РЕФЛЕКСИВНАЯ СОЦИОЛОГИЯ КАК СОЗИДАТЕЛЬНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ СОВРЕМЕННАЯ ТЕОРИЯ

REFLECTIVE SOCIOLOGY AS THE CREATIVE- PRACTICAL CONTEMPORARY THEORY
Цитировать:
Убайдуллаева Р.Т. РЕФЛЕКСИВНАЯ СОЦИОЛОГИЯ КАК СОЗИДАТЕЛЬНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ СОВРЕМЕННАЯ ТЕОРИЯ // Universum: общественные науки : электрон. научн. журн. 2021. 11-12(79). URL: https://7universum.com/ru/social/archive/item/12889 (дата обращения: 10.08.2022).
Прочитать статью:
DOI - 10.32743/UniSoc.2021.79.11-12.12889

 

АННОТАЦИЯ

Статья посвящена разработке концепции рефлексивной социологии как современной системно-целостной теории и методологии социологической науки. Автор обосновывает рефлексию как духовно-практический компонент сознания, выражающийся в смысло-жизненном, социокультурном самоопределении и самовоспроизводстве, как способ обретения идентичности в мире. Вследствие этого она может служить плодотворной теорией и методологией социологии.

ABSTRACT

The article is devoted to the conception of the reflective sociology as contemporary system-whole theory and methodology of sociology science. The author regards the reflection as the spiritual-practical compound of the consciousness expressed in the life meaning, socio-cultural self- definition and self- realization process as the means of finding ones’ identity. It may serve as the fruitful theory and methodology of sociology.

 

Ключевые слова: рефлексия, саморефлексия, духовный мир, смысло-жизненное воспроизводство, идентичность.

Keywords: reflection, auto-reflection, spiritual woeld, sense-life reproduction.

 

В настоящее время кардинальных социальных преобразований, в ходе формирования новой экономики и постиндустриального общества, основным ресурсом становится человеческий капитал, масштабы которого определяются способностью к саморефлексии. Радикальные изменения в отношениях собственности, общественного разделения и организации труда, трансформация политической структуры общества обусловили новые формы социальной дифференциации общества. В связи с этим перед социологией встает задача разработки интегрально-дифференциальной теоретико-методологической основы для объяснения многообразия форм, уровней, способов деятельности, создания концепции, включающей в объяснение способности к саморазвитию и самоорганизации. В качестве такой концепции, приемлемой для объяснения образа мышления и действия разнообразных субъектов, внутренних духовно-нравственных сил, формирующих, так называемые, не писаные законы жизнедеятельности, выступает рефлексивная социология. Она помогает сформировать более глубокую стратегическую перспективу развития общества.

Особое значение имеет развитие научной рефлексии как процесса самопознания, с точки зрения решения проблем «ситуативной морали», примитивного праксеологизма и релятивизма».[1, 21] Рефлексивность – необходимый признак науки. Предмет рефлексии – научная деятельность в контексте механизмов самоотнесения, самополагания, самосознания норм и границ познания. Рефлексивное теоретизирование это осмысление познавательной деятельности с точки зрения полноты, сомнительности, направления поисков нового качества. Изменение условий, техническое обеспечение сами по себе не приводят к желаемым результатам. Необходимо мышление на новом рефлексивном уровне, ориентированное на постоянное обновление, выработку нестандартных решений в быстро меняющейся обстановке. Экономические, хозяйственные, технические изменения складываются в первую очередь из взаимодействия людей, зависят от мыслительных средств, определяемых внутренней социокультурной сущностью человека как субъекта жизнедеятельности. В связи с усложняющейся дифференциацией общества и его противоречивыми тенденциями проблема саморефлексии, систематического внутреннего поиска собственной модели развития имеет научно-практическое значение.

За рубежом проблема рефлексивной социологии ставится давно. У. Бек делает вывод о необходимости институционализации рефлексии. Ключевой задачей для социолога объявляется «практически эффективное изменение самопонимания науки».[2, 274] Современные теории модерна и постмодерна ориентированы на исследование самоорганизации, рефлексии, увеличивающейся динамической сложности общества. Проблемами познания мыслительной деятельности и жизни сознания в современной социологии занимаются многие видные российские и западные теоретики. Они критикуют сциентистскую прямолинейность, обосновывают мультипарадигмальность социологии, необходимость взаимодействия с другими науками. Западные исследователи рассматривают проблему с точки зрения субъект-объектного соединения и влияния исследователя на объект. Наиболее глубоко к решению проблем рефлексивности познания и практики подошли П. Бергер, П. Бурдье, Т. Лукман, П. Рикер.[3] Они раскрыли мышление как процесс освоения реальности, как решение противоречий бытия. К. Леви - Строс создал структурный метод процессуальной реконструкции мыслительной деятельности, внесший существенный вклад в познание неявных сторон жизнедеятельности.[4] В.А. Ядов связывает развитие социологии с обращением к диалектическому принципу соотношения объективных закономерностей и роли социальных субъектов вэтих процессах, с необходимостью развития интегрирующих теорий. [5] Идеи этих теоретиков положены в основу концепции современной социологической теории.

Создание концепции рефлексивной социологии предполагает разработку инструментальных аспектов познания жизнедеятельности субъектов. Данное направление исследований получило название качественной социологии. Д. Мид, Р. Низбет, П. Дизинг и др., предпринимали попытки создания методов изучения процессов мыслительной деятельности человека, отвечающих сциентистским критериям научности. [6] Наибольший вклад в разработку инструментальных аспектов рефлексивного познания внесли труды Щедровицкого Г. П., [7] современных российских ученых, посвященные качественным методам в социологии и зарубежные междисциплинарные исследования дискурс-анализа. [8]

Однако социологическая концепция рефлексивности познания и практики, охватывающая в целостности внутренний духовно-нравственный мир и осуществляемых социальных функций ещё не выработана и познание недостаточно глубоко проникает в жизнедеятельность различных субъектов, носит фрагментарный характер и неполно отражает социальные процессы.

Создание концепции рефлексивной социологии следует начинать с уточнения понятия социальной рефлексии и саморефлексии. Феноменология много сделала в раскрытии жизни сознания и рефлексивных процессов. А. Шютц анализировал строение мира повседневной жизни как типического, апперцептивного восприятия объекта. Он ставит вопрос о соотношении индивидуального и социального, рассматривает его как процесс двойной детерминации: «биографической и занимаемых определенных моральных, идеологических позиций». В повседневной жизни нас занимают лишь те объекты, которые связаны с достижением цели. Их Шютц называет системой релевантностей, которые могут быть уникальными или типичными. Эта система включает в себя «смысловой универсум», совокупность значений, которые должны интерпретироваться для обретения опоры в жизни. Как объект культуры он представляет собою институты, символы, языковые системы, произведения искусства. Однако в «систему релевантностей» они входят как интерсубъективные конструкции знания.[9]

Таким образом, мир повседневности трактуется как мир повседневного мышления, как социализация знания. Культура и индивидуальность «растворяются» в интерсубъективности с помощью конструктов повседневного мышления. Феноменология стремится раскрыть соотношение индивидуального и общественного диалектически. Современные последователи А. Шютца: П. Бергер и Т. Лукман рассмат-ривают экстернализацию и объективацию как два момента непрерывного диалектического процесса. Третьим моментом этого процесса они считают интернализацию. По их мнению, анализ социального мира, который исключает один из этих трех моментов, будет неполным и искажающим [3, с.102].

Но, наряду с этими тремя моментами, требующими включения, есть четвертый – процесс внутреннего духовного самоопределения. Именно он является опосредствующим звеном интерсубъективности и дает качественную специфику процессам. А. Шютц не рассматривает этот процесс в качестве конституирующего элемента считая индивидуальные характеристики нерелевантными, выступающими в форме типичности. В качестве универсально-релевантной структуры сознания у него выступают знания. Повседневное мышление преодолевает различия индивидуальных перспектив с помощью идеализаций: взаимозаменяемости и совпадения системы релевантностей. Таким образом, возникают типизирующие конструкты, преодолевающие своеобразие личного опыта [9, с.129].

Следуя за идеальными типами Вебера, феноменология представляет механизм сознательных действий идеалистически как процесс «взаимных типизаций», не делая различий между сознанием и действием. Но, как известно, сознание не редуцируется к действиям, а находится в сложной, неоднозначной, диалектической взаимосвязи, иногда приходя в противоречие с ним или даже конфликт. Механизм сознательной деятельности не сводим к рациональной типизации, он скорее представляет собой внутренний противоречивый поиск, борьбу взглядов, ценностей; это движение чувств, ума и выработка сознательного умения действовать в единстве с другими. Данное единство образуется не в результате типизации или соединения одинакового, а путем образования разнокачественных связей, взаимодополняющих друг друга. Эта возникающая взаимосвязь различного порядка, качества и уровня составляет объективность в социальных процессах. Она может быть материальной и духовной, общей или частной, типической или уникальной, но она, в конечном итоге, обуславливает социальный процесс, его тенденции и формы развития. Сознание и деятельность соединяются в саморефлексии как модели жизнедеятельности, включающей в себя всю совокупность элементов сознания: чувства, нормы, ценности, мышление. При этом в качестве объективного выступают те связи, которые дают содержание процессу, определяют характер взаимодействия. У Шютца объективными считаются интерсубъективные конструкты объектов, являющиеся «высоко-социализированной» структурой, преодолевающей специфику индивидуального. И, хотя смысловая структура включается как форма взаимодействия, она не составляет конституирующий фактор. В систему релевантностей не входят также диспозиции личности, образ мышления, аксиоматизация и многое другое, имеющее конституирующее значение. Рефлексия понимается как ретроспективное «наблюдение самого себя» для уяснения причин своих поступков [9, с. 129].

Г. Гарфинкель стремится развить феноменологию решением процедурных вопросов. Он представляет этнометодологию как исследование, обладающее свойством рефлексивности. Устанавливая «значимый, конечный, нередуцируемый уровень социальной реальности», он тем самым пытается дать конструктивный ответ на критику. Достижением его этнометодологии является разработка основ содержательного анализа повседневной жизни. Рефлексивность повседневных действий, по его мнению, выражается в методах, «применяемых участниками для того, чтобы сделать сами эти действия очевидно разумными и практически объяснимыми, т.е. описуемыми» [10, с. 7-8].

Этнометодология исследует то, как будничные действия участников складываются путем применения методов практических действий. Цель ее - открытие формальных свойств этих, основанных на здравом смысле, действий. Они выражаются в рациональности. Рассматривая действия как рефлексивные, этнометодология стремится выяснить, как происходит выработка, применение, осознание и репрезентация этих методов. Поскольку всякое действие организовано, оно трактуется как рационально – типическое, другие составляющие его структуры не берутся во внимание. Этот процесс упорядочивания разрозненного многообразия повседневных действий, этнометодология исследует путем обнаружения методов придания значения и смысла. Она выделяет два типа выражений – индексичные и объективные. Первые связаны с контекстом, описывают свойства объектов с точки зрения их особенных, уникальных качеств, вторые – общие свойства. Гарфинкель раскрывает процессуальные характеристики рационализации с помощью выделения: 1.терминов, используемых участниками событий; 2. контекста; 3. смысла из контекста; 4.последовательности, систематичности описаний. Эта дифференциация имеет методологическое значение в анализе жизни сознания. Однако необходимо разграничивать рефлексивность и рациональность, т.к. рациональность это рассудочная деятельность, а рефлексия это осмысление этой деятельности и всех других форм сознания с целью выработки ориентировочной основы жизнедеятельности. Заслуживает внимания его тезис о необходимости анализа того, что не рационализируется в социальных процессах. Вместе с тем, не всегда уникальное становится обще – рациональным, сквозь препятствия и противоречия оно может определять тенденцию, иметь не обязательно форму типического, но и особенного или единичного.

За рациональными действиями лежат не просто определенные ситуации и потребности, но и духовный склад личности, представляющий собой индивидуальную систему мышления, оценки, чувств и желаний. Последняя включает в себя устойчивые и изменчивые, истинные и ложные, подлинные и мнимые компоненты, находящиеся в разнообразных отношениях, как между собой, так и с окружением. Вследствие этого, бессистемное изучение процессов рационализации мало что дает не только в познании субъективного, но и объективного в процессах. Результатом избирательной активности сознания может быть выделение не только типических, но и аналогичных, конструктивных, альтернативных, асоциальных и др. способов деятельности. В этом и состоит поисковый характер сознания, делающего оптимальный выбор из имеющихся альтернатив.

Современное философское понимание рефлексии акцентирует внимание на способности рефлексии изменять структуру сознания, приводить человека в состояние творчества. В когнитивизме рефлексия приобретает статус иерархически организованной регуляции познавательной деятельности, особого психического процесса, который сводится к сложным процессам управления, переработки информации. [11, с. 44]

Он анализирует развитие познавательных функций, выделяет аспекты метапамяти т.е. знания индивида о собственной памяти, о метапонимании и метакоммуникации [12, с. 231-232].

В этих исследованиях рефлексия сводится к когнитивным, психологическим процессам, происходит сужение объема понятия.

Щедровицкий Г.П. раскрывает рефлексию как процесс отвлечения от деятельности. Он полагает, что в ходе рефлексии субъект способен осознать причины того или иного собственного стереотипа мышления и осознать перспективы использования стратегий в будущем. Недостатком этих взглядов является не различение обыденного и научного мышления, обыденной и научной рефлексии.

Социальная рефлексия это ориентированная на достижение практических целей осмысление своих ментальных и предметных средств самовоспроизводства в меняющемся обществе. Можно выделить научную и обыденную, общественную и экономическую, групповую и индивидуальную виды рефлексии. Научная рефлексия в отличие от форм сознания обладает саморефлексивностью. Это осмысление понятий, методов, инструментария науки с точки зрения результативности решения познавательных задач. Обыденная саморефлексия это способность освоения действительности, самопонимание и миропонимание, специфика мышления, определяющая способы жизнедеятельности. Подмена обыденной рефлексии научной ведет к ошибкам в анализе жизнедеятельности людей. С. Кьеркегор выделяет негативную рефлексию [13, с. 38].

Негативность рефлексии это такое опосредование социальности, которое ведет к альтернативным, отчужденным или деструктивным формам жизнедеятельности. Это негативное по отношению к обществу самоопределение, выражающееся в иррациональности и разложении человечности, в асоциальной направленности деятельности.

Вне процессов осознания субъектами происходящих событий невозможно понимание политических, экономических, международных отношений. Поэтому в основе социальной рефлексии лежит саморефлексия. Если рефлексия это мышление о мышлении, то саморефлексия это мышление о своем мышлении. Саморефлексия, понятие, начинающее разрабатываться в социологии. В отличие от самосознания саморефлексияобращена к опыту и способам мышления субъектов, их обоснованию и организации. Ориентированная на достижение практических целей, саморефлексия осуществляет поиск путей соединения индивидуального с общественным, личностного с функциональным, внутреннего с внешним. Она имеет конструктивный, инерционный или деструктивный характер. Поэтому вопросы практической рациональности это вопросы, связанные с процессами осознания, самопознания, самооценки и самоорганизации, т.е. саморефлексии. Рефлексирующий человек постоянно задает себе вопросы и пытается найти на них ответы, далеко не всегда удовлетворяющие его, т. к. состояние объективной действительности диссонирует с субъектными установками» [14, c.148]. Групповая саморефлексия происходит в структурном поле противоречивых тенденций, как выработка такой объединяющей мыслительной формы (идеи, стандарта, схемы, проекта), которая позволяет продуктивно действовать в данных обстоятельствах. Обращаясь к осознанию себя, своей внутренней социокультурной сути, саморефлексия приходит к открытию путей обретения своей идентичности в новых условиях.

Научная социологическая рефлексия это теоретическое рассмотрение объективированных форм познавательной деятельности с точки зрения обнаружения явных и неявных знаний, анализа в более широком контексте, чем тот, который задается предметом исследования. [15, c.66] Реализация рефлексивных функций социологии связана с задачей анализа многослойности и многозначности объекта, учета качественного своеобразия субъектов и разнонаправленности действий в социальном контексте. Другой особенностью социологической рефлексии является наличие полюсов: объективности - субъективности; осознанности - бессознательного; рациональности - иррациональности и др., требующих воспроизведения порождающих их дихотомий общественной жизни и разработки познавательных средств их изучения. Этот дихотомичный уровень обобщения обеспечивает внутреннюю активность и подвижность теорий. Самосознание в процессе жизнедеятельности может приобрести характер отчуждения, разобщенности, иррациональности. Теоретическая саморефлексия, ставя социологию в ее предметно-социальный контекст, [16, с.30]включает в анализ иррациональность, неоднозначность, ограниченность субъектов и поиск путей выхода за их пределы. Всякий акт научной саморефлексии это акт на себя как практикующего, познающего и использующего определенные средства познания, и как на субъекта социальных действий, формирующего общество, конституирующего социальные структуры и их функции, осознающего себя и смысл деятельности. В связи с этим необходимо выделение внешней и внутренней саморефлексии. Первое это научная саморефлексия, объективно-концептуальная, интеллектуальная, дескриптивная, объясняющая, интерпретирующая разрозненные факты деятельность. Второе — внутренняясаморефлексия, решение проблем повседневной жизни, осмысление стратегий деятельности, научной в том числе, исходя из субъективных предпочтений и ориентаций. В этом последнем смысле саморефлексия это духовно-практический компонент сознания, выражающийся в смысло-жизненном, социокультурном самоопределении и самовоспроизводстве, способ обретения идентичности в мире. В рефлексивном анализе сознания выделяется 2 аспекта: собственно - рефлексивного конструирования идеальных объектов и традицию понимания, связанную с проникновением в смыслы, проявляющаяся в межличностном общении и взаимодействии. Рефлексивное теоретизирование объединяет содержание интерсубъективного наблюдения, свойственного науке, с содержанием живого переживания людей, связанного с определением смысла деятельности. В этом состоит гуманитарная функция рефлексивной социологии.

Рефлексивный принцип социологического теоретизирования, решая проблемы противоречий между обыденной и научной рефлексией, разрабатывает познавательные средства контроля, сравнения, разграничения, соотнесения субъективного смысла и объективной структуры, идеальных намерений и реальных действий, поставленных целей и средств их реализации. Концептуализация рефлексивной социологии должна выработать понятия, объединяющие научно-исследовательскую и реально-практическую деятельность.

Для разработки концептуальных основ рефлексивной социологии главный ее предмет — социальное действие следует представить процессуально, как последовательное решение жизненно-практических задач с помощью выбора средств (в том числе ментальных) из набора имеющихся, нормативно-ценностных предпочтений, применения выбранных средств и оценки результатов по научным критериям. Под средствами социальных действий понимаются основы принятия решений, заданные нормы и правила, ограничения к достижению целей, получение обратной связи о ходе социальной практики. Тем самым рефлексивная социология сможет раздвинуть рамки теоретизирования, включив в нее апробацию научных средств в предметно-практической деятельности. Саморефлексия как методологическая основа социальной практики анализирует вариативность, многозначность, дихотомичность процессов с целью выработкипроектов поступательного развития общества.

Создание плюралистического общества ставит задачу изучения социокультурных различий, принадлежащих к сущностным характеристикам и определяющих вариативность действий людей. Переход субъективного в объективное основан не на тождестве, а на единстве многообразия, образующем целостность общего, более совершенного порядка. Осмысливая и переживая противоречия своего бытия, человек не только осваивает существующие формы мышления, но и обновляет их, вырабатывает новые мыслительные средства. Саморефлексия это система элементов, синтезирующих все формы духовного освоения действительности и образующих интегральный способ самоопределения человека. Поэтому саморефлексия может рассматриваться как метод духовно-практического освоения действительности, как способ определения смысла жизнедеятельности и направлений саморазвития. Обретая внутреннюю гармонию, человек преобразует свою жизнь и самого себя, тем самым субъективная рефлексия становится объективной формой сознания, приобретающей функциональное значение, соединяющей сознание и деятельность человека. Тем самым социология приобретает способность ответить на вызовы современности, становится базой освоения социального пространства, превращается в созидательно-преобразующую науку.

 

Список литературы:

  1. Рациональность и ценностно-духовные начала в науке и образовании. Человек. Круглый стол. М: Наука, 2009 №4. С.20-23.
  2. Giddens A. Central problems in social theory: Action, structure and contradiction in social analysis. Berkley; Los-Angeles^ University of Calliforniar press, 1979; IX, 294 p.
  3. Бергер П, Лукман Т. Социальное конструирование реальности. М.,1995; // Теоретическая социология. Антология в 2х т., Т.2. -323 с.
  4. Леви Стросс К. Структурная антропология. М.:Наука, 1996.- 536 с.
  5. Ядов В.А. Возможности совмещения теоретических парадигм в социологии. Социологичесий журнал 2003, №3. С.6-7.
  6. D. Mead. Mind, Self, and Society. Chicago, Un. Press, 1934, Nisbet R. Subjective Si ! Objective No !In Values, objectivity and the Social Science N-Y, 1974.P. Diesing Objectivism and Subjectivism in the Social Science.Phylosophy of Science №3, 1966.
  7. Щедровицкий Г.П. Коммуникация, деятельность, рефлексия. //Исследования речемыслительной деятельности. Алма-Ата, 1974. с.12-26.
  8. Handbook of Discourse Analysis. Vol.2 Dimensions of Discourse. Ed. By Teun A. Van Dijk.Academy Press.London, N-Y, Tokyo 1985-. 582 с.
  9. Шютц А. Структура повседневного мышления. Социологические исследования. М. , 1988 №2. С.104-109.
  10. GarfinkelH. Studies in Ethnomethodology. Prentice Hall, Engelwood Cliffs, New Jersey, 1967-. 135 p.
  11. См. Рассохин А.В. Рефлексия и внутренний диалог в измененных состояниях сознания. Интерсознание в психоанализе. М., Когито-Центр, 2010. - 216 с.
  12. Flavel J.H. Metacognitive aspects of problem solving. //The nature of intelligence. N-Y, 1976.C. 231-236.
  13. См. Гайдукова Г. Т. У истоков. Кьеркегор об иронии. Ницше. //Трагедия культуры и культура трагедии. СПб.: Алетейя, 1995. С.36-40.
  14. Токмаков А.Н. Саморефлексия человека, ценности и оценка техники //Человек в мире культуры:рефлексия и саморефлексия. Рязань: Пресса, 2004.С.147-149.
  15. Бажанов В.А. К вопросу о механизмах саморефлексивности науки. //Проблемы рефлексии в научном познании. Куйбышев: КГУ, 1983. С.61-66.
  16. Лобов А.М. Научная саморефлексия: пределы и возможности. //Проблемы рефлексии в научном познании. Куйбышев: КГУ, 1983. С.29-33.
Информация об авторах

д-р. соц. наук, проф. кафедры социологии Национального университета Узбекистана, Узбекистан, г. Ташкент

Doctor of Social Sciences, Professor of the Department of Sociology of the National University of Uzbekistan, Uzbekistan, Tashkent

Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), регистрационный номер ЭЛ №ФС77-54435 от 17.06.2013
Учредитель журнала - ООО «МЦНО»
Главный редактор - Блейх Надежда Оскаровна.
Top