ПРОБЛЕМЫ И РИСКИ ЗАКРЫТИЯ ОРГАНИЗАЦИЙ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ

PROBLEMS AND RISKS OF CLOSURE OF ORGANIZATIONS IN MODERN CONDITIONS
Цитировать:
Леонова Л.А., Леонова А.А. ПРОБЛЕМЫ И РИСКИ ЗАКРЫТИЯ ОРГАНИЗАЦИЙ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ // Universum: экономика и юриспруденция : электрон. научн. журн. 2022. 12(99). URL: https://7universum.com/ru/economy/archive/item/14582 (дата обращения: 26.02.2024).
Прочитать статью:
DOI - 10.32743/UniLaw.2022.99.12.14582

 

АННОТАЦИЯ

Исследование экономических проблем бизнеса России в условиях пандемии и санкций. Анализ мер государственной экономической поддержки субъектов хозяйствования.

ABSTRACT

A study of the economic problems of Russian business in the context of a pandemic and sanctions. Analysis of measures of state economic support for business entities.

 

Ключевые слова: бизнес; субъекты хозяйствования; поддержка государством организаций; пандемия; санкции; прибыль; выручка; спрос.

Keywords: business; business entities; state support for organizations; pandemic; sanctions; profit; revenue; demand.

 

2020 г. ознаменовался трудностями в развитии субъектов хозяйствовании России. Пандемия внесла негативные коррективы для бизнеса нашей страны. 15% российских предпринимателей, занимающихся микро или малым бизнесом, признались в том, что закрыли свое основное дело в этом году. Почти в половине случаев бизнесмены считают, что в падении спроса виновата пандемия.

Однако, ведущие экономисты отмечают важность и эффективность поддержки государством российского бизнеса [1].

Несмотря на экономическую и законодательную поддержку, более 30% российских предпринимателей в сфере микро и малого бизнеса задумывались о его закрытии в 2021 году. Еще 15% признались, что в 2020-м им пришлось закрыть свое основное дело.

Опрос проводился в начале октября среди предпринимателей с численностью сотрудников до 50 человек и выручкой до 100 млн рублей в год. Всего были опрошены 2225 бизнесмена.

Надо отметить, что цифры по закрытию бизнеса оказались ниже, чем по прогнозу зарубежных специалистов, составленному в начале пандемии. Не подтвердились и июньские прогнозы экспертов о том, что каждая пятая компания будет закрыта, отмечают аналитики Like Центр [1, 3].

Основной причиной, в связи с которой предприниматели чаще всего в этом году задумывались о закрытии бизнеса, является пандемия коронавируса и связанные с ней ограничения. Как наиболее существенную проблему эти факторы выделили 46,3% опрошенных.

Анализ показал, что из заявленных проблем, 32,9% предпринимателей отметили недостаточное развитие маркетинга, 32,3% пожаловались на снижение покупательской способности, 32% обозначили недостаток оборотных средств [2; 5 с.124-135].

Самыми эффективными для поддержки бизнеса респонденты назвали отсрочку или снижение налогов — на этот инструмент указали 34,2% респондентов. 27,2% отметили пользу арендных каникул или снижения арендной ставки, 26,3% проголосовали за субсидии, а 24% — за беспроцентный или льготный кредит.

По словам генерального директора Like Центр Василия Алексеева, 2020 год стал одним самых сложных для предпринимателей, большинство из которых — новички и только учатся вести бизнес. И если в обычное время у них была возможность перенести внедрение многих цифровых решений на неопределенный срок, то теперь стало ясно, что откладывать невозможно.

«Предприниматели получили опыт, как за месяц перестроиться из одной ниши в другую, организовать запуск нового продукта. Такая школа поможет им выжить даже в случае нового локдауна», — указывает Алексеев, директор Like Центра.

По мнению первого вице-президента «Опоры России» Павла Сигала, российский бизнес многому научился во время пандемии. Он отмечает, что первый вывод, который сделали предприниматели, это что рассчитывать только на заемные средства нельзя, нужно иметь собственную финансовую подушку безопасности. Из-за высокой кредитной нагрузки в самой сложной ситуации оказались сфера ритейла (особенно торговые центры), фитнес и гостиничные услуги, добавляет эксперт [2, 3].

«Во-вторых, нельзя игнорировать развитие технологий и новых направлений продаж. Компании, которые смогли вовремя перейти на онлайн-торговлю и доставку, смогли компенсировать падение оборотов, а некоторые значительно увеличили прибыль за счет использования такого канала»,— говорит Сигал, приводя в пример компании «Магнит», Х5 Retail Group (сети «Перекресток», «Пятерочка») и «Детский мир», которые по итогам первого полугодия получили очень хорошие финансовые результаты и намерены в дальнейшем развивать онлайн-продажи.

Также он указал на умение оперативно реагировать на изменения и быть готовым к не совсем стандартным решениям. Это связано с переводом работников на дистант. Что, естественно дает экономию по аренде снимаемых помещений.

Руководитель отдела аналитических исследований «Высшей школы управления финансами» Михаил Коган отмечал, что все еще весной говорили о неизбежности возврата заболеваемости осенью, и те, кто успел пересмотреть модели взаимодействия со своими клиентами, сейчас находятся в выигрышном положении:

«У бизнеса была возможность для того, чтобы подойти с большей подготовкой ко второй волне, которая сейчас на наших глазах начинает разворачиваться. Те предприниматели, которые понимали, как ситуация будет развиваться, могли перестроить свой бизнес, пойти на оптимизацию штата, перейти на более эффективные материалы (если речь о производстве), более выгодные условия сотрудничества с контрагентами и прочее».

При этом он обращает внимание на то, что доля собиравшихся закрыть свои предприятия может отражать ситуацию, которая возникла еще до утверждения правительством мер по поддержке бизнеса.

Руководитель клуба предпринимателей «Впотоке74» Кирилл Липай уверен, что без поддержки динамика закрытия бизнесов могла бы быть хуже. Самыми актуальными мерами оказались мораторий на уплату налогов и льготные кредиты на выплату заработных плат в размере МРОТ, считает Павел Сигал. Эти меры позволили снизить нагрузку на предприятия во время пикового падения оборотов, а также сохранить рабочие места. Михаил Коган добавляет, что сказался и эффект от поддержки населения — более щедрые выплаты пособий по безработице, выплаты на каждого ребенка — все это поддержало потребительский спрос, и, как потом показала статистика Центрального Банка Российской Федерации, спад экономики оказался менее глубоким, чем ожидалось.

«Меры поддержки в виде денег очень помогли, кто-то наполнил фонды, но не все. Многим сейчас тяжело, они продолжают сокращать бизнес. Один мой знакомый продал бизнес за 20% от стоимости до кризиса — это были комнаты с квестами. Сейчас он сосредоточился на производстве медицинских халатов — считает, что ситуация надолго, поэтому перевел все свои средства в новое направление», — рассказывает Кирилл Липай.

Руководитель бизнес-клуба, куда входят 70 предпринимателей, отмечает, что самой большой проблемой для бизнеса стала неготовность работать онлайн, отсутствие навыков управления удаленными командами. Также возникли трудности с изменением потребительского поведения, многие перешли на доставку и консультирование в онлайн, кто-то ради стабильности начал работать с государством.

Павел Сигал отмечает и негативные последствия пандемии: «Конечно, нельзя сказать, что пандемия привела только к положительным урокам — самое серьезное последствие локдауна заключается в снижении оборотов, прибыли, выручки, и главное –--в сжатии потребительского спроса. Но, тем не менее, самые стойкие предприниматели и компании намерены работать, несмотря ни на что, и активно развиваться».

Проблемы в экономике плавно перешли и в 2021г. Каждый десятый бизнес в России предупредил о риске закрытия. Предприниматели и крупные фирмы готовы принять у государства помощь. Они ждут новых налоговых льгот. В 2021 году российский малый и средний бизнес сталкивается с теми же проблемами, что и на пике пандемии, следует из февральского опроса компаний. Спрос на товары и услуги так и не восстановился примерно у двух третей предприятий.

В проведенном в начале февраля 2022г. опросе приняли участие руководители и владельцы 5 тыс. компаний из всех регионов России. Он показал, что спрос на свои товары и услуги упал более чем в 40% компаний в полтора раза и более. Примерно у 60% компаний выручка в 2020 году уменьшилась более чем на 30%, примерно 45% респондентов урезали фонд оплаты труда.

Согласно результатам мониторинга, в сложившихся условиях бизнес ждет от государства прежде всего снижения налоговой нагрузки или новой налоговой реструктуризации — о необходимости таких мер для компаний своих отраслей и региона высказались 66,8% респондентов.

Главной проблемой бизнеса в начале 2021 года был небольшой спрос, так как он так и не восстановился к уровням до пандемии. В тройку основных проблем бизнеса также вошли невозможность платить налог на имущество и оплачивать аренду, а также нехватка средств на выплату зарплат сотрудникам и страховых взносов с фонда оплаты труда (ФОТ). В обоих случаях об этом говорят около четверти опрошенных. Значительная часть бизнеса (22,3%) жалуется на неплатежи от контрагентов за уже поставленные товары и оказанные услуги. Также весьма распространенной оказалась нехватка средств на коммунальные платежи и сложности с бесперебойной поставкой материалов и товаров на предприятия (об этом говорит примерно каждый пятый владелец или руководитель компании) 22.

В 2020г. воспользовались налоговыми и кредитными отсрочками и возможностью реструктурировать долги 36,7% предпринимателей, при этом примерно для каждого второго из них эти меры оказались недостаточными — 42,9% бизнесменов, получивших такую поддержку, считают, что им нужна новая реструктуризация, а 7,7% признают, что никогда не смогут погасить долг и вынуждены будут закрыть бизнес.

Условия, под которые бизнесу выдавались льготные кредиты под 2% годовых, также оказались для предпринимателей сложными — почти трети (30,7%) не удалось выполнить обязательства по сохранению численности персонала, поскольку у них не восстановились обороты бизнеса. По данным министра экономического развития Максима Решетникова, 98% компаний, получивших льготные кредиты, выполняют условия по сохранению занятости выше 80% штата [6].

Кредитование под 2% оказалось самой популярной мерой поддержки среди предпринимателей — этим инструментом воспользовались 21,4% опрошенных. На втором месте — отсрочка по всем налогам (кроме НДС) — 19,6%, на третьем — продление сроков уплаты страховых взносов (16,6%), следует из мониторинга.

В Минэкономразвития подтверждают, что кредиты на поддержку занятости в целом оказались самой востребованной мерой поддержки в период пандемии — речь идет о программах ФОТ.0 (1,2 млн поддержанных рабочих мест) и ФОТ 2.0 (5,3 млн поддержанных рабочих мест).

По поручению президента Владимира Путина правительство прорабатывает дополнительные меры поддержки бизнеса, в первую очередь руководствуясь целью сохранить занятость и поддержать рабочие места, указали в Минэкономразвития.

Согласно условиям льготных кредитов под 2% годовых кредит спишут вместе с процентами, если до 1 апреля 2021 года предприятие сохранило не менее 90% занятых от численности персонала на 1 июня 2020 года. При сохранении от 80 до 90% персонала бюджет покроет половину долга. Однако компаниям придется отдавать весь долг по рыночной ставке, если сохранить необходимое число занятых не удастся.

По состоянию на конец 2020 года, по данным Минэкономразвития, свыше 220 тыс. предприятий получили льготные кредиты под 2% на общую сумму более 400 млрд руб., что помогло защитить 5,37 млн рабочих мест. 24 февраля премьер-министр Михаил Мишустин заявил, что программа льготного кредитования бизнеса из пострадавших отраслей будет продлена, хотя льготная ставка вырастет с 2 до 3%. Мишустин заявил, что этой помощью смогут воспользоваться 75 тыс. предпринимателей, у которых работают порядка 1,5 млн. человек. На рисунке 1 показаны результаты опроса руководителей и владельцев компаний [4].

 

Рисунок 1. Оценка бизнеса РФ в 2021г

 

В первой половине 2021 года с рынка ушло 724 тыс. юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, что стало самым высоким показателем с 2013-го. Это следует из данных ФНС, которые проанализировали «Известия». Чаще всего компании ликвидировались, так как сами принимали решение прекратить деятельность, а также из-за принудительного исключения из единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей (ЕГРИП). Такие тенденции связаны с сокращением мер господдержки и переходом части предпринимателей в статус самозанятых, пояснили эксперты [11]. При этом число зарегистрированных в этот период фирм, наоборот, выросло: оно составило 531 тыc. — на 34% больше, чем в прошлом году.

В январе–июне 2021 года количество закрывшихся ИП и фермерских хозяйств составило 553 тыс. — на 81% больше, чем в аналогичный период 2020-го. Наиболее частой причиной ликвидации было решение о прекращении деятельности (его приняли 289 тыс. ИП), однако она не была единственной. В почти 7 тыс. случаев ИП был упразднен из-за смерти бизнесмена, 310 предприятий прекратили существование в связи с аннулированием документа, подтверждающего право их владельцев проживать в России, а 842 ИП обанкротились, следует из статистики ФНС. Среди менее популярных причин ликвидации оказались решение суда и лишение права заниматься бизнесом.

При этом 258 тыс. ИП прекратили деятельность в связи с принудительным исключением из реестра (ЕГРИП). Под эту меру попадают предприниматели, которые более 15 месяцев не сдают налоговую отчетность или не продлевают действие патента. Исключение позволяет им не накапливать долги по налогам.

Упраздненных юрлиц оказалось в три раза меньше: по данным налоговой, это 170 тыс. фирм. При этом по сравнению с 2019 годом их количество сократилось на 22% и в целом стало самым скромным с 2015 года (тогда деятельность прекратило 138 тыс. юрлиц).

При рассмотрении причин ликвидации ФНС выяснила, что в первой половине 2021 года большинство юрлиц (134 тыс.) признали покинувшими рынок по решению органа, регистрирующего их в ЕГРЮЛ, — это возможно, если в последние 12 месяцев они не предоставляли отчетности и не осуществили ни одной операции по банковским счетам. Более 29 тыс. компаний самостоятельно приняли решение прекратить деятельность, а 4 тыс. перестали существовать в результате реорганизации.

В общей сложности на фоне преодоления последствий пандемического кризиса в 2021 году с рынка ушло 724 тыс. юрлиц и ИП. Это рекорд с 2013 года: тогда деятельность прекратило 820 тыс. компаний и индивидуальных предпринимателей. Однако регистрация новых фирм в этот период не прекратилась: по данным ФНС, в первой половине 2021 года было создано 410 тыс. ИП и 121 тыс. юрлиц. Таким образом, чистый отток компаний составил 192 тыс. фирм. Всего же на сегодня в России действует 6,9 млн бизнесов — 3,3 млн компаний и 3,5 млн ИП, следует из статистики налоговой службы.

Зарубежные экономисты представили три сценария влияния санкций на ВВП России. Так, Институт Банка Финляндии составил прогноз развития ситуации в экономике России с учетом санкций. Потеря импорта может снизить ВВП нашей страны на 4-18%, а экспорта — на 1-25%. По мнению авторов исследования, Россия сможет смягчить эффект санкций, но это потребует времени и альтернативных рынков. Старший экономист Института переходных экономик Банка Финляндии (BOFIT, институт специализируется на анализе российской экономики) Хели Симола считает, что влияние экспортных и импортных санкций на ВВП России в краткосрочной перспективе.

Торговые санкции могут оказать существенный негативный эффект, если Россия не сможет найти альтернативные рынки для импорта и экспорта", — констатирует специалист.

  • При действующих санкциях валовая добавленная стоимость в экономике РФ может сократиться почти на 4% (при прочих равных).
  • При втором сценарии (подразумевает, что западные страны полностью прекращают поставки в РФ) падение общей добавленной стоимости достигает 10%. Что касается текстильной промышленности, то здесь падение может составить более 20%. В производстве резины, пластмасс, химической отрасли — от 20 до 30%.
  • В третьем сценарии рассматривается полное прекращение импорта в Россию, это приводит к сокращению ВВП на 18%.

В правительстве России считают, что влияние, оказываемое странами на экономику нашей страны достаточно серьезное.  Санкции затронули ключевые секторы экономики, в первую очередь банковский. Отрасль столкнулась с трудностями, которые решаются внутри страны. Причем от санкций страдает не только Россия.

Раньше политика России строилась на том, что страна интегрирована в мировой экономический процесс. Происходящие события негативно сказываются и на глобальной торговле, и на мировом ВВП. Однако российской экономике из-за санкций предстоит период адаптации, но запас ее прочности велик. По словам политика РФ Максима Решетникова, «Экономике придется пройти определенный период адаптации, период перенастройки всех процессов, это достаточно существенная встряска, которую действительно нам предстоит пройти. Но при всем при этом возможности для роста и развития точно есть. Много рынков останется открытыми» [6].

Заместитель председателя Совета безопасности России Дмитрий Медведев также считает, что коллапса в российской экономике из-за санкций не будет. По его словам, чтобы этого избежать, у России есть все возможности. И введенные в прошлые годы санкции вовсе пошли стране на пользу, — началось активное развитие импортозамещения во всех отраслях, в том числе наукоемких, стали разрабатываться новые технологии, продукты и лекарства[3].

Согласно оценкам Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), спецоперация России на Украине может сократить рост мирового ВВП примерно на один процентный пункт и повысить инфляцию на 2,5 пункта. ОЭСР предупреждает, что в связи с резким ростом цен на сырье, и в частности на пшеницу, над Африкой и Ближним Востоком, в частности, нависает риск «продовольственной небезопасности».

По оценке Международного валютного фонда, спецоперация может обернуться для мировой экономики долговременными последствиями, которые в конечном счете поменяют «мировой экономический и геополитический порядок».

 

Список литературы:

  1. Виноградова Е. Безвременно закрыто: за полгода в РФ ликвидировано 725 тыс. компаний, / [Электронный ресурс]. - Режим доступа: - URL: https://iz.ru/1193496/ekaterina-vinogradova/bezvremenno-zakryto-za-polgoda-v-rf-likvidirovano-725-tys-kompanii (дата обращения: 18.09.2022).
  2. Захарова Е. А. Ликвидация предприятия, / [Электронный ресурс]. - Режим доступа: -  URL: https://advokat-malov.ru/reg-uslugi/likvidaciya-predpriyatiya.html (дата обращения: 18.09.2022).
  3. Каждый десятый бизнес в России предупредил о риске закрытия в 2021 году Компании просят у государства новых налоговых льгот // -РБК,/ [Электронный ресурс]. - Режим доступа: - URL: –URL: https://www.rbc.ru/economics/25/02/2021/603664ba9a79472b2daabe02 (дата обращения: 18.09.2022).
  4. Мониторинг: оценка состояния бизнеса и эффективности мер господдержки // РБК,/ [Электронный ресурс]. - Режим доступа: –URL: https://www.rbc.ru/economics/25/02/2021 (дата обращения: 18.09.2022).
  5. Руткаускас, Т. К. Экономика предприятия: учебник / Т. К. Руткаускас, Г. И. Журухин. Екатеринбург: Изд-во Рос. гос. проф.-пед. ун-та, 2014.- С.124-135.
  6. Решетников о влиянии санкций. Газета ру/ [Электронный ресурс]. - Режим доступа: https://www.gazeta.ru/business/news/2022/03/20/17451607.shtmlupdat (дата обращения: 18.09.2022).
Информация об авторах

канд. эконом наук, доц., специалист по ОТ ГБДОУ, РФ, г. Санкт-Петербург

Docent, Associate Professor, Occupational Health and Safety Specialist of the State Budgetary Preschool Institution, Russia, St. Petersburg

студент, кафедра информационных систем, Санкт-Петербургский государственный электротехнический университет «ЛЭТИ» им. В.И. Ульянова, РФ, г.Санкт-Петербург

Student, Department of Information Systems, Saint Petersburg State Electrotechnical University "LETI" named after V.I. Ulyanov, Russia, St. Petersburg

Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), регистрационный номер ЭЛ №ФС77-54432 от 17.06.2013
Учредитель журнала - ООО «МЦНО»
Главный редактор - Толстолесова Людмила Анатольевна.
Top