Трансформация регионального экономического пространства в современной России: проблемы и перспективы

The metamorphoses of regional economic space in new Russia: problems and prospects
Хлестова К.С.
Цитировать:
Хлестова К.С. Трансформация регионального экономического пространства в современной России: проблемы и перспективы // Universum: экономика и юриспруденция : электрон. научн. журн. 2016. № 1 (34). URL: https://7universum.com/ru/economy/archive/item/4133 (дата обращения: 19.09.2021).
Прочитать статью:
Keywords: region, social-economic system, growth, development, agglomeration, spatial differentiation

АННОТАЦИЯ

Под воздействием урбанизационных процессов происходит укрупнение городов, наблюдается отток населения из сельский районов на фоне сокращения уровня рождаемости, увеличения продолжительности жизни и старения населения стран мира. Российская Федерация не является исключением. Данная статья посвящена изучению вопросов трансформации пространственной структуры региональной экономики в Российской Федерации. Громоздкая региональная структура со слабым уровнем взаимодействия под воздействием кризисных явлений в экономике оказалась перед угрозой еще большего разобщения структурных элементов социально-экономической системы. В этой связи особо острым вопросом является формирование новой, адаптированной к новым реалиям, модели развития государства. Именно агломерацию территорий необходимо рассматривать как процесс делимитизации территории, размывания их административных границ под воздействием миграционного движения населения в поисках более доходных и комфортных способов жизнедеятельности.

ABSTRACT

Under the influence of urbanization processes there is an integration of cities, there is outflow of population from rural areas by a decline in the birth rate, increasing life expectancy and the aging of the population of the world. The Russian Federation is no exception. This article is devoted to the study of the spatial structure of the issues of transformation of the regional economy in the Russian Federation. Bulky regional structure with a weak level of interaction under the influence of the crisis phenomena in the economy is facing the threat of even greater separation of structural elements of the socio-economic system. In this regard, a particularly pressing issue is the formation of a new, adapted to the new realities, a model of state development. This agglomeration areas should be seen as a process of delimitation area, the erosion of their administrative boundaries under the influence of migration movements in search of more profitable and comfortable way of life.

 

Мировое пространство на текущем этапе своего развития характеризуется высокой степенью урбанизации территорий в сочетании с активными межстрановыми процессами экономической и инфраструктурной глобализации. По данным UN Habitat более половины населения мира (порядка 54%) проживает в городах, хотя, без сомнения, имеет место различная степень урбанизации отдельных государств. В предстоящие десятилетия рост населения стран мира, изменение его пространственного распределения и продолжающаяся урбанизация позволяют прогнозировать увеличение городского населения до 2,5 миллиардов человек к 2050 году [20].

В последние годы в мире порядка 54,5 % (по данным на 2016 год) населения проживает в городах. Тем не менее, было бы ошибкой считать, что в мире городские жители живут в районах, аналогичных центру Москвы или Нью-Йорка. Даже в условиях города, расселение осуществляется не в особенно плотных районах, в пригородных районах. По данным, опубликованным в ежегоднике Demographia. World Urban Areas & Population Projections (11th Annual Edition January 2016) в мире насчитывается более 2500 крупнейших застроенных городских образований численностью до 500 тыс. человек [20]. Кроме того, более чем 70% населения в мире проживает в городах с менее чем 500 тыс. жителей или в сельской местности.

Процесс урбанизации исторически был связан с важнейшими экономическими и социальными трансформациями, которые на современном этапе приобрели большую географическую мобильность на фоне сокращения уровня рождаемости [22], увеличения продолжительности жизни и старения населения стран мира [20].

Российская Федерация подвержена аналогичным тенденциям. Интенсивная урбанизация 20 века на территории современной России затронула в той или иной степени каждый из регионов. За последние 100 лет доля населения в городских районах увеличилась с 17,5% в 1914 году, до 74,2% в 2014. По данным первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 года доля городского населения составляла 14,7% [12].

Россия в силу ее особого географического положения и масштабов территории отличается мозаичностью региональной структуры и высокой степенью дифференциации регионов. В последние годы увеличились различия в уровне доходов большей части населения, стала очевидной дезинтеграция экономического пространства. И без того громоздкая региональная структура со слабым уровнем взаимодействия под воздействием внешних и внутренних факторов, спровоцировавших кризис в экономике, оказалась перед угрозой еще большего разобщения структурных элементов социально-экономической системы.

В этой связи особо острым вопросом является формирование новой модели развития государства, которая бы явилась следствием адаптации экономики к новым реалиям, важнейшим из которых является падение мировых цен на нефть, и сокращением потока доходов государства от экспорта сырьевых ресурсов. Ориентация на внутренние источники доходов и инвестиций, поиск новых опор для роста и восстановления экономики, рождает необходимость кооперирования государства и бизнеса, что повлечет улучшение бизнес-климата в стране и рост инвестиционной привлекательности регионов как основных заинтересованных сторон.

В данном контексте на первый план выходит необходимость формирования иных внутри- и межрегиональных связей, которые могли бы обеспечить решение возникающих новых задач. И одним из способов формирования новых связей является создание крупных агломерационных образований как сегментов региональной структуры государства. Однако необходимо понимать, что отличительной особенностью агломерационных образований является естественный процесс их возникновения, когда их нельзя создать искусственно, когда процесс определен историческим развитием территории и особенностью ее географического положения. Однако хаотичное развитие, «расползание» городов может вызвать целый спектр негативных последствий, к которым относятся дорожные пробки, и увеличение расходов на содержание и строительство дорожных сетей и инфраструктуры, разрыв в доходах между муниципалитетами на периферии и в центре. Тем не менее, эффективность формирования и развития агломераций может быть обеспечена за счет привлечения государственных ресурсов и осуществления соответствующего управленческого воздействия.

Обращаясь к самому понятию агломерации рассмотрим его этимологию и контекстные трактовки российских и зарубежных экономистов.

Термин «агломерация» происходит от латинского «agglomeratio» - накопление, нагромождение. При этом в литературе существуют различные подходы к определению агломерации:

1) функциональный - «такие локальные группы, в которых много (не менее 10, а иногда и более 100) городов и поселков, близко расположенных, местами срастающихся, объединенных сложным переплетением тесных трудовых, экономических и культурно-бытовых взаимосвязей» [4];

2) связанный с жизнедеятельностью населения территории - «пространство реальных и потенциальных взаимодействий, в который вписывается недельный жизненный цикл большинства жителей современного крупного города и его спутниковой зоны» [9];

3) динамический – применительно к определенному этапу урбанизации - «возникает новое, более широкое понятие, которое, кроме собственно города, включает и соседние пункты, живущие жизнью данного города, даже если они непосредственно к нему не примыкают… …этому комплексу присваивают общее название агломерация» [3];

4) с точки зрения градостроительства – «тесное скопление (группа) городов и других населенных мест, объединенных производственными, социальными, трудовыми и культурно-бутовыми связями, объектами инфраструктуры, общим использованием межселенных территорий и ресурсов» [11]. Однако это определение носит исключительно методический характер, поскольку отсутствует юридическое закрепление термина в Градостроительном Кодексе Российской Федерации;

5) с позиции экономической географии и инфраструктурных взаимосвязей – «компактная территориальная группировка поселений (главным образом городских), объединенных многообразными и интенсивными связями (хозяйственными, трудовыми, культурно-бытовыми, рекреационными и др.) [7];

6) с позиции экономической географии и инфраструктурных взаимосвязей агломерация представляется как «компактная и относительно развитая совокупность дополняющих друг друга городских и сельских поселений, группирующихся вокруг одного или нескольких городов-ядер и объединенных многообразными и интенсивными связями [2];

7) с позиции стратегического планирования территории - городская агломерация рассматривается как «система территориально сближенных и экономически взаимосвязанных населенных мест, объединенных устойчивыми трудовыми, культурно-бытовыми и производственными связями, общей социальной и технической инфраструктурой»; качественно новая форма расселения, «особый продукт современной урбанизации» [10].

Среди зарубежных исследователей необходимо обратить внимание на работы П. Кругман (P. Krugman) и М. Фуджита (M. Fujita), которые направлены на выявление закономерностей возникновения агломерационных образований и оценку агломерационного эффекта с позиции государства, общества и бизнеса. При формировании агломерации, в качестве основы экономического освоения территории, большее значение имеют возможности доступа к рынкам (развитость региональной системы коммуникаций), чем эффект от масштаба производства, транспортных издержек или мобильности факторов производства [14, 17].

Следует отметить, что мощной тенденцией последних лет является растущий интерес к проблемам развития и, более того, саморазвития региональных и локальных экономических систем [5]. Это обусловлено тем, что будущее региональной политики в России потенциально связано со способностью регионов выживать в условиях усиливающейся конкуренции, а также обеспечивать сохранение и возрождение особенностей социально-экономической и историко-культурной среды.

Для детализации понятия «городская агломерация» необходимо выделить критерии объединения в ее рамках различных территорий. В России есть сложности с выделением границ агломераций и определением критериев по выделению и выяснению их размеров и официальной численности населения, проживающего на агломерированных и урбанизированных территориях.

В Российской Федерации группа взаимосвязанных поселений выделяется в качестве агломерации, в случае, если население наибольшего из образующих ее городов составляет не менее 100 тысяч человек, а в тяготеющем к нему ареале группового расселения (изохроная 2-часовая доступность всеми видами общественного транспорта) находятся как минимум еще два городских поселения [13]. Кроме того, выделяются следующие кольца вокруг ядра агломерации:

1) 0,5-часовая изохрона;

2) 1-часовая изохрона;

3) 1,5-часовая изохрона;

4) 0,5-часовая изохрона относительно средних и больших городов, расположенных вблизи границ агломерации (или же 2-часовая изохрона относительно города-ядра).

В российской науке выделяют следующие критерии по делимитации агломераций [12]:

1) Параметры города – ядра:

  • численность населения;
  • число (плотность) рабочих мест;

2) Параметры пригородной зоны (кольца агломерации):

  • численность населения пригородной зоны;
  • численность городского населения пригородной зоны;
  • число городских населенных пунктов в зоне колец агломерации;
  • доля населения, занятого в сельском хозяйстве;

3) Параметры связей между городом – ядром и кольцами агломерации:

  • доля населения пригородной зоны, работающего в городе – ядре;
  • временная доступность центрального города.

Общепринятыми базовыми критериями объединения территорий в одну агломерацию являются:

  • непосредственное примыкание густонаселенных территорий к городу – ядру без существенных разрывов в городской застройке;
  • площадь урбанизированных территорий в составе агломерации превышает площадь сельскохозяйственных угодий и лесов;
  • наличие маятниковой миграции – массовые трудовые, учебные, культурные, рекреационные перемещения населения;
  • не менее 10-15% от числа трудоспособного населения, проживающего в городах и поселениях агломерации, работают в центре города – ядра.

В российской науке представлены различные варианты делимитации территорий.

1. Методика Института географии РАН (ИГРАН):

  • численность населения города-ядра – не менее 250 тыс. человек;
  • временная доступность от окраин до города-ядра - не более 1,5 часа;
  • количество городов в составе агломерации – не менее 5;
  • совокупная численность населения в городах-спутниках – не менее 50 тыс. человек;
  • коэффициент агломеративности – не менее 1.

2. Методика Центрального научно-исследовательского и проектного института по градостроительству Российской академии архитектуры и строительных наук (ЦНИИПград):

  • численность населения города-ядра – не менее 100 тыс. человек;
  • временная доступность от окраин до города-ядра – не более 2 часов;
  • количество городов в составе агломерации – не менее 3;
  • численность городского населения агломерации – не менее 110 тыс. человек;
  • доля населения городских населенных пунктов агломерации – не менее 10% от общей численности городского населения;
  • коэффициент агломеративности – не менее 0,1.

3. Методика И. Заславского, Н. Наймарка, П. Поляна.

а) для крупных городских агломераций:

  • численность населения города-ядра – не менее 250 тыс. человек;
  • временная доступность от окраин до города-ядра – не более 1,5 часа;
  • доступность от периферийных больших и средних городов до города-ядра – не более 0,5 часа (от больших и средних);
  • количество городов в составе агломерации – не менее 4
  • коэффициент агломеративности – не менее 1.

б) для больших городских агломераций:

  • численность населения города-ядра – не менее 100 тыс. человек;
  • временная доступность от окраин до города-ядра – не более 1 часа;
  • доступность от периферийных больших и средних городов до города-ядра – не более 0,5 часа (от средних);
  • количество городов в составе агломерации – не менее 4
  • коэффициент агломеративности – не менее 2.

4. Методика районирования Е.Е. Лейзеровича («районирование Лейзеровича»).

Понятие микрорайона является центральным для типологии Лейзеровича, поскольку во всех относительно больших странах мира существует так называемая трехступенчатая иерархия экономического районирования:

  • экономические районы – экономические подрайоны – экономические микрорайоны;
  • микрорайоны представляют собой части субъектов Федерации, как правило, объединяющие в своих границах сельскую местность и городские территории. Экономические микрорайоны «представляют собой сочетание территориальных хозяйственных микросистем с системами расселения и инфраструктурой – инженерной и социальной [6];
  • одним из основных признаков микрорайонирования являлось выделение соответствующих территорий на «узловые» районы, где центральную роль играет крупный город – транспортный узел;
  • в результате была создана сетка экономических микрорайонов (423 микрорайона) по всей территории Российской Федерации;
  • степень хозяйственного тяготения средних и крупных городов разделена на три пояса:

1) пояс непосредственного тяготения (экономические микрорайоны группы А), признаком которого является ежедневная миграция населения село – город – село (т.н. пригородная зона) в зависимости от размера города распространяется вокруг него на 25-45 км;

2) пояс формирующего влияния (экономические микрорайоны группы Б), в котором нечасты поездки на работу в город-центр, но имеются маятниковые культурные и бытовые поездки в город-центр (на расстоянии 40-75 км от города-центра);

3) пояс экономического влияния (экономические микрорайоны группы В) – самый удаленный от города-центра, он связывает село и город, прежде всего, через систему оптовых баз, снабжающую территорию микрорайона товарами широкого потребления (на расстоянии 40-75 км от города-центра).

  • «расчетная площадь районов непосредственного тяготения может составлять от 2 до 4 тысяч кв. км, площадь районов формирующего влияния распространяется на 5-19 тысяч кв. км, а районов экономического влияния – на 5-100 тысяч кв. км» [6].

Зарубежная практика знает следующие варианты делимитации городской агломерации (таблица 1).

Таблица 1.

Критерии делимитации городских агломераций (зарубежная практика) [19, 21]

Практикующая страна

Особенности делимитации

США

С 1950 г. в границах городской агломерации выделяются метрополитенские и микрополитенские ареалы (metropolitan and micropolitan areas) в целью статистического учета («переписные» - census).

Стандарты The Office of Management and Budget (OMB- 2000) обеспечивают определение следующих статистических областей в Соединенных Штатах и Пуэрто-Рико:

Metropolitan Statistical Areas (включая Metropolitan Divisions, где это возможно)

• Micropolitan Statistical Areas

• Combined (комбинированные) Statistical Areas

• New England City (Новая Англия) and Town Areas (городские округа)

• Combined New England City and Town Areas (комбинированные зоны Новой Англии)

Metropolitan SA имеет по крайней мере одну городскую территорию с количеством населения 50000 или более, плюс прилегающие к ней территории, которые имеют высокую степень социальной и экономической интеграции с ядром.

Micropolitan SA имеет по крайней мере один городской кластер с численностью населения по меньшей мере 10000, но меньше, чем 50000 населения, а также прилегающей территорией, которая имеет высокую степень социальной и экономической интеграции с ядром как измерено коммутирующих связей.

В США 94% населения проживает в Metropolitan SA (84%) и Micropolitan SA (10%).

- в городе-ядре (urban area) более 10 тыс. жителей

- в соседних округах: не менее 50% жителей ездят работать в город-ядро, или не менее 25% рабочих мест заняты жителями города-ядра.

Если в городе-ядре:

- более 50 тыс. жителей – metropolitan area (ближе всего к агломерации)

- от 10 до 50 тыс. жителей – micropolitan area

Франция

Во Франции успешно функционирует система так называемых городских зон:

- в городе-ядре должно быть более 5 тысяч рабочих мест

- более 40% населения пригородов имеет работу в городе-ядре

- для крупнейших городских зон допустима численность жителей города-ядра в размере более 15 тысяч человек

Кроме того, в стране действует система управления городскими агломерациями - communautés urbaines

Великобритания

В государстве для целей статистического учета выделяются стандартные метрополитенские трудовые области (standard metropolitan labour area):

- общая численность населения агломерации (город-ядро + пригороды) – более 70 тысяч человек

- в городе-ядре более 5 рабочих мест на акр или численность занятого населения города-ядра должно быть более 20 тысяч человек

- не менее 15% населения пригородов работает в городе-ядре

 

Многомерный характер агломераций и различные подходы к самому понятию «городская агломерация» в научной среде различных стран, мешает точному их определению и классификации. Тем не менее, обобщенно данные критерии в целом, попадают в пять категорий: (а) демографические, (б) экономические, (в) социальные, (г) географические, и (д) инфраструктурные и логистические.

Демографические критерии:

  • высокая плотность населения − концентрация значительных масс населения вдоль транспортных путей;
  • тесные трудовые связи, когда в пределах агломерации происходит взаимосвязанное расселение, и наблюдается маятниковая трудовая миграция;

Экономические критерии:

  • концентрация промышленного производства и трудовых ресурсов;
  • тесные экономические взаимосвязи и как результата кооперирования предприятий, что обеспечивает более мощные грузопотоки в пределах агломерации по сравнению с внешними грузопотоками);
  • целостный характер рынков труда, недвижимости, земли;
  • высокая степень функциональной взаимозависимости и взаимодополняемости территорий в составе агломерации;
  • территориально-отраслевая необходимость и взаимный интерес (вынос части производств, создание объектов транспортной и коммунальной инфраструктуры, развитие рекреационных баз и т.п. за территорией города – ядра), а с другой стороны – активность внешних субъектов (министерств, компаний, промышленно-финансовых групп) в использовании благоприятных условий на территории города-центра для размещения подведомственных им объектов.

Социальные критерии:

  • тесные культурно-бытовые и рекреационные связи: (ежедневные или еженедельные маятниковые миграции);
  • тесные административно-политические и организационно-хозяйственные связи посредством регулярных деловых поездок между внутри агломерации;

Географические критерии:

  • компактность − компактное расположение населенных пунктов, главным образом городских;

Логистические и инфраструктурные критерии:

  • наличие диверсифицированных (наземные – ж/д пути, автодороги, водные) транспортных коридоров для взаимодействия различных видов транспорта и общность средств доставки населения и грузов;
  • транспортная доступность, которая позволяет при наличии развитой системы транспортных коридоров расширить границы агломерации (при условии других факторов экономической целесообразности);
  • наличие совместно используемых инфраструктурных объектов: дороги, водозаборы, энергетические объекты.

В контексте географических и социально-экономических особенностей развития России хотелось бы обратить внимание на модель «центр-периферия» - в экономической географии модель взаимодействия центральных и периферийных районов в процессе их развития, в классическом виде разработанная Джоном Фридманном в 1966 году (J. Friedmann. Regional Development Policy: A Case Study of Venezuela) [18]. Данная концепция предполагает существование объективной неравномерности экономического роста региональной системы государства и процессы пространственной поляризации, что порождает диспропорции между ядром и периферией. При этом периферия не является неким однородным полем, она подразделяется на внутреннюю, тесно связанную с ядром и непосредственно ресурсы для развития, и внешнюю, на которую ядро практически не оказывает воздействующего влияния.

В западных странах (США и страны Европы) были разработаны ряд подходов, развивающих теорию «центр – периферия», которые связывают базовые задачи управления территориями с организацией направлений взаимодействия различных уровней региональной системы. К их числу относятся:

1. Подход, основанный на стимулировании конкуренции между более развитыми и перспективными регионами, и регионами, уступающими в развитии, с целью выравнивания темпов социально-экономической развития по схеме «регион – центр – регион – периферия».

2. Подход, основанный на активизации сотрудничества между объектами: «город – центр» и «регион – периферия», с целью ускорения их экономического развития. Здесь общая система «город – центр – регион – периферия» является относительно периферийной по сравнению с крупными компаниям (своеобразные ядра), деятельность которых мотивирует развитие города – центра.

3. Подход, рассматривающий трехуровневую систему, когда центром является система «сильный город-центр – его пригород», полупериферией – система «слабый город-центр – его пригород», а сам регион играет роль периферии.

В отечественной литературе хотелось бы обратить внимание на развитие теории «центр-периферия», предложенное Н.В. Зубаревич, и получившее название «теорией четырех Россий» как одной из моделей, которую эксперты сегодня используют для объяснения внутренней неоднородности России [5].

Согласно центро-периферийной теории, любое заселенное людьми пространство иерархично и может быть разделено на центр, полупериферию и периферию. Центр в масштабах нашей страны – крупные и крупнейшие города (Россия-1). Полупериферию, второй иерархический уровень, образуют менее крупные и средние города (Россия-2). Наконец, есть периферия – самая обширная часть пространства, сельские поселения и малые города (Россия-3). Эти три типа пространства, которые соединены на территории страны и есть в каждом регионе, имеют разный потенциал и ресурсы для развития.

А Россия-4 – это периферия, которая объединяет слаборазвитые республики Северного Кавказа и юга Сибири. Там модернизационные процессы начались позже, и центро-периферийная модель пока не очень работает.

Автор теории делает выводы, что современная региональная политика в России должна опираться на конкурентные преимущества каждого региона при стимулировании их развития при условии транспарентности федеральной помощи и рациональной оптимизации расходов бюджетов регионов. Кроме того, современная модель региональной политики должна предполагать децентрализацию управления в регионах для формирования индивидуальных путей обеспечения экономического роста для каждого из них.

На уровне интуиции понятно, что пространственная конфигурация социально-экономической системы территории является результатом взаимодействия двух противоположных процессов: агломерации (стремление к уплотнению, к центру) и дисперсии (рассеивание, более широкое расселение). И текущая пространственная организация России, во многом является результатом баланса этих разнонаправленных процессов.

Именно поэтому в условиях современной российской действительности агломерацию территорий необходимо рассматривать как процесс, к которому, по нашему мнению, можно отнести делимитизацию территорий, размывание их административных границ под воздействием миграционного движения населения в поисках более доходных и комфортных способов жизнедеятельности.

Меняющиеся реалии в социально-экономической, политической и геополитической, культурной, информационной сферах, активные глобализационные процессы обусловили смену вариантов пространственной организации агломераций. Поэтому их условно можно разделить на 2 группы:

1 группа – относительно стабильная экономическая ситуация (прошлое):

  • моноцентричные агломерационные образования – сформированные вокруг крупного города-ядра;
  • внутрирегиональные агломерационные образования – агломерации, сформированные из городов и сельских поселений внутри одного административного региона.

2 группа – нестабильная посткризисная экономика, условия new normal («новой нормальности»):

  • полицентричные агломерационные образования – сформированные вокруг нескольких городов-ядер;
  • межрегиональные агломерационные образования – агломерации, выходящие за пределы одного административного региона.

В научной литературе можно встретить различные классификации моделей управления агломерациями. В частности, к ним можно отнести следующие [1, 6, 8, 12]:

1. Модель единого муниципального образования (мегаполиса) – централизованная (одноуровневая) модель, когда входящие в агломерацию территории не сохраняют своей независимости и правосубъектности.

2. Модель децентрализованной (одноуровневой) агломерации, сформированной на договорной основе, с целью реализации совместных инфраструктурных, инвестиционных проектов.

3. Двухуровневая модель управления – муниципалитеты, входящие в состав агломерации, сохраняют свою правосубъектность. При этом формируется надмуниципальное агломеративное образование со своими правами и полномочиями. При условии реализации данной модели должно быть обеспечено разграничение полномочий между двумя уровнями муниципальных образований.

4. Региональная модель, когда управление осуществляется органами власти региона (в нашем случае – субъекта РФ).

5. Государственно-муниципальная модель управления, когда на территории которых действуют муниципальные образования, которые одновременно являются и государственными, и муниципальными образованиями.

Необходимо отметить, что в перечисленных выше моделях отсутствует вариант управления агломеративным образованием сложно интегрированного, межрегионального типа. На сегодняшний день в России нет даже условных примеров формирования подобных образований, однако в случае применения процессного подхода к агломерированию территории, это может стать реальностью. Учитывая высокую дифференциацию регионов, разноудаленность их структурных элементов друг от друга, муниципалитеты, относящиеся к разным субъектам, но географически, исторически, культурно, экономически близкие, могут поставить вопрос о вхождении в единую агломерацию. Очевидно, что нормальное функционирование подобной агломерации потребует серьезного изменения существующего в России законодательства в части разделения правосубъектности муниципалитетов и субъектов РФ. Именно поэтому при выборе и обосновании внедрения той или иной модели управления необходимо учитывать специфические особенности конкретной территории.

Подобные межрегиональные образования отражают сущность агломерации как процесса и, по нашему мнению, являются потенциально более перспективной формой взаимодействия территорий. Кроме того, формирование межрегиональной агломерации позволит сократить эффект «agglomeration shadow» (агломерационная тень, пояс бедности), который является негативным последствием агломерации территории, возникающим по мере развития метрополии в периферийных городах из-за усугубления стагнации в экономике и оттока активного населения.

В заключении необходимо отметить, что трансформация окружающей действительности, вхождение страны в состояние «новой нормальности», необходимость кардинальной трансформации отраслевой структуры экономики и, связанная с этим волна новой индустриализации, вызывает актуальность поиска новой модели управления региональной экономикой. Формирование на региональном пространстве «опорных точек», мест концентрации ресурсов будет способствовать возникновению совершенно иной отраслевой карты, отражающей соответствующей процессам новой реальности.

Обязательные главные идеи для развития агломерации – сохранение и усиление множества альтернативных центров притяжения, центров местного самоуправления – тех, из которых она образовалась, но может быть и создание новых дополнительных в рамках разработки градоустроительной идеи агломерации. Польза при этом для агломерации должна состоять в том, что на локальных территориях уменьшаются центростремительные тенденции, а перемещения людей и ресурсов становятся разнонаправленными, более равномерными по общей территории агломерации, тем самым – прежде всего, сокращая транспортные проблемы больших городов и их центров, а во-вторых, добавляя жизни в агломерации, дополнительных альтернатив, разнообразия, здоровой конкуренции между территориями, подведомственными местному самоуправлению.

 


Список литературы:

1. Анимица П.Е. Становление бизнес-территорий в контексте концепций саморазвития региона//Региональная экономика: теория и практика. - 2011. - №46 (229), с. 20-24
2. Анимица Е.Г. Города Среднего Урала [Текст] / Е. Анимица. - Свердловск: Сред.-Урал. кн. изд-во, 1975. – 303 с.
3. Божё-Гарнье Ж., Шабо Ж. Очерки географии городов. М.: Прогресс, 1967. - 424 с.
4. Давидович В.Г. Планировка городов и районов / В.Г. Давидович. - М.: [б. и.], 1964. - 326 с.
5. Зубаревич Н. В. Геополитические приоритеты в региональной политике России: возможности и риски // Контрапункт. - 2015. - № 1, с. 1-11
6. Лейзерович Е.Е. Об основных экономических районах (макрорайонах) России // Региональные исследова-ния. 2014. - № 3, с. 4-11.
7. Лаппо Г.М. Развитие городских агломераций в СССР./ Г.М. Лаппо. М., 1978. – 521 с.
8. Полякова А.Г., Симарова И.С. Региональное экономическое пространство и территориальное развитие: оценка действия сил связности // Вестн. УрФУ. Серия экономика и управление. - 2014. - № 2, с. 48–60
9. Полян П.М. Территориальные структуры – урбанизация – расселение: теоретические подходы и методы изучения/ Предисловия: Г.М. Лаппо и А.И. Трейвиша. М.: Новый хронограф, 2014. – 715 с.
10. Перцик Е.Н. Города мира. География мировой урбанизации/ Е.Н. Перцик. – М.: Международные отноше-ния, 1999. –384 с.
11. Смоляр И. М. Терминологический словарь по градостроительству / И. М. Смоляр. - М.: Изд-во УРСС, 2004. - 159 с.
12. Силин Я.П., Анимица Е.Г., Новикова Н.В. Новая нормальность» в российской экономике: региональная специфика// Экономика региона. - 2016. - Т. 12, вып. 3. - с. 714-725
13. Фальцман В. Россия. Экономический рост в новой геополитической обстановке. Реальность и надеж-ды//Современная Европа. - 2015. - № 1. - с. 79-92.
14. Фуджита М., Вебер Ш. Иммиграционные квоты в глобализованной экономике//Журнал Новой экономиче-ской ассоциации. - 2010. - № 7. - с. 10-23.
15. Demographia World Urban Areas (Built Up Urban Areas or World Agglomerations) 12th ANNUAL EDITION [Электронный ресурс]. URL: http://www.demographia.com/db-worldua.pdf (дата обращения 20.10.2016)
16. El-Erian A.M. New Normal. PIMCO Secular Outlook. –2009. [Электронный ресурс]. URL: http://media.pimco.com/Documents/Secular%20Outlook%20May_09 %20Email-Web%20FINAL3.pdf/ (дата обращения 21.11.2016)
17. Fujita M., Krugman P., Venables A. J. The Spatial Economy: Cities, Regions, and International Trade. - Cam-bridge, Massachusetts: The MIT Press, 1999. - 367 p.
18. Friedmann John. Regional Development Policy: A Case Study of Venezuela. - MIT Press, 1966. - 279 p.
19. Patterns of Urban and Rural Population Growth. Population Studies No. 68 (United Nations publication, Sales No. E.79.XIII.9). (2013a)
20. The official web site of UN-Habitat [Электронный ресурс]. URL: http://unhabitat.org/urban-themes/economy (дата обращения 20.10.2016)
21. The official web site of Executive office of the president (office of management and budjet) [Электронный ре-сурс]. URL: https://www.whitehouse.gov/sites/default/files/omb/assets/omb/bulletins/fy2009/09-01.pdf (дата обращения 20.11.2016)
22. World Economic and Social Survey: Sustainable Development Challenges (E/2016/50/Rev. 1 ST/ESA/344). UN-Habitat (2015) State of the World’s Cities, 2014/2015. Nairobi, Kenya. [Электронный ресурс]. URL: http://www.demographia.com/db-worldua.pdf (дата обращения 20.10.2016)

Информация об авторах

ст. преподаватель, Финансовый Университет при Правительстве РФ (челябинский филиал), 454084, Россия, г. Челябинск, ул. Работниц, 58

Senior lecturer, Financial University under the Government of the Russian Federation, Chelyabinsk branch, 454084, Russia, Chelyabinsk, Rabotnits street, 58

Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), регистрационный номер ЭЛ №ФС77-54432 от 17.06.2013
Учредитель журнала - ООО «МЦНО»
Главный редактор - Толстолесова Людмила Анатольевна.
Top