ГАРАНТИИ И ЗАЩИТА ИНОСТРАННЫХ ИНВЕСТИЦИЙ В ЦИФРОВОЙ ЭКОНОМИКЕ

GUARANTEES AND PROTECTION OF FOREIGN INVESTMENTS IN THE DIGITAL ECONOMY
Цитировать:
Инамджанова Э.Э. ГАРАНТИИ И ЗАЩИТА ИНОСТРАННЫХ ИНВЕСТИЦИЙ В ЦИФРОВОЙ ЭКОНОМИКЕ // Universum: экономика и юриспруденция : электрон. научн. журн. 2022. 5(92). URL: https://7universum.com/ru/economy/archive/item/13555 (дата обращения: 27.09.2022).
Прочитать статью:
DOI - 10.32743/UniLaw.2022.92.5.13555

 

АННОТАЦИЯ

В данной статье исследованы вопросы обеспечения прав и гарантий безопасности иностранных инвесторов, реализации инвестиционных договоров в соответствии с переходом на цифровую экономику большинства стран. По итогам исследования обоснована необходимость унификации и совершенствования инвестиционного законодательства Республики Узбекистан в части правового регулирования цифровых активов и защиты иностранных инвестиций.

ABSTRACT

This article explores the issues of ensuring the rights and security guarantees of foreign investors, the implementation of investment agreements in accordance with the transition to the digital economy of most countries. Based on the results of the study, the need for unification and improvement of the investment legislation of the Republic of Uzbekistan in terms of the legal regulation of digital assets and the protection of foreign investments is substantiated.

 

Ключевые слова: инвестиционные гарантии, риски, правовой режим, цифровые активы, инвестиционный контракт, токен, безопасность, обязательства инвестора, минимальный стандарт.

Keywords: investment guarantees, risks, legal regime, digital assets, investment contract, token, security, investor obligations, minimum standard.

 

Гарантии и защита иностранных инвестиций в цифровой экономике является достаточно новым вызовом для Узбекистана и обширно исследуется зарубежными странами. В Указе Президента Республики Узбекистан «О Стратегии развития Нового Узбекистана на 2022-2026 годы» от 28 января 2022 года в главе III об ускоренном развитии национальной экономики и обеспечении высоких темпов роста отмечено [1], что необходимо ускорить процессы привлечения иностранных инвестиций, улучшать инвестиционной климат в соответствии с технологическими прогрессами, развивать внешнеэкономические связи с учетом глобализации.

Действующее законодательство Республики Узбекистан предусматривает возможность иностранным субъектам хозяйствования владеть имуществом на территории Республики Узбекистан. К иностранному инвестору как собственнику применяются все меры по защите и обеспечению прав собственности, предусмотренные законодательством Узбекистана. Однако иностранные инвестиции - это отдельный объект собственности иностранных инвесторов, которые обычно связаны с передачей этого имущества другому государству в деловых целях. Таким образом, статья 2 Закона Республики Узбекистан «О гарантиях свободы предпринимательской деятельности» гарантирует права субъектов хозяйствования с иностранными инвестициями и отношения, связанные с мерами по защите этих прав[].

Осуществление инвестиций сопряжено с рядом рисков для иностранного инвестора и в то же время требует создания конкретного механизма гарантий защиты прав собственности иностранных инвесторов в рамках цифровых правоотношений. Как отметила М.Ю. Тулаева, каждая страна, заинтересованная в привлечении иностранного капитала в национальную экономику, постарается создать максимально благоприятные условия для инвестиционной деятельности [3].

На этой основе это достигается путем установления правового режима иностранных инвестиций, который определяет основы деятельности иностранных предпринимателей в национальной экономике. Это, в свою очередь, определяет слабость позиции иностранного инвестора, который ведет предпринимательскую деятельность на территории другого государства и находится под его юрисдикцией. Из-за этой слабости важной задачей инвестиционного законодательства должно стать установление четких и однозначных правил относительно механизма размещения иностранного инвестора в национальной экономике, организационно-правовых форм инвестирования, а также гарантий защиты иностранной собственности в цифровом формате.

Как отмечает Н.А. Лазарева, иностранные инвесторы уделяют первоочередное внимание проблеме обеспечения безопасности своих капитальных вложений[4]. Для иностранного инвестора принципиально важно, чтобы принимающее государство надлежащим образом защищало и гарантировало безопасность капитальных вложений. Наличие такой гарантии во внутреннем законодательстве и международных соглашениях рассматривается как попытка государства обеспечить максимально полную защиту иностранной собственности. С точки зрения правовой доктрины категорию «гарантия» можно охарактеризовать как «систему обеспечения прав, установленных законом, на практике». Эта система включает обеспечение контроля за соблюдением законодательства, деятельностью соответствующих государственных органов, а также законодательных норм, обеспечивающих стабильность общественных отношений.

Согласно результатам анализа специальной литературы, проведенного исследователем Г. Б. Омаром, правовые гарантии направлены на обеспечение верховенства закона, правильное применение норм права и реализацию субъективных прав[5]. В свою очередь, ученый М. Бушар отмечает, что объект гарантии всегда должен быть фактором и средством превращения юридической возможности, выраженной в норме, в реальность [6]. Под гарантиями прав инвесторов следует понимать создание определенных условий, позволяющих участникам инвестиционных отношений независимо от субъективных факторов всегда осуществлять инвестиционную деятельность. Соглашаясь с этим мнением, подчеркнем, что под гарантиями понимаются конкретные обязательства, взятые на себя государством в связи с осуществлением инвестиций. Другими словами, гарантии, предусмотренные действующим законодательством для иностранных инвесторов, должны рассматриваться как определенные механизмы стабилизации, включая гарантии, установленные национальным законодательством и международными соглашениями, а также отраженные в соответствующей деятельности неправительственных организаций, защищающих права иностранные инвесторы.

В научной литературе также указывается, что «суть гарантийного механизма» - это конкретные обязательства государства по обеспечению целостности собственности инвестора. Обеспечение защиты прав собственности создает основу для реализации полномочий инвестора. Очень важно, чтобы права инвестора были усилены на уровне национального законодательства, регулирующего поступление собственности и условия ее действия. Это должно включать не только декларацию прав инвестора, но и механизм их реализации на практике. Получатель государственной собственности должен обеспечить реализацию прав инвестора, закрепленных в нормах инвестиционного права.

Система государственного и частного страхования является важным аспектом защиты прав частноправовых субъектов в рамках международного частного права, где инвестиции не являются исключением. В инвестиционных отношениях под институтом гарантий понимается также совокупность норм, которые можно разделить на несколько групп по цели применения.

Например:

- нормы предоставления льгот инвесторам;

- нормы страхования инвестиций;

- нормы разрешения инвестиционных споров между инвестором и государством.

Как отметила Е.С. Бурова, в системе гарантий прав иностранных инвесторов есть две подсистемы: гарантии, усиленные на государственном уровне и на международно-правовом уровне [7]. Первая подсистема закреплена в Конституции Республики Узбекистан и в действующем законодательстве, а вторая подсистема закреплена в международном частном праве, включая международные конвенции, регулирующие деятельность международных организаций, обеспечивающих экономическую и правовую защиту иностранных инвесторов. При этом нормы национального инвестиционного права должны четко отражать существующие условия ведения инвестиционной деятельности, соответствовать нормам международного права. Таким образом, систему гарантий можно рассматривать как механизм, облегчающий реализацию прав, предоставленных инвесторам, и включающий меры по защите этих прав.

Гарантии могут выдаваться на уровне гарантий принимающей страны или страны-инвестора, двусторонних соглашений, многосторонних соглашений и в рамках усилий по созданию кодексов поведения. Страна пребывания определяет правовой режим, в соответствии с которым выдаются гарантии защиты от принудительного снятия средств, выплаты и возмещения убытков, порядок разрешения споров. Двусторонние соглашения дают возможность поддерживать относительную стабильность роста капитала и его свободу передвижения в определенных государствах [8]. Многосторонние международные конвенции также помогают создать более благоприятный инвестиционный климат.

Концепция международного минимального стандарта для работы с иностранцами активно использовалась в прошлом для обеспечения привилегированного статуса иностранцев в экономических вопросах. По этой причине содержание некоторых международных стандартов и возможность их применения к иностранным организациям ставятся под сомнение некоторыми странами на международных конференциях и обсуждениях.

Инвестиционные соглашения предоставляют иностранным инвесторам международные юридические права. Исторически инвестиционные договоры были сосредоточены исключительно на защите существующих инвестиций от неблагоприятных действий правительства, например, путем требования к принимающему государству выплаты компенсации в случае экспроприации иностранных инвестиций. Однако современные инвестиционные договоры также содержат положения о либерализации инвестиций, которые регулируют допуск и размещение новых иностранных инвестиций. Положения о либерализации инвестиций ограничивают возможность государств ограничивать или устанавливать условия для новых иностранных инвестиций. Иностранные инвесторы обычно могут обеспечить соблюдение этих положений через систему международного арбитража, широко известную как урегулирование споров между инвестором и государством. Изменения, происходящие в международном регулировании инвестиций, свидетельствуют о том, что необходимо поднять вопрос защиты и безопасности криптоактивов, которые будут выступать в форме инвестиций.

Принципы, используемые при осуществлении иностранных инвестиций, позволили разработать международный стандарт просвещения для иностранных инвесторов и иностранной собственности. Возникает вопрос о том, будет ли данный международный стандарт распространятся и на цифровые инвестиции. В юридической литературе это описывается следующим образом:

- уважение к законам страны пребывания. Иностранный инвестор должен уважать и не нарушать законы и обычаи государства, в котором он намеревается вкладывать иностранные инвестиции;

- предоставление иностранным инвесторам режима минимальных международных стандартов. Иностранные инвесторы имеют право ожидать, что принимающая страна предоставит своим гражданам режим не ниже международного минимального стандарта;

- ограничение национализации. Хотя каждое государство имеет суверенное право национализировать иностранную собственность, расположенную на его территории, это право может быть реализовано государством только в определенных обстоятельствах, предусмотренных нормами международного права;

- законность. Принимая меры, затрагивающие права и интересы нерезидентов, принимающее государство должно соблюдать только закон и принимать такие меры только в установленном законом порядке, позволяющем нерезиденту жаловаться на неправомерные действия органов государственной власти.

Следует отметить, что действующее законодательство в Республике Узбекистан, в том числе в сфере регулирования иностранных инвестиций, четко не определяет принципы регулирования этого сектора. В некоторых документах утверждается, что в этой сфере применяются только общепризнанные принципы международного права. Это свидетельствует о том, что это серьезное упущение системы законодательства Республики Узбекистан.

Таким образом, инвестиционное право характеризуется как общими правовыми принципами, отражающими важные законы этих отношений, так и отраслевыми принципами, определяющими основу для регулирования определенных институтов инвестиционного права. Эта система принципов, которая должна быть включена в законодательство страны пребывания, позволяет потенциальным инвесторам иметь определенный набор общепринятых механизмов защиты, определенный «стандарт» правил инвестирования, а также специфику инвестирования в конкретную страну[9]. Страна, несомненно, повысит уровень защиты их прав, а также поможет выявить важные элементы инвестиционных отношений.

Положение о национальном режиме для иностранцев, в свою очередь, означает, что иностранец в Республике Узбекистан не претендует на другие гражданские права помимо прав, предоставленных его гражданам законом, т.е. не требует льгот и привилегий, не предусмотренных местными властями. Национальный режим гражданской дееспособности иностранцев, установленный законодательством Республики Узбекистан, является безусловным, то есть предоставляется в каждом случае без требования взаимности. Этот принцип также ведет к другим законам, регулирующим права иностранцев в различных областях.

Отметим, что под международным инвестиционным спором понимается правовой спор между государством, в котором осуществляется инвестиция, и иностранным инвестором, который имеет прямое отношение к инвестиции и возникает в результате нарушения прав одной из сторон, установленных по инвестиционному соглашению. Юридическое урегулирование международных инвестиционных споров является сложным и включает в себя как элементы частного права, так и элементы международного и внутреннего права [10]. Кроме того, в разрешении инвестиционных споров в международном арбитраже роль международного права заключается не только в том, чтобы установить некий «стандарт», которому должно соответствовать внутреннее право государств, но и в регулировании вопросов, выходящих за рамки внутреннего права[11].

Для совершенствования инвестиционного законодательства целесообразным считается добавить в Закон Республики Узбекистан «Об инвестициях и инвестиционной деятельности» понятие «Простого соглашения для будущих токенов (SAFT – A Simple Agreement for Future Tokens), то есть, инвестиционный контракт, предлагаемый разработчиками криптовалюты аккредитованным инвесторам[12]. Он считается ценной бумагой и, следовательно, должен соответствовать правилам о ценных бумагах. Для сбора средств за счет продажи цифровой валюты требуется нечто большее, чем просто создание блокчейна. Инвесторам необходимо знать, что валюта будет жизнеспособной и что они будут защищены законом. В международной практике известно, что компания, собирающая деньги с помощью криптовалюты, может обойтись без формальных рамок для выхода на мировые финансовые рынки, ей необходимо соблюдать международные и внутренние НПА. Один из способов сделать это - использовать Простое соглашение для будущих токенов, то есть SAFT.

По опыту США следует отметить, что SAFT - это форма инвестиционного контракта, позволяющая начинающим инвесторам конвертировать свои денежные вложения в капитал в определенный момент в будущем[13]. Они были созданы, чтобы помочь новым криптовалютным предприятиям собирать деньги, не нарушая финансовых правил, в частности правил, которые регулируют, когда инвестиции считаются ценной бумагой. Скорость, с которой росли криптовалюты, намного превышает скорость, с которой регулирующие органы решают юридические вопросы. Только в 2017 году Комиссия по ценным бумагам и биржам в США предоставила существенные указания относительно того, когда продажа первичного предложения монет (ICO) или других токенов будет считаться тем же, что и продажа ценной бумаги. Поскольку разработчики криптовалюты вряд ли хорошо разбираются в законодательстве о ценных бумагах и могут не иметь доступа к финансовым и юридическим консультантам, им может быть легко нарушить правила.

Развитие SAFT создает простую и недорогую структуру, которую новые предприятия могут использовать для сбора средств, оставаясь при этом законными [14]. Когда компания продает инвестору SAFT, она принимает средства от этого инвестора, но не продает, не предлагает и не обменивает монеты или токены. Вместо этого инвестор получает документацию о том, что в случае создания криптовалюты или другого продукта инвестору будет предоставлен доступ.  Разработчики используют средства от продажи SAFT для разработки сети и технологий, необходимых для создания функционального токена, а затем предоставляют эти токены инвесторам, ожидая, что появится рынок для продажи этих токенов.

Поскольку SAFT не является долговым финансовым инструментом, инвесторы, приобретающие SAFT, сталкиваются с вероятностью потери своих денег и отсутствия регресса в случае банкротства предприятия. Документ позволяет инвесторам только получить финансовую долю в предприятии, а это означает, что инвесторы подвергаются тому же корпоративному риску, как если бы они приобрели SAFT. Для совершенствования гражданского законодательства в рамках цифровой экономики необходимо добавить в часть 2 статьи 915 «Договор имущественного страхования» Гражданского кодекса Республики Узбекистан наряду с риском утраты имущества, гражданской ответственности [15], предпринимательского риска пункт о «рисках потери цифровых активов», который будет выражен в криптовалютах и токенах и в риске неполучения ожидаемых доходов от инвестиционной деятельности из-за нарушения своих обязательств или изменения условий этой деятельности по не зависящим от инвестора обстоятельствам. Все вышеперечисленные предложения будут способствовать правовому регулированию цифровых инвестиций, обеспечению гарантий и безопасности зарубежным инвесторам.

 

Список литературы:

  1. Указ Президента Республики Узбекистан «Об утверждении Стратегии «Цифровой Узбекистан-2030» и мерах по ее эффективной реализации» // Национальная база данных законодательства, 24.07.2021 г., № 06/21/6268/0700
  2. Закон Республики Узбекистан «О гарантиях свободы предпринимательской деятельности» // Национальная база данных законодательства 04.12.2020 г., № 03/20/653/1592
  3. Тулаева М.Ю. Правовой режим иностранных инвестиций в Российской Федерации: Дис… канд. юр. наук. – М., 2015. – С. 3.
  4. Лазарева Н. А. Цифровые финансовые активы: экономические и правовые аспекты их обращения // Экономические науки. – 2020. – № 3. –С. 9.
  5. Omar G. B. Defining an ICSID Investment: Why Economic Development Should be the Core Element // Investment Treaty News. – 2012. – № 13. – Р. 22.
  6. Gordon K., Pohl J., Bouchard М. Investors rights and human rights – Interactions under investment treaty law // LSE Human Rights Blog. – 2014. – № 5.  – Р. 98.
  7. Бурова Е.С., Коротеева К.В. Ветер перемен: Актуальные обсуждения реформы системы разрешения споров между иностранными инвесторами и государствами // Журнал «Закон». – 2018. – № 5. – С. 155.
  8. Ghouri A.A. The Evolution of Bilateral Investment Treaties, Investment Treaty Arbitration and International Investment Law // International Arbitration Law Review. – 2011. Vol. 14, – № 6. – P. 189.
  9. Соловьева А.В. Международно-правовые доктрины инвестиционного права: Автореф. дис… канд. юр. наук. – М.: 2021.  – С. 29.
  10. Рачков И.В. Реформа международно-правового урегулирования споров между иностранными инвесторами и государствами // Международное правосудие. – 2016. – № 3. – С. 118.
  11. Рустамбеков И. С. Некоторые практические аспекты разрешения инвестиционных споров в международном арбитраже (на примере Узбекистана) // Теоретические аспекты юриспруденции и вопросы правоприменения. – 2018. – С. 12.
  12. Christian C., Joshua S. Initial Coin Offerings and the Value of Crypto Tokens. – MIT Sloan Research, Rotman School of Management, 2018. – Р. 56.
  13. Dumberry P. Are BITs Representing the 'New' Customary International Law in International Investment Law // Penn State International Law Review. – 2010. Vol. 28, – № 4. – P. 675.
  14. Chaisse J., Bauer C. Cybersecurity and the Protection of Digital Assets: Assessing the Role of International Investment Law and Arbitration // International Business Publications, USA. – 2020. Vol. 03. – Р. 13.
  15. Гражданский кодекс Республики Узбекистан // Национальная база данных законодательства 05.10.2020 г., № 03/20/640/1348.
Информация об авторах

преподаватель кафедры Международное частное право Ташкентского государственного юридического университета, Республика Узбекистан, г. Ташкент

Teacher of the Private International Law Deaprtment Tashkent State University of Law, Republic Uzbekistan, Tashkent

Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), регистрационный номер ЭЛ №ФС77-54432 от 17.06.2013
Учредитель журнала - ООО «МЦНО»
Главный редактор - Толстолесова Людмила Анатольевна.
Top