ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПРИМЕНЕНИЯ СОТРУДНИКАМИ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ ФИЗИЧЕСКОЙ СИЛЫ, СПЕЦИАЛЬНЫХ СРЕДСТВ И ОГНЕСТРЕЛЬНОГО ОРУЖИЯ

THEORETICAL AND PRACTICAL ASPECTS OF APPLICATIONS BY EMPLOYEES PENAL-EXECUTIVE SYSTEM OF PHYSICAL STRENGTH, SPECIAL MEANS AND FIREARMS
Павлов И.Н.
Цитировать:
Павлов И.Н. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПРИМЕНЕНИЯ СОТРУДНИКАМИ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ ФИЗИЧЕСКОЙ СИЛЫ, СПЕЦИАЛЬНЫХ СРЕДСТВ И ОГНЕСТРЕЛЬНОГО ОРУЖИЯ // Universum: экономика и юриспруденция : электрон. научн. журн. 2021. 11(86). URL: https://7universum.com/ru/economy/archive/item/12399 (дата обращения: 07.10.2022).
Прочитать статью:
DOI - 10.32743/UniLaw.2021.86.11.12399

 

АННОТАЦИЯ

В статье рассматриваются проблемы применения физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия сотрудниками уголовно-исполнительной системы. Основываясь на исследуемом материале, предлагается внести изменения в законодательство в сфере применения мер принуждения.

ABSTRACT

 The article covers the problems of the use of physical strength, special means and firearms by employees of the penitentiary system. Based on the material examined, it is proposed to make changes to the legislation in the application of coercive measures.

 

Ключевые слова: сотрудники, уголовно-исполнительная система, применение физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия.

Keywords: employees, criminal executive system, the use of physical strength, special means and firearms

 

По статистическим данным Федеральной службы исполнения наказаний Российской Федерации (далее – ФСИН России), количество осужденных в исправительных учреждениях продолжает из года в год сокращаться. Тем не менее, приходиться констатировать, что криминогенная характеристика специального контингента исправительных учреждений, продолжает ухудшаться. Осужденные все чаще проявляют агрессию по отношению к персоналу данных учреждений. Только за 2019 год в учреждениях уголовно-исполнительной системы (далее – УИС) зарегистрировано 450 случаев совершения спецконтингентом противоправных действий, связанных с угрозами применения насилия и оскорблениями в отношении персонала УИС (2018 г. - 239) [1].

С целью противодействия агрессивных противоправных действий осужденных, сотрудники ФСИН России имеют право применять физическую силу, специальные средства и огнестрельное оружие.

Однако зачастую, данное право, сотрудники исправительных учреждений используют с нарушением законодательства. По данным информационного портала ФСИН России за 2019 год зарегистрировано 414 сообщений о возможном нарушении законности со стороны сотрудников УИС при применении физической силы и специальных средств [1].

Рост жалоб о возможном неправомерном применении физической силы и специальных средств к осужденным отмечен и в докладе Уполномоченного по правам человека за 2019 год.

В 2017 г. было зарегистрировано 114 жалоб, то в 2018 г. – 155, а в 2019 г. – 364 жалобы [2;3]. В ходе проверок исправительных учреждений Генеральной прокуратурой РФ выявлено 260 нарушений, связанных с несоблюдение требований закона при применении сотрудниками уголовно-исполнительной системы физической силы и специальных средств [4].

Большинство жалоб, в ходе прокурорских проверок не подтверждаются. В 2020 году деятельность контролирующих органов ФСИН России и органов прокуратуры способствовала снижению количества жалоб на применение мер принуждения. Количество жалоб уменьшилось почти в два раза по сравнению с 2019 годом (54,7%) [5].

Обозначенные причины обуславливают актуальность очередного рассмотрения вопросов, связанных с применением физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия сотрудниками УИС.

Анализ ответов респондентов показывает, что зачастую причиной незаконного и необоснованного применения мер принуждения в виде физической силы и специальных средств является ошибочная квалификация сотрудниками различных правонарушений.  Данному обстоятельству отчасти способствует отсутствие единого научно обоснованного подхода к оценке квалификации действий сотрудника УИС в процессе применения мер принуждения. Разъяснения правил квалификации отсутствуют и в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ [6].

Отметим, что указанные разъяснения смогли бы исключить коллизии, возникающие при определении степени законности применения физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия, а, следовательно, и исключить сотрудника как субъекта преступлений по ст. ст. 108, 114, 286 УК РФ. К сожалению, признаки превышения правомерности носят размытый характер, а, следовательно, не могут позволить сегодня установить четкие разграничения между правомерными и неправомерными действиями сотрудника [6].

Федеральным законом от 28.12.2016 № 503-ФЗ «О внесении изменений в закон Российской Федерации «Об учреждениях органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» [11] и Федеральный закон «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» [12] институт применения физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия был существенно скорректирован. В частности, расширены границы применения огнестрельного оружия сотрудниками УИС в процессе конвоирования специального контингента. Расширен и определен перечень специальных средств, установлены основания, и порядок их применения сотрудниками уголовно-исполнительных инспекций и т.д. [11; 12]

Однако, указанные изменения, содержат не только положительные моменты, но и негативные. Перечислим некоторые из них.

Например, законодатель, определив и расширив в ч. 2 ст. 28 Закона РФ «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» принцип территориальности, зафиксировал положение о том, что применение физической силы, специальных средств, огнестрельного оружия возможно «и в иных случаях». [9] Соглашаясь с мнением В.А. Поникарова, отметим, что данное положение является не только отсылочным [7], но и, на взгляд автора, вносит определенную путаницу для сотрудников при определении мест применения мер принуждения. В соответствии, с чем предлагается исключить ч.2 ст.28 Закона РФ «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы», так как ч.1 ст.28 данного закона вполне конкретно и четко определяет право сотрудника на применение мер принуждения в соответствии со статьями 29-31.4 вышеуказанного закона.

К определенным неточностям приводит и статья 31.3 Закона РФ «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы». [9] В ч. 2 ст. 31.3 Закона РФ «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» существенно сужен круг задерживаемых, а именно это должен быть осужденный или лицо, заключенное под стражу, не указано, а если задержание происходит в отношении иных лиц на режимных территориях. Целесообразнее, на взгляд автора, расширить круг лиц, сделав его неопределенным, по аналогии со ст. 24 Федерального закона от 07.02.2011 №3-ФЗ «О полиции». [13]

Возникает и необходимость внесения дополнения в ч. 4 ст. 28 Закона РФ «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы». [9]. Полагая, что сотрудники УИС не только предотвращают побег, но и ведут розыск лиц, их совершивших, целесообразно представить данную статью в следующей редакции: «…совершающего или совершившего побег из учреждения…».

Вызывает сомнение и положение ст. 28.1 указанного закона о том, что сотрудник может применять меры принуждения без предупреждения, если оно является «неуместным». Данное понятие предлагаем исключить, так как термин «неуместный» не относиться к юридической категории и как определить, будет ли предупреждение уместным или нет в той или иной ситуации [9].

К достоинствам нововведений, внесенных Федеральным законом от 28.12.2016 №503-ФЗ[11], относят и закрепление в отдельной статье особенностей применения физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия сотрудниками уголовно-исполнительных инспекций.

Однако здесь не обошлось без коллизий. Закрепив в отдельной статье (ст.31.4 Закона РФ[11]) полномочия сотрудников уголовно-исполнительной инспекции по применению физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия, законодатель тем самым определяет указанных сотрудников как отдельный субъект правоотношений. Если рассматривать данных сотрудников как отдельный субъект применения мер принуждения, то почему законодатель не включил пункт о возможном применении огнестрельного оружия для обезвреживания животного, угрожающего жизни и здоровью сотрудника. Можно возразить, что данное право закреплено в статье 31.2 Закона РФ[11], и распространяется на все категории сотрудников, но, как уже было указано, выделив в отдельную категорию сотрудников уголовно-исполнительных инспекций, законодатель тем самым лишил их права применять даже специальные средства для обезвреживания животного, так как статья 31.4 Закона РФ [11] содержит исчерпывающий перечень оснований применения специальных средств и огнестрельного оружия. Положение же о применении огнестрельного оружия для обезвреживания животного, угрожающего жизни и здоровью сотрудника в ст.31.4 Закона РФ не указано. Можно согласиться с мнением о том, что в Закон РФ «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» целесообразно вернуть термин, для таких случаев, «использование» огнестрельного оружия, а также дополнить ст. 31.2 Закона абзацами о нормах-дефинициях, раскрывающих понятия «применение» и «использование» огнестрельного оружия [8].

Отметим также, что положения ст. 31.4 аналогичны положениям ст. ст. 29, 30, 31.2 Закона РФ [9], за исключение дополнительного субъекта правоотношений, а именно подозреваемых и обвиняемых, в отношении которых судом избрана мера пресечения в виде домашнего ареста. Соответственно предлагается исключить данную статью, а особенности применения мер принуждения сотрудниками уголовно-исполнительных инспекций включить в соответствующие пункты и части ст. ст. 29, 30, 31.2 Закона РФ.

Рассмотрев некоторые аспекты законодательной сферы применения физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия, перейдем к анализу их практического воплощения, в частности электрошоковых устройств.

В соответствии со ст. 30 Закона РФ от 21.07.1993 № 5473-1[9], электрошоковые устройства могут применяться для отражения нападения на работников УИС, осужденных, лиц, заключенных под стражу, иных лиц, а также для пресечения преступлений.  Рассмотрим два из этих положений.

Зачастую, применяя средства государственного принуждения, сотрудники УИС становятся фигурантами уголовных дел по ст. ст. 108, 114, 286 УК РФ. 

Как правило, данное обстоятельство становится возможным из-за слабой теоретической подготовки сотрудников. В соответствии со ст. 28 Закона РФ «Сотрудник уголовно-исполнительной системы обязан проходить специальную подготовку, а также периодическую проверку на профессиональную пригодность к действиям в условиях, связанных с применением физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия» [9]. К сожалению, форма проведения специальной подготовки в основном сводится к изучению приказов и пунктов закона. Отработке практических же навыков уделяется мало внимания. Опрос респондентов показывает, что периодическая проверка (зачеты в рамках служебной подготовки) заключается в проверке только теоретических знаний по основаниям и порядку применения мер принуждения. Учитывая особенность исправительных учреждений и специфические условия для применения специальных средств, отметим, что сотрудники УИС в процессе принятия решения о применении должны руководствоваться не только Законом РФ от 21.07.1993 № 5473-1[9], но и уголовным законодательством.

Итак, рассмотрим первое положение – «для отражения нападения на работников уголовно-исполнительной системы, осужденных, лиц, заключенных под стражу, иных лиц» [9].

Чтобы не стать фигурантом уголовного дела, сотрудник уголовно-исполнительной системы должен осознавать, что нападение, это, прежде всего, насильственные действия специального контингента должны выраженные в нанесении побоев, угрозе причинения вреда здоровью. Не могут оправдать применение специального средства (электрошокового устройства) словесные угрозы, оскорбления, жесты.

В качестве примеров можно предложить следующие варианты практических ситуаций.

Вариант первый. Осужденный находится в локальном секторе с нарушением формы одежды. В соответствии с п.16. приказа Минюста России от 16.12.2016 №295 «Об утверждении Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений» осужденные обязаны носить одежду установленного образца. [14] На замечания сотрудников исправительного учреждения не реагирует. На предложение пройти в дежурную часть осужденный отказывается. В данном случае, при отсутствии сопротивления и нападения, обосновано будет только применение физической силы.

Вариант второй. При аналогичной ситуации осужденный активно оказывает физическое сопротивление сотрудникам, отталкивает их и наносит удар по лицу инспектора. В данном случае применение специального средства (электрошокового устройства) будет правомерным, тем более что присутствуют признаки состава преступления по ст. 321 УК РФ «Дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества».

Следующий аспект – это применение специального средства (электрошокового устройства) для пресечения преступления. Чтобы правомерно применить специальное средство сотрудник должен знать и понимать признаки состава преступления и их отличие от составов административных и дисциплинарных правонарушений, а также уметь различать преступления по категориям. Например, проанализируем такой вид преступления как «Оскорбление представителя власти» (ст.319 УК РФ). В данной ситуации сотрудник уголовно-исполнительной системы должен определить наличие признаков состава преступления, основной и главный – это публичность. Потребовать от осужденного прекратить высказывать оскорбления и пройти вместе с сотрудниками в дежурную часть для составления документов. В случае отказа применяется физическая сила, и только при физическом сопротивлении возможно применение специального средства.

Как уже было отмечено, трудности при квалификации правонарушений будут вызывать и у сотрудников уголовно-исполнительных инспекций. Особенно при проверке по месту жительства подучетных лиц. В случае нападения, сотрудник не всегда может оценить степень и характер опасности, вследствие чего возможно превышение границ применения специальных средств.

Как представляется, выработка и отработка навыков по квалификации различных правонарушений для сотрудников уголовно-исполнительной системы не только важна, но и жизненно необходима. Как уже было отмечено, рост нарушений, связанных с необоснованным применением физической силы и специальных средств, прежде всего, связан с ошибочной квалификацией сотрудниками того или иного правонарушения.    В результате чего сотрудники сами попадают на скамью подсудимых.  С целью исключения данных ситуаций сотрудники УИС должны придерживаться следующего алгоритма действий: 1) определить цель применения мер принуждения в конкретной ситуации; 2) оценить какой вред они намереваются причинить; 3) предвидеть результат причинения вреда.

Проанализировав некоторые теоретические и практические аспекты применения физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия можно предложить следующие выводы:

- на законодательном уровне необходимо устранить коллизии и пробелы в вопросах применения физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия сотрудниками УИС;

- конкретизировать положения по применению мер принуждения, выработать единые подходы к юридической квалификации действий сотрудников уголовно-исполнительной системы в процессе применения физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия;

- в рамках служебной подготовки и на инструктажах отрабатывать до автоматизма действия сотрудников при применении мер принуждения, что значительно сократить случаи их неправомерного применения.

 

Список литературы:

  1. Обзор «О состоянии режима и надзора в ИУ и СИЗО территориальных органов ФСИН России за 2019 год» от 13.04.2020. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://docs.yandex.ru/docs/view?tm=1633987154&tld=ru&lang=ru&name (дата обращения: 12.10.21).
  2. Доклад о деятельности Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2019 год : [Электронный ресурс]. URL: https://ombudsmanrf.org (дата обращения: 14.02.2021).
  3. В уголовном судопроизводстве имеются серьезные пробелы // [Электронный ресурс] ФПА : [сайт]. URL: https://fparf.ru/news/fpa/v-ugolovnom-sudoproizvodstve-imeyutsya-sereznye-problemy/ (дата обращения: 15.02.2021).
  4. Количество дел в отношении сотрудников УИС выросло втрое // Pravo: [Электронный ресурс]. URL: https://pravo.ru/news/217240/ (дата обращения: 15.02.2021).
  5. Доклад о деятельности Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2020 год: [Электронный ресурс]. URL: https://ombudsmanrf.org (дата обращения: 16.02.2021).
  6. Латыпова Д.М. Уголовно-правовые последствия неправомерного применения физической силы и специальных средств сотрудниками УИС // [Электронный ресурс] Cyberleninka. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/ugolovno-pravovye-posledstviya-epravomernogo-primeneniya-fizicheskoy-sily-i-spetsialnyh-sredstv-sotrudnikami-uis/viewer. (дата обращения: 14.02.2021).
  7. Поникаров В. А. Новеллы, связанные с применением физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия сотрудниками уголовно-исполнительной системы в их правоохранительной деятельности / В. А. Поникаров и др. // Человек: преступление и наказание. – 2017. – Т. 25(1–4), № 3. – С. 384–389.
  8. Каплунов А. И. О новеллах и путях совершенствования законодательства, регламентирующего право сотрудников уголовно-исполнительной системы на применение огнестрельного оружия / А. И. Каплунов, Д. А. Гришин // Человек: преступление и наказание. – 2019. – Т. 27(1–4), № 2. – С. 155–162.
  9. Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы: Закон РФ от 21.07.1993 № 5473-1 (ред. от 27.12.2019) // [Электронный ресурс] Доступ СПС «КонсультантПлюс» http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_4645/   (дата обращения: 12.10.2021).
  10. Уголовный кодекс Российской Федерации  от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 01.07.2021) (с изм. и доп., вступ. в силу с 22.08.2021) [Электронный ресурс] http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_10699/ (дата обращения: 12.10.2021).
  11. Федеральный закон от 28.12.2016 № 503-ФЗ «О внесении изменений в закон Российской Федерации «Об учреждениях органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» [Электронный ресурс] http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_209898/ (дата обращения: 12.10.2021).
  12. Федеральный закон от 15.07.1995 N 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» [Электронный ресурс] http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_7270/  (дата обращения: 12.10.2021).
  13. Федеральный закон от 07.02.2011 № 3-ФЗ «О полиции» http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_110165/(дата обращения: 12.10.2021).
  14. Приказ Минюста России от 16.12.2016 №295 «Об утверждении Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений» https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/71477278/ (дата обращения: 12.10.2021).
Информация об авторах

канд. юрид. наук, доцент, доцент кафедры юридических дисциплин ФГБОУ ВО Морской государственный университет имени адмирала Г.И. Невельского, РФ, г. Владивосток

Candidate of Legal Sciences, Associate Professor, Associate Professor of Legal Disciplines Chair, FSBEI HE «Maritime State University named after admiral G.I. Nevelskoy», Russia, Vladivostok

Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), регистрационный номер ЭЛ №ФС77-54432 от 17.06.2013
Учредитель журнала - ООО «МЦНО»
Главный редактор - Толстолесова Людмила Анатольевна.
Top