ПАРАДОКС ЭСТЕТИЧЕСКОГО УДОВОЛЬСТВИЯ

Цитировать:
Евглевский В.В. ПАРАДОКС ЭСТЕТИЧЕСКОГО УДОВОЛЬСТВИЯ // Universum: общественные науки : электрон. научн. журн. 2022. 2(81). URL: https://7universum.com/ru/social/archive/item/13190 (дата обращения: 15.08.2022).
Прочитать статью:
DOI - 10.32743/UniSoc.2022.81.2.13190

 

АННОТАЦИЯ

Публикация данной статьи приглашает читателя к дальнейшей дискуссии с автором по представленной в ней проблеме, как в философском аспекте, так и с точки зрения современной психологии.

Данная статья посвящена парадоксу эстетического удовольствия или трагедии/ужаса, а именно почему наблюдатели трагедии испытывают удовольствие от далеко не самых приятных эмоций. Как происходит наслаждение от неприятных состояний по мнению Аристотеля, Дэвида Юма и Бериса Гаута.

Исследуем вопрос о том, как же может быть возможно то, что люди получают некое удовольствие, находясь в неприятных для них состояниях? Рассмотрим удовольствие, что наблюдатели трагедии испытывают от неприятных эмоций – печали, ужаса или беспокойства, но чем больше они их переживают, тем счастливее становятся.

Цель данной статьи – определить причину удовольствия от трагедии и рассмотреть решение парадокса трагедии/ ужаса. Методологическая основа работы включает описательный метод, системный анализ и теоретический анализ первоисточников, учебных пособий и монографий по исследуемой теме.

ABSTRACT

This article is devoted to the paradox of aesthetic pleasure or tragedy/horror, namely, why observers of tragedy experience pleasure from far from the most pleasant emotions. How pleasure from unpleasant states occurs according to Aristotle, David Hume and Beris Gaut.

Let's look at the question of how it can be possible for people to get some kind of pleasure while being in unpleasant states for them? Let's analyze the pleasure that observers of the tragedy experience from unpleasant emotions - sadness, horror, or anxiety, but the more they experience them, the happier they become.

The purpose of this article is to determine the reason for the pleasure of tragedy and to consider the solution to the tragedy/horror paradox. The methodological basis of the work includes a descriptive method, system analysis and theoretical analysis of primary sources, textbooks, and monographs on the topic under study.

 

Ключевые слова: парадокс трагедии/ужаса, парадокс трагедии, парадокс ужаса, Юм, Гаут, Аристотель, удовольствие, наслаждение, ужас, печаль, страх, трагедия, о трагедии, поэтика, Кэрролл, концепты ужаса.

Keywords: the paradox of tragedy/horror, the paradox of tragedy, the paradox of horror, Hume, Gaut, Aristotle, pleasure, enjoyment, horror, sadness, fear, tragedy, about tragedy, poetics, Carroll, concepts of horror.

 

Как же может быть возможно то, что люди получают некое удовольствие, находясь в неприятных для них состояниях? Для решения подобного вопроса нам стоит обратиться к Дэвиду Юму и его эссе «О трагедии», которое было впервые опубликовано в сборнике «Четыре исследования» (1757 г.). Где и возникает вопрос о давних философских дискуссиях о трагедии.

До этого Аристотель также указывал в «Поэтике» на парадокс эстетического удовольствия, что возникает от созерцания трагедии на сцене. Понятие Аристотеля “катарсис” теоретики эстетики и историки всё же толковали по-разному, одни сближали его с очищением души в религиозной подоплеке, другие же указывали на моральное просветление. «Аристотелево понятие «катарсиса» толковали впоследствии по-разному, в том числе как родственное религиозному очищению души и как моральное просветление» [5. с. 287].

Охарактеризовать катарсис можно как определённые события, которые инициируют сам процесс психологического очищения, вследствие чего наблюдатель избавляется от страха, также от грусти, тревожности и после этого чувствует себя намного лучше, спокойным и очищенным. Ради конечной позитивной цели, а, то есть облегчения, наблюдатель испытывает отталкивающие впечатления. «… трагедия есть воспроизведение действия серьезного и законченного, имеющего определенный объем, речью украшенной, различными ее видами отдельно в различных частях, — воспроизведение действием, а не рассказом, совершающее посредством сострадания и страха очищение подобных чувств» [1, с. 1072–1073].

Согласно Аристотелю, который предлагает чисто психологический аргумент, человек использует трагические произведения, чтобы очиститься от отрицательных эмоций, таких как жалость или страх, и это, несомненно, абсолютно рациональная цель. Вот почему, желая избежать отрицательных эмоций и неприятных переживаний, и зная, что трагедии, несомненно, вызовут у меня именно их, я могу вполне рационально желать насладиться этими произведениями: здесь нет иррациональности, потому что желание, которое реализуется, наслаждаясь трагедией, не противоречит двум другим, являясь более высоким желанием.

Этот подход решить парадокс ужаса получил название компенсационный.

Юма удивляет то, что наблюдатели трагедии испытывают удовольствие от далеко не самых приятных эмоций – печали, ужаса или беспокойства, но чем больше они их переживают, тем счастливее становятся. «Необыкновенным кажется то удовольствие, которое зрители получают от скорби, ужаса, тревоги и других сильных переживаний, изображаемых в хорошо написанной трагедии, но самих по себе неприятных и тяжелых» [5, с. 352]. Этот вопрос встает еще более остро, когда речь доходит до философа Ноэля Кэрролла, который это все называет парадоксом ужаса [3, с. 270].

Парадокс состоит из трех правдоподобных тезисов, но противоречащих друг другу в совокупности:

  1. Ужас – отрицательная эмоция, которую неприятно испытывать;
  2. Любое произведение искусства, являющееся произведением трагедии/ужаса, вызывает ужас;
  3. Зрители произведений трагедии/ужаса получают удовольствие от результата.

Прежде чем рассматривать тезисы один за другим, мы сразу замечаем важную характеристику: ни один из этих трех тезисов не относится к психологическому состоянию пользователей, из чего ясно видно, что два подвопроса, представленные в начале, можно ра ссматривать отдельно [5, с. 41–55].

Поэтому следует обозначить, интерес не в том, как наблюдатели преодолевают неприятные ощущения от смерти и боли, а именно почему они им нравятся так сильно. Современным примером можно взять страшные тематические квест-комнаты или знакомые каждому фильмы ужасов. Вообще забавно ведь, что количество страшных игр и фильмов с каждым годом заметно растёт. Квест-комнаты становятся все более жуткими, а на американских горках выстраиваются многочасовые очереди. Зачем же всё это нужно, если, казалось бы, у всего этого пагубные последствия?  И это удивительно, вокруг нас уже происходят события, которые пугают не на шутку. Болезни, смерть, войны, преступления. Многие из нас просто на просто хотят, чтобы их пугали по- другому [4, с. 49].

Невольно возникает вопрос: почему нас должны интересовать такие жанры произведений, как ужас и трагедия? Как возможно, что эти жанры продолжают существовать? Как мы можем объяснить само их существование? Или, скорее, зачем кому-то хотеть испытывать негативные эмоции, такие как страх, ужас и печаль?

Порой людям просто нравится быть зрителями трагедий, хоть и представление о трагедии в действительности вызывает отвращение или страх у наблюдателя. «Созданию зловещего впечатления может также служить размытие границы между фантазией и действительностью, когда перед нами вдруг предстает нечто такое, что до сих пор считалось невозможным и принадлежащим исключительно царству другому [4, с. 49].

Отвращение и страх — это определённо неприятные состояния, но как же тогда возможно, что мы наслаждаемся неприятными состояниями? Вопрос трагедии и ужаса занимал многих древних философов, но ко всему прочему во время Юма происходил и достаточно резкий рост эстетики в совокупности с возобновлением увлечений ужасом, оттого и не случайно, что Юм направил свой взор на раскрытие подобной проблемы. Изучая все больше связанных работ, Юм пришёл к трансформационному решению парадокса, он считал, что в том случае, когда преобладает удовольствие от положительных эстетических чувств, негативным эмоциям не остается места, и они конвертируются в приятные, тем самым усиливая общее удовольствие.

Наша эстетическая оценка произведения направлена ​​не на чувства ужаса, печали или страха, которые вызывают в нас произведения ужаса, а на те аспекты произведения, которые делают его произведением искусства.

Многие сторонники когнитивной теории эмоций также приняли Юмовское решение, упростив условия вопроса и адаптировав его к своим целям.

Непременно следует познакомиться с элиминативистским решением парадокса Бериса Гаута. Он считал, что, когда эмоции вызваны трагедией или ужасом, они не являются существенно отрицательными. По той причине, что эмоции могут зачастую базироваться на оценочных суждениях. Примером можно взять страх перед медведем, который находится рядом. Этот страх предполагает то, что наблюдатель оценивает непосредственно медведя как нечто страшное. Получается, эмоции могут отличаться друг от друга, потому что они сопровождаются разными оценочными суждениями. Наблюдатель может негативно оценивать непосредственно объект эмоции, но при этом испытывать удовольствие от самой эмоции.

В данной статье удалось выяснить причину удовольствия от трагедии и рассмотреть решение парадокса трагедии/ ужаса. Итогом следует выписать три попытки разрешения парадокса трагедии/ужаса, что нами были установлены в ходе исследования.

Первая попытка решить этот парадокс трансформационная, можно утверждать, что те удовольствия, которые испытывает наблюдатель трагедии, перевешивают боль. То есть, страдания и переживания, которые дарит страшный фильм, полностью оправдывают полученный опыт. Яркие эмоции и удовольствие дарят жертвенность, испытывая страх и переживания, мы получаем огромную радость в виде его окончания. Страх проходит, удовольствие повышается – с нами всё хорошо, и мы чувствуем себя лучше на контрасте.

Вторая попытка решить этот парадокс компенсационная, она заключается в том, чтобы при помощи боли найти катарсис. Это необходимо для того, чтобы благодаря катарсису освободиться от негативных эмоций. Испытывая негативные эмоции и чувства, мы ищем способ их облегчения, для этого нам и поможет установка некой формы наказания. Это уже, казалось бы, архаическое толкование силы и существенности трагедии как той формы развлечения, чтобы существенно поднять свой дух и превзойти травмы.

Для того чтобы рассмотреть третий подход решения парадокса ужаса, нам следует обратиться к помощи философа Бериса Гаута с элиминативистским решением парадокса. У него достаточно интересная и вольная точка зрения для решения этой проблемы. Гаут считает, что и страх, и страдание не могут быть источниками удовольствия. Единственный верный путь к получению удовольствия является боль. Для Гаута удовольствие и боль не могут быть противоположными, они являются неким целым. В трагедии плохо не от ощущений, а от сцены, вызывающей их. Сцена, наполненная неприятными эмоциями, которые в итоге вызывают у нас приятные ощущения.

Юмовский ответ на парадокс является наилучшим, поскольку он способен одновременно поддерживать подлинные (и отрицательные) эмоции, которые мы испытываем по отношению к объектам художественной литературы, и эмоцию удовольствия, сопровождающую использование произведения искусства. Таким образом, это решение объясняет удовольствие, которое человек испытывает при чтении ужасающих или трагических произведений, не заставляя себя отказаться от негативности и подлинности эмоций, которые мы испытываем по отношению к изображаемым объектам и событиям.

 

Список литературы:

  1. Аристотель. Сочинения: в 4 т. Т. 4. — М.: Мысль, — 1983. — 830 с.
  2. Ионов А.Ю. «Жуткое» Фрейда и жанр ужасов в кино // Вест. Москов. Ун-та. Сер.7. Философия. — 2015. — № 3. — С. 59–67.
  3. Лосев А. Ф., Шестаков В. П., История эстетических категорий.  — М.: Искусство. — 1964. — 376 с.
  4. Назарова Ю. В. В поисках «истинного ужаса»: концепты жанра «horror» в современном кинематографе // Гуманитарные ведомости ТГПУ им. Л.Н. Толстого. — 2016. — № 4 (20). — С. 48–55.
  5. Юм Д. О трагедии // Хатчесон Ф., Юм. Д., Смит А.Эстетика. — М.: Искусство, 1973. — 482 с.
Информация об авторах

студент образовательной программы «Философия», Школы философии и культурологии НИУ ВШЭ, РФ, г. Москва

Student, educational program "Philosophy", HSE School of Philosophy and Cultural Studies, Russia, Moscow

Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), регистрационный номер ЭЛ №ФС77-54435 от 17.06.2013
Учредитель журнала - ООО «МЦНО»
Главный редактор - Блейх Надежда Оскаровна.
Top