ПРАВОВОЙ АКТ «ПРИВИЛЕГИЯ НА АКАДЕМИЮ» ОТ 1682 ГОДА

LEGAL ACT "PRIVILEGE ON THE ACADEMY" OF 1682
Киселёв И.В.
Цитировать:
Киселёв И.В. ПРАВОВОЙ АКТ «ПРИВИЛЕГИЯ НА АКАДЕМИЮ» ОТ 1682 ГОДА // Universum: экономика и юриспруденция : электрон. научн. журн. 2021. 1(88). URL: https://7universum.com/ru/economy/archive/item/12823 (дата обращения: 02.03.2024).
Прочитать статью:

 

АННОТАЦИЯ

Славяно-греко-латинская академия была учреждена в 1682 г. с принятием «Привилегии на Академию». Этот правовой акт фактически становился первым нормативно-правовым актом, регулирующим общественным отношения в сфере высшего образования. Целью Академии провозглашалась необходимость просвещения наукам. Закрепляется новая форма образовательного учреждения.

ABSTRACT

The Slavic-Greek-Latin Academy was established in 1682 with the adoption of the "Privileges to the Academy." This legal act actually became the first normative legal act regulating public relations in the field of higher education. The purpose of the Academy was to proclaim the need for education in the sciences. A new form of educational institution is being consolidated.

 

Ключевые слова: высшее образование, правовой акт, академия.

Keywords: higher education, legal act, academy.

 

Первым высшим образовательным учреждением в России стала Славяно-греко-латинская академия. Создание Академии знаменовала собой восприятие идей Иоанникия и Софрония Лихудов. В частности, на протяжении 1678-1681 гг. в своих письмах к царю, они предлагали и проекты [3, p. 327] создания об учреждении Славяно-греко-латинской академии согласно итальянским и иезуитским академическим принципам:

- академическая иммунитет (университет – корпорация);

- академический статус (научный рационализм);

- академические права и обязанности (формальное образование) [4, s. 24].

Частично эти принципы были реализованы в 1682 г. с принятием  «Привилегии на Академию». Этот правовой акт фактически становился первым нормативно-правовым актом, регулирующим общественным отношения в сфере высшего образования. Целью Академии провозглашалась необходимость просвещения наукам: «вообрести разум свете души словесных учащихся».

Впервые юридически закрепляется новая форма образовательного учреждения: «академия». Анализ Привилегии позволяет утверждать, что понимание академии сводилось, прежде всего, к самостоятельному, изолированному учебному заведению. В собственность учреждения были переданы монастыри (Даниловский, Страмынский – Троицкий, Николаевский, Борисоглебский), крестьянские и бобыльские дворы, а также их земли в Московском, Дмитровском и Боровском уездах. С другой стороны, акт впервые закрепляет категории учителей и учеников «оных знающих, люди всякого чина, они, ученые люди». Учениками набирались из лиц любой веры с обязательным подтверждением православия в случае исповедования иной конфессии: «людям всякого чина за препитание и одежду дати в том училище без всякого нарушения учится ... всякого чина и сана и возраста православной веры». Других требований к ним не предъявлялось. Учителями могли стать только лица «благочестивые и благочестивые родители, православной веры, российского и греческого народов». Допускались иностранные учителя с обязательным обращением в православную веру, засвидетельствованную российским патриархом. Однозначно устанавливался запрет на прием учителей католической веры, за исключением «подданные литовских стран и малороссии и из иных стран ученые люди». Учителя имели право на присвоение чина, получение жалования.

Привилегия вводила должность блюстителя. Особых требований к этому должностному лицу акт не устанавливал. Он вел специальные книги учетов иностранных учителей и учеников, утверждал книги на предмет ереси, которые не допускались к учебному процессу и подвергались сжиганию. Наказывал учеников в случае нарушения положений «Привилегии на Академию». В случае наличия «запрещенных книг или с ересями их» ученики обязаны были уведомить об этом блюстителя и учителей и сдать их на сожжение. Реализация академического иммунитета нашла свое отражение и в судебном иммунитете. Академия в лице блюстителя и особо привлекаемых учителей получала право на осуществление правосудия над учениками. Особо оговорим, что академическое правосудие могло осуществляться только за незначительные (академические) нарушения. В случае совершения учениками и (или) учителями уголовных преступлений дело передавалось в церковный или светский суд, но с уведомления блюстителя Академии.

Реализация принципа формальное образование нашло свое отражение в нестолько в правах и обязанностей учителей и учеников сколько в правах и обязанностях самой Академии. В частности, она наделялась полномочиями по приглашению иностранных преподавателей, а также использованию иностранной литературы. Академия выплачивала стипендии: «и оным за их в науках тщание и имати быти достойное мздовоздаяние». По окончанию учебы Академия присваивала чин: «по совершении свободных учений имуть быти милостивно пожалованы, в приличные чины их разуму наше царское особое восприимуть, чко мудрые, щедрое милосердие» [2, с. 397 - 420]. Особо отметим, что к этому времени в вузах европейских государств уже существовало понимание статуса учителей и учеников, что подтверждается правовыми актами университетов [5, s. 12]. Поэтому можно отметить такую особенность XVII в. в правовом регулировании в сфере образования как отсутствие понимания правового статуса учителей и учеников. Они еще не осознавались как самостоятельные субъекты образовательных правоотношений, а понимались как составная часть общего института – Академия. Анализ Привилегий позволил выделить одно исключение из общего правила: согласно ст. 2 Привилегии ученикам было предоставлено право пользоваться финансовыми средствами «на пропитание и одежду» не только за счет царской казны, но и за счет частных пожертвований.

Если вышеописанные, предложенные братьями Лихудами, академические принципы были полностью восприняты в «Привилегиях на Академию», то принцип академического статуса (научного рационализма) был реализован частично. «Привилегия на Академию» устанавливала перечень преподаваемых предметов таких как науки гражданские и духовные, грамматика, пиитика, риторика, диалектика, философия и богословие. Представляется частичное сходство с европейскими моделями образования. В качестве «стандартных» предметов обучения во вновь создаваемых средневековых университетов преподавали семь свободных искусств: тривий (диалектика, грамматика, риторика) и квадрий (арифметика, геометрия, музыка и астрономия) [1, с. 140—141]. В Славяно-греко-латинской академии цикл предметов, образующих квадрий запрещался к преподаванию, поскольку указанные науки являлись частью естественного цикла представлений о мире. Согласно статье пятой Привилегии «церкви возбраняемы наук, наличие же магии естественной». В учебном процессе не допускалась критика православной веры.

 

Список литературы

  1. Мавр Р.О воспитании клириков: приобретение и упражнение добродетелей. Латинский язык средневековой философии. СПб., 1996. С. 140 —141;
  2. Новиков Н. Древняя российская вифлиофика. Москва. 1788. С. 397 – 420;
  3. Afinogenov G. An Academy at the Court of the Tsars: Greek Scholars and Jesuit Education in Early Modern Russia, written by Nikolaos Chrissidis. DeKalb, Ill.: Northern Illinois University Press, 2016. P. 327;
  4. Kreckel R. On Academic Freedom and Elite Education in Historical Perspective. Medieval Christian Universities – Islamic Madrasas – Ottoman Palace Schools – French Grandes Écoles – Modern “World Class Research Universities”. Der Hallesche Graureiher. Forschungsberichte des Instituts für Soziologie. Martin-Luther-Universität Halle-Wittenberg. 2018. S. 24;
  5. Stolarski P. Dominican-Jesuit Rivalry and the Politics of Catholic Renewal in Poland 1564–1648. The Journal of Ecclesiastical History, 62(2), 2011. P. 257.
Информация об авторах

преподаватель, Российский государственный социальный университет, РФ, г. Москва

Lecturer of Russian State Social University, Russia, Moscow

Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), регистрационный номер ЭЛ №ФС77-54432 от 17.06.2013
Учредитель журнала - ООО «МЦНО»
Главный редактор - Толстолесова Людмила Анатольевна.
Top