Об особенностях концептуализации понятия «Город» в рассказе Т. Толстой «Вышел месяц из тумана»

About features of conceptualization of the notion “City” in the story of T.Tolstaya «There was a month of fog»
Воднева М.Г.
Цитировать:
Воднева М.Г. Об особенностях концептуализации понятия «Город» в рассказе Т. Толстой «Вышел месяц из тумана» // Universum: филология и искусствоведение : электрон. научн. журн. 2020. № 1-2 (70). URL: https://7universum.com/ru/philology/archive/item/8856 (дата обращения: 22.05.2024).
Прочитать статью:

АННОТАЦИЯ

В статье рассматриваются особенности концептуализации понятия «город» в рассказе Т. Толстой «Вышел месяц из тумана». Приводятся результаты анализа смысловых приращений понятия «город», реализованных в рассказе. Рассмотрены концептуальные признаки, выявленные только в исследуемом тексте, а также те, которые присутствуют в других произведениях автора.

ABSTRACT

The article considers features of conceptualization of the notion “city” in the story of T. Tolstaya «there was a month of fog». Given the results of the analysis of semantic increments of the notion “city”, realized in the story. Reviewed conceptual features, realized in examined text only, and also which are present in another auther’s works.

 

Ключевые слова: концептуализация, смысловые приращения, город, Т. Толстая.

Keywords: conceptualization, semantic increments, city, T. Tolstaya.

 

Cборник Т. Толстой «Не кысь» включает в себя две группы рассказов, объединенных общей темой – городом, в котором разворачивается главное действие произведений [4]. Петербург, давший наименование первой группе, зачастую является не только фоном, но и самостоятельным ярким персонажем рассказов. Город концептуализируется как живое существо, двойник главного героя, безусловно, влияя на своих жителей, их мировоззрение, внутреннее состояние, да и саму судьбу [1, 2, 3]. В настоящем исследовании рассмотрим особенности концептуализации понятия «город» в рассказе «Вышел месяц из тумана».

В самом начале рассказа город концептуализируется как пространство родное, название проспекта ­Литейный – позволяет сразу обозначить его северной столицей, но при этом «мрачной» и «серой». Он противопоставляется не просто даче, а такой, которая находится «под Ленинградом», а само забытое название этого местечка – финское слово. На даче проходило детство героини Наташи (как и в рассказе «На златом крыльце сидели» из того же сборника, примечательно, что название обоих произведений – детские считалочки [2]), и место это концептуализируется как радостное, счастливое, разноцветное, волшебное, детское и райское. Однако вместе с детством уходит в прошлое и жизнь на даче, прекрасная и беззаботная, и уступает место разочарованию, взрослению и слякотным городским дождям. И даже когда дача появляется в жизни Наташи снова, она перестает иметь те же смысловые приращения, а приобретает значение «царского подарка» от поклонника и «прощального волшебного перышка», оброненного им же. Солнце теперь на даче становится робким, холодным и бледным, появляется сырость и лиловая тень. Но в сосновых макушках и в самом июне все еще живет радость, как бокал шампанского счастья, который Наташа носит в своей душе. Все проходит, вместе с летом, дачным сезоном, юностью.

Город, почти всегда связанный с дождем, зимой, конечно, холодный и морозный. Но и здесь бывает лето, вот только вместо описания «летнего бульвара» появляются воспоминания о лучшей жизни – дореволюционном Петербурге – и картины вечернего небесного театра. Но так же быстро, как появляются тучи на северном небе, автор закрывает эту яркую сцену декорациями из другой жизни «мертвых лебедей».

Появляется такое смысловое приращение города, как связанный с коммунальными квартирами, однако сам квартирный вопрос не стоит, а коммунальный коридор, проходящий через «жилье» героини, напоминает шелковый путь, соединяющий чужие комнаты-жизни, но это еще и унизительные походы в общую уборную и общий же с соседями досуг – карты.

Как и в рассказе «Петерс» [2], здесь героиню окружает много старинных вещей, это и понятно, ведь действие происходит в Петербурге.

Впервые в данной группе в сборнике рассказов город концептуализируется как Москва, которая приобретает следующие смысловые приращения: ночная, морозная, волшебная и мистическая, отличающаяся в ночное и дневное время. Здесь столица вовсе не соперница Петербургу (тогда еще Ленинграду), это настоящий русский город, сладкий и мягкий. Здесь хочется жить, потому что хочется постоянного праздника. Москва видится двухэтажной, родной, уютной, румяной и золотой. Это не петербургская старина, которая в рассказе присутствует почему-то не в архитектуре города, а в безделушках коммунальных квартир да в воспоминаниях «бывших» женщин, это исконно русский старый город, в котором так легко дышится, в котором, умиляясь «небрежной московской потрепанности» и даже символу мещанства, «герани», утром просыпается не просто Наташа, но ее русская душа. Удивительно, но счастье, радость, свобода, которые в детстве были у героини на даче, теперь появляются в Москве. Ленинград, серый, дождливый, грязный, даже любовь приносит тяжелую, безрадостную, стыдную.

Город влияет на героиню, он меняет ее чувства, настроение, жизнь. Вырвавшись из Петербурга в Москву, Наташа попадает не просто в другой город, но в другую жизнь, в том числе собственных чувств. Таким образом, Петербург давит, лишает жизни и радости, он похож на гранитные казематы, а Москва – глоток свежего воздуха, радости, любви и свободы. Причем Москва в рассказе купеческая, ведь не даром Петр Петрович из города Изюма, в которого влюбилась героиня, так похож на купца. И название города, из которого приехал неожиданный возлюбленный, будто только подчеркивает аромат баранок и «маленьких, румяных, золотых лавочек» Москвы. Она предстает городом богатым, куда едут за покупками, как и в старину, но есть и приметы времени: длинные очереди, «ревущий прибой у прилавков», «Детский мир».

Город (примечательно, что именно Петербург, а не Москва) получает смысловое приращение муравейник. Но связан такой концептуальный признак не с суетой жизни города, а с особенностями людей, его населяющих, которые «разбегаются» «муравьями». И побег этот вовсе не из города, ибо в нем все и остаются, а из жизни когда-то дорогих и близких, ставших разлюбленными, чужими и ненужными.

В рассказе часто появляются названия реальных мест Петербурга: Серафимовское кладбище, Литейный, Ржевка, Гражданка, Серебристый бульвар. Такое указание конкретных, существующих в действительности улиц, где разворачиваются события, делают и героев произведения как будто настоящим, реальными людьми, которые и в самом деле живут в этих местах.

Интересно, что в тексте произведения появляется Париж, но только единожды. Он имеет смысловое приращение другого города, из которого возвращаются в родной. Примечательно, что такой яркий и, казалось бы, значимый город  концептуализируется именно таким образом. Возможно, это объясняется тем, что Париж никак не связан с самой главной героиней, и подарок Наташе из него – «красная пластмассовая ложечка». Однако такой подарок, безусловно, обращает на себя внимание и указан автором, конечно, не случайно. Являясь предметом дешевым, искусственным и заграничным, он вызывает такие же ассоциации и с городом, из которого был привезен.

Заканчивается рассказ под «вой» ветра, который за окном героини в городе очень похож на гул «идущей жизни». Но холодно и ветрено не только в городе, но и в душе и судьбе Наташи.

Таким образом, понятие «город» в произведении Т.Толстой «Вышел месяц из тумана» приобретает следующие смысловые приращения, выявленные в других рассказах сборника «Не кысь»: северная столица; родное пространство; «мрачный» и «серый»; противопоставленный даче; связанный с дождем; холодный; связанный с коммунальными квартирами; изобилующий старинными вещами; с реальными улицами и проспектами Петербурга.

К концептуальным признакам, реализованным только в исследуемом тексте, относятся: столица; волшебный, мистический; отличающийся в ночное и дневное время; город-праздник; уютный; двухэтажный; богатый; купеческий; приносящий тяжелую, безрадостную и стыдную любовь; давящий и лишающий жизни и радости; муравейник.

 

Список литературы:
1. Борисенко И.А., Воднева М.Г. Концептуализация понятия «город» в индивидуально-авторской картине мира (на материале произведений Л.Петрушевской и Т.Толстой) // Казанская наука.– 2016. –№4. – С. 62-65.
2. Воднева М.Г., Кондратьева Т.С. Особенности концептуализации понятия «город» в рассказах Т.Толстой (на материале сборника «Не кысь») // Казанская наука.– 2019. –№12. –С. 71-74.
3. Воднева М.Г. Особенности концептуализации понятия «город» в рассказе Т. Толстой «Чужие сны» // Актуальные проблемы социально-гуманитарных наук. –2017. – С. 9-11.
4. Толстая Т.Н. Река Оккервиль. М.: 2002.

 

Информация об авторах

канд. филол. наук, доцент Кубанского государственного медицинского университета, РФ, г. Краснодар

Candidate of Philology, Associate Professor Kuban Medical State University, Russia, Krasnodar

Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), регистрационный номер ЭЛ №ФС77-54436 от 17.06.2013
Учредитель журнала - ООО «МЦНО»
Главный редактор - Лебедева Надежда Анатольевна.
Top