К ВОПРОСУ О ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ КАЗАХСТАНА : СТРАНЫ МУСУЛЬМАНСКОГО МИРА

TO THE QUESTION OF THE FOREIGN POLICY OF KAZAKHSTAN: THE COUNTRIES OF THE MUSLIM WORD
Джалилов З.Г.
Цитировать:
Джалилов З.Г. К ВОПРОСУ О ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ КАЗАХСТАНА : СТРАНЫ МУСУЛЬМАНСКОГО МИРА // Universum: общественные науки : электрон. научн. журн. 2022. 1(80). URL: https://7universum.com/ru/social/archive/item/12943 (дата обращения: 15.08.2022).
Прочитать статью:
DOI - 10.32743/UniSoc.2022.80.1.12943

 

АННОТАЦИЯ

Статья посвящена изучению новых характеристик отношений Казахстана и стран мусульманского мира. Реалии сегодняшнего дня и перспективы развития глобального и регионального разделения труда непременно будут требовать координации хозяйственных связей со странами Организации исламского сотрудничества (ОИС) имеющими к тому же схожий с Казахстаном уровень экономического развития и производственных отношений. Развитие всесторонних связей со странами–членами ОИС и ее институтами полностью стыкуется с задачами освоения дополнительного торгово-экономического пространства и целями финансово-экономического обеспечения инновационных прорывных проектов в Республике Казахстан.

ABSTRACT

Today realities and prospects of global and regional labor separation will require coordination of economic relations with countries of the OIC which also have the same level of economic development and industrial relations with Kazakhstan. The development of comprehensive relations with member countries of the OIC and its institutions fully fits with the objectives of additional commercial and economic area development also with the objectives of financial and economic support of innovative projects in Kazakhstan.

 

Ключевые слова: Казахстан, Исламский мир, сотрудничество, перспективы.

Keywords: Kazakhstan, Islamiс world, cooperation, perspectives, potential.

 

В настоящее время в Республике Казахстан, в условиях независимости, продолжаются существенные социально-экономические и политические изменения, необходимость которых диктуется самой жизнью. Одновременно с проведением преобразований происходит процесс переоценки как внутренней, так и внешней политики, что, несомненно, является закономерным явлением. А это требует глубокого анализа на основе различных теорий и концепций, комплексного и междисциплинарного подхода. С учетом того, что пандемия короновируса резко отрицательно повлияла на внешнеэкономическую деятельность многих стран мира. Предпринятые защитные меры не смогли предотвратить большие людские и материальные потери.

Чрезвычайно важным является тот факт, что развитие торгово-экономических отношений Республики Казахстан и стран мусульманского Востока в целом открыло перспективу для развития многостороннего эко­номического сотрудничества в Центральной Азии, которое может охватить соответствующие ее республики. При этом, меры по сокращению своих вооруженных сил, решимость сторон развивать свои международные отношения на основе баланса интересов — все это не может не оказать позитивного влияния на общественно-политическую ситуацию в регионе. Есть основание полагать, что это влияние будет распространяться по целому ряду направлений:

- легче будет ставить и решать вопросы о мерах доверия между стра­нами региона, понимаемых в самом широком, а не только в военном смысле;

- нормализованные международные отношения, несомненно, усилят тягу мусульманских и немусульманских стран к всестороннему сотрудничеству и с Казахстаном и другими республиками Центральной Азии, которые ныне широко открыты для внешнего мира.

Как мы видим, на фоне существования традиционных угроз безопасности резко возросли новые угрозы. Главной из них, безусловно, является вооруженные конфликты в странах исламского мира, например, Афганистане. Быстро расширяющий свой ареал, использующий разнообразные методы и способы борьбы, они представляют собой реальную угрозу дестабилизации в мировом сообществе и отдельных регионах. Поэтому Казахстан – в числе самых заинтересованных участников процесса ликвидации конфликтов и противостояний. Однако, как добиться цели, если волна внутриполитического кризиса в странах мусульманского Востока все шире захватывает в свой водоворот системного кризиса другие страны и призрак дестабилизации все отчетливее витает над некоторыми постсоветскими республиками? Выход из сложившейся ситуации видится в реализации масштабной программы социально-экономического и гуманитарного характера. Сегодня Казахстан четко заявляет о своей готовности содействовать в ее составлении и детализации. Отметим, Казахстан занял 5 место по благоприятным условиям для исламским инвестициям.

К сожалению, в большинстве мусульманских стран наблюдается снижение притока иностранных инвестиций. Особенно ощутимым для государств региона стало снижение притока иностранных инвестиций из стран-членов Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ). Объем международной торговли снизился, по предварительным расчетам, на 9,7% [1].

По оценкам Всемирного банка восстановление темпов роста экономик ряда стран должно было начаться еще в 2011 г. Специалисты прогнозировали рост на уровне 4%. Однако из-за осложнений общественно-политической ситуации в странах Ближнего Востока и Северной Африки этим прогнозам не суждено было осуществиться [2].

Специалисты по мировой экономике обосновывают изменения политической, экономической ситуаций в мире за последние 20 лет взаимозависимостью роста населения на планете с увеличением потребления и нарастающим дефицитом (в основном в промышленно развитых странах) природных и в том числе минерально-сырьевых ресурсов.

Основным энергетическим ресурсом исламского мира является, как известно, нефть. Данный ресурс занимает ведущее место в мировом топливно-энергетическом хозяйстве. Мировая добыча нефти в настоящее время составляет около 3,8 миллиардов тонн в год, или 30 миллиардов баррелей. Таким образом, при нынешних темпах потребления разведанной нефти хватит примерно на 40 лет, неразведанной — еще на 10—50 лет. Также растет и потребление нефти — за последние 35 лет оно выросло с 20 до 30 млрд. баррелей в год [3]. Минерально-сырьевые ресурсы государств Организации исламского сотрудничества различны по многим природным показателям и особенностям, так как они имеют некоторые геолого-исторические взаимосвязи и разделены одновременно с континентами. Следовательно, различаются не только по геологическим параметрам и степени научного изучения их территорий, но и географической удалённостью. В начале третьего тысячелетия мировое сообщество и особенно страны мусульманского мира ощутили необходимость в пересмотре мировой минерально-сырьевой политики. Начало тому процессу положено на Евразийском континенте в результате возникших противоречий при использовании минерально-сырьевых ресурсов в условиях глобализации. Среди наиболее крупных стран ОИС наблюдается противоположная тенденция в потреблении природных, в том числе минерально-сырьевых ресурсов. Ежегодно Казахстан наращивают экспорт энергетических видов минерального сырья, чёрных, цветных металлов и т.д. увеличивает их импорт. Но сегодня стало очевидным, что конкурентоспособную минерально-сырьевую базу нельзя формировать независимо. Необходимо отстаивать в конкурентной борьбе международной торговли свои государственные интересы и формировать экономически выгодное международное сотрудничество.

Особого внимания в условиях финансового кризиса заслуживает деятельность Исламского банка развития. Так, по мнению Л.Б. Алаева, в экономике Ирана и Малайзии реализован целый ряд исламских принципов, которые придают ей существенное своеобразие, а в определенном смысле и уникальность. Здесь наряду с таким достаточно распространенным сегодня явлением, как беспроцентные банки, существенную роль играют исламские фонды, сочетающие в себе как экономические, так и социальные функции, поскольку они одновременно являются и крупнейшими холдинговыми компаниями, и источником благотворительности для многочисленных категорий «обездоленных», забота о которых объявлена приоритетным направлением в политике исламского государства [4].

Что сейчас мешает развитию внешнеэкономических связей стран исламского мира? Наблюдавшееся в первом полугодии относительное восстановление экономики этих стран заключалось в росте поставок нефти, природного газа, сельхозпродукции, туризма, по сравнению с показателями ковидного периода, динамики прироста. Что касается уровня благосостояния населения, то оценки роста ВВП недостаточно полно коррелируют с уровнем жизни населения, на них гораздо сильнее влияет рост курса валют, инфляция, а эти показатели в прогнозе не особо радуют, поэтому на рост доходов населения рассчитывать не приходится. На возможности роста торгово-экономического сотрудничества, оказывают отрицательное влияние множество факторов: это и продолжение санкционной политики на международном уровне, и повышение ключевой ставки, и высокая инфляция, и очередные волны коронавирусной пандемии.

В дополнение к этому усугубились проблемы, связанные со сложностями проведения политического диалога из-за различий в позициях сторон. Казахстан стремился строить внешнюю торговлю с акцентом на экономике, будучи крайне заинтересован в использовании стран мусульманского Востока экономического и промышлен­но-технического потенциала [5]. Развитию торговли мешали также и факторы ком­мерческого характера. Это, прежде всего значительное снижение заинтересованности зарубежных деловых кругов в сотрудничестве с Казахстаном по освоению новых месторождений сырья, что вызвано было изменением структуры промышленности Казахстана, испытавшей на себе два энергетических кризиса, а также выравниванием спроса и предложения на мировых рынках сырья и топлива в 1990-е годы [6].

Нельзя не согласиться с Л.Т. Гайдукевичем, который исследуя  причины кризисных явлений, обращает внимание на наличие огромного рынка энергетических ресурсов. Например, 32 % ливийской нефти экспортировалось в Италию, 14% — в Германию, 10% — во Францию, 10% — в Китай, 5 % — в США. По запасам природного газа Ливия занимает 4-е место в Африке [7]. Наличие в странах колоссальных запасов топливных ресурсов выдвигает данный регион в качестве основного источника нефти и природного газа не только для большинства стран Европы, но и для растущих азиатских экономик.

Многие эксперты сходятся в том, что события «арабской весны» еще больше ухудшали социально-экономическое развитие государств. Н. К. Тер-Оганов пишет: «Многие теперь характеризуют упомянутые события как “арабскую осень”, подчеркивая тем самым необходимость переосмысления упомянутых событий, исходя из их результатов. Одним словом, глубокое разочарование охватило многих тех, кто в свое время с таким вожделением ждал коренных перемен» [8].

В Казахстане считали, что при соблюдении принципиальной линии необходимо отменять многочисленные устаревающие ограничения, когда каждый день, каждый месяц появляются новые достижения технического прогресса. Постепенно, по мере возрождения разрядки в отношениях между Востоком и Запа­дом, в торгово-экономических отношениях также укреплялся настрой на диалог [9].

Одной из причин повышенного внимания со стороны Казахстана к развитию торгово-экономического сотрудничества со странами мусульманского Востока являлось полное осознание того, что центр мировой эко­номики будет постепенно смещаться в страны Восток и что в будущем эта тенденция будет все больше набирать силу. Как отмечает директор Группы оценки рисков, известный политолог Досым Сатпаев, в рамках официальной многовекторности (в той же Концепции внешней политики РК на 2014-2020 гг.) сотрудничество с разными странами исламского мира является одним важных направлений внешней политики Казахстана.

Учитывая это, Казахстан заявил, что он тоже является одной из мусульманских стран, и начал предпринимать практические меры для реального вхожде­ния в члены Организации исламского сотрудничества. С другой стороны, многие страны, входящие в ОИС начинают расширять экономические и внешнеторговые контакты с Казахстаном. В этом плане большой интерес вызывает торгово-экономические связи Казахстана с Турцией. Турция входит в первую десятку торговых партнеров Казахстана. Товарооборот между нашими странами в 2017 году вырос на 27% и составил почти 2 млрд. долларов США. Турция инвестировала в Казахстан с момента обретения им независимости более 3 млрд. долларов США, на сегодня в стране функционирует около 2 000 предприятий с участием турецкого капитала.

В 2012 году Казахстан и Турция приняли совместную экономическую программу «Новая синергия», направленную на поддержку предпринимателей, которая внесла существенный вклад в развитие отношений между странами. Как подчеркнул Глава государства, в рамках этой программы было запущено 23 проекта стоимостью 800 млн. долларов [10].

Реалистичность подобного сотрудничества проистекает из наличия у Казахстана опыта, накопленного в ходе выполнения прежних межгосударственных проектов, из курса на активизацию торгово-экономических отношений.

В связи с этим идет поиск подходов, позволяющих развивать новые формы внешнеэкономических связей с включением в них, совместных пред­приятий. для создания экспорт­ных баз [11]. Появились надежды и на расширение  прибрежной торговли. Оборот прибрежной и приграничной торговли, которая представляет собой в основном обмен лиш­ними товарными ресурсами между Казахстаном и другими странами мусульманского мира.

Для Казахстана как страны, не имеющей прямого выхода на большие морские просторы, вопросы транспортировки грузов на внешние рынки занимают особое место. Об этом говорилось, в частности, на встрече Президента Республики Казахстан Касым-Жомарт Токаева с Президентом Исламской Республики Иран Ибрахим Раиси. На ней отмечалось, что Иран – наш близкий сосед в Каспийском регионе и близкий партнер в исламском мире. Обе стороны заявили, что стороны и дальше будут наращивать связи в сферах транспорта, логистики, сельского хозяйства, инвестиций.

Большая работа по установлению экономических взаимосвязей со странами Персидского Залива, различными фондами и финансовыми организациями была проведена Посольствами Республики Казахстан, деловыми кругами. Например, успешно были налажены контакты с Саудовским Фондом Развития (СФР), оказывающим помощь иностранным государствам. Так, по данным известного арабиста Т.Н. Касабаева этот Фонд в свое время предоставил заем на беспроцентной основе для реставрации автодороги Караганда – Астана, где общая сумма расхода составила 20 млн. долл. США, из которых 9 млн. предоставило Королевство Саудовской Аравии [12]. Одной из важнейших сторон взаимоотношений двух стран стал экспорт инвестиций из Казахстана. Как отмечает Т.Н. Касабаев, в свое время президент Центра по развитию экспорта Королевства , доктор Абдрахман Замилья отметил: «Казахстан стал государством, экспортирующим инвестиции, объём которых достигает 18 млрд. долл. США. Мы надеемся получить несколько таких миллиардов на саудовском рынке» [13].  Согласно статистическим данным, товарооборот между Казахстаном и Саудовской Аравией в 2006г. составил 11 млн. долл. США, из них экспорт 9,35 млн. долл. США импорт же составил 1,65 млн. долл. США соответственно. При сравнении с предыдущими годами товарооборот в 2005 г. был на низком уровне и составил 1, 95 млн. долл. США соответственно. 2006 год побил рекорд за всю историю экономических взаимоотношений двух стран, почти в 5, 5 раз превысив показатель 2005 г.

Сравнивая общий обьем товарооборота страны с другими государствами можно сказать, что экономические связи между Казахстаном и Саудовской Аравии, как показатель, не соответствуют имеющемуся потенциалу сотрудничества между двумя странами. Хотя сам потенциал обеих стран значительно выше. Так, если даже сравнивать товарооборот Казахстана со странами Персидского Залива, то здесь, Саудовская Аравия, являясь лидером среди стран этого региона почти по всем показателям, стоит на втором месте, а в 2005 г.была даже на третьем [14] .

При анализе экономического положения исламского мира необходимо обратить внимание на их способности проводить единую политику, объединяющую до одной трети всех государств мира, располагающих половиной мировых запасов углеводородов и значительным человеческим и экономическим потенциалом, без преувеличения существенно изменяет сложившуюся мировую политическую систему, на слабость экономической основы преодоления политического единства, превалирование аграрных отношений и, наконец, геостратегическую разнонаправленность. В качестве примера может служить активизация на центральноазиатском направлении торгово-экономическая деятельности Ирана в Казахстане. Кстати сказать, это является одной из причин невысокой вероятности реализации крупных экономических программ, столь значимых для развития реального сектора экономики.

Сейчас в Казахстане работает 160 совместных казахстанско-иранских предприятий, функционирующих в различных сферах экономики. Потребность в стране большая и импорт составляет около 75% всего рынка, более 1,5 миллионов тонн масличных и продуктов их переработки. На данный момент компанией ведутся переговоры о поставках масел.

За 2020 год товарооборот между Казахстаном и Ираном составил 237 млн. долл. США, что на 37,2% ниже показателя предыдущего года (377,4 млн. долл. США). Об этом сообщила пресс-служба Министерства торговли и интеграции РК. Экспорт из Казахстана в Иран за 2020 год составил 129 млн. долл.США и это на 56,4% ниже показателя предыдущего года - 295,9 млн. долл.США. Импорт в Казахстан из Ирана за 2020 год вырос на 32,5% и составил 108,1 млн. долл. США. В 2019 году этот показатель был на уровне 81,5 млн. долл. США.

Иран снизил пошлины на такие товары как мясо говядины и баранины (снижение пошлины с 26% до 5-10%), бобовые культуры (с 55% до 5-10%), масла растительные (с 20% до 10%), макароны и кондитерские изделия (с 55% до 14-20%), стальной прокат (с 20% до 15%), рельсы (с 5% до 4%), аккумуляторы (с 32-55% до 10%), арматура, трубы (с 32% до 4%) и др. В целом, по сельскохозяйственным товарам импортные пошлины Ирана для стран ЕАЭС, в том числе и Казахстана, снизились с 32,2% до 13,2%, а по промышленным товаром средний уровень ставок импортных пошлин снизился с 22,4% до 15,4% [14].

При нынешней интеграции Казахстана в мировую экономику существенно возрастает значение для республики соседние мусульманские страны, которые в перспективе могут составлять вместе с Казахстаном общее экономическое пространство, общий рынок товаров и услуг, а также общую транспортную коммуникацию. Реалии сегодняшнего дня и перспективы развития глобального и регионального разделения труда непременно будут требовать координации хозяйственных связей с этими странами [16].

За последние годы страна добилась определенных успехов в развитии торгово-экономического и культурного сотрудничества с центрально азиатскими республиками. Основными товарами в процессе взаимного обмена между ними являются энергетика, нефтегазовая, химическая продукция, машины и оборудования, продовольственные товары. В ближайшее время, кстати, Узбекистан поставит в Казахстан продовольствия на 50 млн. долл. США. Если в 2017г. Казахстан экспортировал в Узбекистан товаров на сумму более 1 млрд. долл. США, то в 2019 г. – 998.164.1 млн. долл. США [17].

Анализ складывающихся внешнеэкономических отношений позволяет выделить в качестве наиболее вероятных и требующих неотложных решений нижеследующие тенденции. В-первых, это влияние глобализирующегося мира на развитие межгосударственных отношений. Во-вторых, это правовое регулирование международными отношениями. Современные реалии сегодня демонстрируют необходимость дополнение и корректировки действующего законодательства страны в международных отношениях в связи с геоэкономическими и геополитическими изменениями, происходящих в мире и регионах. В- третьих, подготовка дипломатических кадров в Казахстане. Остается высокая потребность в квалифицированных и опытных дипломатах, способных грамотно и аргументировано защищать интересы страны на международной арене, анализировать уровень торгово-экономического сотрудничества страны с внешним миром. В целом речь идет о повышении их качественного образовательного уровня, что позволит повысить эффективность государственной политики в международных отношениях, направленной на укрепление суверенитета страны.

 

Список литературы:

  1. Селянина Ю.Г. Малые и средние экономики Ближнего Востока и Северной Африки в условиях мирового финансового кризиса // Проблемы современной экономики. — 2010. — №3 (35). — С.5.
  2. Конфликты и войны XXI века (Ближний Восток и Северная Африка) / Отв.ред. В.В. Наумкин, Д.Б. Малышева. — М.: Институт востоковедения РАН, 2015. — 504 с.
  3. http://khabar.kz/ru/news/politika/item/64824-kazakhstan-i-iran-razvivayut-ekonomicheskoe-sotrudnichestvo
  4. Алаев Л.Б. Политические системы и политические культуры Востока. — М., 2007. — С.372.
  5. Косолапов Н.В. Безопасность международная, национальная и глобальная: взаимодействие или противоречивость? // Мировая экономика и международные отношения. — 2006. — № 9. — С. 87.
  6. Махмудов Р. Растущая роль природного газа в европейских энергетических «играх»// Центральная Азия и Кавказ. — 2007. — №6 (54). — С. 35-41.
  7. Гайдукевич Л. «Арабская весна» 2011.: демократические преобразования или геополитический передел региона? // Международное право и международные отношения. — 2012. — №1. — С.20-24.
  8. Тер-Оганов, Н. К. «Арабская весна», Турция и большой Ближний Восток / Н. К. Тер-Оганов [Электронный ресурс] // Институт Ближнего Востока. — Режим доступа: <http://www.iimes.ru/rus/stat/2011/20-09-11.htm>. — Дата доступа: 07.10.2011.
  9. Есенова Г. ТЭК Казахстана: реформы, проблемы, перспективы// Центральная Азия и Кавказ. — 2008. — №5(59) —. С. 15-25.
  10. Гарбузарова Е.Г. Геополитическая значимость Центральной Азии: история и современность //Вестник Кыргызско-Российского славянского университета. — 2010. — № 5. — С. 43-46.
  11. Кахаров Д. Газовые ресурсы Узбекистана: приведет ли к увеличению его экспортных цен политическое маневрирование между Россией и Китаем?// Центральная Азия и Кавказ. — 2008. — №6(60). — С. 28-31.
  12. Источник: Zakon. Kz. 17.09.2021.
  13. Касабаев Т.Н. История взаимоотношений Казахстана с Саудовской Аравией//Известия НАН РК. Серия общественных наук. — 2008—.№ 2— С. 74.
  14. Там же. С.78—79.
  15. Источник: http://khabar.kz/ru/news/politika/item/64824-kazakhstan-i-iran-razvivayut- ekonomicheskoe-sotrudnichestvo
  16. Амреев Б. Аравийские монархии и их место во внешнеполитических приоритетах Казахстана. Астана: — Елорда, 2004;
  17. Мамадалиева Э.Р. Особенности и перспективы социально-экономического развития приграничных районов Узбекистана// Сборник материалов международной конференции «Большая Евразия: развитие, безопасность, сотрудничество. Выпуск 4.ч.1. М.: ИНИОН РАН. — 2021. — 702-704.
Информация об авторах

д-р ист. наук, гл. науч. сотр.  Института востоковедения им .Р.Б. Сулейменова, Республика Казахстан, г. Алматы

Doctor of Science, Chief researcher at the Institute of Oriental studies named  after R.B. Suleimenov, Republic Kazakhstan, Almaty

Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), регистрационный номер ЭЛ №ФС77-54435 от 17.06.2013
Учредитель журнала - ООО «МЦНО»
Главный редактор - Блейх Надежда Оскаровна.
Top