Семантический потенциал имени собственного Позднышев в речевой самопрезентации героя повести Л.Н. Толстого «Крейцерова соната»

Semantic potential capacity of proper name Pozdnyshev provided by self-representation in a novel by Leo Tolstoy “Kreutzer sonata”
Ефимова Е.В.
Цитировать:
Ефимова Е.В. Семантический потенциал имени собственного Позднышев в речевой самопрезентации героя повести Л.Н. Толстого «Крейцерова соната» // Universum: филология и искусствоведение : электрон. научн. журн. 2018. № 4 (50). URL: https://7universum.com/ru/philology/archive/item/5769 (дата обращения: 26.02.2024).
Прочитать статью:

АННОТАЦИЯ

Целью данной статьи является попытка описать лексико-семантическую составляющую ИС Позднышев с точки зрения речевой самопрезентации. При анализе материала использовался компонентный анализ, который позволил раскрыть семантический потенциал имени собственного.

ABSTRACT

The aim of the article is to describe lexico-semantic component of the proper name Pozdnyshev provided by self-representation. The component analysis is used to reveal semantic potential capacity of the proper name.

 

Ключевые слова: компонентный анализ, прецедентное имя, имя собственное, Л.Н. Толстой.

Keywords: component analysis, precedent name, proper name, Leo Tolstoy.

 

В современной лингвистике есть множество противоречивых теорий, касающихся статуса имени собственного (ИС). При рассмотрении ИС в данной статье необходимо принять за аксиому наличие у данных единиц значения. Однако в лингвистической литературе имеются представления об ИС как об «упаковочном материале», не имеющем семантического содержания. Эти идеи выражены в работах И.А. Воробьевой (1971) [3], Е.Ф. Данилиной (1972) [7], Н.И. Толстого (1970) [4]. Нами же признается позиция М.В. Никитина (1988) [5], Н.Д. Арутюновой (1988) [5], С.Н. Переволочанской (2009) [5]. Так, С.Н. Переволочанская говорит о содержании ИС – номеме, рассматривая ее как языковую составляющую, относящуюся к плану содержания ИС [5].

Позднышев в повести Л.Н. Толстого является рассказчиком, рефлексирующей личностью и героем описываемых событий, поэтому использование личного местоимения «я» для внутренней номинации (обозначения самого себя) очевидно. Помимо них используется возвратное местоимение «себя». Случаи употребления данного местоимения демонстрируют публичное «я» героя-рассказчика, поскольку связаны с восприятием Позднышевым самого себя сквозь призму общественного мнения. Например, «я и себя за это время моего жениховства представлял тоже верхом совершенства» [6, с. 27]; «Для жены ли, или для него я это делал, чтоб показать, что я не боюсь его, для себя ли, чтоб обмануть самого себя, – не знаю, только я не мог с первых же сношений моих с ним быть прост» [6, с. 155].

Употребление местоимения «себя» в тексте может свидетельствовать о нравственном перерождении героя: «Я взглянул на детей, на ее с подтеками разбитое лицо и в первый раз забыл себя, свои права, свою гордость, в первый раз увидал в ней человека» [6, с. 77]. В данном примере фразеологически связное словосочетание забыть себя подвергается процессу «дефразеологизации», превратившись в свободное словосочетание со связью управление, где каждый компонент реализует прямые значения. В ряду однородных дополнений в качестве согласованного определения используется притяжательное местоимение «свой»: свои права, своя гордость. Именно это является свидетельством перерождения нравственных устоев главного персонажа. Социальные отношения (забыл права, гордость) эволюционируют в «человеческие», следовательно, вопросы нравственности переосмысляются. Это позволяет рассмотреть местоимения как семантический вектор самопрезентации, направленный на анализ внутреннего состояния.

Впервые герой называет себя в поезде: «Я Позднышев, тот, с которым случился тот критический эпизод, на который вы намекаете, тот эпизод, что он жену убил» [6, с. 15]. Указательное местоимение «тот», личное местоимение «я», «он» в наибольшей степени раскрывают момент рефлексивной раздвоенности сознания. Герой, впервые называя себя, не мыслит себя вне убийства своей жены. При этом он не говорит прямо, что «я убил», он использует указательное местоимение «тот», отстраняясь от прошлого «себя». Это же подчеркивает местоимение «он». Такой дейктический ряд подтверждает мысль о раздвоенности сознания героя. Кроме того, Позднышев называет факт убийства «критическим эпизодом», что является эвфемизмом, в котором смещается семантический вектор оценочности. Называя таким образом убийство жены, герой подчеркивает, что этот случай изменил его. Лексема критический актуализирует семантические признаки «перелом», «кризис».

Притяжательные местоимения также важны для самопрезентации героя. Притяжательное местоимение «наш» выражает социальную принадлежность героя к помещичьему классу. Выбор местоимения множественного числа подчеркивает, что герой не единственный в своем роде, что он является частью социальной группы. Это же подчеркивает и сравнительный оборот «как все», который повторяется («как все живут», «как все люди нашего круга» [6, с. 34]) в пределах одного предложения дважды. Актуальным здесь является определительное местоимение «все».

Самопрезентация представлена в грамматических характеристиках составного именного сказуемого и тесно связана с оценкой, которую дает непосредственно Позднышев-рассказчик, тот, который переосмыслил свою жизнь. На переосмысление взглядов на жизнь указывают оценочные суждения «свинья я был ужасная», лексемы с негативной семантикой «ужасный», «блудник». О тесной связи мыслей героя со стилем мышления окружающих говорит обобщенно-личная конструкция «что называют».

Самопрезентация с именной частью сказуемого не имеет четкой соотнесенности со временем: «Ведь я вроде сумасшедшего… Я – развалина, калека» [6, с. 40], – и могут относиться как к герою, принимающему участие в описываемых событиях, так и к герою-повествователю. Вневременной характер таких самопрезентаций не позволяет понять, относится ли подобное отождествление к себе в описываемой ситуации или же к себе в целом.

Таким образом, самопрезентация Позднышева реализуется двумя способами: посредством местоимений, которые указывают на персонаж и актуализируют ключевые семантические признаки ИС и посредством именных частей речи, которые дают оценочную характеристику герою. Отметим, что второй способ сопровождается использованием именной части сказуемого с выраженной категорией темпоральности, что соотносит самопрезентацию с ситуацией, но может и не содержать такой категории эксплицитно, что придает характеристике оттенок константного признака.

Итак, в тексте представлен ряд номинаций главного героя: онимическая – ИС Позднышев, ИС Василий Позднышев, ИС Вася; апеллятивная лексика помещик, кандидат в университет, мужчина, муж, человек; апеллятивная дейктическая лексика я, тот, себя, тот, как все; апеллятивная лексика с ярко выраженной субъективной оценкойлексемы свинья, блудник, несносный, ангел, сумасшедший, эгоист.

Данный материал подтверждает наличие значения у имен собственных. Лексическое значение ИС тесным образом связано с понятием прецедентности. Так, Позднышев говорит о себе как о «том человеке», как о ретрансляторе ценностей своего класса. Такая речевая форма самопрезентации формирует базу для перехода ИС в прецедентное имя, в которое входят все лексико-семантические компоненты ИС. Именно они формируют семантический потенциал значения и являются базой для перехода имени собственного в прецедентное имя.

 

Список литературы:
1. Арутюнова Н.Д. Типы языковых значений: Оценка. Событие. Факт: Монография. – М.: Наука, 1988. – 341 с.
2. Воробьева И.А. К вопросу о лексическом значении имен собственных // Актуальные проблемы лексиколо-гии. – Томск: ТГУ, 1971. – Ч. 1. – С. 1–9.
3. Данилина Е.Ф. К вопросу о лексическом значении имен собственных // Лексика и словообразование рус-ского языка. – Пенза, 1972. – С. 6–15.
4. Никитин М.В. Основы лингвистической теории значения: Учебное пособие. – М.: Высш. шк., 1988. – 168 с.
5. Переволочанская С.Н. Номема в системе языковых терминов эмической структуры // Актуальные пробле-мы современного словообразования. –Кемерово, 2009. – С. 108–114.
6. Толстой Л.Н. Крейцерова соната // Полное собрание сочинений под общ. ред. В.Г. Черткова. Серия первая. Произведения. – Т. 27. – М.: Художественная литература, 1936. – С. 7–78.
7. Толстой Н.И. Еще раз о «семантике» имени собственного // Актуальные проблемы лексикологии: Тезисы докладов. – Минск, 1970. – С. 200–201.

 

Информация об авторах

канд. филол. наук, преподаватель кафедры иностранного языка и культуры речи Нижегородской академии Министерства внутренних дел Российской Федерации, 603950, Россия, г. Нижний Новгород, Анкудиновское шоссе, 3

candidat of Philology, lecture in Nizhniy Novgorod Academy of the Ministry of the Interior of the Russian Federation, 603950, Russia, Nizhniy Novgorod, Ankudinovskoye road, 3

Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), регистрационный номер ЭЛ №ФС77-54436 от 17.06.2013
Учредитель журнала - ООО «МЦНО»
Главный редактор - Лебедева Надежда Анатольевна.
Top