Общественно-политический пласт в романе Захара Прилепина «Санькя»

The social and political layer in the novel “Sankya” by Zakhar Prilepin
Цитировать:
Ведерникова Ю.В. Общественно-политический пласт в романе Захара Прилепина «Санькя» // Universum: филология и искусствоведение : электрон. научн. журн. 2017. № 11 (45). URL: https://7universum.com/ru/philology/archive/item/5253 (дата обращения: 24.09.2020).
Прочитать статью:
Keywords: Zakhar Prilepin, ideology, political life, society, naturalism

АННОТАЦИЯ

В данной статье рассматриваются принципы общественно-политической жизни на примере романа Захара Прилепина «Санькя». В основе исследования – изображение эгоцентрической личности на фоне современного революционного движения с использованием приема контрастов и образов.

ABSTRACT

In this article principles of social and political life are considered on the example of the novel "Sankya" by Zakhar Prilepin. Representation of the egocentric personality against the background of the modern revolutionary movement using the method of contrasts and images is based on research.

 

Для поэтики натуралистического романа один из важных принципов – отражение общественно-политической жизни общества. Так, в романах З. Прилепина отражены реалии современной России – чеченская война, акты протеста национал-большевистской партии и т.д.

Цель данной статьи – показать на примере произведения Захара Прилепина принципы общественно-политической жизни. Наиболее ярко это представлено в романе «Санькя».

На общественно - политическом уровне роман представляет собой цепь последовательных столкновений мировоззрения Саши и его друзей с существующими в обществе идеологиями, которые помогают, с одной стороны, дискредитировать остальные идеи как ложные, и, с другой стороны, конкретизировать позицию ребят из «Союза Созидающих». Прилепин делает это намеренно и очень рассудочно, создавая удобные ситуации для идеологического спора. Дискредитации последовательно поддаются следующие позиции: коммунистическая, либеральная, неразумно радикальная (террористическая), фашистская, «почвенническая», а также концепция Дмитрия Быкова («...эпизод с «Левой», в котором Дмитрий Быков узнается не меньше, чем Лимонов — в вожде «Костенко»). У каждой из развенчиваемых теорий есть в романе представитель, выражающий идею с предельной полнотой – тип, лишённый индивидуальной многоплановости. Образы «союзников», напротив, живые и индивидуальные, ни один из них не подходит под определение «типичный нацбол».

Роман начинается развенчанием коммунистической идеологии. Прилепин использует приём контраста: старости и молодости, статики и движения, привычности и новизны, покорности и бунта. Благодаря контрасту, действие, которое обычно не вызывает сочувствия, — погром на улице — выглядит  как преодоление тоскливой неподвижности и как  вполне

естественное стремление людей вырваться из «загона». Кроме того, Прилепин окончательно ставит крест на коммунистической идее словом «господа», случайно вырвавшимся у оратора.

Наибольшее внимание в романе уделено развенчанию либеральной идеологии, которое происходит в форме дебатов Саши с Безлетовым. На протяжении романа они спорят три раза, причём последний их разговор заканчивается тем, что Саша выкидывает Безлетова из окна захваченного «союзниками» здания администрации. Не будем углубляться в анализ их аргументов, поскольку данный анализ выходит за рамки литературоведческого рассмотрения произведения. Заметим только, что Безлетов представлен как демагог, любящий за столиком в ресторане повздыхать о безнадёжно погибшей России и в целом готовый примириться с таким положением вещей.

Немного сложнее точка зрения Лёвы с его концепцией «нового-хорошо-забытого-старого-народа». Интересно, каким приёмом Прилепин дискредитирует рассуждения Лёвы: у Саши выбит зуб, и на протяжении всего разговора он занят мыслью о том, чтобы как можно меньше произносить звук [с]. Благодаря этому, и читатель вынужден следить больше за формальной стороной речи оппонентов, чем за содержательной. Следовательно, и концепция Лёвы предстаёт как красивая форма без содержания.

Подобным приёмом развенчивается и «почвенническая» идеология «красно — коричневого» Аркадия Сергеевича: во время их беседы Саша голоден. «Да, да, Саня, вижу твоё негодование, - Саша в это время любовно смотрел на бутерброд с икрой. - Но это правда».

В образе безрукого афганца дискредитируется показной радикализм. Этот эпизод важен утверждением: «метнуть помидор в премьера – как  минимум не менее страшно, чем бросить гранату... тебе наверняка сломают челюсть или ребро, и чуть после могут сделать так, что тебя опустят в камере». В этой фразе многие критики увидели доказательство того, что нацболами «движет не хулиганство, не подростковый протест, у них есть своя правда».

«Коричневая» идеология, в свою очередь, развенчивается появлением образом милиционера, который отпустил ребят после драки с кавказцами: «И ещё потому было немного гадко, что милиционер решил, будто пацаны с ним заодно против тех, кого он называл «чернозадыми». Но они не были заодно». Таким образом, Прилепин доказывает, что идеология «эсэсовцев» (как и идеология НБП) не имеет ничего общего с фашистской идеологией.

В романе развенчивается и ещё один тип мировоззрения – современная  система ценностей. С первой главы задаётся мотив разрушения: ребята из партии «Союз Созидающих» ломают сначала ограду вокруг коммунистического митинга, затем начинают разрушать игральные автоматы, разбивать витрины кафе и магазинов, ломать манекены, переворачивать машины и т.д. Интересно, какой вывод делает Саша из данного поступка: «Город оказался слабым, игрушечным - и ломать его было также бессмысленно, как ломать игрушку - внутри ничего не было - только пластмассовая пустота». Мотив внутренней пустоты и бесполезности города появится и в последней главе, когда ребята, вооруженные, уже чувствуют себя его хозяевами: «Но внутри было ощущение, будто к празднику подарили большой короб, - а внутри короба ломанный картон, старый ботинок, объедки, остановившиеся часы, рамка из-под чего-то, ржавый гвоздь». Данную метафору поясняют слова Олега:

-   А ты думал, это всё всерьёз? - спросил Олег.

-   Что всерьёз? - обернулся Веня.

-  Это... их... государство, - с необыкновенным презрением произнёс Олег.

В этом разгадка противоречия между названием партии «Союз созидающих» и их действиями, направленными на разрушение. Все общественные идеи в романе опровергаются с точки зрения их неестественности, умозрительности, навязанности извне. А мировоззрение «союзников» основано на свободе от всевозможных комплексов и штампов. «Мне не нужна ни эстетическая, ни моральная основа для того, чтобы любить свою мать или помнить отца.  А партия тоже не нуждается в идеях, она нуждается в своей родине», - говорит Саша. Поэтому, чтобы что-то создать, нужно разрушить всё пустое и наносное. Этим же объясняется разгром «Макдональдса» и погром в гипермаркете - уничтожение «ненастоящих» ценностей буржуазного мира. В результате Прилепин подводит читателя к мысли о том, что, кроме идеологии Саши и его друзей, в России не осталось ничего истинного, что «всё остальное потеряло значимость» (глава V).

Политическая направленность — это то, что отличает роман «Санька» от других произведений Прилепина. Своими сильными сторонами роман «Санькя» продолжает и во многом углубляет мотивы, заданные в первом романе Прилепина.

Для натурализма характерно пристальное внимание к общественно-политической жизни. Этот пласт наиболее ярко представлен в романе «Санькя», герой которого проходит процесс взросления в несуществующей партии «Союз Созидающих». В романе автор показывает несостоятельность всех политических доктрин, существующих в современной России, приводя к парадоксальному выводу о необходимости разрушения политического строя.


Список литературы:

1. Генчин Р. И вновь продолжается бой // Литературная Россия.
2. Давыдова Т.Т. Русский реализм: идеология, поэтика, творческая эволюция (Е. Замятин, И. Шмелев, М. Пришвин, А. Платонов, М. Булгаков и др.). М., 2005.
3. Данилкин Л. Захар Прилепин «Санькя». "Мать" без электричества. // Афиша, 2006, 5 апреля.
4. Миловидов В.А. Поэтика натурализма. Тверь, 1996.
5. Прилепин З. Патологии. М., 2008.
6. Прилепин З. Санькя. М., 2008.

Информация об авторах

соискатель, Новосибирский государственный педагогический университет, 630126, РФ, г. Новосибирск, улица Вилюйская, 28

aspirant, Novosibirsk State Pedagogical University 630126, Russia, Novosibirsk, Vilyuyskaya St., 28

Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), регистрационный номер ЭЛ №ФС77-54436 от 17.06.2013
Учредитель журнала - ООО «МЦНО»
Главный редактор - Лебедева Надежда Анатольевна.
Top