К вопросу о треминологическом статусе предлога

On the question of postpositions
Рыжкович А.Ч.
Цитировать:
Рыжкович А.Ч. К вопросу о треминологическом статусе предлога // Universum: филология и искусствоведение : электрон. научн. журн. 2018. № 9 (55). URL: https://7universum.com/ru/philology/archive/item/6385 (дата обращения: 07.12.2022).
Прочитать статью:

АННОТАЦИЯ

В статье рассматриваются дефиниции предлога, определяется терминологический статус предлогов, приводятся основные функции, которые способен выполнять предлог, доказывается, что предлог в современном языкознании является морфосинтаксической единицей.

ABSTRACT

The article deals with the definition of preposition is determined by the terminological status of prepositions are the basic functions that are able to perform a pretext to prove that the preposition in modern linguistics is a morphosyntactic unit.

 

Ключевые слова: предлог, служебное слово, морфема, синтаксема, морфосинтаксическая единица.

Keywords: preposition, service word, morpheme, syntaxem, morphosyntactic unit.

 

Определение предлога как особого грамматического разряда слов берет свое начало из античной грамматики. В самом термине уже содержится характеристика предлога с точки зрения его размещения относительно имени (предлог в подавляющем большинстве случаев располагается перед именами).

Как отдельная часть речи предлоги выделялись уже в самых ранних русских грамматиках наряду с именами, местоимениями, наречиями и другими классами слов.

Одно из самых ранних научных определений предлога основано на позиции предлога по отношению к другим словам, связанных с ним: предлог – это «слово, поставляемое пред другими словами, отдельно или слитно, в разных значениях: а) отдельно поставленные пред именами и местоимениями предлоги служат в помощь падежам, показывая отношения между предметами; б) слитно с глаголами предлоги показывают направление действий, начало и конец оных и пр.» [3, c. 43]. Данное определение не отражает специфики предлога, так как некоторые предлоги способны занимать позицию и после имени. Речь идет о так называемых «послелогах»: пять лет тому назад, здравому смыслу вопреки, неделю спустя, мне наперекор.

Предлог представляет собой одну из самых дискуссионных частей речи. В античных и средневековых грамматиках в состав предлогов включались префиксы. Еще Аристотель рассматривал предлог как «часть слова человеческого». В Русской грамматической традиции данная тенденция сохранялась до конца XIX в. Автор первой грамматики русского языка – М.В. Ломоносов – в своей «Российской грамматике» [10] выделяет знаменательные и служебные части речи, причем к знаменательным частям речи он относит только две главные – имя и глагол, а предлог, наряду с местоимением, причастием, наречием, союзом и междометием, он включает в состав служебных.

М.И. Конюшкевич в своей статье проанализировала работы М.В. Ломоносова, посвященные изучению предлога, и отметила, что предлог понимался М.В. Ломоносовым широко: в эту часть речи он включал и приставки. М.В. Ломоносов выделил 24 так называемых «прямых» (непроизводных) предлога вместе с приставками, собственно предлогов в его списке 19: во / въ, для, до, за, изъ, ко / къ, межъ, на, надъ, о / объ, отъ, по, подъ, предъ, при, про, ради, со / съ, у [7, с. 14].

Вторая группа предлогов – это единицы, в современном языке называемые амбивалентными, поскольку они одновременно совмещают в себе свойства и наречий, и предлогов. М.В. Всеволодова называет такие единицы амбивалентными предлогами-наречиями.

А.Х. Востоков в «Русской грамматике» [3] также относит предлог к служебным словам. А.Х. Востоков исследует грамматические, смысловые связи и соотношения между функциями разных предлогов, стилистические особенности употребления различных типов предложных словосочетаний, определяет основные значения и функции предлога, указывает на возможность предлога употребляться слитно или раздельно, но при этом не разграничивает предлоги и приставки: «Предлог есть слово, поставляемое пред другими словами, отдельно или слитно, в разных значениях» [3, с. 214]. Исследователь отмечает, что некоторые предлоги «употребляются только слитно, как приставки. Таковы суть: взь (возь), взо, вы, низъ, низо, па, пере, пра, пре, разъ, разо, розв, су. Прочие предлоги и отдельно, и слитно употребляются» [3, с. 215]. Также в «Русской грамматике» отмечено, что употребляться в значении предлогов способны наречия (кроме), деепричастия (исключая, несмотря на) и существительные в разных падежах (в рассуждении, с помощью, посредством, по мере); выделяется также у предлога прямое и переносное значение. Прямое значение – это указание места, все другие значения, в т. ч. и временное, относятся к переносным [3, с. 215]. А.А. Потебня в книге «Из записок по русской грамматике» [14] определяет предлог как «формальное слово», грамматическое, служебное, которое не имеет «своего частного содержания» [14, с. 36].

А.А. Шахматов считал, что предлоги «утратили свое реальное значение и получили значение исключительно формальное» [19, с. 504]. Л.В. Щерба считает предлогом «группу частиц, которые соединяют два слова или две группы слов в одну синтагму (простейшее синтаксическое целое) и выражают отношение «определяющего» к «определяемому» [21, с. 67]. Предлоги, по мнению Л.В. Щербы, не имеют самостоятельного значения, не имеют способности распространять слова, выражают лишь отношение между предметами мысли, не имеют фразового ударения [21, с. 67].

А.М. Пешковский отмечает способность предлогов вносить «какой-либо оттенок в значение других слов и словосочетаний» [13, с. 66]. Д.Н. Овсянико-Куликовский указывает на способность предлогов – «частиц предложения» – служить «связкой дополнений и обстоятельств с другими частями предложения. Управлять падежами – это их прямая обязанность, в этом их призвание. К такой роли и приспособляется их лексическое значение, служа как бы только способом выражения известных отношений» [12, с. 218].

В.В. Виноградов также противопоставляет полнозначным словам (самостоятельным частям речи) частицы речи, к которым относятся частицы, предлоги, союзы. Частицы речи – это слова, не имеющие «вполне самостоятельного реального или материального значения» [2, с. 555]. Частицы речи, которые выражают различные отношения между объектами, а также объектов к действиям, состояниям, качествам, являются предлогами. Предлоги обозначают «синтаксические отношения между формами косвенных падежей имен существительных, местоимений или субстантивированных прилагательных и числительных, местоимениями, прилагательными, реже наречиями – с другой стороны» [2, с. 555].

И.И. Мещанинов относит предлог к служебным словам и определяет его как «один из падежных формантов» [11, с. 357]. По его мнению, «синтаксически ни союзы, ни тем более предлоги никогда не занимают самостоятельной позиции и никогда не могут выступать самостоятельным членом предложения или составной его частью со своим цельным лексико-синтаксическим содержанием. При таком положении они, уже став предлогами и союзами, никогда не были и не могли быть частями речи» [11, с. 357].

В работах лингвистов наблюдаются расхождения в дефинициях предлога. Проблемные точки касаются определения статуса предлогов, в котором выделяется несколько подходов. Первый – традиционный (с точки зрения морфологии) – рассматривает предлог как служебную часть речи. В соответствии со вторым подходом предлог – особая морфема (автором данной концепции является Е. Курилович), т. е. предлог является единицей и словообразовательного уровня. В современной лингвистике предлог – это морфосинтаксическая категория (П.П. Шуба, М.И. Конюшкевич, М.В. Всеволодова).

Исследователи определяют морфологический статус предлога следующим образом: «служебное слово» («разряд служебных, морфологически неизменяемых слов»; «служебная часть речи» (М.В. Всеволодова, М.И. Конюшкевич); «синсемантическое слово» (Ч. Ляхур); «частица речи» (В.В. Виноградов); «словный знак» (А.А. Уфимцева); «связочное слово» (Х. Згулкова); «синтаксический и семантический модификатор существительного или глагола» (Н.И. Астафьева); «аналитическая синтакси­ческая единица» (И.Р. Вихованец); «класс служебных морфологически неизменяемых слов и класс фразеологизмов с релятивным (относительным) значением» (С.И. Суровцева); «синтаксическая единица», «грамматическое средство».

Функциональное назначение предлога – «выражать какие-либо виды отношений»; «оформлять подчинение»; выражать «разнообразные отношения к предметам со стороны действий, других предметов, состояний, признаков»; выражать «определенные грамматические отношения между словами»; выражать «синтаксическое положение другого слова в построении предложения»; служить «для выражения падежного значения имени»; «служить вместе с окончанием зависимого слова для подчинения его главному слову в словосочетании с подчинительной связью», указывать «на различные семантические и грамматические отношения между соединяемыми таким образом элементами высказывания».

Предлог выражает отношения между словами как на уровне словосочетания, так и на уровне предложения: подчиняет одно полнозначное слово другому в словосочетании или предложении; оформляет подчинение падежной формы имени другому знаменательному слову. Предлог устанав­ливает, чем имя существительное выступает в контексте предложения, т. е. осуществляет те же задания, что и падежное склонение. Таким образом, предлог «по основной своей функции оказывается не чем иным, как одним из падежных формантов имени» [11, с. 296].

М.И. Конюшкевич отмечает, что предлог «находится на стыке двух миров – мира морфологии, где он является словом, и мира синтаксиса, где он является служебной граммемой, изоморфной морфеме в слове. Именно эта вторая его ипостась и мешает рассматривать предлогообразование в рамках словообразования, тем более что препози­ционализация, как правило, всегда транспозитивна» [8, с. 62].

Часть исследователей отмечает функциональную схожесть предлога с морфемами. Так, по мнению А.М. Пешковского, предложные сочетания (ключ от замка) нужно рассматривать как «один сложный звуковой показатель грамматического значения, который частью вошел в состав одного из соединяемых слов (замк-а), частью прильнул к нему в качестве служебного (от замка)» [13, с. 59]. Д.Н. Шмелев считал, что предлоги в структуре предложно-падежных сочетаний «являются фактором грамматической оформленности другого слова, наряду с аффиксами» [20, с. 60].

О.С. Ахманова указывает на то, что отождествление предлогов с морфемами приведет к пренебрежению существенным различием между грамматическим аффиксом и предлогом. «Слово отличается от морфемы своей оформленностью, и оформляется оно обычно посредством аффиксов. Аффиксы не могут отделяться от слова, и слово без присущих ему аффиксов теряет свое качество слова, превращается в часть слова – в морфему. Предлог же (тем более союз) не входит в состав слова, не участвует в его оформлении, и он легко может отделяться от слова» [1, с. 68].

Ю.С. Степанов называет предлог «долгой прерывистой морфемой» и рассматривает его вместе с окончанием как функционально целостную, аналитическую падежную форму, где роль предлога аналогична роли окончания [17, с. 39]. Б.Д. Садирова считает, что предлог – это «такой элемент речи аналитического типа, который получает собственное значение только в сочетании с полнозначными словами … и такой грамматический элемент на речевом уровне вполне можно приравнять к аналитического типа словообразующим приставкам» [16, с. 16]. Е. Курилович называл сочетание предлога с флексией существительного «единой предложно-флективной морфемой», «аналитической морфологической конструкцией» [9, с. 187]. В.М. Русанивский предлагает называть предложно-падежные формы «сочетаниями грамматических лексем с аналитическими синтаксическими морфемами» [15, с. 15].

Но, как замечает С.И. Суровцева, «ни по формальным, ни по содержательным признакам предлог не может быть отождествлен с падежной флексией, так как флексия помогает создать прежде всего падежную форму, а уж затем только значение, тогда как предлог помогает выразить прежде всего падежное значение. Значение предлогов более разнообразно и специализировано, чем значение флексий» [18, с. 13].

М.В. Всеволодова не просто отмечает тесную взаимосвязь между предлогом, флексией и связанным с ними субстантивом, но и проводит аналогию между ролью префикса на словообразо­вательном уровне и ролью предлога на синтаксемном уровне. В определении, данном М.В. Всеволодовой, говорится, что «предлог – это служебная часть речи со своим лексическим (возможно, ослабленным) значением, входящая на правах субморфемы в словоформу существительного или его субститута, определяющая падежную форму последнего (в том числе и именительный падеж) и вместе с окончанием образующая аналог конфикса» [4, с. 15].

М.И. Конюшкевич определяет предлог следую­щим образом: «предлог – служебная часть речи со своим (ослабленным) лексическим значением, которая вместе с флексией образует единый грамматический комплекс, формирующий субстантивную синтаксему и вводящий ее в высказывание (ситуацию)» [5, с. 76].

Предлог не только образует единицы более высокого уровня, но и обеспечивает вместе с лексическим значением слова, его морфологи­ческими характеристиками и синтаксической позицией ее синтаксемное значение. Аналогично тому, как словообразовательный формант образует новое слово, предлог вместе со словоформой формирует синтаксему [8, с. 105]. На словообразовательном уровне с помощью префикса не только образуются новые слова, префикс привносит в них словообразовательное значение и тем самым обеспечивает новое значение производного слова. На синтаксемном уровне предлог также формирует синтаксему и обеспечивает ее значение. Префикс не может существовать отдельно от производного слова. Предлог, в отличие от префикса, «образуя единицу синтаксического уровня и становясь ее формантом (наряду с флексией), остается достаточно автономной морфо­логической единицей, частью речи, лексикографически представленной, манифестируемой на письме раздельнооформленно со словоформой» [8, с. 105]. М.И. Конюшкевич считает, что «в морфологии предлог является служебной граммемой единицы строения – словоформы, в синтаксисе – формантом (или частью его) построения синтаксемы» [8, с. 106].

Таким образом, предлог находится на стыке трех языковых уровней: морфологического (предлог – служебная часть речи), словообразовательного (предлог – морфема, аффикс) и синтаксического (предлог – формант синтаксемы). В современном языкознании предлог – морфосинтаксическая единица.

 

Список литературы:
1. Ахманова О. С. Словарь лингвистических терминов. – 2-е изд., стер. – М. : Сов. энцикл., 1979. – 606 с.
2. Виноградов В. В. Русский язык : (Грамматическое учение о слове) : учеб. пособие для вузов по спец. «Рус-ский язык и литература». – М. : Высш. шк., 1986. – 616 с.
3. Востоков А. Х. Грамматика церковно-словенского языка. – Кельн : Лингвистика, 1980. – 135 с.
4. Всеволодова М. В. Предлог как грамматическая категория: проблемы дефиниции, типология, морфологи-ческие и синтаксические характеристики // Вопросы функциональной грамматики : сб. науч. тр. / под ред. М. И. Конюшкевич. – Гродно, 2002. – Вып. 4. – С. 14–25.
5. Конюшкевич М. И. Наше знание и незнание о предлоге // Русский язык и литература. – 2003. – № 11. – С. 75–83.
6. Конюшкевич М. И. Релятивный потенциал имени // Лінгвістичні студіі : зб. наук. праць / Донецький нац. ун-т ; наук. ред. А. Загнітко. – Донецьк, 2008. – Вип. 16. – С. 60–66.
7. Конюшкевич М. И. Русская предложная система в освещении М. В. Ломоносова // Традиции М. В. Ломоносова и современность : материалы Междунар. науч.-практ. конф. к 250-летию «Российской грамматики» М. В. Ломоносова, Гомель, 19–20 дек. 2007 г. / редкол.: В. И. Коваль (отв. ред.) [и др. ]. – Гомель, 2007. – С. 14–19.
8. Конюшкевич М. И. Способы выражения лексического компонента синтаксемы (синтаксической позиции), маркированной предлогом (на материале белорусского языка) // Е. Ф. Карский и современное языкознание : материалы Х междунар. Карских чтений, Гродно, 16 –17 мая 2005 г. : в 2 ч. / отв. ред. М. И. Конюшкевич. – Гродно, 2005. – Ч. 1. – С. 104–116.
9. Курилович Е. Проблема классификации падежей // Очерки по лингвистике. – Биробиджан : Тривиум, 2000. – С. 186–205.
10. Ломоносов М. В. Полное собрание сочинений. Том седьмой. Труды по филологии (1739–1758 гг.) [Элек-тронный ресурс] / М. В. Ломоносов. – М. ; Л. : Изд-во Академии наук СССР, 1952. – Режим доступа: http://az.lib.ru/l/lomonosow_m_w/text_1765_grammatika_oldorfo.shtml. – Дата доступа: 11.09.2014.
11. Мещанинов И. И. Члены предложения и части речи. – Л. : Наука, 1978. – 386 с.
12. Овсянико-Куликовский Д. Н. Синтаксис русского языка. – СПб. : Издание Жуковского, 1902. – 312 с.
13. Пешковский А. М. Русский синтаксис в научном освещении. – М. : Языки славянской культуры, 2001. – 544 с.
14. Потебня А. А. Из записок по русской грамматике : в 4 т. – М. : Просвещение, 1985. – Т. 4, вып. 1 : Существи-тельное. Прилагательное. Числительное. Местоимение. Член. Союз. Предлог. – 286 с.
15. Русанівський В. М. Поняття семантичного і стилістичного інваріанта // Мовознавство. – 1981. – № 3. – С. 9–20.
16. Садирова Б. Д. Сопоставительный анализ предлогов, выражающих временные отношения в таджикском и английском языках : Автореф. дис. ... канд. филол. наук : 10.02.20. – Душанбе, 214. – 24 с.
17. Степанов Ю. С. Проблема классификации падежей // Вопросы языкознания. – 1968. – № 6. – С. 36–48.
18. Суровцева С. И. Структурные и семантические свойства лексических и фразеологических темпоральных предлогов современного русского языка : моногр.; М-во образ. и науки РФ, ГОУ ВПО «Челябинский гос. пед. ун-т». – Челябинск : ЧГПУ, 2011. – 190 с.
19. Шахматов А. А. Синтаксис русского языка. – Л. : Учпедгиз, 1941. – 620 с.
20. Шмелев Д. Н. Проблемы семантического анализа лексики (на материале русского языка). – М. : Наука, 1973. – 281 с.
21. Щерба Л. В. О частях речи в русском языке // Языковая система и речевая деятельность / Л. В. Щерба ; под ред. Л. Р. Зиндера, М. И. Матусевича. – М. : Наука, 1974. – С. 77–100.

 

Информация об авторах

канд. филол. наук, старший преподаватель кафедры журналистики Гродненского государственного университета имени Янки Купалы, Республика Беларусь, г. Гродно

candidate of Philology, senior lecturer, Department of journalism, Yanka Kupala Grodno state University, Belarus, Grodno

Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), регистрационный номер ЭЛ №ФС77-54436 от 17.06.2013
Учредитель журнала - ООО «МЦНО»
Главный редактор - Лебедева Надежда Анатольевна.
Top