ОСОБЕННОСТИ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ЛИКВИДАЦИИ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ

LEGAL REGULATION FEATURES OF LIQUIDATION OF LEGAL ENTITIES IN INTERNATIONAL PRIVATE LAW
Эргашев А.Э.
Цитировать:
Эргашев А.Э. ОСОБЕННОСТИ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ЛИКВИДАЦИИ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ // Universum: экономика и юриспруденция : электрон. научн. журн. 2021. 11(86). URL: https://7universum.com/ru/economy/archive/item/12510 (дата обращения: 07.10.2022).
Прочитать статью:
DOI - 10.32743/UniLaw.2021.86.11.12510

 

АННОТАЦИЯ

Статья посвящена комплексному исследованию правового регулирования ликвидации юридических лиц в международном частном праве. В статье раскрываются проблемы несовершенства законодательства в данной сфере, а также существенные пробелы в теоретической изученности данного вопроса. Автор прослеживает влияние подобных пробелов на экономическую стабильность государства. Более того в данной статье автор определяет различия и схожесть в понятиях реорганизации и ликвидации предприятия как существенного пункта при рассмотрении данной проблематики. В статье приведен анализ взглядов исследователей в сфере международного частного права, таких как Н.Имамов, В.Хошимов, Е. Суханов. Статья подводит некоторые итоги изучения и определяет ряд предварительных заключений по улучшению законодательства. Однако дискуссионным остается вопрос имплементации норм международного частного права в законодательство Республики Узбекистан в части ликвидации иностранного юридического лица, а также корректность внесения изменений с точки зрения юридической техники. В данной статье автором использованы эмпирический метод, нормативно-правовой метод, а также метод сравнительного анализа.

ABSTRACT

This article is devoted to a comprehensive study of the legal regulation of the liquidation of legal entities in private international law. In particular, the article reveals the problems of imperfect legislation in this area, as well as significant gaps in the theoretical study of this issue. The author traces the impact of such gaps on the economic stability of the state. Moreover, in this article the author identifies the differences and similarities in the concepts of reorganization and liquidation of the enterprise as an essential point in the consideration of this issue. The article provides an analysis of the views of researchers in the field of private international law, such as N. Imamov, V. Khoshimov, E. Sukhanov. The research paper summarizes some of the results of the study and identifies a number of preliminary conclusions to improve the legislation. However, the question of implementation of norms of private international law in the legislation of the Republic of Uzbekistan in terms of liquidation of foreign legal entity, as well as the correctness of the changes in terms of legal technique remains debatable. In this article, the author used empirical method, normative legal method, as well as the method of comparative analysis.

 

Ключевые слова: ликвидация, реорганизация, юридическое лицо, прекращение юридического лица, добровольная ликвидация, принудительная ликвидация.

Keywords: liquidation, reсonstruction, legal entity, termination of a legal entity, voluntary liquidation, forced liquidation.

 

В международном частном праве есть особенности для добровольной или принудительной ликвидации юридических лиц. В настоящее время участие юридических лиц в отношениях, осложнённых иностранным элементом, конечно же, требует и его прекращения в связи с достижением той или иной ситуации или цели устава. Поэтому особое значение приобретает научный анализ правового регулирования ликвидации юридического лица.

Следует отметить, что среди существующих кодифицированных законов Гражданский Кодекс Республики Узбекистан (далее упоминается как ГК РУз) отличается стабильностью, непосредственным применением в регулировании отношений. Такая ситуация, безусловно, объясняется правильностью основных концептуальных подходов при формировании законодателем норм ГК РУз. В то же время в действующих правовых нормах о ликвидации юридических лиц есть пробелы, которые в некоторых случаях приводят к противоречиям.

С практической точки зрения, стоит подчеркнуть, что глава 71 ГК РУз, касающаяся коллизионных норм, претерпела относительно небольшие изменения. В частности, в статью 1173 ГК РУз были внесены изменения в связи с совершенствованием норм утверждения документов гражданского состояния, которая отразилась на правоприменительной практике учитывая тенденции глобализации международного семейного права. Поэтому исходя из исследования, особенно в условиях, проводимых в дни конструктивных реформ во все три ветви власти государственного управления, на повестке дня всегда стоит критическая оценка правовых норм, регулирующих учреждение, организацию деятельности и ликвидацию иностранных юридических лиц.

Данный анализ обостряет свое внимание на нерешенных вопросах, связанных, в частности, с ликвидацией юридических лиц. К тому, что часто можно наблюдать, что в юридической литературе широко распространено толкование «реорганизации» юридических лиц, которое отождествляет его с рассматриваемым нами понятие ликвидации в гражданском праве. Однако, примечательно, что гражданское законодательство не определяет ни понятия реорганизации, ни понятия принудительной или добровольной ликвидации юридического лица.

В данном случае, обращаясь к мнениям известных правоведов, автор можем рассмотреть эту специфику через их призму восприятия данного вопроса. Например, Н. Имамов отмечает, что реорганизация и ликвидация - это категории, которые представляют собой правовые методы и средства, которые подразумевают ликвидацию юридического лица, как субъекта права [1]. Отмечается возможность некоторой специфики ликвидации юридических лиц в специальных экономических зонах [8]. Несмотря на то, что в ГК РУз отражены материально-правовые нормы, этот факт необходимо учитывать при правовом регулировании конфликтов. Расширение сложности отношений с иностранным элементом и экономического сотрудничества приводит к изменению характера отношений, регулируемых материальным правом и коллизионными нормами. Это в свою очередь требует улучшения существующих коллизионных норм на основе реальности.

Анализ реализации экономических реформ, предусмотренных в Указе Президента Республики Узбекистан№ УП-5464 от 5 апреля 2019 года «О мерах по совершенствованию гражданского законодательства Республики Узбекистан» отмечает факт существенного влияния норм Гражданского Кодекса на правоприменительную практику, включая несовершенства и пробелы, что впоследствии негативно влияет на положение работоспособности судебной системы в части рассмотрения судами экономических вопросов [2].

Этим Указом утверждена концепция совершенствования Гражданского законодательства Республики Узбекистан, которая включает пересмотр норм международного частного права, в том числе усиление принципа альтернативного применения прав разных стран, использование дополнительных альтернативных коллизий в качестве ссылки на право, регулирующее содержание обязательств, установлено рассмотрение возможности определения объема обязательств. Эта концепция позволяет решить ряд существующих проблем. Более того, при разработке и рассмотрение данного вопроса, авторами предлагалось оптимизировать организационно-правовые формы юридических лиц, исключить однотипные и непопулярные организационно-правовые формы в рыночных отношениях.

В.Н. Хошимов указывает, что при определении права, применимого к отдельным видам договорных обязательств, существуют общие правила по взаимному соглашению сторон. Гражданский кодекс РУз, определяющий такое отношение, содержит противоречивые правила. Статья 1190 Гражданского кодекса РУз определяют нормы права, применимые к типам контрактов при отсутствии соглашения о применимом праве. Независимо от правил, изложенных в первой части о типах контрактов, устанавливаются различные процедуры [3].

На взгляд автора, в данном случае следует рассмотреть и раскрыть в части первой статьи 1190 ГК РУз, «при отсутствии согласия сторон применимого права» и во второй части «при отсутствии согласия сторон применимое право, независимо от положений части 1 настоящей статьи" в обоих случаях может быть соглашение между сторонами, однако первая часть статьи касается сторон договора, а вторая часть оговаривает применение закона независимо от «без согласия» и «независимо от части первой», то есть правила второй части применяются независимо от положений первой части.

В настоящее время важно провести ликвидацию юридического лица в режиме онлайн. В частности, для эффективного использования онлайн-площадок в условиях пандемий, уменьшения различных хлопот и бюрократии необходимо установить порядок в их деятельности. Онлайн-процедура ликвидации юридического лица приводит к прекращению субъективных прав и обязанностей юридического лица в результате его ликвидации как юридического лица.

В качестве тезиса, автор может предложить, необходимость разработки единой международной системы онлайн-платформ для реорганизации и ликвидации юридических лиц, осложненных иностранным элементом. Это, в свою очередь, требует открытого онлайн-доступа к информации о юридическом лице, его влиянии на правоотношения, возможности применения правил ответственности, реорганизации или ликвидации юридических лиц.

В результате корпоративные правоотношения будут прозрачными, последовательными, будут обеспечены интересы кредиторов и создана защита от злоупотреблений.

Концепция совершенствования гражданского законодательства Республики Узбекистан предусматривает надежные гарантии прав кредиторов и должников, включая перечень реальных гарантий кредиторов реорганизуемых юридических лиц и правовых механизмов их реализации, пересмотр института исполнения обязательств, а также предусмотренных в п. 5 раздела III. [2]

Эта задача напрямую связана с юридическими лицами с различными организационно-правовыми формами, включая акционерные общества, общества с ограниченной ответственностью. Обязательства могут быть сохранены только в том случае, если это условие предусмотрено законом. В частности, причинение вреда жизни и здоровью человека наносится юридическим лицом за счет капитализированных средств на момент ликвидации. [4]

Е.А. Суханов отмечает, что слияния, поглощения, реорганизации осуществляются добровольно с согласия государственных органов в случаях, предусмотренных законом. В этом случае требуется согласие антимонопольных органов, контролирующих появление отдельных хозяйствующих субъектов на товарном рынке. [5]

На взгляд автора, в законодательстве необходимы определенные основания для рассмотрения и внедрения данных норм. Приведен перечень оснований для ликвидации юридических лиц, как добровольных, так и принудительных. Юридическое лицо ликвидируется в добровольном порядке на основании решения органа юридического лица, уполномоченного на его ликвидацию учредительными документами его учредителей (участников). Добровольное прекращение часто основывается на нецелесообразности дальнейшего существования юридического лица, истечении установленного в организации срока, достижении уставных целей организации или, наоборот, абсолютной невозможности достижения этих целей.

Согласно статье 49 Закона Республики Узбекистан «О гарантиях свободы предпринимательской деятельности» (новая редакция), при ликвидации хозяйственного общества уволенным работникам гарантируется соблюдение их прав и законных интересов в соответствии с законодательством. [6] Этот закон также предусматривает прекращение деятельности в качестве меры судебного иска против хозяйствующих субъектов. Однако главное требование заключается в том, чтобы следующие правовые санкции применялись к хозяйствующим субъектам только в судебном порядке.

Согласно Положению «О порядке рассмотрения вопросов о принудительном разделении или обособлении хозяйствующих субъектов», утвержденном Постановлением Кабинета Министров Республики Узбекистан от 20 августа 2013 года № 230, разрешается вопрос о принудительном разделении или выделении хозяйствующих субъектов. [7] Более того, открытым остается вопрос правового основания принудительной ликвидации, в частности отмечается, что принудительная ликвидация юридического лица не предусмотрена Постановлением Кабинета Министров Республики Узбекистан от 21 августа 2019 года № 704 «Об утверждении Положения о порядке добровольной ликвидации и прекращения хозяйственной деятельности и исключения из государственный реестр нефинансовых предприятий». На взгляд автора, это положение должно называться «О порядке ликвидации субъектов хозяйствования и прекращения их деятельности» и включать в себя порядок принудительной ликвидации. На данное предложение автор может привести несколько оснований. Во-первых, Закон «О банкротстве" не полностью охватывает этот процесс, и сфера его регулирования иная. Во-вторых, коммерческие юридические лица также могут рассматриваться в качестве объекта, к кому может применяться ответственность. Например, порядок принудительной реорганизации устанавливается на основании Положения «О порядке рассмотрения вопросов принудительного разделения или выделения хозяйствующих субъектов», утвержденного Кабинетом Министров Республики Узбекистан от 20 августа 2013 года № 230. В-третьих, в некоторых случаях учредители (учредители) коммерческого юридического лица могут подать иск о ликвидации юридического лица из-за невозможности достичь соглашения и возникновения спора. В-четвертых, целесообразно установить порядок ликвидации коммерческого юридического лица. Например, одним из таких оснований может выступать неспособность учредителей принимать совместные решения.

Более того, автором был установлен тот факт, что организационно-правовые формы юридического лица влияют на его создание и ликвидацию. Например, ликвидация коммерческих и некоммерческих организаций имеет особый режим. Ликвидация и реорганизация юридического лица также нуждаются в правильном компетентном толковании. Прекращение юридического лица влечет прекращение его прав и обязанностей в порядке правопреемства без перехода к другому лицу (статья 53 Гражданского кодекса РУз). Реорганизация юридического лица традиционно осуществляется пятью способами: слияние, присоединение, разделение, выделение, изменение (ст. 49 ГК РУз). При реорганизации юридического лица необходимо учитывать ликвидацию юридического лица и субъекта правоотношений.

Существование норм о видах юридических лиц, их организационно-правовых форм, государственном участии, неоспоримо то, что законодательство об их ликвидации должно развиваться и совершенствоваться для упрощения данного вида правоотношений. При этом необходимо тщательно проанализировать все юридические лица всех организационно-правовых форм с точки зрения законодательной техники.

При этом, добровольную ликвидацию юридического лица и ликвидацию в суде следует различать. Автор предлагает статью 53 ГК РУз изложить в следующей редакции:

«53 статья. Ликвидация юридического лица

Ликвидация юридического лица влечет его прекращение без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам.

Юридическое лицо может быть ликвидировано:

по решению его учредителей (участников) либо органа юридического лица, уполномоченного на то учредительными документами, в том числе в связи с истечением срока, на который создано юридическое лицо, с достижением цели, ради которой оно создано, или с признанием судом недействительной регистрации юридического лица в связи с допущенными при его создании нарушениями законодательства, если эти нарушения носят неустранимый характер;

по решению регистрирующего органа в случае невосстановления деятельности в течение трех лет с момента перевода в установленном порядке на бездействующий режим в связи с неосуществлением финансово-хозяйственной деятельности, за исключением негосударственных некоммерческих организаций.

По решению суда:

по решению суда в случае осуществления деятельности без разрешения (лицензии) или деятельности, запрещенной законом, если иное не предусмотрено законодательством, а также и в иных случаях, предусмотренных Кодексом;

Решением суда о ликвидации юридического лица на его учредителей (участников) либо орган, уполномоченный на ликвидацию юридического лица его учредительными документами, могут быть возложены обязанности по осуществлению ликвидации юридического лица.»

Таким образом, это упростит задачу государственных органов и самих юридических лиц при столкновении с подобного рода вопросами. Однако следует также рассмотреть тщательнее теоретический вопрос, который автор поднимал в процессе исследования: с какой точки зрения смотреть на ликвидацию юридического лица, ее связь с реорганизаций, а также изученность ее как отдельного предмета гражданского права.

 

Список литературы:

  1. Имамов Н.Ф. Гражданско-правовое толкование сущности юридических городов (вопросы теории). Монография. Ташкент: ТГЮУ, 2017. C. 125. (156 c.);
  2. Указ Президента Республики Узбекистан от 5 апреля 2019 года № Ф-5464 «О мерах по совершенствованию гражданского законодательства Республики Узбекистан». // Национальная база данных законодательства, 06.04.2019, №19.08 / 5464/2891;
  3. Хошимов В.Н. Определение права, применимого к договорным обязательствам в хозяйственной деятельности с участием иностранных юридических лиц. Дисс. кандидата юридических наук. Т.: Институт философии и права им. И. М. Муминова при Академии наук Республики Узбекистан. 2002. 12-с;
  4. Комментарий к Гражданскому кодексу Республики Узбекистан. Том 3 (первая часть). Министерство юстиции. –Ташкент: Бактрия Пресс, 2010. 98-с. (-800 с.).;
  5. Гражданское правo. В 2-х т./ Отв.ред. Е.А.Суханов. Т.1.-М.: БЕК,1998.-200 с.;
  6. Закон Республики Узбекистан «О гарантиях свободы предпринимательской деятельности» (новая редакция) // Газета «Народное слово», 3 мая 2012 г., № 86 (5506);
  7. Положение «О порядке рассмотрения вопросов о принудительном разделении или выделении хозяйствующих субъектов», утвержденное Постановлением Кабинета Министров Республики Узбекистан от 20 августа 2013 года № 230 // Собрание законодательства Республики Узбекистан, 2013, № 34, статья 456.
  8. Rustambekov  I.  Opportunities  for  investment  in  free  economic  zones  of  the  republic  of  Uzbekistan // Научные тенденции: Юриспруденция. –2019. –С. 18-20
Информация об авторах

ст. преп. Ташкентский государственный юридический университет, Узбекистан, г. Ташкент

Senior lecturer at Tashkent State Law University, Uzbekistan Tashkent

Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), регистрационный номер ЭЛ №ФС77-54432 от 17.06.2013
Учредитель журнала - ООО «МЦНО»
Главный редактор - Толстолесова Людмила Анатольевна.
Top