ОПЫТ ЭСТЕТИЧЕСКОГО ВОСПИТАНИЯ ДЕТЕЙ У КЫРГЫЗОВ ПОСРЕДСТВОМ МУЗЫКАЛЬНО-ПЕСЕННОГО ФОЛЬКЛОРА

THE EXPERIENCE OF AESTHETIC EDUCATION OF KYRGYZ CHILDREN THROUGH MUSICAL AND SONG FOLKLORE
Алимбеков А.
Цитировать:
Алимбеков А. ОПЫТ ЭСТЕТИЧЕСКОГО ВОСПИТАНИЯ ДЕТЕЙ У КЫРГЫЗОВ ПОСРЕДСТВОМ МУЗЫКАЛЬНО-ПЕСЕННОГО ФОЛЬКЛОРА // Universum: общественные науки : электрон. научн. журн. 2022. 12(91). URL: https://7universum.com/ru/social/archive/item/14692 (дата обращения: 28.02.2024).
Прочитать статью:
DOI - 10.32743/UniSoc.2022.91.12.14692

 

АННОТАЦИЯ

Статья посвящена анализу опыта эстетического воспитания детей через народную музыку кыргызов. Кыргызы почти до ХХ века вели полукочевой образ жизни и не имели возможности построить официальные музыкально-эстетические учреждения. Однако у них были самостоятельные опыты в развитии и познании природы, человеческих отношений, возвышенности в искусстве по законам красоты. В исторических источниках встречается много сведений о кыргызах, близких к музыке и ведущих размеренную жизнь. В воспитательной практике народа фольклорная музыка широко используется как средство соединения мира детей и взрослых. В исследовании рассмотрено значение народных песен «Алдей-алдей», «Сал билек», «Тай бёбёк», «Походные песни» и «Игровые песни», широко распространенных в практике эстетического воспитания детей. Показаны правила организации традиционных игр «Ыр кесе», «Акый акый», имеющих важное значение в развитии детской традиционной певческой культуры. Речь также идет о творчестве народных певцов и сказителей и их влиянии на развитие детской и народной музыкально-эстетической культуры. В практике народного воспитания все эти средства в сочетании с художественным словом и музыкальным ритмом развивают у детей способность воспринимать образцы настоящего благородства, изящества, красоты, художественного говорения, пения.

ABSTRACT

The article is devoted to the analysis of the experience of aesthetic education of children through the folk music of the Kyrgyz. Almost until the 20th century, the Kyrgyz led a semi-nomadic lifestyle and did not have the opportunity to build official musical and aesthetic institutions. However, they had independent experiences in the development and knowledge of nature, human relations, sublimity in art according to the laws of beauty. In historical sources there is a lot of information about the Kyrgyz, close to music and leading a measured life. In the educational practice of the people, folk music is widely used as a means of connecting the world of children and adults. The study examines the meaning of the folk songs "Aldey-aldey", "Sal Bilek", "Tai bebok", "Camping songs" and "Game songs", which are widely used in the practice of aesthetic education of children. The rules for organizing the traditional games "Yr kese", "Aky aky", which are important in the development of children's traditional singing culture, are shown. We are also talking about the work of folk singers and storytellers and their influence on the development of children's and folk musical and aesthetic culture. In the practice of folk education, all these means, combined with the artistic word and musical rhythm, develop in children the ability to perceive examples of real nobility, grace, beauty, artistic speaking, and singing.

 

Ключевые слова: музыка, фольклор, дети, красота, эстетика, воспитание, культура, традиция.

Keywords: music, folklore, children, beauty, aesthetics, education, culture, tradition.

 

Музыкальный фольклор есть необычайно устойчивая форма народного художественного творчества, созданная на основе соединения народной поэзии и музыки.

Фольклор (англ. – народная мудрость, народное знание) означает устное народное творчество [9, с. 5]. В этнопедагогике фольклор понимается главным источником и средством народного воспитания. «Песня – это ряд слов, произносимых в определенном ритме, созданный в соответствии с требованиями поэзии. Песня имеет рифму, ритм, интонацию и синтаксис по своим законам» [5, с. 112].

М.Н. Мельниковым выделены коммуникативные, социально-организаторские, воспитательные, просветительские, развлекательные функции музыкально-песенного фольклора для детей [6]. Музыкально-песенный фольклор воспринимался как социально-педагогическое явление народной жизни, выполняя функции приобщения детей и молодежи к духовно-эстетическим ценностям народа. Содержание фольклора направлено на развитие умения у детей различать прекрасное и безобразное в природе и в отношениях между людьми на примере высоких духовно-эстетических идеалов народа. Музыкально-фольклорные народные духовно-этические идеалы очень тесно сочетаются с такими элементами, как воздействие на чувства, организация развития художественного творчества. Таким образом, в истории народного воспитания имплицитно формировался позитивный взгляд на произвдения музыкально-песенного фольклора как важнейшего источника и средства эстетического воспитания детей.

Имеющаяся литература показала, что опыт эстетического воспитания кыргызских детей через музыкальный фольклор не рассматривался как предмет специального исследования. Цель настоящей статьи состоит в анализе роли и места музыкально-песенного фольклора в исторической практике традиционного эстетического воспитания кыргызов.

Материалы и методы исследования

Методология данного исследования основана на методах и научных результатах ученых, в разные периоды занимавшихся изучением традиционной системы народного воспитания кыргызов. Здесь применены генетические и смыслоцентрированные методы исследования истории народного воспитания.

Результаты исследования и их обсуждение

Народная музыка является одним из важнейших направлений многогранной традиционной культуры кыргызского народа, которая с древних времен традиционно передается из поколения в поколение. Это также характеризует старая кыргызская поговорка «с песней рождаешься, с песней и умираешь». Первые письменные сведения о кыргызской музыке можно найти в ряде источников литературы. Известный китайский священнослужитель и политик Сюань-Цзан в 630 году, находясь на территории Кыргызстана, так говорил о местных жителях: «Церемония, предназначенная встречать меня, началась с лирического напева, который был приятен слуху и растопил сердце» [2, с. 14]. Песни явились не только средством развлечения, но и понимались как наиболее действенное средство эстетического и нравственного воспитания детей и молодежи. И поэтому песни сопровождали все этапы развития детей во всех обстоятельствах народной жизни. Наиболее распространенными в детской среде были колыбельные, детские, игро­вые, частушки, шуточные, трудовые, бытовые, героические песни.

Как в жизни других народов, так и в жизни кыргызского наро­да первоначальные духовные эстетические чувства ребенка начинают формироваться очень рано под влиянием материнской колыбельной. В условиях кочевой жизни колыбельная была первой песней, которую дети слышали. Колыбельная была тесно связана с традицией укладывания младенца в колыбель. В словаре Махмуда Кашгари «Диван Лугат ат-Тюрк», написанном в X веке, есть слова: «Углан билелди (2:297)» – «Младенца клали в колыбель», «Ол кенчин билады (2:407)» – «Ребенка укладывали в колыбель». В словаре песня матери, которую поют, укачивая младенца в кроватке, называется «Балу балу» [3, с. 355].

Традиция укладывания в колыбель – один из лучших обычаев кыргызского народа, и называется она «Бешик той». Есть ряд сведений о колыбели и колыбельных песнях. Согласно традиционным представлениям кыргызов, соединение женщины с колыбелью считается признаком достижения ею статуса материнства. И поэтому в проводах девочек в семейную жизнь матери выражали следующие благопожелания:

Колыбель из золота,

С нареченной процветай,

Колыбель из серебра,

С милым расцветай [1, с. 11].

Колыбельная песня явилась первым этапом народно-педагогической школы в эстетическом воспитании и развитии у детей чувства любви к национальной музыке, обеспечивая при этом длительный, спокойный сон для них за счет приятного ритмичного звучания. Через колыбельные песни мать воспринимает ребенка как свое счастье, как надежду на будущее, как веру, как любовь матери к своему чаду.

Милый свет мой лунный,

Из кошмы златой,

Калпак из гусиного пуха,

Пусть другим не мил ты,

Дорог мне лишь ты [8, с. 20].

У колыбельных не было постоянного текста, который мог бы повторить и спеть каждый. Содержание таких песен варьировалось в зависимости от периода жизни ребенка, географического региона, условий жизни, обычаев, традиций и религиозных верований какого-либо населения. Например, между колыбельными у семьи, занимающейся земледелием, и семьи, занимающейся животноводством и проживающей в горах, имеются существенные различия в содержании песни.

При этом содержание колыбельных песен, напевность ритмов нередко сопровождались неожиданными мелодичными оборотами, зависящими от личного творчества матерей, и приобретали своеобразный характер. Колыбельные иногда исполнялись старшими девочками в семье. Однако народные педагоги считали колыбельные песни в исполнении матерей незаменимым средством воспитания, подобным материнскому молоку. Ведь он основан на материнской любви, где мать от всего сердца желает, чтобы в будущем ребенок был здоровым, красивым, вырос порядочным человеком, пользующимся уважением людей.

Основываясь на многовековом педагогическом опыте, матери знали, что положительные эмоции, создаваемые с помощью песен, воздействуют на все физиологические процессы в организме ребенка, тем самым влияя на его настроение. Ребенок реагирует на песню, исполняемую нежным и мелодичным голосом, чувствуя через него сердечное материнское желание. У малыша поднимается настроение, обостряются эмоциональные переживания. Несмотря на то что ребенок еще ничего не понимает, мамы передают содержание песни в тесной связи с реальной жизнью. Например, в следующей колыбельной родители ребенка желают воспитать опору для матери:

Бого, бого, подрастешь ты,

И тогда, работница и красавица,

Будешь ты для матери помощница,

Будешь за нас стоять горой [8, с. 21].

Таким образом, колыбельные наряду с пробуждением у детей чувства прекрасного послужили исходной формой эстетического восприятия окружающего мира.

Даже если люди и были психологами, то они были чрезвычайно тонкими психологами. Самое главное, с помощью поэтических фольклорных форм ребенок с рождения находится в музыкально-поэтической среде. На собственном опыте народ чувствовал, что раазвитие детей эффективно только в сопровождении приятной песни, которая делает детей счастливыми. Причем песни варьировались в зависимости от особенностей возрастного развития и мировоззрения ребенка.

Когда ребенок учится сидеть и начинает понимать некоторые слова, для развития движений исполнялись танцевальные песенки «Сал Билек», пестовать ребенка. Таким образом создавались нежные и трогательные стихи про восхищение неустанно стремящимся куда-то ребенком, его смешными движениями, искрящимся смехом, сокрушающим сердце того, кто его держит на руках.

Шлеп-шлеп по рукам,

И ручонки в масле,

Заячьи лапки,

Заячьи белые лапки [8, с. 22].

Повествовательные песни выполняют многогранную педагогическую функцию. Прежде всего, мама поглаживает все тело ребенка под аккомпанемент ритмичной песни и создает приятную атмосферу, массажируя и циркулируя этим его кровь. С помощью гимнастики и массажа, выполняемого нежными руками матери, ребенок получает возможность ощутить безграничную любовь заботливой мамы к себе. Во-вторых, приятные музыкальные ритмы лелеющих песен влияют на речевую деятельность и дают возможность повторять некоторые слова. Дети начинают пытаться совершать действия, сопровождаемые словами. Короткие, выразительные и понятные поэтические строки легко и быстро запоминаются маленькими детьми и пополняют их словарный запас.

Повествовательные песни имели разное содержание в зависимости от вида движений. Например, иногда родители держат ребенка за шею и покачивают его вперед-назад.

Что за сокол,

Что за жеребец,

Вот, вот, полетел

Вот, вот, поскакал.

Где, где гора,

Где, где скала,

Вот твой отец,

А это твоя мать [8, с. 23].

Данную гимнастику можно считать вторым этапом под ласковую песню. Главной целью было приучить детей не бояться быстрых движений. Все праздники, будь то грандиозные тои, свадьбы, празднование знаменательных событий или просто посиделки сверстников и друзей, кочевые кыргызы проводили с песенями. В связи с этим существовали правила традиции «Ыр кесе», которые побуждали всех участников церемонии петь. Согласно данной традиции, человек, закончивший песню, делал глоток из чашки, наполненной кумысом, и говорил: «Чаша песни передана вам, чаша песни преподнесена тебе, позволь мне сделать это. Наконец-то наступает очередь, будь то позже или раньше», – под песню он с вежливой просьбой передает очередь следующему человеку. Человек, не умеющий петь, обязан сказать хотя бы отрывок из эпоса или пословицу в прозаическом виде. Если он не мог этого сделать, его заставляли имитировать звуки различных домашних животных, подшучивая над ним. Такие правила были требованием народных традиций, развивающих обучение пению как необходимого качества, присущего каждому человеку. На таких торжественных собраниях иногда юноши и девушки делились на две группы и распевали «Акыйнек». «Акыйнек, акый» – разновидность жанра «айтыш» в кыргызской устной поэзии; шутливые, ироничные, дразнящие, насмешливые куплеты молодых девушек [10, с. 23]. Постепенно, переходя из круга взрослых в круг детей, детской выразительностью, он стал выражением через песню указывать недостатки в поведении сверстников. Сочиняя песни, основанные на некоторых особенностях их сверстников, характере, поведении, отношении к труду и т.д., и напевая их в особом ритме, дети выражали себя и свое отношение к миру. В содержании «Акыйнека» объектом критики наряду с детьми становились и их родители, односельчане, племена.

Дочери Черика

чапаны шьют?

А жарму из ведер

Вместе с пенкой пьют!

 

Называя тыкву дыней,

Режет и ест аркалык,

Подбирает, ест навоз,

Принимая за яблоки, аркалык [1, с. 10].

В процессе беглой речи проверялись речевые умения ребенка, умения правильно описать забавную и смешную ситуацию и передать ее через песенку. К тому же такие песенки изображали окружающую среду, образ жизни, не соответствующий традициям и принятым в народе правилам поведения, тем самым преподавая всем детям уроки правильной жизни. Как и у всех народов, большинство детских игр сопровождаются народными песнями и музыкой. Детские игры основаны на национальных особенностях, образе жизни людей, мировоззрении.

Элементы, связанные с боевыми искусствами древних кочевников, стали появляться в детских играх с раннего возраста. Как только кочевые кыргызские дети становились более самостоятельны, на основе увиденного от взрослых они делали луки из ивовой проволоки и мечи из дерева. К примеру, игра «Тополь белый, тополь голубой», до сих пор широко известная в детских кругах, направлена ​​на воспитание у детей подвижности и уважительного отношения к защите интересов группы, команды. Игру обязательно сопровождает песня, чтобы развивать эстетические и эмоциональные чувства детей. По правилам игры первая сторона спрашивает вторую сторону: «Тополь белый, тополь голубой, кто тебе от нас нужен?» – при данном вопросе противоположная группа вызывают ребенка песней со словами «Тополь белый, тополь голубой, нам от вас нужно то-то и то-то». Если ребенок побежит и сильно пробьет держащихся за руки детей, он по желанию подведет одного игрока противников к себе в команду, и они (один или оба) присоединяются к группе и снова берутся за руки. Но если он не может разделить, он остается у противника. Эта игра продолжается песней, которая чередуется у групп.

Дети также разыгрывают образы разных людей в обществе, взятые из жизни, через роли животных. В традиционном быту у детей широкое распространение получила игра «Хромая старушка». В этой игре участвуют «хромая старуха, мать и дети». Хромая старуха пытается украсть детей, греющихся у костра. Она внезапно нападает на детей и похищает одного из них. Вместе с матерью дети преследуют ее. Однако это не всегда удается, поэтому мать загадывает следующее желание:

Хромая старуха,

Не приходи, не сходи с ума.

Вот вырастут мои детки благополучно,

Станешь лизать камень беспробудно [8, с. 49].

Когда дети вырастают, они способны защитить себя и очаг своей семьи, который им даровал жизнь. В процессе такой игры дети погружаются в мир образов и играют роль, полностью отвечающую правилам детской эстетики.

В практике эстетического воспитания особую роль сыграла творческая и просветительская деятельность народных акынов-певцов. Искусство народных акынов-певцов есть отдельная область, художественно-эстетическое явление, продолжающее, дополняющее, развивающее и совершенствующее народное устное творчество в художественном, историко-хронологическом и логико-последовательном отношении. Акыны обладали удивительным даром импровизации и артистическим мастерством. В их репертуаре доминировали песни назидательно-дидактического содержания. Назидательно-дидактические песни – исконное слово кыргызов, разновидность пословиц, мудрых изречений, народных нравов, философии, сохранившихся в разговорной речи и перешедших в музыкально-песенный фольклор.

В назидательных песнях категории добра и зла истолковываются через конкретные сравнения качеств людей. К хорошим качествам относятся «добрый человек», «мудрый человек», «хороший сын», «хорошая жена», «хорошая дочь», «героизм», «вежливость», «мужество»; плохим качествам подходят понятия «плохой человек», «плохой парень», «плохая женщина», «глупость», «трусость», «лень», «насилие», «глупый человек», «враждебность».

В них восхвалялась красота человеческого разума. Мудрого человека народ ценит и после смерти, так как он своей жизнью дал образец поведения для живых:

Акыл деген алтынбы,            Разум подобен золоту,

Алтынды тапкан акылбы,      Но золото находит ум.

Акылда ѳткѳн ѳмүрдүн,        Жизнь прожить с умом,

Арт жагында калдыбы.         И после смерти остаться образцом [4, с. 71].

Глубокое содержание, насыщенное морально-педагогическими наставлениями, лаконичное выражение мысли, совершенная художественная форма поэтических поучений требовали от автора не только жизненного опыта, но и большого художественного дарования. Поэтому не каждый поэт-импровизатор мог создать назидательные песни. Он обладал умением мастерски играть на комузе и во время игры комически сопровождал свой кюу разного значения словами, песнями.

Как правило, дети присутствовали на всех национальных игрax, состязаниях акынов, свадьбах, состоявшихся в аиле. Нередко случалось, что, прослушав тот или иной той, исполненный извест­ным комузистом, одаренные дети тут же сами брались за комуз и по памяти воспроизводили услышанное произведение. Это говорит о том, что музыкально-песенный фольклор доставлял детям не только эстетическое наслаждение, но и способствовал приобщению их к художественному творчеству.

Выводы

Таким образом в традиционной системе эстетического воспитания детей кыргызов широко использовался музыкально-песенный фольклор. Кыргызский народ тонко понимал необходимость радостной эмоции для развития здорового ребенка. Испокон веков колыбельные песни, пестушки, потешки, игровые песни, песни сотоязания служили подлиной школой эстетического, физического и нравственного воспитания детей. В эстетическом воспитании детей особое место занимало прослушивание назидательных песен, созданных акынами и певцами. Термины «санат», «насыят», «терме», «улгу», «нуска» воспри­нимаются не как песнопение, а как изложение мудрости, как клад мудрых мыслей, как сокровищница народной педагогики. Как правило, дети не только пассивно присутствовали на состязаниях акынов, прослушав тот или иной той, исполненный известным певцом, тут же сами по памяти воспроизводили услышанное произведение. Таким образом, музыкальный песенный фольклор создавал эстетико-воспитывающию среду для детей.

 

Список литературы:

  1. Детский фольклор / под ред. А. Акматалиева – Бишкек : Шам, 1998. – 480 с.
  2. Дуйшалиев К.Ш. Кыргызская народная музыка : учебник. – Бишкек : Шам, 2007. – 245 с.
  3. Кашгари М. Словарь тюркских языков«Диван лугат ат-турк». Т. I–III. – Бишкек, 2017. – 324 с.
  4. Киргизская народная лирика / сост. и пер. Н.И. Гребнева. – Фрунзе, 1968. – 134 с.
  5. Кыргызская литература: энциклопедия / глав. ред. У. Асанов, отв. ред. А. Акматалиев. – Бишкек, 2004. – 408 с.
  6. Мельников М.Н. Русский детский фольклор : учебн. пособие для пед. ин-тов по спец. № 2101 «Рус. яз. и лит.». – М. : Просвещение, 1987. – 239 с.
  7. Традиции. Благословения. – Бишкек : Шам, 2003. – 400 с.
  8. Түлѳгабылов М. История кыргызской детской литературы. – Бишкек : Мектеп, 1991. – 272 с.
  9. Чистов К.В. Фольклор. Текст. Традиция. – М. : ОГИ, 2005. – 270 с.
  10. Шериев Ж., Муратов А. Толковый словарь терминов кыргызской литературы. – Бишкек, 1994. – 171 с.
Информация об авторах

д-р пед. наук, проф., заведующей кафедрой педагогики, Кыргызско-Турецкий университет, «Манас», Кыргызская Республика, г. Бишкек

Head of the Department of Pedagogy Kyrgyz-Turkish University, "Manas", Kyrgyz Republic, Bishkek

Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), регистрационный номер ЭЛ №ФС77-54435 от 17.06.2013
Учредитель журнала - ООО «МЦНО»
Главный редактор - Блейх Надежда Оскаровна.
Top