Некоторые суждения об особенностях отсылки к иностранному праву в международном частном праве

Some discussions on the features of referring to foreign law in private international law
Жолдасова Ш.Б.
Цитировать:
Жолдасова Ш.Б. Некоторые суждения об особенностях отсылки к иностранному праву в международном частном праве // Universum: экономика и юриспруденция : электрон. научн. журн. 2021. 7(82). URL: https://7universum.com/ru/economy/archive/item/11942 (дата обращения: 26.02.2024).
Прочитать статью:
DOI - 10.32743/UniLaw.2021.82.7.11942

 

АННОТАЦИЯ

В данной статье автор раскрывает некоторые особенности и характеристики отсылки к иностранному праву и обратной отсылки, применяемой в международном частном праве. В частности, рассматриваются вопросы применения коллизионных норм, осуществляется сравнительный анализ законодательства зарубежных стран и сделан вывод о необходимости совершенствования законодательства Узбекистана в данной сфере.

ABSTRACT

In this article, the author reveals some of the features and characteristics of a referring to foreign law and a renvoi applied in private international law. In particular, the issues of application of conflict of laws rules are considered, a comparative analysis of the legislation of foreign countries is carried out and the conclusion on the need to improve the legislation of Uzbekistan in this area is made.

 

Ключевые слова: отсылка к иностранному праву, обратная отсылка, коллизионная норма, применимое право, иностранное право.

Keywords: refer to foreign law, renvoi, conflict of laws, applicable law, foreign law. 

 

В международном частном праве имеется особое значения отсылки к иностранному праву и обратной отсылки. 

В целом отсылка к иностранному праву строится на общих принципах и осуществляется при помощи коллизионной нормы. Обратная отсылка возникает в тех случаях, когда отсылка к праву иностранного государства рассматривается как отсылка не только к его внутренним нормам, но и к коллизионным нормам, то есть ко всей системе права иностранного государства в целом. Отсылка к праву третьего государства возникает в тех случаях, когда иностранное право, подлежащее применению, отсылает к праву третьего государства [1].

Р.А. Мюллерсон отмечает, что при помощи как коллизионных, так и отсылочных к международному праву норм устанавливается определенная связь между различными системами права. Эти нормы как бы санкционируют действие норм других систем права в сфере функционирования «своего» права. По его мнению, и отсылочные и коллизионные нормы являются формой непосредственной связи между различными системами права. Они необходимы для того, чтобы урегулировать отношение, не входящее в собственную исключительную сферу действия ни одной из систем права. Разница в том, что коллизионная норма чаще всего двусторонняя, в то время как отсылка к международному праву всегда односторонняя. Применительно к международным договорам отсылка выступает как «одна из форм национально-правовой имплементации норм международного права»; ее цель – «осуществление исполнения положений норм международного права на территории государства» [20, c.45-47].

М.Н. Кузнецов отмечает, что коллизионные и отсылочные нормы объединены в единый метод регулирования - коллизионный (отсылочный). Значимость коллизионной нормы для международного частного права трудно переоценить [13, c.23-25].

Связь частноправового отношения с иностранным правопорядком предполагает возможность применения иностранного права. В частности, применение иностранного права также приводит к возникновению обратной отсылки. Таким образом, отсылка к иностранному праву и его применение основывается на коллизионной норме.

Обратная отсылка достаточно давно известна международному частному праву и квалифицируется как одна из самых сложных его проблем. М.М. Богуславский отмечал, что «эта проблема возникает в случаях, когда отечественное право отсылает к иностранному праву, а из коллизионных норм последнего вытекает необходимость обращения вновь к отечественному праву или к праву третьей страны» [6, c.606].

Таким образом возникает своего рода замкнутый круг, когда правовые системы не могут разрешить вопрос по существу, а только отсылают друг к другу.

Главным фактором, порождающим проблему отсылки, по мнению Л.П. Ануфриевой выступает исключительно одно обстоятельство: как рассматривать действие коллизионной нормы — отсылающей к правопорядку данного государства, то есть, включая и его коллизионные нормы, или же отсылающей только к материальным нормам, среди которых и следует отыскать применимое к данному отношению право [2, c.288].

В юридической доктрине выработаны многочисленные определения коллизионных норм. Например, Л.А.Лунц указывает, что коллизионная норма вместе с той материально-правовой нормой, к которой она отсылает, образует настоящее правило поведения для участников гражданского оборота [14, c.55]. Г.К.Дмитриева отмечает, что коллизионная норма – это норма, определяющая, право какого государства должно быть применено к данному частноправому отношению, осложненному иностранным элементом [18, c.67]. Н.И.Марышева указывает, что коллизионная норма – это норма общего, абстрактного, отсылочного характера, которая не содержит материальной модели поведения, не устанавливает прав и обязанностей сторон, а на основе заложенного в ней объективного критерия определяет, право какого государства должно регулировать соответствующие отношения [19, c.45].

Можно суммировать, что коллизионная норма представляет собой особый юридический прием, использование которого приводит к созданию нормы отечественного права посредством использования норм иностранного права. Коллизионная норма не представляет собой норму права, она не содержит правила поведения, которое бы могло быть рассмотрено автономно от правил поведения, закрепленных в нормах иностранного права, также, как и любая другая отсылка, коллизионная норма осуществляет «принятие» правила иной социальной нормы в правовую систему. Регулятивная функция нормы коллизионного права, таким образом, проявляется только совместно с нормами иностранного права. Эта позиция на настоящий момент является господствующей в отечественной доктрине международного частного права [22, c.11; 15, c.188; 5, c.77; 20, c.50; 7, c.93].

Следует отметить, что в иностранной доктрине тезис о нейтральном характере коллизионной нормы остается господствующим. Д. Гутман указывает, что коллизионная норма не должна быть загрязнена («pollue») учетом норм материального права. По мнению автора, сам принцип конструирования двусторонних коллизионных норм делает невозможным учет содержания иностранного права, поскольку двусторонняя норма ориентирована не на конкретный иностранный правопорядок, а на неопределенное множество таких правопорядков [9, c. 41]. По мнению Б. Оди, коллизионная норма имеет три основных характеристики: она является нормой непрямого действия, т.е. не регулирует материальные аспекты отношения; она способна отсылать к различным правопорядкам (механизм коллизионного регулирования является в принципе двусторонним, несмотря на наличие односторонних норм); она является нейтральной нормой и, как правило, безразлична к содержанию права, к которому она отсылает [3, c.83-84].

П. Мейер также отмечает нейтральный характер коллизионной нормы, указывая, что ей нет дела до того, как конкретно будет разрешен спор (другие признаки коллизионной нормы, выделяемые автором, - двусторонний характер, абстрактность) [16, c.78]. Данный тезис поддерживается такими авторами как Н.Ю. Ерпылева, В.А. Канашевский и др. [10, c.38; 11, c.33]

Вопрос о характере отсылки к иностранному праву имеет значение при определении последствий неприменения коллизионной нормы и ее структуры.

Основная нагрузка по определению пределов действия норм иностранного права и юридической силы, сконструированных на их основе норм отечественного права ложится на коллизионную норму. Данный вывод является общепризнанным и в отечественной и в иностранной доктрине международного частного права. Т.Н. Нешатаева указывает: «Коллизионная норма - юридическое основание применения иностранного права в другом государстве» [21, c.97].

По мнению В.А. Канашевского, «общим основанием применения иностранного права являются положения законодательства, которые допускают действие на своей территории иностранных законов» [11, c.59]. Это же указывает А.А. Рубанов: «В качестве регулятора правовая система страны определяет место, отводимое иностранным правовым системам в механизме правового регулирования. В частности, она устанавливает круг отношений, в которых иностранные правовые системы допускаются к роли сорегуляторов, определяет формы, в которых они играют эту роль, условия осуществления ими этих функций и др.» [23, c.43]. П. Мейер отмечает, что «... применяя норму иностранного права, судья ей не подчиняется, а использует ее для разрешения спора, поскольку это приказывает ему его собственная норма международного частного права» [16, c.60].

При этом, коллизионная норма не является единственной нормой, при помощи которой определяются условия и границы действия иностранного права. Помимо коллизионной нормы соответствующую задачу решает и ряд других норм: оговорка о публичном порядке и принципы отечественного права, входящие в содержание публичного порядка, императивные нормы международного частного права и др.

Г.К. Дмитриева, рассматривая вопрос о действии норм иностранного права в рамках отечественного правопорядка, указывает: «а) на территории данного государства иностранное право может применяться лишь при наличии прямых предписаний об этом национального (внутреннего) права; б) национальное право предусматривает общие принципы, на которых строится применение иностранного права, методы установления его содержания, порядок применения иностранного права, а также пределы его применения...» [17, c.78].

Следует отметить, что в настоящее время проблема отсылок представляет собой самостоятельный институт международного частного права и обозначается обобщающим термином институт обратной отсылки. Значимость проблемы отсылок подчеркнута в резолюции Института международного права «О применении иностранного международного частного права» от 1998 года, в которой указано, что теория отсылок призвана играть важную роль в обеспечении гармонизации права [8, c.246-247].

В англо-американской литературе отмечается, что отсылка может использоваться в качестве одного из «избавительных средств» [4, c.55]. При этом в Английской судебной практике известен особый вид «двойной отсылки»: в одном из дел обратная отсылка была применена дважды – сначала английский суд принял отсылку от иностранного закона (закона домицилия) к закону суда (закону гражданства), потом, наоборот, от закона суда – к иностранному закону. В итоге «за законом, подлежащим применению, нужно было трижды переходить через Ла-Манш, тогда как в предшествующих делах приходилось за ним только дважды переправляться» [12, c.97].

В большинстве государств проблема отсылок урегулирована в законодательстве о международном частном праве. При этом проблема отсылок имеет принципиально различное правовое регулирование в законодательстве разных стран. Например, И.Рустамбеков считает, что необходимо рассматривать развитие международного частного права в региональном ракурсе исходя из опыта стран ЕС [25, c.48-50].

В Австрии, Португалии, Болгарии закреплены положения, согласно которым государства, допускают применение всей системы отсылок в полном объеме, пока не будет выявлено право, предусматривающее материальное регулирование спорного отношения. В Мексике предусмотрено применение отсылки первой и второй степени, но только в виде исключения, а в Германии такая возможность оговорена условием, что «Если имеет место отсылка к праву какого-либо другого государства, то применяется также его международное частное право, насколько это не противоречит смыслу отсылки». Венгрия, Испания, Япония являются государствами, предусматривающими возможность применения только обратной отсылки (отсылки к праву страны суда). Закон о МЧП Швейцарии предусматривает возможность применения отсылок первой и второй степеней либо только обратной отсылки в случаях, конкретно оговоренных в законе: «(1) Обратная отсылка к швейцарскому праву или отсылка к праву третьего государства при­нимается лишь в случаях, предусмотренных настоящим Законом. (2) Обратная отсылка иностранного права принимается в случаях отсылки к швейцарскому праву, регулирующему вопросы гражданского состояния» (ст. 14 Закона о МЧП Швейцарии). Азербайджан, Литва, Украина являются государствами, запрещающими применение отсылки, с оговоркой о ее применении в установленных законом случаях. Законодательство Греции, Перу и Китая полностью запрещает применение отсылок. Законодательство Алжира, Аргентины, Таиланда не содержит регулирования этого вопроса, но большинство государств мира либо в законодательстве, либо в судебной практике (Великобритания, США, Канада) применяет институт отсылок в ограниченном объеме [8, c.246-247].

В законодательстве Республики Узбекистан, в частности согласно статье 1161 Гражданского кодекса, предусмотрено, что любая отсылка к иностранному праву рассматривается как отсылка к материальному, а не коллизионному праву соответствующей страны. Это указывает, что Узбекистан входит в группу государств, законодательство которых устанавливает общий запрет применения отсылок. Исключением является обратная отсылка иностранного права, которая может применяться в случаях отсылки к праву Республики Узбекистан, определяющему правовое положение физических лиц (ст.1168 ГК).

По мнению автора, данную норму необходимо толковать как диспозитивную, поскольку отказ от признания отсылки к праву третьего государства противоречит международным обязательствам страны. Например, Узбекистан является участником Женевской конвенции о разрешение некоторых коллизий законов о переводных и простых векселях от 1930 г. и Бернской конвенции о международных железнодорожных перевозках (КОТИФ) от 1980 г. Женевская конвенция допускает обратную отсылку и отсылку к третьему закону по вопросам векселеспособности индивида, а КОТИФ допускает обратную отсылку и отсылку к третьему закону по вопросам ответственности железной дороги за причинение вреда жизни и здоровью пассажиров.

В рамках изучения зарубежного опыта можно согласиться с мнением И. Рустамбекова, который считает, что необходимо рассмотреть совершенствование коллизионных норм в шестом разделе Гражданского кодекса Республики Узбекистан путем имплементации основных принципов международного частного права и их правильного толкования [26, c. 1010-1014; 24, c.69-72].

В связи с этим, считается целесообразным пересмотреть норму регулирования обратной отсылки, в частности установления обратной отсылки к праву Республики Узбекистан без ограничений.

 

Список литературы:

  1. Андреева В.Ю. Особенности и актуальные проблемы обратной отсылки в международном частном праве. https://posidpo.ru/osobennosti-i-aktualnyie-problemyi-obratnoy-otsyilki-v-mezhdunarodnom-chastnom-prave
  2. Ануфриева Л.П. Международное частное право. Т. 1. –М., 2002.
  3. Audit B. Droit international prive. Paris. Economica. 3-eme edition. 2000. –P. 83-84.
  4. Бирюкова Н. Правовая квалификация в международном частном праве: дис. … канд. юрид. наук. –М., 2007.
  5. Богуславский М.М. Международное частное право. –М., 1989.
  6. Богуславский М.М. Международное частное право: Учебник – 5-е изд., перераб. и до., с изм. – М.: Юристъ, 2008.
  7. Вилкова Н.Г. Договорное право в международном обороте. –М., 2002.
  8. Гетьман-Павлова И.В. Международное частное право. –М., 2013.
  9. Gutmann D. Droit international prive. 3-eme edition. Dalloz. 2002.
  10. Ерпылева Н.Ю. Международное частное право России // Гражданин и право. 2002. № 7/8, 9/10.
  11. Канашевский В.А. Международное частное право. Екатеринбург, 2003.
  12. Корецкий В.М. Очерки англо-американской доктрины и практики международного частного права. –М., 1948.
  13. Кузнецов М.Н. Некоторые особенности развития международного частного права // Советский ежегодник
    международного права. –М., 1991. –С. 23-25.
  14. Лунц Л.А. Курс международного частного права: в 3 т. –М., 2002.
  15. Лунц Л.А. Курс международного частного права. Общая часть. –М., 1973.
  16. Mayer P., Heuze V. Droit international prive. Montchrestein. 10th ed. 2010.
  17. Международное частное право. / Отв. ред. Г.К. Дмитриева. 4-е изд. –Москва: Проспект, 2016.
  18. Международное частное право: Учебник / под ред. Г.К.Дмитриевой. –М., 2012.
  19. Международное частное право: Учебник / под ред. Н.И.Марышевой. –М., 2011.
  20. Мюллерсон Р.А. Коллизионные и отсылочные нормы в регулировании международных отношений // Вестник Московского университета. Серия 11. Право. – М., 1983. –№ 5. –С. 45–47.
  21. Нешатаева Т.Н. Международное частное право и международный гражданский процесс. Учебный курс в трех частях. – М, 2004.
  22. Перетерский И.С., Крылов С.Б. Международное частное право. – М., 1959.
  23. Рубанов А.А. Теоретические основы международного взаимодействия национальных правовых систем. Монография. — Под ред. Мозолина В.П. — М.: Наука, 1984.
  24. Рустамбеков И. Некоторые аспекты развития и сущности международного частного права в Республике Узбекистан // Обзор законодательства Узбекистана. 2015. –№3. – С.69-72.
  25. Rustambekov I. (2020). Some Aspects of Development of Private International Law in the CIS Countries. LeXonomica, 12(1), 27-50. https://doi.org/10.18690/lexonomica.12.1.27-50.2020
  26. Rustambekov I. Some Aspects of Implementation of Private International Law Principles in Civil Code of Uzbekistan // International Journal of Advanced Research. 2020. №8. P. 1010-1014. http://dx.doi.org/10.21474/IJAR01/11580
Информация об авторах

доктор философии по юридическим наукам, Сотрудник Института проблем законодательства и парламентских исследований, Узбекистан, г.Ташкент

Doctor of Philosophy in Law Worker of the Institute of Problems of Legislation and Parliamentary Studies, Uzbekistan, Tashkent

Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), регистрационный номер ЭЛ №ФС77-54432 от 17.06.2013
Учредитель журнала - ООО «МЦНО»
Главный редактор - Толстолесова Людмила Анатольевна.
Top