Роль прецедентных имён в создании экспрессивности текстов Ю.В. Буйды

The role of case names in creating of the expressiveness of Uriy Buida’s texts
Цитировать:
Крылова А.Г. Роль прецедентных имён в создании экспрессивности текстов Ю.В. Буйды // Universum: филология и искусствоведение : электрон. научн. журн. 2020. № 6 (73). URL: https://7universum.com/ru/philology/archive/item/9699 (дата обращения: 28.01.2021).
Прочитать статью:

АННОТАЦИЯ

Статья посвящена описанию роли прецедентных имён (ПИ) в создании экспрессивности текстов русского писателя-постмодерниста Юрия Васильевича Буйды. В ней даётся анализ прецедентных имён, используемых данным автором, рассматриваются особенности их употребления. В ходе такого анализа выявляется, что исследуемый автор использует ПИ только в речи персонажей для выражения  эмоционального отношения субъектов номинации к объектам.  Доказывается, что прецедентные имена наделяют тексты данного автора экспрессивностью за счёт закреплённых в них коннотаций.

ABSTRACT

The article is devoted to description of the case names role in creating of the expressiveness of the texts of Russian postmodern writer Uriy Buida. The case names  in Uriy Buida’s texts are analyzed.  The features of their use are explored. There are revealed in the process of this analysis, that Uriy Buida used case names in the speech of characters only to show the emotional attitude of the subject of the nomination to the object of the nomination. There are proved, that the case names give the expressiveness of the texts of this author due to the connotations fixed in them.

 

Ключевые слова: прецедентное имя, экспрессивность, эмоциональная оценка, коннотация, контекст.

Keywords: case name, expressiveness, emotional assessment, connotation, context.

 

Прецедентное имя является частью арсенала средств интертекстуальности и  обладает способностью включаться в языковую игру; выступая как средство оценки действительности, оно становится важным компонентом современного постмодернистского текста [12; 17, с. 7].

Прецедентными именами в лингвистике являются когнитивно и эмоционально значимые для всех носителей того или иного языка  «индивидуальные имена и наименования широко известных в лингвокультурном сообществе исторических и вымышленных личностей, единичных объектов материальной и духовной культуры» [7, с. 4].  Прецедентное имя (ПИ)  является разновидностью прецедентного феномена (ПФ), наряду с прецедентным текстом и прецедентной ситуацией. Прецедентный феномен (ПФ)  – это феномен, значимый для  определённого социума в познавательном и эмоциональном отношениях; известный в этом социуме и  регулярно актуализирующийся в речи его представителей  [9, с. 82].  

Употребляясь в тексте, ПИ  отсылают носителя языка к широко известным ситуациям или текстам, связанным с этими именами. Такая отсылка проявляется в тексте в указании имён авторов того или иного текста; участников ситуации; в назывании широко известного произведения или ситуации; в указании имён персонажей такого текста; в цитировании отрывков из художественного произведения, речи участников широко известной ситуации, называемой прецедентной ситуацией и т.д. [10, с. 214-216]. Прецедентное имя является символом, указывающим на определённую совокупность качеств именуемого объекта.

Характерной особенностью прецедентного имени является его экспрессивность [16, с.35; 1]. Она проявляется за счёт закреплённых за ПИ  коннотаций [16, с.35].

Под коннотацией в настоящей статье понимается семантическая сущность, которая выражает эмоционально-оценочное и стилистически маркированное отношение говорящего к действительности, придающее ей экспрессивность [14, с. 5].

Целью настоящей статьи является рассмотрение роли прецедентных имён в создании экспрессивности художественных текстов современного русского прозаика Ю.В. Буйды.

Отличительной чертой прозы Ю.В. Буйды являются созданные им главные и эпизодические персонажи. Чаще всего они наделены какими-либо запоминающимися чертами, которые так или иначе отражены в их именах: Бухало, Синила, Иголочка и т.д. Способы номинации персонажей в прозе Ю.В. Буйды отражают и эмоционально-оценочное отношение к ним других персонажей. Для выражения такого отношения автор использует прецедентные имена. Так, употребляя по отношению к объекту номинации прецедентные имена, называющие античных богинь Афродита, Гера, Артемида, Венера, персонажи выражают своё восхищение им: В детстве она [мать] мне казалась настоящей богиней... Афродитой, Герой, Артемидой, Венерой... неземная женщина... дивный, божественный мрамор... белый, холодный, прекрасный... В контексте восхищение передано словосочетаниями неземная женщина, божественный мрамор и словом прекрасный. Эти же слова и словосочетания являются в контексте ассоциациями к данным прецедентным именам.

Для выражения эмоционально-оценочного отношения персонажей к объекту номинации Ю.В. Буйда использует прецедентные имена, восходящие к наименованию божеств, мифологических и исторических персонажей и персонажей из произведений художественной литературы. Такие  прецедентные имена становятся элементами индивидуального образа мира персонажей, передают их ценностные установки [8, с.8].

Прецедентные имена, восходящие к наименованию божеств и мифологических персонажей, в текстах Ю.В. Буйды отражают как положительную, так и отрицательную эмоциональную оценку персонажа. 

Так, прецедентное имя Саваоф восходит к имени ветхозаветного бога. Употребляясь в контексте романа «Домзак», оно за счёт своих коннотаций отражает восхищение героя именуемым объектом: Жалко, конечно. Но уж такова, брат, судьба. Как она с нами, так и мы − ей. А для меня, милый, всей моею судьбою стал папаша. Саваоф!

Прецедентные имена Деймос и Фобос, восходящие к именам античных богов страха и ужаса, в прозе Ю.В. Буйды, употребляются в рассказе «Свинцовая Анна» для номинации главной героини – Анны Свинцерёвой. За счёт коннотаций они выражают страх окружающих перед Анной: – Анна Ионовна является Фобосом и Деймосом нашей школы, – с боязливой улыбкой говорил учитель астрономии Марков, когда Свинцерёвой не было поблизости. О страхе персонажей перед Анной Свинцерёвой свидетельствует и употреблённое в контексте сочетание с боязливой улыбкой.

Прецедентным именем Иуда персонажи рассказа «Лилая Фимочка» называют главного героя, Бздо, выражая так своё отрицательное отношение к нему: А ты кто − чёрт или, может, Иуда? − Иуда! − обрадовался Бздо.

Такую же оценку получил персонаж из рассказа «Дерево на склоне холма, верность привычкам, ночь». Она даётся через прецедентное имя Каин, которым назван один из персонажей за то, что погубил своего брата: Впрочем, никто и средь бела дня не узнал бы в кривом восьмидесятилетнем старике с трясущимися руками и слезящимися глазами того Каина, который когда-то,  в другой давнишней жизни, погубил брата, чтобы завладеть самой красивой девушкой в Чудове.

В прецедентном имени Пенелопа, которым один из персонажей называет героиню поэмы «Чудо о Буянихе», заключена положительная эмоциональная оценка: Пока я даже приблизительно не представляю себе, как достойно запечатлеть в нескольких строках наше представление о её [Буянихи] жизни: сирота, партизанка, труженица, Пенелопа, знахарка. Такая оценка  проявляется через ассоциации, вызываемые этим именем, которое, как известно, восходит к имени жены Одиссея, в течение всей своей жизни ожидавшей его возвращения и остававшейся верной ему. Употребляя это ПИ в тексте поэмы, субъект номинации характеризует Буяниху как верную и терпеливую женщину.

Прецедентные имена, восходящие к наименованию исторических персонажей и персонажей из произведений художественной литературы, выражают по преимуществу отрицательную эмоциональную оценку.

Так, в прецедентном имени Дон Кихот, которым персонажи называют одного из героев рассказа «Идеал, un grand poète français» заключена отрицательная эмоциональная оценка этого героя: Высокомерный п…, прямо Дон Кихот тут тебе на х…. Что он о себе возомнил? Дон Лимон. Г… он, а не дон Лимон. Дон Лимон де Г…! Это прецедентное имя отражает гордый характер персонажа, на что указывает и определение к нему высокомерный. Обсценная лексика, использованная для характеристики персонажа, подчеркивает   презрительное отношение к нему субъекта номинации.   

Прецедентными именами Клеопатра и Грушенька персонаж рассказа «Идеал, un grand poète français» Вася называет роковую красавицу Алину: …она [Алина] − паучиха, Клеопатра, Грушенька (он [Вася] только что прочёл «Братьев Карамазовых»). Тихая и умная паучиха. Поиграет, высосет из него [из Идеала] все соки, а потом раздавит и броситВ этих ПИ проявляется отрицательная эмоциональная оценка, которая усиливается словами паучиха, высосет из него [из Идеала] все соки, а потом раздавит и бросит. Они  характеризуют Алину как девушку, способную только использовать мужчин, а не любить. 

В контексте повести «Яд и мёд» употреблено прецедентное имя мисс Марпл: Она, кажется, не очень-то и расстроилась, − продолжал он [Илья], закуривая. − После ужина поднялись ко мне, но толку от меня не было никакого, так что<...> − Выпил. − А теперь задавайте ваши вопросы, мисс Марпл! Этим ПИ один из персонажей называет Тати Осорьину, когда она пытается выяснить, кто из членов её семьи совершил убийство. ПИ мисс Марпл восходит к имени героини романов Агаты Кристи, ловко расследующей разные преступления. Тати Осорьина, подобно мисс Марпл, берётся расследовать преступление, совершённое в её доме, однако получается у неё это не так ловко и умело, а члены её семьи не особо верят в успех её дела, что показано в самом романе. Прецедентное имя мисс Марпл в контексте повести Ю.В. Буйды отражает ироничное, скептическое отношение субъекта номинации к деятельности Тати Осорьиной.

Некоторые топонимы, употреблённые в качестве прецедентных имён, также выражают эмоционально-оценочное отношение говорящего к высказываемому. Таковым является, например, ПИ Колыма, употребляемое персонажами по отношению к Домзаку – месту из одноимённого романа, где, по его сюжету, убивали заключённых в эпоху Большого террора:  И не приведи Господь, чтобы повторился весь этот кошмар. Но ведь невозможно каждую минуту, даже каждый день об этом вспоминать. Это наш Домзак. Наша Колыма. Само прецедентное имя восходит к названию региона, знаменитого не только своими суровыми условиями, но и исправительно-трудовыми лагерями, куда было сослано и где погибло много людей в эпоху Большого террора. За счет этого прецедентное имя Колыма ассоциируется с местом, откуда не возвращаются, с местом смерти. Топоним Домзак в романе Ю.В. Буйды также изображен местом смерти. Персонажи употребляют ПИ Колыма, чтобы показать сходство Домзака и Колымы и отразить отрицательную эмоциональную оценку топонима Домзак.

В ряде прецедентных имён, употреблённых в прозе Ю.В Буйды, эмоциональная оценка выражена слабо. Эти ПИ используются только для того, чтобы подчеркнуть сходство персонажа произведений данного автора с персонажами других произведений, персонажами-наименованиями товарных марок, с реально существовавшими людьми, с персонажами кинематографа и т.д.

Так, прецедентным именем Брунгильда, которое восходит к имени  персонажа из произведения «Песнь о Нибелунгах», дети навали свою учительницу Галину Татаринову, героиню повести «Закон Жунглей», за счёт, как им казалось, внешнего сходства с Брунгильдой: Рослая, загорелая, белокурая и голубоглазая, она [Галина Леонидовна] получила от детей прозвище Брунгильда.

В рассказе «Львы и Лилии» главная героиня называет свою мать Федрой, а её молодых любовников Ипполитами, подчеркивая их сходство с персонажами трагедий Еврипида: У матери тогда был роман с этим Андре… он был моложе её лет на двадцать или на пятнадцать… она вообще обожала молодых… даже иногда называла себя Федрой, а всех этих мальчиков, которых тащила в свою постель, – Ипполитами <...> больше всего она [мать] переживала из-за Андре <...> Федра скучала по своему Ипполиту

Прецедентное имя Твигги отражает особенности телосложения героини  − тонкую и хрупкую фигуру: Твигги — вот как мы её [Элю] называли: Твигги. Тростинка, прутик. Когда-то она была худенькой, стройной, с узкими бёдрами и маленькой грудью, которую она прятала под пышным бантом, с рыжими кудряшками, милым козьим личиком. Оно восходит к прозвищу известной модели 60-х годов прошлого века, знаменитой своим хрупким телосложением. В прозе Ю.В. Буйды субъекты номинации, используя ПИ Твигги, подчёркивают сходство именуемого персонажа с этой  моделью.

Прецедентные имена Барби и Синди восходят к именам кукол. В рассказе Ю.В. Буйды «Казанский вокзал» этими именами названы персонажи из-за сходства с куклами. Это сходство, которое проявляется в их манере одеваться и накладывать макияж: Выдавали их пустые равнодушные глаза и обилие штукатурки на потрепанных физиономиях. Они носили пластмассовое золото в причёсках, латунное — на пальцах и с ранней весны до поздней осени не носили ничего под платьями.

Прецедентное имя Лаврентий Берия восходит к имени известной исторической личности. Употребляясь в тексте рассказа «Седьмой холм», оно отражает сходство главного героя с этим человеком: Появившись в нашем городке вскоре после официального сообщения о своей смерти, Лаврентий Павлович был тотчас опознан Андреем Фотографом, который, схватив пришельца за ухо и едва ворочая языком, пробормотал: “Если сбрить бороду, нос сделать вот так, а уши — так, — будете вылитый!” 

Таким образом, прецедентные имена делают тексты Ю.В. Буйды экспрессивными за счёт закреплённых в них коннотаций. В прозе Ю.В. Буйды ПИ отражают как эмоционально-оценочное отношение говорящего к тому или иному объекту номинации, так и сходство объекта номинации с тем или иным предметом, персонажем или реально существовавшим человеком. Прецедентные имена в прозе Ю.В. Буйды являются также элементами индивидуального образа мира персонажей, передают их ценностные установки.

 

Список литературы:
1. Аврамова В.Н. Прецедентные имена в современных масс-медиа (на материале болгарских газет) / Медиалингвистика. / [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://medialing.ru/precedentnye-imena-v-sovremennyh-massmedia-na-materiale-bolgarskih-gazet/
2. Буйда Ю.В. Вор, шпион и убийца: роман. – М.: Эксмо, 2014. – 316 с.
3. Буйда Ю.В. Жунгли: роман. – М.: Эксмо, 2013. – 441 с.
4. Буйда Ю.В. Львы и лилии. – М.: Эксмо, 2013. – 443 с.
5. Буйда Ю.В. Прусская невеста: роман в рассказах. – М.: Эксмо, 2015. – 699с.
6. Воронцова И.А. Прецедентные феномены в художественном тексте: проблема интерпретации и перевода (на материале романов Дж. Фаулза «Коллекционер» и «Любовница французского лейтенанта») / Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова. – 2015. № 3 – С.131-136.
7. Воропаев Н.Н. Прецедентные имена в китайскоязычном дискурсе: Автореф. дис. … канд. филол. наук. – Москва, 2012. – 27 с.
8. Горохова Д.В. Динамика содержания и номенклатуры прецедентных имён в языковом сознании носителей русской лингвокультуры: Автореф. дис. ... кандид. филол. наук. – Москва, 2019. – 27 с.
9. Гудков Д.Б. Прецедентное имя в когнитивной базе современного русского (результаты эксперимента) / Язык, сознание, коммуникации: Сб. статей / [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.philol.msu.ru/~slavphil/books/jsk_04_05gudkov.pdf
10. Караулов Ю.Н. Ассоциативная грамматика русского языка. – М.: Либроком, 2010. - 330 с.
11. Косиченко Е.Ф. Прецедентное имя как средство выражения субъективной оценки: Автореф. дис. ... канд. филол. наук. – Москва, 2006. – 23 с.
12. Нахимова Е.А. Прецедентные имена в массовой коммуникации. / [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.philology.ru/linguistics2/nakhimova-07a.htm.
13. Поветьева Е.В. Прецедентное имя как феномен интертекстуальности в англоязычном художественном дискурсе: Автореф. дис. …канд. филол. наук. – Волгоград, 2014. – 24 с.
14. Телия В.Н. Коннотативный аспект семантики номинативных единиц. – М.: Наука, 1986. – 143 с.
15. Телия В.Н. Метафоризация и её роль в создании языковой картины мира // Роль человеческого фактора в языке: язык и картина мира. – М., 1988. – С. 173-204.
16. Телия В.Н. Экспрессивность как проявление субъективного фактора в языке и её прагматическая ориентация // Человеческий фактор в языке: языковые механизмы экспрессивности. – Москва, 1991. – С. 5-35.
17. Чемезова И.А. Прецедентная модель языковой игры в газетном заголовке: Автореф. дис. …канд. филол. наук. – Екатеринбург, 2008. – 24 с.

 

Информация об авторах

аспирант кафедры современного языка, МГОУ (областной), 105005, РФ, г. Москва, ул. Радио, 10А 

Post graduate student of modern Russian language department, Moscow State Regional University, 105005, Russia, Moscow, Radio street, 10A

Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), регистрационный номер ЭЛ №ФС77-54436 от 17.06.2013
Учредитель журнала - ООО «МЦНО»
Главный редактор - Лебедева Надежда Анатольевна.
Top