К вопросу определения предмета хищения при мошенничестве в сфере оборота недвижимости

On the subject theft in real estate fraud
Цитировать:
Парфенов М.Р. К вопросу определения предмета хищения при мошенничестве в сфере оборота недвижимости // Universum: экономика и юриспруденция : электрон. научн. журн. 2021. 4(79). URL: https://7universum.com/ru/economy/archive/item/11488 (дата обращения: 17.05.2021).
Прочитать статью:

 

АННОТАЦИЯ

В статье затрагиваются проблемы определения предмета преступления при совершении мошенничества с недвижимостью, возникающие в связи с этим вопросы правильной квалификации деяния. Мошенничество в сфере оборота недвижимости является в настоящее время распространенным, социально опасным преступлением. Специфика рассматриваемого преступления по сравнению с другими формами хищения состоит в том, что недвижимость здесь выступает как предмет преступного посягательства, в то же время являясь неотделимым элементом объективной стороны совершения преступления. Недвижимость – сложное и многогранное гражданско-правовое понятие, суть особого статуса которого заключается в установленном и закрепленном порядке возник­новения, изменения и прекращения права собственности и других прав. Мошенничество, совершенное относительно недвижимости, посягает на недвижимое имущество как один из закрепленных объектов гражданских прав, но не как на вещь с определенными физическими характеристиками и правовым статусом, а как на совокупность очерченных гражданским законодательством имущественных прав.

ABSTRACT

The article deals with the problems of determining the subject of a crime in the commission of real estate fraud, and the questions of the correct qualification of the act that arise in this regard. Fraud in the sphere of real estate turnover is currently a common, socially dangerous crime. The specificity of the crime in question in comparison with other forms of theft is that real estate here acts as an object of criminal encroachment, while at the same time being an inseparable element of the objective side of the crime. Real estate is a complex and multifaceted civil law concept, the essence of the special status of which is the established and fixed procedure for the emergence, modification and termination of property rights and other rights. Fraud committed in relation to real estate encroaches on real estate as one of the fixed objects of civil rights, but not as a thing with certain physical characteristics and legal status, but as a set of property rights outlined by civil law.

 

Ключевые слова: преступление против собственности, недвижимая вещь, недвижимое имущество, хищение, мошенничество в сфере оборота недвижимости, приобретение права на имущество, квалификация преступлений с недвижимостью.

Keywords: crime against property, immovable, real estate, theft, fraud, trafficking in property acquisition of the right to property, of the crimes of real estate

 

Уголовно-правовая защита собственности – одна из конституционно закрепленных гарантий права собственности. Государство гарантирует и защищает равным образом все формы собственности, в том числе и частную. Преступления против частной собственности представляют собой огромный массив совершаемых различными способами деяний, каждое из которых квалифицируется в соответствии с особенностями конкретного состава преступления.

Стоит отметить, что понятие собственности является многогранным, включающим в себя как экономическую категорию, под которой понимается общественные отношения по поводу распределения и присвоения материальных благ, так и юридическую, под которой понимается комплекс прав, которыми может обладать субъект в отношении своего имущества. Собственно, названное имущество, в том числе недвижимое, и является предметом посягательства на собственность.

Понятие недвижимости – ключевое для уяснения принципиальных особенностей этого института права в целом и преступлений, совершаемых относительно этого вида имущества.   Сам термин «недвижимое имущество», равно как «недвижимая вещь» и «недвижимость» законодательно закреплен в действующем гражданском законодательстве [2]. Надо отметить, что уголовно-правовая наука не имеет собственного определения недвижимости, применимого к преступлениям против собственности. Исходя из анализа судебно-следственной практики, да и общественного сознания, часть названных объектов гражданских прав, указанных законодателем как недвижимое имущество, в контексте рассматриваемой проблематики не будет приниматься во внимание. Речь идет о достаточно колоритных объектах, прежде всего о воздушных, морских и космических судах, а также о недрах, которые являются предметом регулирования самостоятельного закона [4].

Как следует из определения, законодатель использует три правовых понятия: недвижимая вещь, недвижимое имущество и недвижимость. Использование в определении категории «недвижимая вещь» вполне закономерно, поскольку является объектом права собственности. Далее, под недвижимым имуществом представляется совокупность вещей, а также имущественных прав на них, что вполне логично, так как законодательство относит к имуществу имущественные права [2].  Остается еще одно понятие – недвижимость, которым вероятно, законодатель связывает установленный жесткий правовой режим возникновения права собственности, связанный с государственной регистрацией. Однако по смыслу следует, что государственной регистрации подлежат не сами объекты, а право на недвижимое имущество (например, право собственности, право постоянного пользования, ипотека), также регистрации подлежат некоторые сделки с указанными объектами. Тем самым при совершении некоторых сделок осуществляется регистрация как прав, так и самих сделок. Употребление термина «недвижимость» представляется синонимичным термину «недвижимая вещь».

В целом, гражданско-правовое понятие недвижимости развернутое и объемное, но при совершении преступления против собственности как объекта, само недвижимое имущество выступает предметом далеко не всех преступлений. Уголовно-правовая доктрина в рассматриваемом объекте под предметом понимает имущество в узком смысле, фактически изымая из перечня объектов гражданских прав имущественные права, но совершить хищение недвижимого имущества можно лишь получением права на имущество, и такой законодательной конструкции соответствуют всего два состава – мошенничество и вымогательство.

Стоит отметить, что из них наиболее общественно опасным представляется именно мошенничество, что вызвано спецификой способов его совершения – обмана и злоупотребления доверием. Это продуманное интеллектуальное преступление, направленное в том числе против незащищенных слоев населения, очень латентное и сложно квалифицируемое преступление, поскольку оно внешне похоже на сделки в гражданско-правовом обороте.

Итак, законодательное определение мошенничества содержится в действующем уголовном кодексе [1]. Причем в свете поднятой проблематики особенно хочется отметить, что несколько лет назад в названный состав были внесены изменения, дифференцирующие отдельные виды мошенничества, однако совершение мошеннических действий относительно недвижимого имущества, несмотря на представляемую общественную опасность этого преступления, законодатель не посчитал необходимым выделить из общей диспозиции названной статьи [5].

В действующем уголовном законодательстве закреплено и понятие хищения [1].  Вопрос о недвижимом имуществе как предмете хищения является довольно спорным и сложным.  Сразу необходимо отметить, что понятие хищения применимо только к тем объектам недвижимости, которые в принципе могут находиться в частной собственности или в частном владении. Стоит указать, что некоторые объекты недвижимости, по определению, не могут быть присвоены, их нельзя ни изъять, ни обратить в свою пользу или в пользу других лиц, изъятие же других невозможно в физическом смысле без изменения статуса вещи, вследствие чего обращение названных объектов в свою пользу в том смысле, в каком это осуществляется в хищении, с получением правомочий собственника, невозможно без одновременного юридического оформления прав владения, и как следствие,  без официальной государственной регистрации.

Хищение объектов недвижимости, таким образом, возможно не на уровне хищения непосредственно имущества – как недвижимой вещи, а только на уровне хищения прав на него, то есть недвижимого имущества. О хищении будет указывать только смена собственника недвижимой вещи.  Анализируя отнесенные законодателем к преступлениям против собственности составы, можно сделать вывод, что недвижимое имущество фактически из массива преступлений против названного объекта может быть предметом совершения только вымогательства и мошенничества.

Действительно, предмет мошенничества сформулирован законодателем шире, чем классический предмет хищения. Приобретение права на имущество путем обмана или злоупотреблением доверием – это особая разновидность мошенничества-хищения. Легальное определение мошенничества позволяет выделить фактически два вида мошенничества: непосредственное завладение имуществом, посягающее на отношения собственности, и приобретение права на чужое имущество, посягающее или же на права собственности, или на иные вещные права.

В результате преступных действий, титульный владелец, под влиянием обмана или злоупотребления доверием, вступая в гражданско-правовые отношения, утрачивает не имущество как строго определенную вещь, а совокупность вещных прав. Непосредственным предметом такого преступления являются документы, на основании обладания, которыми мошенник приобретает вещное право на недви­жимое имущество. Разделение законодателем в определении мошенничества хищения и приобретения права на чужое имущество породило различное толкование закрепленной в законе нормы. Пленум Верховного Суда РФ определяет мошенничество как хищение и мошенничество как приобретение права на чужое имущество [3].   Имеющиеся в науке точки зрения на понятие «право на имущество» могут быть сведены к трем основным, но принципиально отличающимся друг от друга позициям: первое связано с его толкованием как правомочий собственника, второе включает в понятие права на имущество еще и право требования имущества, а третье отождествляет право на имущество с правами владельца ограниченного вещного права.  Анализируя  Постановление Пленума Верховного суда РФ [3] необходимо отметить, что вопрос о понятии «право на имущество» прямо не разрешен, но позволяет  судить о границах права на имущество  по положению о моменте окончания мошенничества в форме приобретения права на имущество, которое содержится в Постановлении Верховного Суда РФ: «Если мошенничество совершено в форме приобретения права на чужое имущество, преступление считается оконченным с момента возникновения у виновного юридически закрепленной возможности вступить во владение или распорядиться чужим имуществом как своим собственным (в частности, с момента регистрации права собственности на недвижимость или иных прав на имущество, подлежащих такой регистрации в соответствии с законом; со времени заключения договора)» [3]. Верховный Суд придерживается первой из трех названных выше позиций в понимании права на имущество, с этой позицией можно согласиться. Приобретение права на имущество является самостоятельным действием объективной стороны преступления [6].

Иными словами, неправомерное завладение недвижимым имуществом возможно лишь в результате обращения чужого недвижимого имущества путем приобретения соответствующих прав на недви­жимое имущество, то есть надлежащего, предусмотренного законодательством, правового оформления смены собственника, и, следовательно, сам факт совершения преступления будет заключаться в том, что само оформление перехода прав собственника или титульного владельца будет совершено с преступным намерением, то есть с  использованием злоупотребления доверием  или обмана собственника (титульного владельца) недвижимости.  Захват недвижимого имущества или установление над ним фактического контроля без при­обретения соответствующих прав не может и не должно рассматриваться как хи­щение, поскольку носит временный характер, и собственник наделен доста­точными правовыми средствами защиты. Рассматриваемый вид мошенничества посягает не на недвижимую вещь, предмет материального мира с определенными физическими характеристиками и правовым статусом, а именно на недвижимое имущество, на совокупность очерченных гражданским законодательством имущественных прав, принадлежащих его собственнику или иному законному владельцу, обладание которыми и является целью совершения преступления.

В связи с этим при квалификации мошенничества с недвижимостью возникают сразу две сложности, заключающиеся, во-первых, в квалификации фактического неправомерного использования недвижимости без оформления прав на нее, а во-вторых, завладения недвижимостью с ее юридическим переоформлением на себя с использованием не только обмана или злоупотребления доверием, но и физического (психического) принуждения. Например, ст. 162 УК РФ – разбой в данной ситуации неприменима, так как в составе этого преступления ничего не указывается о таком предмете, как право на имущество; посягательство совершается с целью хищения чужого имущества.   Имеет место пробел в праве, суть которого сводится к тому, что совершить хищение недвижимой вещи невозможно, совершить хищение недвижимого имущества можно лишь путем получения права на имущество, но право на имущество является предметом только нескольких форм хищения, наиболее встречаемой из которых является мошенничество. Это, не считая уже того, что, собственно, и мошенничество, совершенное путем приобретения права на соответствующее недвижимое имущество, не является преступлением, охватываемым классическим понятием хищения.

На взгляд автора разрешение намеченной проблемы возможно путем введения в уголовный закон специальной нормы, посвященной неправомерному завладению недвижимым имуществом, которая могла бы адекватно отвечать задачам защиты имущественных прав добросовестных участников оборота недвижимости.

 

Список литературы:

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996   N 63-ФЗ (ред. от 24.02.2001)/ [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_10699/.
  2. Гражданский кодекс Российской Федерации от 30.11.1994  N 51-ФЗ) / [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_5142/.
  3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря   2007 г. N 51/ [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/1685377/.
  4. Закон РФ от 21.02.1992 N 2395-1 «О недрах» (последняя редакция)/ [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_343/.
  5. Федеральный закон от 29.11.2012 N 207-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» / [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_138322/.
  6. Борзенков Г.Н. Преступления против собственности в новом Уголовном кодексе РФ // Юридический мир. 1997. № 6.
  7. Гумаров И. Понятие вещи в современном гражданском праве России // Хозяйство и право. 2000. N 3.
  8. Лопашенко Н.А. «Посягательства на собственность: Монография» «Норма», «Инфра-М», 2012.
  9. Клепицкий И.А. Недвижимость как предмет хищений и вымогательства // Государство и право. 2000. N 12.
Информация об авторах

заместитель начальника Управления судебной деятельности по массовым видам страхования, ООО «СК «Согласие», РФ, г. Москва

Deputy Chief, Judicial Administration for mass types of insurance, «Soglasie», Russia, Moscow

Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), регистрационный номер ЭЛ №ФС77-54432 от 17.06.2013
Учредитель журнала - ООО «МЦНО»
Главный редактор - Толстолесова Людмила Анатольевна.
Top