ПРАВОПРИМЕНЕНИЕ ПРИНЦИПА СВОБОДЫ ТРУДА

LAW ENFORCEMENT OF THE FREEDOM OF LABOR PRINCIPLE
Цитировать:
Федоров Д.М., Ломакин Л.В. ПРАВОПРИМЕНЕНИЕ ПРИНЦИПА СВОБОДЫ ТРУДА // Universum: экономика и юриспруденция : электрон. научн. журн. 2022. 2(89). URL: https://7universum.com/ru/economy/archive/item/12926 (дата обращения: 01.06.2023).
Прочитать статью:

 

АННОТАЦИЯ

В данной статье описывается возможность правоприменения принципа свободы труда непосредственно на практике. Авторами отражаются случаи, когда в судебных процессах мотивированное решение суда выносилось, в том числе, на основании нарушения данного принципа. В результате проведенного исследования сделан вывод, что пластичность принципа свободы труда позволяет утверждать о возможности его эффективной эксплуатации в качестве обоснования того или иного требования. Кроме того, авторами предлагается изменение статей 2, 307 Трудового кодекса Российской Федерации, в частности, касательно увеличения срока досудебного урегулирования споров, связанных со смертью работодателя.

ABSTRACT

This article describes the possibility of applying the principle of freedom of labor in practice. The authors describe cases when in civil courts decisions were made, inter alia, on the basis of a violation of this principle. As a result of the study, it is concluded that the principle of freedom of labor is universal, which indicates the possibility of its effective exploitation as a justification for a particular requirement. In addition, the authors propose to amend Articles 2, 307 of the Labor Code of the Russian Federation, including the proposal to increase the time period for pre-trial settlement of disputes related to the death of the employer.

 

Ключевые слова: свобода труда, принципы трудового права, Трудовой кодекс, правоприменение трудового законодательства, трудовые споры.

Keywords: freedom of labor, principles of labor law, Labor Code of Russia, enforcement of labor legislation, labor disputes.

 

Свобода труда как юридический принцип является достаточно влиятельным и с точки зрения международного, и с точки зрения российского национального права. Его идентификация и трактовка как правовой нормы и как теоретического понятия в научной юриспруденции является задачей современных юристов и исследователей в области смежных правовых наук. Соблюдение данного принципа, как не парадоксально, может зависеть в том числе и от того, в какой форме он выступает в той или иной правовой системе: является ли он международной нормой либо он играет подчиненную роль в системе трудовых правоотношений. Поэтому изучение данного принципа, разработка предложений по повышению соблюдения его эффективности с точки зрения теории права, гражданского и трудового законодательства является актуальным для современной юридической науки, законодателей и практикующих юристов в гражданских и арбитражных судах, в том числе и в Российской Федерации.

Научную новизну исследования составили ряд предложений по изменению российского законодательства, в частности ст.ст. 2, 307 Трудового кодекса Российской Федерации (далее – ТК РФ).

Под принципами трудового права следует понимать векторы развития и формирования трудового и гражданского законодательства. В российском праве отсутствует непосредственный список данных принципов, однако статья 2 ТК РФ описывает близкий правовой конструкт по своему значению – принципы формирования законодательства, связанного с трудовыми правоотношениями, среди которых: запрещение принудительного труда и дискриминации в сфере труда, защита от безработицы и содействие в трудоустройстве, обеспечение права каждого работника на справедливые условия труда, обеспечение права каждого работника на своевременную и в полном размере выплату справедливой заработной платы, обеспечение права работников и работодателей на объединение для защиты своих прав и интересов и другие принципы [5].

Непосредственно принцип свободы труда является одним из основополагающих в современном мировом трудовом праве.

В соответствии с пунктом 1 статьи 23 Всеобщей декларации прав человека (далее ВДПЧ) «каждый человек имеет право на труд, на свободный выбор работы, на справедливые и благоприятные условия труда и на защиту от безработицы». Тем не менее, принцип 23 статьи ВДПЧ соблюдается далеко не всегда даже в развивающихся странах, однако два последних поколения прав человека говорят о серьезном прорыве в данном отношении [7, c. 37-41].

В соответствии с пунктом 2 ст. 23 ВДПЧ «каждый человек, без какой-либо дискриминации, имеет право на равную оплату за равный труд». На взгляд авторов данный принцип не соответствует представлениям о справедливости и не соответствует капиталистическим законам экономики, поэтому изменение данного пункта может являться дискуссией к новой редакции Декларации. Во-первых, определение тяжести (равности) труда достаточно субъективная категория, во-вторых, даже в том случае, если данная норма не соблюдается, тот или иной субъект трудовых отношений вступает в них добровольно (принуждение – это уже признак рабства, то есть, состав уголовно наказуемого деяния в России и в подавляющем большинстве других стран).

В соответствии с пунктом 3 ст. 23 ВДПЧ «каждый работающий имеет право на справедливое и удовлетворительное вознаграждение, обеспечивающее достойное человека существование для него самого и его семьи, и дополняемое, при необходимости, другими средствами социального обеспечения». В соответствии с пунктом 4 ст. 23 ВДПЧ «каждый человек имеет право создавать профессиональные союзы и входить в профессиональные союзы для защиты своих интересов» [1]. Стоит отметить, что данные принципы реализованы также в Декларации Международной организации труда «Об основополагающих принципах и правах в сфере труда» [2], а также в ТК РФ [5].

Свобода труда в российском праве отражена также и в действующей Конституции Российской Федерации (далее – Конституция РФ), где данная норма закреплена в непосредственном выражении: в соответствии с пунктом 1 статьи 137 «труд свободен» и «каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию» [4].

Свобода труда также гарантируется таким важнейшим международным нормативно-правовым актом как Европейская хартия об основных социальных правах трудящихся. В соответствии со статьей 4 «каждый человек свободен выбирать и трудиться по своей специальности в соответствии с правилами, регулирующими труд в каждой профессии» [3].

С.В. Мазуренко в исследовании совершенно верно отмечает, что свобода труда, в целом, не является правовым понятием, хотя и присутствует в международных актах, а также в Конституции РФ [6]. Стоит согласиться с данной концепцией, так как данный принцип является, в первую очередь, декларативным, хотя декларативность присуща всему международному праву в целом.

Право на труд и право на свободу труда близки, хотя и не являются тождественными. Скорее второе включается в первое. В данном контексте важно отметить, что гораздо большее значение имеет возможность правоприменения данного принципа, который не всегда соблюдается, нежели его теоретическое отнесение к той или иной правовой категории.

Остановимся на судебной практике.

Истец обратилась с требованием о взыскании компенсации морального вреда к бывшему работодателю – ПАО «Коммунаровский рудник». Из материалов дела следует, что истец была уволена по основаниям п.5 ч.1 ст.81 ТК РФ за систематическое нарушение правил внутреннего трудового распорядка, однако, по мнению истца, изложенная в данном документе мотивировка не соответствовала и противоречила действительности. Суд удовлетворил требования истца и в обосновании своего решения ссылался, в том числе, и на нарушение свободы договора:

«В соответствии со ст.37 Конституции РФ, труд свободен. Из этого конституционного положения, во взаимосвязи с нормами Трудового кодекса РФ, следует, что законность увольнения предполагает увольнение с соблюдением установленной законом процедуры и по основанию, указанному в законе».  В итоге суд пришел к выводу, что оснований для применения истцу дисциплинарного взыскания в виде увольнения за указываемое нарушение не имелось и частично удовлетворил требования истца [11].

В другом деле ООО «НАТЭК-Нефтехиммаш» обратилось в арбитражный суд с заявлением к МИФНС России № 17 по Краснодарскому краю, МИФНС № 9 по Ставропольскому краю о признании недействительным решения налогового органа от 17.08.2020 № 09-1-33/2 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения. Суть претензии налоговых инспекций заключалась в том, что, по мнению ответчиков, истец использовал схемы незаконной налоговой оптимизации, минимизируя налоги на прибыль. При этом единственным доводом, подтверждающим позицию налоговых органов, подтверждающим создание подконтрольных юридических лиц, являлся тот факт, что руководителем разных компаний, с которыми заключались сделки, являлся один и тот же работник (руководитель). В итоге суд удовлетворил требования истца об отмене доначисления налогов, а также сослался на принцип свободы труда, пояснив следующее:

«В соответствии со ст. 2 ТК РФ исходя из общепризнанных принципов и норм международного права и в соответствии с Конституцией РФ основными принципами правового регулирования трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений признаются свобода труда , включая право на труд, который каждый свободно выбирает или на который свободно соглашается, право распоряжаться своими способностями к труду , выбирать профессию и род деятельности. Согласно ст. 60.1 ТК РФ работник имеет право заключать трудовые договоры о выполнении в свободное от основной работы время другой регулярной оплачиваемой работы у того же работодателя (внутреннее совместительство) и (или) у другого работодателя (внешнее совместительство)» [10].

Примечательно, что позиция суда основывалась, во-первых, на принципе презумпции невиновности налогоплательщика, во-вторых, на принципе свободы труда: трудоустройство у нескольких работодателей, пускай и в форме руководства собственным бизнесом, является правом, реализующим данный принцип.

Подобную мотивировку также можно встретить в практике Арбитражного суда Ярославской области.

Из материалов дела следует, что истец обратился в суд с исковым заявлением к ООО «Углич-Сервис» о расторжении трудового договора, обязании исключить из ЕГРЮЛ сведения об истце, как о руководителе юридического лица (ответчика). Причиной такого требования выступила смерть единственного участника вышеуказанного ООО. Разумеется, что суд удовлетворил данные требования истца, однако в мотивировочном решении, в числе прочего, значится также и нарушение принципа свободы труда: фактически истец продолжал являться руководителем юридического лица против своей воли, а расторжение договора с ООО по естественным причинам не представлялось возможным [9]. Данное дело является достаточно показательным, и, с точки зрения сложности юридического процесса и исследования доказательственной базы, лишь подтверждает, что российскому законодателю необходимо изменить нормы внесудебного урегулирования подобных споров.

Важно отметить, что с точки зрения практики Верховного Суда Российской Федерации принцип свободы труда неразрывно связан с правом на социальное обеспечение, что может свидетельствовать о всеобъемлемости данного принципа: тот или иной трудовой спор непосредственно либо опосредованно всегда связан с нарушением права на свободный труд [8].

Анализ судебной практики показывает, что принцип свободы труда эксплуатируется, в первую очередь, самими судами, и в судах общей юрисдикции, и в арбитражных судах по самым разным категориям дел: начиная от взыскания заработной платы, заканчивая арбитражными спорами с налоговыми инспекциями, где третья сторона может заявлять то или иное требование. Пластичность данного принципа позволяет утверждать о возможности его эффективной эксплуатации в качестве обоснования того или иного требования: примечательно, что в рассмотренных делах, сами истцы не заявляли о несоблюдении данного принципа.

Кроме того, в результате проведенного исследования предлагается внести следующие изменения в законодательство Российской Федерации:

  1. Абзац 1 статьи 2 ТК РФ изложить в следующей редакции:

«Исходя из общепризнанных принципов и норм международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации основными принципами трудового права и иных непосредственно связанных с ними отношений признаются…»

Замена фразы «правового регулирования трудовых отношений» на «трудовое право» смогло бы усилить значение данной нормы с точки зрения ее институционального влияния на трудовое право в целом, а также филологически упростить и уточнить ее значение.

  1. Абзац 7 статьи 2 ТК РФ изложить в следующей редакции:

«…обеспечение права каждого работника на своевременную и в полном размере выплату справедливой заработной платы, обеспечивающей достойное человека существование для него самого и его семьи…»

Исключение упоминания о прожиточном минимуме из данного абзаца смогло бы уточнить, что вектор развития трудового права в России должен заключаться в создании действительно достойного уровня жизни, реализующегося за счет достойного уровня заработной платы. Реалии таковы, что, к сожалению, минимальная заработная плата в России не может способствовать именно достойному уровню. Более того, принцип как форма правовой нормы не является строго обязательным к исполнению, а лишь определяет вектор развития и трактования, поэтому подобное изменение смогло бы выстроить правильные цели развития не только трудового права, но государства и общества в целом.

  1. Абзац 4 статьи 307 ТК РФ изложить в следующей редакции:

«В случае смерти работодателя-физического лица, не являющегося индивидуальным предпринимателем, или отсутствия сведений о месте его пребывания в течение двух месяцев, иных случаях, не позволяющих продолжать трудовые отношения и исключающих возможность регистрации факта прекращения трудового договора в соответствии с частью третьей настоящей статьи, работник имеет право в течение шести месяцев обратиться в орган местного самоуправления, в котором был зарегистрирован трудовой договор, для регистрации факта прекращения этого трудового договора».

Увеличение срока такого обращения с одного месяца до шести месяцев смогло бы избавить судебную систему от дополнительной нагрузки рассмотрения откровенно очевидных дел, в которых отсутствует фактический спор и речь идет лишь о признании юридического факта – смерти работодателя.

 

Список литературы:

  1. «Всеобщая декларация прав человека» (принята Генеральной Ассамблеей ООН 10.12.1948) // «Российская газета», N 67, 05.04.1995.
  2. Декларация Международной организации труда «Об основополагающих принципах и правах в сфере труда» (принята в г. Женева 18.06.1998) // «Российская газета», N 238, 16.12.1998.
  3. «Хартия Сообщества об основных социальных правах трудящихся» (Принята в г. Страсбурге 09.12.1989 главами государств и правительств стран - членов Европейского сообщества) // Основные права человека в сфере труда и их защита. Библиотечка «Российской газеты». Вып. 22 - 23.- М., 1999. С. 56 - 59.
  4. «Конституция Российской Федерации» (принята всенародным голосованием 12.12.1993 с изменениями, одобренными в ходе общероссийского голосования 01.07.2020) // Официальный текст Конституции РФ с внесенными поправками от 14.03.2020 опубликован на Официальном интернет-портале правовой информации [Электронный ресурс] URL: http://www.pravo.gov.ru, 04.07.2020.
  5. «Трудовой кодекс Российской Федерации» от 30.12.2001 N 197-ФЗ (ред. от 22.11.2021) (с изм. и доп., вступ. в силу с 30.11.2021) // [Электронный ресурс] URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_34683/  (Дата обращения: 05.01.2022).
  6. Мазуренко С.В. Природа и классификация принципов российского трудового права // Российское правосудие №1. Москва. 2020. С. 64-73.
  7. Роднухина Ф.В. Развитие свобод как важнейший процесс становления института прав человека // Universum: экономика и юриспруденция: электрон. научн. журн. № 7(82). Новосибирск. 2021. С. 37-41.
  8. Решение Верховного Суда Российской Федерации от 23 марта 2020 г. // [Электронный ресурс] URL://sudact.ru/vsrf/doc/HLGWLeR7oVgt/ (Дата обращения: 05.01.2022).
  9. Решение от 27 апреля 2021 г. по делу № А82-1768/2021 Арбитражного суда Ярославской области (АС Ярославской области) // [Электронный ресурс] URL://sudact.ru/arbitral/doc/pqn0go0SNkbm/ (Дата обращения: 05.01.2022).
  10. Решение от 28 июня 2021 г. по делу № А63-20103/2020 Арбитражного суда Ставропольского края (АС Ставропольского края) // [Электронный ресурс] URL://sudact.ru/arbitral/doc/6YR9roNLMCbw/ (Дата обращения: 05.01.2022).
  11. Решение № 2-317/2021 2-317/2021~М-280/2021 М-280/2021 от 17 июня 2021 г. по делу № 2-317/2021 Ширинский районный суд (Республика Хакасия) // [Электронный ресурс] URL://sudact.ru/regular/doc/QuEpc9377UlB/ (Дата обращения: 05.01.2022).
Информация об авторах

магистр, РГПУ имени Герцена, РФ, г. Санкт-Петербург

Master, Herzen University, Russia, St.-Petersburg

студент, Академия труда и социальных отношений, РФ, г. Ярославль

Student, Academy of Labor and Social Relations, Russia, Yaroslavl

Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), регистрационный номер ЭЛ №ФС77-54432 от 17.06.2013
Учредитель журнала - ООО «МЦНО»
Главный редактор - Толстолесова Людмила Анатольевна.
Top