ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ ВЫСШИМИ УЧЕБНЫМИ ЗАВЕДЕНИЯМИ РОССИИ В XVII – XVIII ВВ

STATE ADMINISTRATION OF HIGHER EDUCATIONAL INSTITUTIONS OF RUSSIA IN THE XVII-XVIII CENTURIES
Киселёв И.В.
Цитировать:
Киселёв И.В. ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ ВЫСШИМИ УЧЕБНЫМИ ЗАВЕДЕНИЯМИ РОССИИ В XVII – XVIII ВВ // Universum: экономика и юриспруденция : электрон. научн. журн. 2022. 12(99). URL: https://7universum.com/ru/economy/archive/item/14524 (дата обращения: 25.02.2024).
Прочитать статью:
DOI - 10.32743/UniLaw.2022.99.12.14524

 

АННОТАЦИЯ

Государственные органы власти принимали активное участие в подготовке и реализации нормативных правовых актов. Правовые границы вмешательства государства в организационную структуру вузов определялись исходя из публичных отношений политического, социального, экономического и других характеров общественного устройства.  В указанный период в Российской Империи государственное управление высшими учебными заведениями осуществлялось посредством государственных органов власти. Они обладали учредительными полномочиями по определению основ системы образования, назначению чиновников и утверждению нормативных правовых актов.

ABSTRACT

State authorities took an active part in the preparation and implementation of regulatory legal acts. The legal boundaries of state interference in the organizational structure of universities were determined on the basis of public relations of the political, social, economic and other characters of the social structure. During this period in the Russian Empire, state administration of higher educational institutions was carried out through state authorities. They had constituent powers to determine the foundations of the education system, appoint officials and approve regulatory legal acts.

 

Ключевые слова: высшее образование, государство, управление

Keywords: higher education, state, governance

 

Реформы отечественного высшего образования были немыслимы без соответствующих инструментов государственно-властного характера. С момента появления первых идей и проектов организации вузов в России государственные органы власти принимали активное участие в подготовке и реализации нормативных правовых актов. Регулирование охватывало наиболее фундаментальные положения, касающиеся устройства и деятельности вузов.

Специализированных нормативных правовых актов, посвящённых полномочиям государственных органов власти в сфере высшего образования конца XVII в. и XVIII в. не существовало. Однако, анализ отдельных законодательных положений позволяет определить ряд управомочивающих норм, посредством которых государственные органы власти осуществляли регулирование в сфере высшего образования.

Согласно Соборному уложению от 1649 г. Царь и чиновники ­ служилые люди Боярской думы являлись государственно-образующими, ключевыми органами государственной власти. Исходя из единства самодержавной основы государственной власти Руси XVII в., титул Царя и великого князя всея Руси наделял монарха целым комплексом законодательных и исполнительных полномочий. Монарх имел право разрабатывать (советовать), изменять,  принимать и отменять нормативные правовые акты, а также непосредственно исполнять их. Назначать и увольнять с должностей чиновников приказов. Образовывать государственные органы власти и государственные учреждения. Наделять их полномочиями. Устанавливать привилегии отдельным физическим лицам. Вести консультации и переговоры с иностранными государственными органами власти. Боярская дума являлась политическим государственным органом. Деятельность боярской думы не противоречила деятельности царя. Она имела право разрабатывать нормативные правовые акты, рекомендовать царю кандидатов на государственные должности, принимать участие во внешних сношениях российского государства [1, c. 1-163].

Реализация вышесказанных полномочий была предпринята при разработке привилегии на академию. В 1678 г., после почти двухлетней совещательной процедуры представителей духовенства и царя Федора Алексеевича законодательная инициатива была рассмотрена в Боярской думе. Дискуссии представителей духовенства продолжились уже с боярами, где обсуждались отдельные вопросы заимствования европейского опыта. В записках и выступлениях представителей православной церкви во главе с С. Медведевым неоднократно отмечались опасения о «чужих» европейских идеях [26, c. 268]. Высказывались подозрения в отношении балтийских учителей. В ответ на прибытие в 1685 г. из Константинополя первых греческих учителей, во главе с братьями Лихудами С. Медведев всё же внес в Боярскую думу проект поправок в «Привилегию на академию» против пребывания в России учителей, которые не придерживались классического течения о православии называя их «отступниками от православия». Обострились споры о ведущем языке преподавания. Сильвестр Медведев и Симеон Полоцкий не учили на греческом и латинском языках, считая их «чужими» [19, c. 185]. Братья Лихуды, работавшие в Славяно-греко-латинской академии, использовали латинский и греческий языки, поскольку имевшаяся литература в вузе была полностью составлена на соответствующих языках. Вместе с тем, отсутствие опыта организации вузов в России заставили Царя и некоторых бояр обратиться за помощью к чиновникам и учёным Греции и уроженцам Константинополя. Свидетельством этому могут служить грамоты иностранным послам в период с 1678 по 1687 гг., где было указано о желании российских властей организовать вуз по примеру тех людей, которые знают и понимают в делах учёностей и наук разных [27, c. 287-290].

В последнее десятилетие XVII в. в Киеве функционировала Киево-могилянская коллегия, образованная ещё в 1632 г. на землях Речи Посполитой. В соответствии с грамотой об образовании коллегии в учреждении существовало 3 факультета: богословский, иностранных языков и элементарных наук, обучалось более 200 учеников, преподавали иностранные учителя, которые использовали литературу на латинском и других европейских языках. Существовала материальная поддержка учеников, которые не имея возможности обучаться в Киеве, учились в европейских университетах [29, с. 73].  Как отмечает А.Ю. Андреев соответствующие факты объективно указывают на присоединение Киево-могилянской коллегии к европейской университетской системе [15, c. 73].  В 1694 г. в Москве ректору Киево-могилянской коллегии И. Кроковскому вручили царскую грамоту о коллегии. Указом Петра I от 7 июля 1701 г. и Грамотой от 26 сентября 1701 г. Славяно-греко-латинская академия и Киево-могилянская коллегия соответственно были наделены полномочиями университетов [2, c. 171, 173-174].

В начале XVIII в. культурные и образовательные внешние сношения России тяготели по большей части к Германии, Голландии, Франции и другим странам Западной Европы. Это выражалось прежде всего в многочисленных консультациях, которые были предоставлены России [22, c. 20]. Например, Г.В. Лейбниц, хорошо знав национальные системы управления образованием в Европе, предлагал учредить специальный государственный орган власти - коллегию наук, а Г. Фик советовал организовать специальную систему подготовки и контроля за обучающимися [18, c. 289]. Соответствующе идеи реализованы не были, однако, Пётр I, ликвидировав боярскую думу, создал Правительствующий Сенат. Указом императора от 22 февраля 1711 г. «Об учреждении Правительствующего Сената и о бытии при оном разрядному столу вместо Разрядного приказа, по два Комиссара их Губерний» были определены организационные основы соответствующего государственного органа [3, c. 627]. Многочисленными указами Петра I в период с 1711 по 1724 гг. были закреплены основные полномочия Правительствующего Сената, которые, так или иначе относились к регулированию высшего образования: рассмотрение и принятие проектов нормативных правовых актов, утверждение доходов и расходов, совещание с заморскими служащими, установление выгодных условий для государства [4, c. 183-184, 348-349, 479-480, 497-505, 605-606]. При непосредственном участии Правительствующего Сената были рассмотрены некоторые проекты указов Петра I об организации зарубежных командировок российских просветителей, организации учений, а также учреждения новых факультетов и кафедр,  морской академии, воинский и морские уставы [5, c. 2-120, 100-104, 173-177, 203-453]. Были приняты различные указы об обращениях к иностранным должностным лицам по вопросам подготовки в стране специалистов [16, c. 289]. В 1720-1721 гг. Правительствующим Сенатом рассматривался проект духовного регламента, где решалось будущее российской церкви, её влияние на общественную жизнь (в том числе сферу высшего образования), финансирование [21, c. 180-194].

В соответствии с указом императора от 28 января 1724 г., была утверждена концепция подчинения непосредственно Императору не только Академии Наук, но и всех существующих и будущих вузов. Президент Академии Наук формировался двумя способами: назначением на должность Императором или путём выборов из числа её членов [6, c. 220-225].  Академия Наук и вузы подчинялись непосредственно Императору. В соответствии с Регламентом Академии наук и художеств в Санкт-Петербурге от 1747 г., был определен порядок финансирования Академии Наук и вузов из государственного бюджета. Президент Академии Наук обладал  организационно–распорядительными и административно–хозяйственными полномочиями (утверждение академиков, обработка и тиражирование научных работ, организации деятельности академии и т.д.) [7, c. 730-739].

Во второй половине XVIII в. Правительствующий Сенат как законодательный орган власти принимал участие в учреждении Московского университета [8, c. 102-110, 186 – 190, 330, 398–403, 518-519, 605-618, 827-828].  В период с 1754 по 1759 гг. в соответствующем государственном органе были рассмотрены идеи о создании Московского университета, где активное участие принимали новаторы образовательной мысли того времени И.И. Шувалов и М.В. Ломоносов. Исходя из государственных задач развития высшей школы, И.И. Шувалов стремился организовать новый университет для дворян, окончив который, они смогут выполнять государственные задачи. Согласно этому утверждению, он предложил создать «новейший университет по русским особенностям», не принимая всерьёз иностранный опыт. Другой точки зрения придерживался М.В. Ломоносов. Он предлагал создать университетскую модель, где часть административного управления будет передана непосредственно университету, преподавателям и студентам [23, c. 34-81]. М.В. Ломоносов выступал за наделение вуза правом собственной университетской юрисдикции, а также полицейский и налоговый иммунитеты.

В соответствии с Проектом московского университета от 12 января 1755 г. Правительствующий Сенат управлял Московским университетом, что подтверждалось ещё указом данного государственного органа власти от 5 марта 1756 г [9, c. 518-519]. Предусматривалось наличие кураторов с полномочиями по контролю за университетом с обязательным докладом императору [10, c. 284 - 294].

Правительствующий Сенат принимал участие в разработке Манифестов от 6 июля 1762 г. и 15 декабря 1763 г., указов Екатерины II от 7 ноября 1775 г. и 30 сентября 1783 г [11, c. 12, 272, 467, 1023-1026]. Были подготовлены проекты нормативных правовых актов об учреждении новых вузов в России. Указом Екатерины II от 15 декабря 1763 г. «О разделении Сената на департаменты» был учреждён третий департамент, на которого возлагалось заведование делами Академии наук и художеств в Санкт-Петербурге, Московского университета, а также иных вузов [25, c. 10].

Полномочия Императрицы в сфере высшего образования не регламентировались. Однако, будучи главой государства, Екатерина II самостоятельно пыталась разрешить многие проблемы устройства вузов, а также привнести собственный оттенок «нового» времени в отечественную высшую школу. Указом Екатерины II от 7 сентября 1782 г. в Российской Империи была создана Комиссия народных училищ. Изначально Комиссия учреждалась для координации деятельности и надзором за школами и обладала правом совещательного голоса. Однако, именно с начала её работы императрица поставила задачу формирования в России единой системы образования [12, c. 663 - 664]. В 1780-х гг. она совместно с Комиссией народных училищ рассматривала проект устава российских императорских университетов, составленного И. И. Шуваловым, европейские грамоты и инструкции об университетах, План учреждения в России университетов [17, c. 182-253]. Непосредственное сношение с иностранными деятелями науки и искусства относительно вопросов высшего образования отчётливо наблюдается у Екатерины II в переписке с Вольтером об устройстве университетов [14, c. 349]. Изученная Екатериной II книга Д. Дидро в 1777 г. тоже была подвергнута критике [28, с. 61-68]. В переписке с Ф. М. Гриммом, императрица разделяла его идеи относительно «уравновешенного и умного» правительственного управления вузами по примеру немецких и итальянских земель. В мае 1780 г. после встречи с австрийским императором Иосифом II, она взяла на вооружение проекты устройства австрийских школ [20, c. 24-32].

Указом от 29 января 1786 г. Екатерина II распорядилась учредить план для создания университетов в Екатеринославе, Пензе, Пскове и Чернигове [13, c. 526-527], а 13 марта 1787 г. подписала указ «План по учреждению в России университетов». В данном документе были заложены идеи государственного патроната над сферой высшего образования. Был отмечен частичный отказ от автономии вузов (запрет на право иметь собственное имущество, продавать интеллектуальные труды, вести собственное «хозяйство»). Однако, предусматривалось расширение вузов в Российской Империи, увеличение кафедр, отмена запрета на ведение автономной научной деятельности профессоров, развитие сотрудничества со странами западной Европы, ближним и средним востоком. Предлагалось упразднить университетский суд «что касается до уголовных, гражданских и полицейских дел между профессорами, студентами и университетскими служителями, то судятся они, где по законам надлежит, как и прочие градские жители». Генерал-губернатор осуществлял курирование вуза, помогал местным чиновникам и администрации вуза координировать работу, составлял докладные записи в Главное Правление училищ [24, c. 655]. Попытки проведения университетской реформы при Екатерине II так и не были завершены. Её идеи легли в основу политики Александра I.

Таким образом, в период XVII – XVIII веков государственное управление высшими учебными заведениями России осуществлялось посредством государственных органов власти. К государственным органам власти общей компетенции единоличного характера относились Царь и Император (Императрица). Они обладали учредительными полномочиями по определению основ системы образования, назначению чиновников и утверждению нормативных правовых актов. Коллегиальными государственными органами власти являлись Боярская дума, Государственный Совет и Правительствующий Сенат. Указанные государственные органы власти имели законодательные полномочия. Губернские учреждения разрешали вопросы хозяйственной деятельности вузов. Особый комитет цензуры имел полномочия по надзору за литературными источниками.

 

Список литературы:

  1. Полное собрание законов российской империи. Том 1. С. 1-163.
  2. Полное собрание законов российской империи. Том 4. С. 171, 173–174.
  3. Полное собрание законов российской империи. Том 4. С. 627.
  4. Полное собрание законов российской империи. Том 4. С. 643. Том 5. С 183-184, 605-606. Том 6. С. 348-349, 479-480, 497-505.
  5. Полное собрание законов российской империи. Том 5. С. 100-104, 173-177, 203-453. Том 6. С. 2-120.
  6. Полное собрание законов российской империи. Том 7. С. 220–225.
  7. Полное собрание законов российской империи. Том 12. С. 730-739.
  8. Полное собрание законов российской империи. Том 14. С. 330, 398–403, 518-519, 605-618, 827-828. Том 15. С. 102-110, 186 – 190.
  9. Полное собрание законов российской империи. Том 14. С. 518-519.
  10. Полное собрание законов российской империи. Том 14. С. 284-294.
  11. Полное собрание законов российской империи. Том 16. С. 12, 467. Т. 20. С. 272. Т. 21. С. 1023-1026.
  12. Полное собрание законов российской империи. Том 21. С. 663–664.
  13. Полное собрание законов российской империи. Том 22. С. 526 – 527.
  14. Сборник Русского исторического общества. Т. 10. Императорская академия наук. СПб 1872. С. 349.
  15. Андреев А.Ю. Российские университеты XVIII – первой половины XIX века в контексте университетской истории Европы. Знак, 2009. С. 73.
  16. Андреев А. И. Основание Академии наук в Петербурге. Петр Великий / М., 1947. С. 289.
  17. Андреев А. Ю. Русские студенты в немецких университетах XVIII-первой половины XIX века. - М.: Знак, 2005. С. 182–253.
  18. Андреев А. И. Основание Академии наук в Петербурге. Петр Великий / М., 1947. С. 289.
  19. Богданов А. П. К полемике конца 60-х – начала 80-х годов XVII в. об организации высшего учебного заведения в России. Источниковедческие заметки // Исследования по источниковедению истории СССР XIII–XVIII вв. М.,1986. С. 185.
  20. Грот Я. К. Екатерина II в переписке с Гриммом. СПб., 1884. С. 24-32.
  21. Каптерев Н.Ф. Характер отношений России к православному Востоку. Сергиев Посад, 1914. С. 180-194.
  22. Лаппо-Данилевский А. С. Петр Великий, основатель Императорской Академии Наук в Санкт-Петербурге. СПб., 1914. С. 20.
  23. Пенчко Н. А. Основание Московского университета. М., 1953. С. 34–81.
  24. Рождественский С.В. Очерки по истории систем народного просвещения в России в XVIII—XIX веках. СПб., 1912. Т. 1. С. 655;
  25. Рождественский С.В. Исторический обзор деятельности Министерства народного просвещения. СПб, 1902. С. 10.
  26. Фонкич Б. Л. К истории организации славяно-греко-латинского училища в московской Бронной слободе в конце 60-х гг. XVII в. // Очерки феодальной России. Вып. 2. М.,1998. С. 268
  27. Фонкич Б. Л. «Привилегия на Академию» Симеона Полоцкого – Сильвестра Медведева // Очерки феодальной России. Вып. 4. М., 2000. С. 287–290.
  28. Beauvois D. Entre Diderot et Maistre: la conception de l'université en Europe orientale // La Pensée. 1979. № 208. P. 61-68.
  29. J. Lukowski, H. Zawadzki. A Concise History of Poland. Cambridge University Press. 2006. P. 73.
Информация об авторах

преподаватель, Российский государственный социальный университет, РФ, г. Москва

Lecturer of Russian State Social University, Russia, Moscow

Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), регистрационный номер ЭЛ №ФС77-54432 от 17.06.2013
Учредитель журнала - ООО «МЦНО»
Главный редактор - Толстолесова Людмила Анатольевна.
Top