Социально-философский анализ целесообразности и самодетерминации

The social-philosophical analysis of practicability and self-determination
Цитировать:
Хапчаев И.А. Социально-философский анализ целесообразности и самодетерминации // Universum: общественные науки : электрон. научн. журн. 2020. № 7-8(67). URL: https://7universum.com/ru/social/archive/item/10639 (дата обращения: 22.06.2021).
Прочитать статью:

 

АННОТАЦИЯ

Статья посвящена малоисследованному в современной науке социально-философскому анализу целесообразности и самодетерминации в узком и широком смыслах.

При рассмотрении целесообразности и самодетерминации в узком смысле особое внимание уделяется раскрытию проблемы связи идеальной цели с материальным мозгом в процессе самодетерминации целесообразной деятельности мозга. При анализе различных точек зрения на данную проблему обосновывается, что для решения указанной проблемы наиболее плодотворным является квантовый подход.

В отличие от узкого понимания цели и целесообразности, указанные понятия в широком смысле распространяются на все живые и неживые самоорганизующиеся системы. При этом раскрывается такая общая закономерность у сознательного целеполагания и несознательного функционирования самоуправляемой системы любой природы, как направленность к достижению определенного результата. В то же время раскрывается качественное отличие целесообразной деятельности личности от всех других самоорганизующихся систем.

Автор приходит к выводу, что изучение целесообразности и самодетерминации имеет важное значение не только для совершенствования разумной деятельности человека, но и для автоматизации интеллектуальных процессов.

ABSTRACT

The article is devoted to the social-philosophical analysis of practicability and self-determination in a narrow and broad sense, which is little-investigated in modern science. When considering practicability and self-determination in the narrow sense, a special attention is paid to disclosure of the problem of the connection of an ideal goal with the material brain in the process of self-determination of the appropriate brain activity. When analyzing various points of view to this problem, it is proved that the quantum approach is the most productive for solving this problem.

In contrast to the narrow understanding of purpose and practicability, these concepts in the broad sense apply to all living and non-living self-organizing systems. This reveals such a general pattern in the conscious goal-setting and unconscious functioning of a self-governing system of any nature as the direction to achieve a certain result. At the same time, the qualitative difference between the purposeful activity of the individual from all other self-organizing systems is revealed.

The author concludes that the study of practicability and self-determination is important not only for the improvement of intelligent human activity, but also for the automation of intellectual processes.

 

Ключевые слова: цель, целесообразность, самодетерминация, идеальный, мозг, код, виртуальная реальность.

Keywords: purpose; practicability; self-determination; ideal; brain; code; virtual reality.

 

Проблеме целесообразности и самодетерминации в философской литературе посвящено немало работ. При этом данная проблема разрабатывается как философами, так и естествоиспытателями. Интерес исследователей различных специальностей к анализу рассматриваемой проблемы особенно возрос в последнее время в связи с изучением самоорганизующихся систем. В данной статье мы не можем рассмотреть все концепции по данному вопросу, ибо это требует специального и самостоятельного анализа. Но следует отметить, что в этих концепциях целесообразность и самодетерминация нередко рассматриваются в узком и широком смыслах.

В узком смысле данное понятие выражает особенности человеческой деятельности, важнейшими аспектами которой являются целеполагание, целеустремленность, целереализация.

В указанном смысле целесообразная деятельность может привести к осуществлению цели, если последняя базируется на познанных объективных законах, ибо цели личности порождены реальным миром.

Вместе с тем в процессе исследования цели и целесообразности в узком смысле при объяснении детерминирующей роли цели человека возникает проблема взаимосвязи идеальной цели и ее физиологических механизмов.

По данному вопросу в научной литературе существуют многочисленные концепции. При этом в философской литературе наиболее общепризнанным к рассматриваемой проблеме является информационный подход. Не умаляя существенный вклад информационного подхода к объяснению идеальной детерминации деятельности мозга, следует отметить, что данный подход не лишен определенных недостатков. Так, например, с позиции информационного подхода сознательная цель, являясь информационным содержанием нейродинамических кодов мозга, влияет на мозг и управляет целесообразной деятельностью человека в том же смысле, в каком управляет информация как таковая. Однако такое объяснение целевого причинения еще не дает конкретного научного ответа на следующий вопрос: как может оказать воздействие идеальная цель на материальный мозг, если идеальному нельзя приписать ни материальных, ни энергетических свойств? При ответе на этот вопрос возникают серьезные теоретические трудности. Представляется, что указанные трудности могут быть преодолены на основе квантового подхода к проблеме целевого причинения.

Заметим, что при решении указанного вопроса в настоящее время все более важное значение приобретает представление квантовой психофизиологии. Представители квантового подхода в своих трудах, анализируя указанную деятельность мозга, утверждают, что закодированная информация в голографических микроструктурах мира как виртуальная реальность существует объективно. В этой связи Д.И. Дубровский пишет: «Виртуальная реальность есть информационная реальность и, следовательно, есть особая разновидность объективной реальности, которая обладает специфическими средствами и возможностями воздействия на индивидуальное и массовое сознание и во все большей степени формирует их в наше время. Все это порождает новые вопросы и аспекты проблемы идеального, новые планы исследования природы субъективной реальности в ее связях с объективной реальностью, и они настоятельно требуют разработки» [4, с. 244]. Многие ученые отмечают, что виртуальная действительность в качестве закодированной информационной действительности охватывает всю вселенную, все сущее и наличествует в потенции как возможность реализации в сознании.

Поэтому закодированная информация виртуальной реальности, отражаясь в сознании человека, формирует его память. При определенной потребности субъекта под его влиянием происходит декодирование памятью мозга соответствующей цели, которая детерминирует действия. Вместе с тем данная цель определяет выбор одного наиболее оптимального мотива из множества возможных мотивов действий. Выбранный мотив реализует соответствующее действие.

Поэтому субъект на основе свободы воли управляет своей целью в форме кодовых преобразований, по своей воле, внутренним побуждением повышает или понижает творческие усилия, определяет наиболее оптимальный вариант действия в конкретной ситуации.

При этом человек обладает неограниченными возможностями не только выбора цели, но и действий, нацеленных на ее реализацию. Но акт выбора, совершаемый субъектом по своему внутреннему побуждению и воле, представляет собой способность человека управлять своими нейродинамическими кодами.

В этой связи следует отметить, что, как справедливо отмечает Д.И. Дубровский, реальность виртуальной действительности, наличествующая в идеальном виртуальном мире индивида, всегда воплощена в мозговом коде, ибо расшифровка кода означает «только одно: перевод неизвестного в известное» [3, с. 235].

Разумеется, что информация цели вне взаимодействия (неотраженное разнообразие) существует лишь виртуально, то есть в закодированном виде, когда ее содержание скрыто и недоступно. В этом плане идеальная информация для человека существует активно, только во взаимодействии.

Современная наука проливает свет на то, что субъект имеет акупунктурную систему, способную в соответствии с поставленной целью воспринимать закодированную информацию виртуальной реальности, а затем декодировать ее и использовать идеальную реальность для самодетерминации целесообразной деятельности. В подобной деятельности реализуется синтез данных возможностей вакуума с собственной сущностью субъекта.

С нашей точки зрения, плодотворное решение поставленного выше вопроса о влиянии идеальной цели на материальной мозг возможно на основе использования квантового похода, который дает определенное научное объяснение взаимосвязи идеального и материального в процессе самодетерминации целесообразной деятельности субъекта. В этой связи А.А. Гриб отмечает, что принцип суперпозиции квантовых положений, исключающий лапласовский детерминизм и используемый к анализу психической деятельности мозга, санкционирует организовать ее модель, функционирующую адекватно квантовой логике [2, с. 145].

Современные концепции квантового сознания доказывают, что при вмешательстве энергии нейродинамического кода мозга внешнего объекта на квантовый вакуум декодируется квантово-волновая реальность, то есть субъективная действительность [1, с. 92–110].

Таким образом, анализ данной проблемы с позиции квантового подхода позволяет заключить, что идеальная цель не наличествует в мозге как особая субстанция, она не накапливается в замкнутом пространстве, а существует лишь в мозговом нервном коде.

Это связано с тем, что с позиции квантового подхода из взаимной связи неопределенностей следует, что за чрезмерно короткий промежуток времени из-за флуктуации энергии физического вакуума виртуальные частицы, которые содержат идеальное, непрерывно появляются и исчезают. Вследствие того что промежутка времени не хватает, чтобы указанные частицы могли реализоваться в мире элементарных частиц, то виртуальные частицы не наблюдаемы. Это обусловлено их своеобразной природой и специфическим способом их существования, в отличие от обычных физических объектов, – это как бы потенциальное наличествование. Несомненно, что для воплощения виртуальными частицами идеальной цели в мозге и для воздействия ее на физические изменения организма не требуется время. В силу этого влияние идеальной цели на мозг человека реализуется на основе функциональной связи.

В этой связи следует отметить, что идеальное невозможно отождествлять с квантовыми соединениями мозга, ибо оно возникает и существует только в системе детерминант, в которой всеохватывающим детерминирующим фактором является квантовый вакуум.

В отличие от узкого понимания цели и целесообразности, указанные понятия в широком смысле распространяются на все живые и неживые самоорганизующиеся системы.

Так, например, рассматривая данную проблему в широком смысле, Б.С. Украинцев отмечает, что «общей закономерностью у сознательного целеполагания и несознательного функционирования самоуправляемой системы любой природы является направленность к достижению определенного результата» [5, с. 128].

Представляется, что вышеуказанная расширенная трактовка данного понятия не означает исключения качественного различия между целесообразной деятельностью личности, способной осуществлять разумный выбор, предвидеть результаты своих действий, и поведением животных или функционированием кибернетических систем.

Однако следует отметить, что понимаемая в широком смысле целесообразность в современной науке связывается с качеством саморегуляции, характерным самоорганизующимся системам. При этом саморегуляция является условием и предпосылкой, гарантирующими приспособительную деятельность, которая служит для сопоставления и связи явлений внешней и внутренней среды. Однако, на наш взгляд, подобное сравнение и увязка внешнего и внутреннего возможно, если они отражаются самоорганизующейся системой. Вместе с тем саморегуляция имеет антиэнтропийную природу, является неизбежным фактором биологической организации, служит соблюдению упорядоченности ее структурных уровней и целостности, развитию информационных возможностей живой системы. Подобный взгляд создает единую базу для исследования целесообразности активности всего живого, а также дает возможность рассмотреть ее развитие как процесс накопления и совершенствования информационных процессов.

Сейчас исследование целесообразности, взятой в широком смысле, проводится на основе информационно-кибернетического подхода.

В работах многих ученых целесообразность трактуется в кибернетическом плане как реализация программы самоорганизующейся системы. При этом для ее изложения даже на уровне существ, имеющих психику, соответствующим является чисто функциональный язык. Представляется, что, используя этот язык, мы абстрагируемся от конкретных физико-химических признаков информационной системы, не затрагиваем проблему связи психического и физиологического. На основе вышеизложенного можно заключить: функциональное описание целесообразности, будучи абстрактным, приложимо к любой самоорганизующейся системе, будь то животное, человек или кибернетическое устройство. Реальная возможность такого подобного подхода доказана кибернетикой, открывшей ряд новых направлений трактовки целесообразности.

Кибернетика обосновала не только возможность такого подхода, но и раскрыла общие механизмы осуществления цели, выявила научное значение аналогии между целесообразной деятельностью технических, биологических и социальных систем для создания искусственного интеллекта, используя для этого понятия информации и обратной связи.

В указанных системах программа осуществляет сходную функциональную роль в том смысле, что выступает в качестве детерминирующего фактора движения системы в направлении к нужному результату. Вместе с тем происходит обратное воздействие целесообразного процесса на его первоначальный пункт, которое гарантируется управлением самого развития. Целесообразность действия, понимаемая в широком смысле, представляет собой свойство причинного действия, направленность и результат которого обусловлено программой самоорганизующейся системы. В силу этого целесообразность в широком смысле может трактоваться как своеобразная форма детерминации, которая организует, направляет, координирует, санкционирует действия самоорганизующихся систем, их результат.

В этом плане понятие цели воспроизводит некий функциональный инвариант самоорганизующейся системы, то есть то, к чему устремлена самоорганизующаяся система в ходе функционирования, и что в то же время является относительно устойчивым ее параметром. С этих позиций программа (цель) является внутренней причиной самодвижения самоорганизующейся системы, причиной, которая задает порядок действия этой системы и способы достижения результата.

Вместе с тем следует отметить, что программа по содержанию не тождественна будущему результату, а есть лишь его реальная возможность. При этом детерминация целью носит вероятную природу: при ее осуществлении могут произойти случайные отклонения. Переход от целевой причины к следствию следует понимать в масштабах самоорганизующейся системы как акт самодетерминации, который создает, ориентирует, согласовывает, санкционирует действия, их порядок и общий результат. В этой связи следует отметить, что целевая причина организуется на основе воспроизведения самоорганизующейся системой внутренних и внешних условий ее существования. В то же время процесс целереализации включает в себя сложное взаимодействие между внутренней программой самоорганизующейся системы и внешними детерминирующими факторами.

Представляется, что влияние самоорганизующейся системы на внешнюю среду и обратно органически связано с внутренними ее изменениями, постоянно контролирующимися центральной программой. На основе этого самоорганизующаяся система поддерживает свою целостность, сохраняет относительное постоянство своих параметров посредством прямых и обратных связей с окружающей средой.

При этом следует подчеркнуть, что наиболее существенную роль в процессе саморегулирования самоорганизующейся системы имеют обратные связи. Это обусловлено тем, что саморегулирование может реализоваться только в том случае, если система получает информацию об эффекте каждого цикла регуляции. Заметим, что в случае несоответствия состояния заданному самоорганизующаяся система получает сигналы, которые вызывают ее перестройку. Следовательно, самоорганизующиеся системы являются самообучающимися и саморазвивающимися. Указанные особенности самоорганизующихся систем обнаруживаются в каждом направленном процессе адаптирования, связанном с выбором наиболее благоприятного изменения признаков самоорганизующихся систем. В этой связи следует отметить, что эти изменения носят вероятностный характер и их общая направленность реализуется интегрально.

На основе вышеизложенного можно заключить, что самоорганизующаяся система с обратной связью в широком смысле ведет себя целесообразно. А это свидетельствует о том, что между целесообразной деятельностью автоматизированных интеллектуальных систем и разумной деятельностью человека существуют сходство и различие. Это имеет важное значение не только для развития сознательной деятельности человека, но для автоматизации интеллектуальных процессов, а также для формирования больших интеллектуальных систем, которые открывают практические способы реализации определенных распределений и перераспределений познавательных действий между естественными информационными органами человека и искусственными системами.

 

Список литературы:

  1. Готт В.С. Философские проблемы современных естественных наук. – М., 1979. – 344 с.
  2. Гриб А.А. Методологическое значение квантовой теории для психологии // Философские вопросы физики. Квантовая механика и теория относительности. – Л., 1980. – Вып. 2. – С. 130–145.
  3. Дубровский Д.И. Информация, сознание, мозг. – М. : Высшая школа, 1980. – 286 с.
  4. Дубровский Д.И. Проблема идеального. Субъективная реальность. – М., 2002. – 368 с.
  5. Украинцев Б.С. Самоуправляемые системы и причинность. – М., 1971. – 252 с.
Информация об авторах

д‑р филос. наук, проф. кафедры государственно-правовых дисциплин юридического института, Северо-Кавказской государственной гуманитарно-технологической академии, 369015, Россия, Карачаево-Черкесская Республика, г. Черкесск, ул. Космонавтов д.100

Doctor of Philosophy, Professor of State-Legal Disciplines Chair of Law Institute, North Caucasian State Humanitarian Technological Academy, 369015, Russia, The Karachay-Cherkess Republic, Cherkessk, Kosmonavtov Street, 100

Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), регистрационный номер ЭЛ №ФС77-54435 от 17.06.2013
Учредитель журнала - ООО «МЦНО»
Главный редактор - Блейх Надежда Оскаровна.
Top