволит установить действительно равные права участников процесса по сбору и закреплению доказательств, оставив за дознавателем, следователем, прокурором или судом право окончательной их оценки, что будет полностью соответствовать принципу равенства участников уголовного судопроизводства перед законом и судом.

Вместе с тем, форма состязательности уголовного судопроизводства предусматривает такое равенство сторон, при котором сторона обвинения получила бы возможность для обнаружения и задержания подозреваемого, а также сбора достаточных доказательств для установления судом законного, справедливого и обоснованного приговора, а сторона защиты обладала бы правом посеять разумные сомнения в том случае, когда отсутствуют достаточные доказательства вины лица, подозреваемого в совершении преступления, представленные стороной обвинения.

Определяя соотношение сторон, установленное законодательством в состязательном процессе, Н. А. Колоколов делает вывод: «Законодатель стороне защиты полномочий предоставляет ровно столько, сколько требуется для того, чтобы адвокаты своевременно могли поставить необходимый барьер на пути движения тех уголовных дел, по которым сторона обвинения (прокурор, органы предварительного расследования) «толкает» в суд явно необоснованное обвинение» [7, с. 16].

Остается надеждой для защитника и требование части 4 ст. 159 УПК РФ, определяющей, что постановление об отказе в удовлетворении ходатайства может быть обжаловано в порядке, установленном главой 16 УПК РФ, у надзирающего прокурора и руководителя следственного органа (ст. 124 УПК РФ) или в суде (ст. 125 УПК РФ).

Однако факт того, что прокурор, как и руководитель следственного органа и суд, чаще всего при решении спора принимает позицию следователя, руководствуясь тем, что он обладает самостоятельностью вправе решать вопрос об относимости доказательственной информации к расследуемому уголовному делу, говорит, что защитнику при подаче ходатайства о приобщении к делу собранных материалов не следует обольщаться, рассчитывая на положительное разрешение вопроса. Вместе с тем, инициатива защитника, которая, в свою очередь, связана со сбором доказательственного материала, необходима для того, чтобы лучше понять фактическую сторону произошедшего события, а также для подтверждения правильной тактики выбранной им защиты, позволяя тем самым уравнять возможности сторон защиты и обвинения.

Таким образом, закрепив в ст. 123 Конституции РФ принцип равноправия сторон в судопроизводстве, законодатель не в полной мере отразил его в уголовно-процессуальном законодательстве.

По нашему мнению, законодатель, закрепив в части 1 ст. 15 УПК РФ, что уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон, не смог полностью реализовать это правило на стадии предварительного расследования, поскольку для поддержания равенства сторон на этой стадии необходим независимый арбитр, которого нет в досудебном производстве.

Из этого следует, что с гарантиями состязательного уголовного судопроизводства соотносится такая часть процесса, как судебное производство, которое соответствует условиям равноправия сторон и гласности и позволяет исследовать собранные по делу доказательства для дальнейшего установления фактических обстоятельств уголовного дела, а также виновности подсудимого в целях его справедливого разрешения.

Нарушениями, которые могут поколебать равенство сторон в состязательном процессе, с нашей точки зрения, являются:

         1) лишение одной из сторон возможности знакомиться с доказательствами;

         2) применение психологического или физического воздействия одной из сторон по отношению к другой;

         3) проведение судебного разбирательства в отсутствие заинтересованных лиц одной из сторон;

         4) неполное ознакомление с процессуальными правами одной из сторон;

         5) возложение бремени доказывания на обвиняемого;

         6) чрезмерная продолжительность одной из мер пресечения (например, заключение под стражу);

         7) личная заинтересованность в деле следователя, дознавателя, прокурора или судьи.

На основании вышеизложенного можно сделать вывод, что, несмотря на требования Конституции РФ, в уголовном судопроизводстве имеется дисбаланс в соблюдении принципов состязательности и равноправия сторон.

Таким образом, следует признать, что наделение участников процесса равными правами служит определенной гарантией обеспечения их законных интересов, поскольку равенство и свобода являются важнейшими элементами цивилизованного общества как высшая человеческая ценность.


Список литературы:

1. Антонов И. А. Нравственно-правовые начала уголовно-процессуальной деятельности: канд. юр. наук. — СПб., 2005. — С. 9.
2. Егорова А. И. Оптимизация уголовного процесса в Российской Федерации путем упрощения: проблемы и перспективы // Юр. наук: проблемы и перспективы: мат-лы IV междунар. науч. конф. — Казань, 2016. — С. 232.
3. Кокорев Л. Д. Этика уголовного процесса: учебное пособие. — Воронеж: Изд-во Воронежского государственного университета
, 1993. — С. 224.
4. Колбаев Р. О. О равенстве прав участников уголовного процесса // Законность, 2013. — № 10. — С. 12.
5. Колоколов Н. А. Обвинение и защита в российском уголовном процессе: баланс интересов: иллюзия или реальность // Уголовное судопроизводство, 2015. — № 1. — С. 16.
6. Лобанов Г. С. Судебные разбирательства по уголовным делам // Законность, 2014. — № 4. — С. 22.
7. Ловпаче З. Х. Толкование норм уголовно-процессуального права — необходимая предпосылка и условие их правильного применения // Вестник Адыгейского гос. унив., 2012. — № 1. — С. 4.
8. Лупинская П. А. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: учебник. — М.: Юристъ, 2014. — С. 742.
9. Петрухин И. Л. Реформа уголовного правосудия в России // Законодательство, 2016. — № 3. — С. 69.
10. Россинский С. Б. Уголовно-процессуальная форма: понятия и тенденции развития // Вестник Оренб. гос. ун-та, 2007. — № 3. — С. 144.
11. Конституция Российской Федерации // Собр. законод-ва РФ. 2014. — № 30 (ч.1). — Ст. 4202.
12. Смирнов А. В. Уголовный процесс: учебник. — М.: КНОРУС, 2008. — С. 704.
13. Строгович М. С. Основные положения советского уголовного процесса. — М.: Наука, 1968. — С. 47.
14. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации // Собр. законод-ва РФ. 2016. — № 18. — Ст. 4559.
15. Шейфер С. А. Доказательство и доказывание по уголовным делам: проблемы теории и правового регулирования: монография. — Москва: Норма, 2009. — С. 125.
16. Шумилова Л. Ф. Принципы состязательности и объективной истины как фундаментальные начала правоприменительной практики // Журнал российского права, 2015. — № 11. — С. 55.

Информация об авторах

Магистрант факультета уголовного процесса и криминалистики Оренбургского Государственного Университета (ОГУ), 460018, Россия, Оренбургская область, Оренбург, проспект Победы, 13

Master’s degree student of the Faculty of Criminal Procedure and Criminalistics, Orenburg State University (OSU), 460018, Russia, Orenburg region, Orenburg, Victory Avenue, 13

канд. юрид. наук, доцент кафедры уголовного процесса и криминалистики Оренбургского государственного университета, 460018, РФ, г. Оренбург, проспект Победы, д. 13

сandidate of legal sciences, associate professor of сriminal рrocedure and сriminalistics Orenburg State University 460018, Russia, Orenburg, prospekt Pobedy, 13

Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), регистрационный номер ЭЛ №ФС77-54432 от 17.06.2013
Учредитель журнала - ООО «МЦНО»
Главный редактор - Толстолесова Людмила Анатольевна.
Top