КАЗАХСТАН И СТРАНЫ МУСУЛЬМАНСКОГО ВОСТОКА: РАЗВИТИЕ И ТЕМПЫ СОТРУДНИЧЕСТВА

KАZАKHSTAN AND THE COUNTRIES OF THE MUSLIM EAST: DEVELOPMENT AND PACE OF COOPERATION
Джалилов З.Г.
Цитировать:
Джалилов З.Г. КАЗАХСТАН И СТРАНЫ МУСУЛЬМАНСКОГО ВОСТОКА: РАЗВИТИЕ И ТЕМПЫ СОТРУДНИЧЕСТВА // Universum: общественные науки : электрон. научн. журн. 2022. 8(87). URL: https://7universum.com/ru/social/archive/item/14155 (дата обращения: 05.10.2022).
Прочитать статью:

 

АННОТАЦИЯ

Статья посвящена проблемам, потенциалу и ресурсам сотрудничества Казахстана со странами мусульманского мира. Показано, что реалии сегодняшнего дня и перспективы развития глобального и регионального разделения труда непременно будут требовать координации хозяйственных связей с мусульманскими странами, имеющими давние историко-культурные связи с Казахстаном. Развитие сотрудничество с мусульманским миром и его институтами полностью стыкуется с задачами освоения дополнительного торгово-экономического пространства и целями финансово-экономического обеспечения инновационных прорывных проектов в Казахстане.

ABSTRACT

This article researches cooperation perspectives questions betweenKazakhstan and Muslim world. Today realities and prospects of global and regional labor separation will require coordination of economic relations with Muslim world,  which also have the same level of economic development and industrial relations with Kazakhstan. The development of comprehensive relations with Muslim world,   and its institutions fully fits with the objectives of additional commercial and economic area development also with the objectives of financial and economic support of innovative projects in Kazakhstan.

 

Ключевые слова: Казахстан, мусульманскиймир, сотрудничество, перспективы

Keywords: Kazakhstan, Muslim world, cooperation, perspectives

 

Сегодня Казахстан и другие страны мусульманского мира играют важную роль в международных торговых отношениях, особенно на Ближнем Востоке. Большим преимуществом для рассматриваемых стран является интеграция друг с другом, а также общие культурно-исторические ценности.

Анализ складывающихся внешнеэкономических отношений  позволяет выделить в качестве наиболее вероятных и требующих неотложных решений нижеследующие тенденции. Во-первых, это влияние глобализирующегося мира на развитие межгосударственных отношений. Во-вторых, это правовое регулирование международными отношениями. Современные реалии сегодня демонстрируют необходимость дополнение и корректировки действующего законодательства страны в международных отношениях в связи с геоэкономическими и геополитическими изменениями, происходящих в мире и регионах. В-третьих, подготовка дипломатических кадров в Казахстане. Остается высокая потребность в квалифицированных и опытных дипломатах, способных грамотно и аргументировано защищать интересы страны на международной арене, анализировать уровень торгово-экономического сотрудничества страны с внешним миром.

В целом речь идет о повышении их качественного образовательного уровня, что позволит повысить эффективность государственной политики в международных отношениях, направленной на укрепление суверенитета страны.

Многие специалисты обращают внимание на то, что идет процесс переформатирование геоэкономических взаимосвязей в мусульманском мире. Формируется разветвленная целостная производственная база, разрабатывается современная инфраструктура  в Южной и Центральной Азии, запущены сухопутные транспортные коридоры для торговли со странами Ближнего и Среднего Востока.

Особого внимания в условиях финансового кризиса заслуживает деятельность Исламского банка развития. Так, по мнению Л.Б.Алаева, в экономике таких мусульманских стран как Иран, Малайзия и Индонезия реализован целый ряд исламских принципов, которые придают ей существенное своеобразие, а в определенном смысле и уникальность. Здесь наряду с таким достаточно распространенным сегодня явлением, как беспроцентные банки, существенную роль играют исламские фонды, сочетающие в себе как экономические, так и социальные функции, поскольку они одновременно являются и крупнейшими холдинговыми компаниями, и источником благотворительности для многочисленных категорий «обездоленных», забота о которых объявлена приоритетным направлением в политике исламского государства[1]. Между тем, их правительства испытывают растущее давление со стороны бизнесменов, требующих открытия регулярных торговых каналов, поскольку неофициальная прямая торговля была открыта под наблюдение торгово-промышленных палат. Лоббистское влияние этих палат в этом вопросе было очевидным. Оно затрудняло развитие также и частного сектора экономики. Крупный бизнес указывает, что без усиления контроля за грузами, срочная необходимая торговля столкнется с препятствиями, и большой обьем торговли, который имеет место, пойдет через склады для транзитных грузов. На этом фоне правительство приняло решение о том, чтобы вести ограничительные меры.

Нельзя не учитывать и саму структуру ВВП в странах мусульманского мира, которая имеет свои особенности. Как отмечает Евразийская экономическая комиссия в своем анализе по доступу сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия государств – членов ЕАЭС на рынок стран Персидского залива, в Бахрейне, ОАЭ и Омане большая часть приходится на сектор услуг. Промышленность занимает большую часть в Иране, Катаре, Саудовской Аравии. Максимальная доля сельского хозяйства составляет в Ираке (3.0%), в Саудовской Аравии – 2,2%. В целом сельское хозяйство в странах мусульманского Востока (например, Египте) развито недостаточно высоко, в первую очередь в силу природно-климатических условий [2]. Остро ощущается нехватка пригодных для сельскохозяйственного производства земель, а также низкой обеспеченности водой. Выращивание пшеницы сокращается ввиду нерациональности и существенных издержек, из-за чего страна вынуждена обеспечивать свои потребности импортными поставками [3]. Как известно, с осени 2021 года казахстанские мукомолы перешли на переработку российского зерна, поскольку оно оказалось дешевле. Однако с момента начала спецоперации вооруженных сил РФ на Украине, а также введения санкций в отношении банков России, поставки прекратились (источник: NewTimes. KZ).

Мукомолы Казахстана за последние недели столкнулись с крайне низким предложением зерна на внутреннем рынке и резким ростом цены. Сейчас уже пшеница дошла до 160 тыс. тенге/тонна, но и ее мало. От 50 до 70% мельниц в регионах остановились, многие работают с колес. По заявлению мукомолов, запасов осталось примерно на одну — полторы недели, после чего мельницы остановятся на неопределенный срок, передает ИА «NewTimes.kz» со ссылкой на eldala.kz. Ранее цены на внутреннем рынке сдерживались за счет ввоза более дешевой российской пшеницы, которую использовали казахстанские мукомолы. Теперь, когда Россия полностью закрыла экспорт своего зерна, мельницы начали останавливаться. По данным Бюро национальной статистики, на 1 марта в Казахстане насчитывалось 5,9 млн. тонн продовольственной пшеницы. Но мельники ставят эти данные под сомнение, требуя усиления контроля.

По мнению представителей Департамента агропромышленного комплекса и пищевой промышленности НПП «Атамекен», сегодня импорт продовольствия достиг критического уровня: по итогам 2021 года он составил порядка 4,9 миллиарда долларов, передает источник Newtimes.kz

Несмотря на довольно многообещающие перспективы и положительные тенденции развития национальных экономик, у стран мусульманского мира остается немало серьезных проблем. В первую очередь возникает вопрос, какими будут дальнейшие меры государственного управления по стабилизации продовольственного рынка, обеспечению роста экономики в целом? (например, в Казахстане он составляет всего лишь 3-4%). Ясно одно, Казахстан не должен полностью импортировать продукции из-за рубежа, учитывая его сельскохозяйственные возможности. Настало время активно развивать предприятия, которые занимаются экспортом продуктов с преимуществом в дальнейшем расширять право на самостоятельную деятельность в области внешней торговли.

Ответ на этот и другие вопросы во многом зависит от ситуации в финансовом секторе, его воздействие на реальную экономику. Другое важное отличие состоит в том, что за последнее десятилетие, например Казахстан и ряд стран мусульманского мира значительно глубже интегрировались в мировую экономику и стали больше зависеть от ее состояния. Наконец, третий важный фактор, усугубляющий влияние мирового кризиса на страны исламского мира, состоит в том, что он пришелся на тот момент, когда еще не произошел переход от старой парадигмы экономического роста к новой, а заявленная социальная ориентация экономики находилась еще лишь на начальной стадии. Удары мирового экономического кризиса больше всего коснулись экспортных отраслей индустрии, что в свою очередь еще более обострило проблему занятости населения. По оценкам экспертов влияние мирового кризиса на экономический рост и занятость  будет продолжительным. К тому же во многих странах на сегодняшний день существуют причины, по которым потенциальные факторы дальнейшего экономического роста не могут полностью раскрыться. В условиях, когда внешний спрос уже не в состоянии, а внутренний спрос пока не готов компенсировать перепроизводство товаров, наиважнейшей задачей становится повышение внутреннего потребления. Из этого следует, что потенциал экономического роста напрямую связан с решением социальных проблем, касающихся повышения занятости населения, поддержки новых предприятий, создания рациональной и справедливой системы распределения, социальному расслоению общества. Это не могло не привести к социальным протестам. Определенную роль в этом сыграла ориентация экономики в основном на внутренний рынок потребления, а не на внешний рынок сбыта товаров, на что обращали внимание и наши ведущие отечественные экономисты.

По данным статистической базы показатели мировой торговли сельскохозяйственной продукции в 2016 – 2018 гг. среди некоторых стран мусульманского мира выглядели следующим образом: Индонезия, 2016 г. – экспорт 30,9 млрд. долл., импорт – 16,2 млрд. долл. 2018 г. – экспорт 34,7 млрд.долл., импорт – 19,7 млрд. долл. Турция, 2016г. – экспорт 16,2, млрд.долл. импорт – 11,00 ,млрд. долл. 2018г.экспорт – 17,7 млрд. долл., импорт – 12,8 млрд.долл. ОАЭ, 2016 г.- экспорт 6,8 млрд.долл. импорт – 16.2 млрд.долл. 2018 г. – экспорт – 12,6 млрд.долл. импорт – 18,1млрд долл. Иран, 2016 г. – экспорт 6,3 млрд.долл. импорт – 8,9 млрд. долл. 2018 г. – экспорт 6,3 млрд.долл. импорт -10,6 млрд..долл. [4].

Что касается животноводства, то его основной вид – овцеводство. Отмечается снижение поголовья скота, а также производство баранины. К примеру, если в 2012 году в Ираке насчитывалось 8 200, тысяч. голов, то в 2017 – 6633, 9 тысяч. голов. В Катаре соответственно 308,4 тысяч. голов и 287,2 тысяч. голов. Кувейте – 452,2 тысяч голов и 664,7 тысяч.голов. ОАЭ – 1841,8 тысяч голов и 2 208,5 тысяч. голов. Омане–404,0тысячголови593,4 тысяч голов. Саудовской Аравии – 10 129 тысяч. голов и 9 328,5.тысяч. голов. [4].

Как заявляют эксперты, в 2022 г. есть основания ждать роста товарооборота между Казахстаном и странами исламского мира. Среди возможных направлений роста можно назвать следующие: наращивание экспорта высокотехнологической продукции сельского хозяйства, а также экспортных услуг, как со стороны Казахстана, так и со стороны стран мусульманского мира. Видимо не случайно Глава правительства Казахстана поручил Министерству сельского хозяйства просчитать объем производства и потребления сельхозпродукции и при необходимости вводить экспортные ограничения. Основная цель – насытить внутренний рынок страны (КАЗИНФО. 18.2022.13:30).

Что сейчас мешает развитию внешнеэкономических связей стран исламского мира? Наблюдавшееся в первом полугодии относительное восстановление экономики этих стран заключалось в росте поставок нефти, природного газа, сельхозпродукции, туризма, по сравнению с показателями ковидного периода, динамики прироста. Что касается уровня благосостояния населения, то оценки роста ВВП недостаточно полно коррелируют с уровнем жизни населения, на них гораздо сильнее влияет рост курса валют, инфляция, а эти показатели в прогнозе не особо радуют, поэтому на рост доходов населения рассчитывать не приходится. На возможности роста торгово-экономического сотрудничества, оказывают отрицательно влияние множество факторов: это и продолжение санкционной политики на международном уровне, и повышение ключевой ставки, и высокая инфляция, и очередные волны коронавирусной пандемии. Сбои в цепочке поставок и транспортировке товаров, назревание продовольственного кризиса, колебания курса валют, высокая инфляция, введение некоторыми государствами в односторонним порядке запрет на экспорт зерна лишь часть трудностей, с которыми столкнулись страны мусульманского мира, включая и Центральной Азии. Геополитические риски по-прежнему остаются основными факторами, оказывающими свое влияние на характер внешней политики, эскалацию ситуации в странах Ближнего и Среднего Востока, Северной Африки и Южной Азии.

В дополнение к этому усугубились проблемы, связанные со сложностями проведения политического диалога из-за различий в позициях сторон. Казахстан стремился строить внешнюю торговлю с акцентом на экономике, будучи крайне заинтересован в использовании стран мусульманского Востока экономического и промышлен­но-технического потенциала [6]. Развитию торговли мешали также и факторы ком­мерческого характера. Это, прежде всего значительное снижение заинтересованности зарубежных деловых кругов в сотрудничестве с Казахстаном по освоению новых месторождений сырья, что вызвано было изменением структуры промышленности Казахстана, испытавшей на себе два энергетических кризиса, а также выравниванием спроса и предложения на мировых рынках сырья и топлива в 90-е годы [7]. Нельзя не согласиться с Л.Т. Гайдукевичем, который исследуя  причины кризисных явлений, обращает внимание на наличие огромного рынка энергетических ресурсов. Например, 32 % ливийской нефти экспортировалось в Италию, 14 — в Германию, 10 — во Францию, 10 — в Китай, 5 % — в США. По запасам природного газа Ливия занимает 4-е место в Африке [8]. Наличие в мусульманских странах колоссальных запасов топливных ресурсов выдвигает данный регион в качестве основного источника нефти и природного газа не только для большинства стран Европы, но и для растущих азиатских экономик. Одним словом, глубокое разочарование охватило многих тех, кто в свое время с таким вожделением ждал коренных перемен [9].

Мусульманский мир пока не нашел своего мира в геополитической структуре мира XXI века в качестве мировой цивилизации. Арабский Восток, как и весь исламский мир не имеет собственного геоцивилизационного проекта. Арабский мир стал не конкурентоспособным, как на Западе, так и на Востоке. В рамках данного исследования трудно охватить все спектры существующих научных проблем. В Арабском, равно как и в исламском мире в целом, сохраняются серьезные социально-экономические трудности: безработицей в среднем охвачено более 15% населения. Несмотря на определенную стабилизацию экономической ситуации в результате проведенных в последние годы реформ (рост ВВП 7,5% в год), значительная часть, например, жителей Египта (по разным данным от 20% до 40%), живет на доход, составлявший менее 2 амер. долл. в день. Эта категория граждан могла существовать только благодаря субсидиям государства на продовольственные товары. Экономика Египта постоянно нуждалась в иностранной помощи, в частности со стороны США (47 млрд. долл. за последние 20 лет). Негативным образом сказалось в Египте, так же как в других мусульманских странах, повышение в 2007-2008 гг. мировых цен на продовольствие.

Эту тенденцию мы наблюдаем и сегодня. Если в странах-экспортерах нефти правительствам удалось на время нейтрализовать народное возмущение ростом цен, а граждане Кувейта даже получили по 3,5 тыс. долларов США разовых денежных дотаций и дополнительные добавки к социальному пакету, то, к примеру, в Египте финансовые лимиты на популистские меры оказались исчерпанными [10]. В Казахстане считают, что при соблюдении принципиальной линии необходимо отменять многочисленные устаревающие ограничения, когда каждый день, каждый месяц появляются новые достижения технического прогресса. Постепенно, по мере возрождения разрядки в отношениях между Востоком и Запа­дом, в торгово-экономических отношениях также укреплялся настрой на диалог.

 

Список литературы

  1. Алаев Л.Б. Политические системы и политические культуры Востока. – М.: 2007. – С.372.
  2. Анализ по доступу сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия государств – членов ЕАЭС на рынок стран Персидского залива. М.: Департамент агропромышленной политики. –2019 г. С.56.
  3. Trade Policy. Reviem. Report by the secretariat WTO, 2014,WT/TPR/S/294
  4. Анализ по доступу сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия государств – членов ЕАЭС на рынок стран Персидского залива.
  5. Косолапов Н.В. Безопасность международная, национальная и глобальная: взаимодействие или противоречивость? // Мировая экономика и международные отношения. –2006.–№ 9.– С. 87.
  6. Махмудов Р. Растущая роль природного газа в европейских энергетических «играх»// Центральная Азия и Кавказ.– 2007.– №6 (54).– С. 35-41.
  7. Гайдукевич Л. «Арабская весна» 2011.: демократические преобразования или геополитический передел региона? // Международное право и международные отношения. – 2012. – №1.– С.20-24.
  8. Тер-Оганов, Н. К. «Арабская весна», Турция и большой Ближний Восток / Н. К. Тер-Оганов [Электронный ресурс] // Институт Ближнего Востока. — Режим доступа: <http://www.iimes.ru/rus/stat/2011/20-09-11.htm>. — Дата доступа:07.10.2011.
  9. См.: Итоговый отчет Муминова А.К. за 2012-2014гг. по научно-исследовательскому проекту«Казахстан и страны Востока в условиях трансформации глобального мира». Алматы: Институт востоковедение им. Р.Б.Сулейменова Комитета науки Министерства образования и науки Республики Казахстан.
Информация об авторах

д-р ист. наук, гл. науч. сотр.  Института востоковедения им .Р.Б. Сулейменова, Республика Казахстан, г. Алматы

Doctor of Science, Chief researcher at the Institute of Oriental studies named  after R.B. Suleimenov, Republic Kazakhstan, Almaty

Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), регистрационный номер ЭЛ №ФС77-54435 от 17.06.2013
Учредитель журнала - ООО «МЦНО»
Главный редактор - Блейх Надежда Оскаровна.
Top