ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА РОССИИ В СФЕРЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА

STATE POLICY OF RUSSIA IN HIGHER EDUCATION OF THE FIRST HALF OF THE XIX CENTURY
Киселёв И.В.
Цитировать:
Киселёв И.В. ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА РОССИИ В СФЕРЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА // Universum: экономика и юриспруденция : электрон. научн. журн. 2022. 5(92). URL: https://7universum.com/ru/economy/archive/item/13436 (дата обращения: 27.09.2022).
Прочитать статью:

 

АННОТАЦИЯ

В указанном историческом периоде автор рассматривает основные государственные направления политики в сфере высшего образования. Российская Империя стремилась развивать собственные педагогические разработки. Рассматривались возможности укрепления самобытности российской высшей школы. В вузах были введены новые кафедры, административные должности и академические порядки.

ABSTRACT

In this historical period, the author examines the main state policies in the field of higher education. The Russian Empire sought to develop its own pedagogical developments. The possibilities of strengthening the identity of the Russian higher school were considered. New departments, administrative posts and academic procedures were introduced in universities.

 

Ключевые слова: высшее образование, университет, политика

Keywords: higher education, university, policy

 

В 1811 г. в обращении к императору Н.М. Карамзин отмечал, что скопированная немецкая система, не оправдывается практическими действиями правительства. Автор письма уделял особо внимание проблемам финансирования вузов, а также адаптации европейских идей в России [5, c. 66]. Негативные отзывы о студенческих вольностях в немецких университетах были высказаны членом Государственного совета В.П. Кочубеем [4, c. 324–351]. В 1811 г. Министр народного просвещения А. К. Разумовский принял первые указы, которые очерчивали самобытность российской высшей школы от европейской: запрет на признание иностранных дипломов о высшем образовании, уменьшение льгот на иностранных профессоров [6, c. 657-659, 672].

Перспективы развития вузов в России были омрачены Отечественной войной 1812 г. Многие студенты и преподаватели были вынуждены уйти на фронт. Пребывание войск Наполеона в Москве явилось причиной утраты почти всего академического имущества. Эти события заставили императора пересмотреть политику в сфере высшего образования. Назначив в 1816 г. А.Н. Голицина министром народного просвещения, в вузах были введены кафедры теологии, назначены новые административные должности для «слежки за студентами», запрещены новые ранги в преподавательском составе, что полностью противоречило либеральным началам университетской реформы Александра I [1, c. 89].

Императорский Санкт-Петербургский университет был учреждён 8 февраля 1819 г [2, c. 62-66]. На университет распространялся устав главного педагогического института с дополнением на управление Санкт-Петербургским учебным округом и дополнительное обучение «на желающих довершить полный академический курс в высших науках». Министерство духовных дел и народного просвещения осуществляло организацию внутреннего устройства вуза.

В 1817-1820 гг. Министерство народного просвещения приостановило защиты научных степеней, а высочайше утвержденные инструкции закрепляли порядок сдачи экзаменов на высшие врачебные степени на латинском языке. В начале 1820-х гг. российские власти, встревоженные студенческими волнениями в Европе, особенно на немецких землях, проводили политику административного надзора за студентами и преподавателями: контроль специальных чиновников – попечителей учебных округов, взимание платы за обучение, проведение ревизий локальных университетских документов.

Николай I видел в российском высшем образовании недостатки, которые в первую очередь выражались в связях российской высшей школы с западноевропейской. Либеральные идеи западной Европы, которые противоречили самодержавному строю России, а также влияние этих идей на мировоззрение студентов, возвращавшихся в Россию с учёбы из европейских университетов, побудило Императора провести ряд консервативных реформ. 

Высо­чайшим рескриптом на имя министра народного просвещения от 14 мая 1826 г. «Об учреждении Комитета для сличения и уравнения уставов учебных заведений и определения курсов учения в оных» был образован комитет для разработки нового общего устава для университетов. В его состав вошли высокопоставленные чиновники: К. Ламберт, М.М. Сперанский, С.С. Уваров и др. [7, c. 25-26].

Согласно уставу [8, c. 223] императорского Александровского университета, учрежденного 21 октября 1827 г., вуз наделялся правом самостоятельного внутреннего управления (ст. 5), а также издания катехизисов и духовных книг, месяцословов на финском и шведском языках для использования в Великом княжестве Финляндском (ст. 6). Университет наделялся правом свободной выписки иностранных книг, научных трудов и иного академического материала, посылки с которым не могли быть вскрыты на таможне (ст. 8). Существенно был расширен состав должностных лиц в университете: камериры, поверенные, нотариусы, амануензы.

По уставу императорского университета Святого Владимира от 25 декабря 1833 г [3, c. 790-798] академические права вуза были уменьшены, а контрольно-надзорное влияние государство увеличилось. Данный устав существенно отличался от действующих на тот момент уставов российских университетов. Во-первых, университетом управлял Совет – коллегиальный орган (гл. III), состоявший из профессоров, без права участия адъюнктов. Во-вторых, попечитель вуза согласно ст. 5 именовался начальником университета. Университетский совет не имел права увольнения профессоров. В-третьих, был ликвидирован университетский суд. В-четвертых, были учреждены новые должности надзорного характера – попечитель, инспектор, экзекутор, которые осуществляли контроль за учащимися и профессорами (гл. II, XIII). В-пятых, изменился прядок зачисления студентов. Согласно гл. IX студенты могли быть зачислены на основании вступительных экзаменов. В-шестых, учебный процесс был разделен на курсы (новые предметы: зоология, технология, сельское хозяйство и др.).

 

Список литературы

  1. Булич H. Н. Из первых лет Казанского университета: 1805–1819. Ч. 1–2. СПб., 1891. С. 89.
  2. Высочайше утвержденный доклад министра духовных дел и народного просвещения «Об учреждении университета в Санкт-Петербурге» от 8 февраля 1819 г. № 27675 // ПСЗ РИ. Собр. I. 1819. Т. XXXVI. С. 62-66.
  3. Высочайше утвержденный устав университета Святого Владимира от 25 декабря 1833 г. № 6670 // ПСЗ РИ. Собр. II. 1833. Т. VIII. Часть I. С. 790-798.
  4. Глинский Б. Б. Университетские уставы (1755–1884) // Исторический вестник. 1900. № 1. С. 324–351.
  5. Карамзин H. М. Записка о древней и новой России. М., 1991. С. 66.
  6. Сборник постановлений по министерству народного просвещения. Т.1: Царствование императора Александра I. 1802-1825 г. // Министерство народ. просвещения. - 2-е изд. - СПб.: Тип. В. С. Балашева. 1875. С. 657-659, 672.
  7. Сборник постановлений по министерству народного просвещения. Т. 2: Царствование императора Николая I. 1825-1855. Отделение 1-е: 1825-1839 // Министерство народ. просвещения. - 2-е изд. - СПб.: Тип. В. С. Балашева. 1875. С. 25-26.
  8. Устав Императорского Александровского университета в Финляндии. Санкт-Петербург.: в Тип. Департамента народного просвещения, 1829. 223 с.
Информация об авторах

преподаватель, Российский государственный социальный университет, РФ, г. Москва

Lecturer of Russian State Social University, Russia, Moscow

Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), регистрационный номер ЭЛ №ФС77-54432 от 17.06.2013
Учредитель журнала - ООО «МЦНО»
Главный редактор - Толстолесова Людмила Анатольевна.
Top