Невербальное поведение русских и японцев в сопоставительном аспекте

Russian and japanese nonverbal behavior: contrastive aspect
Цитировать:
Волкова Л.Б. Невербальное поведение русских и японцев в сопоставительном аспекте // Universum: филология и искусствоведение : электрон. научн. журн. 2016. № 6 (28). URL: https://7universum.com/ru/philology/archive/item/3298 (дата обращения: 29.10.2020).
Прочитать статью:
Keywords: gestures, facial expression, symbols, emotions, communication, cross-cultural aspect

АННОТАЦИЯ

Статья посвящена сравнительному исследованию невербального поведения русских и японцев, выполненному на материале лингвострановедческих словарей жестов и текстовых форм описания русской и японской невербальной коммуникации. Основой для сопоставления служили семантическое значение жеста и его стилистика, т. е. использование жеста в зависимости от ситуации общения, социальной принадлежности коммуникантов, степени их знакомства и т. д. Наиболее широкими и универсальными семантическими группами жестов являются: 1) жесты приветствия и прощания; 2) указательные жесты; 3) жесты согласия и несогласия; 4) жесты привлечения внимания; 5) психоментальные и эмоциональные жесты и мимика; 6) жесты-символы, т. е. условные, принятые у данного народа знаки, обозначающие людей, предметы, бытовые действия и понятия.

В результате проведенного анализа были выявлены стилистически значимые дифференциальные различия в количественном и содержательном составе используемых жестов и мимики, что находит свое объяснение в особенностях национального этикета, обычаях и традициях. Различия в языке невербального общения отчетливо коррелируют со стереотипными представлениями о национальном характере.

ABSTRACT

The article is devoted to the comparative research of nonverbal behavior of Russians and Japanese executed on the body language dictionary material and on the descriptions of the Russian and Japanese nonverbal communication. As base for comparison semantic value of gesture and its stylistics were used. The widest and universal semantic groups of the body language are: 1) gestures of a greeting and farewell; 2) index gestures; 3) gestures of consent and disagreement; 4) drawing attention gestures; 5) psychomental and emotional gestures and face expression; 6) gestures- symbols, i.e. the conditional signs, designating people, objects, household actions, concepts and etc.

As a result of the carried-out analysis significant differential distinctions in quantitative and qualitative structure of the used gestures and face expression have been revealed that finds the explanation in features of national etiquette, customs and traditions. Distinctions in language of nonverbal communication find out the correlation with stereotypic ideas of national character.

 

Каждая нация имеет свойственные только ей особые формы невербальной коммуникации. Жесты и мимика национальны, культурно обусловлены и стереотипны. Их не создавали намеренно – они формировались, складывались, отбирались и отшлифовывалось веками, прежде чем стать значимым элементом человеческой культуры. Социокультурная нормированность жеста, его ритуализация складываются под влиянием образа жизни данного общества. Жесты адресованы определенному социуму, который реагирует на них и характером реакций демонстрирует приятие или неприятие тех или иных движений.

Так, например, и русских, и европейцев часто удивляют безмятежные и спокойные лица японцев. Иногда они кажутся неестественными или лицемерными. Однако, в литературе по культурологии данный феномен объясняется тем, что японцы уже в древности могли по лицу читать намерения собеседника и даже предсказывать судьбу человека. Именно этим иногда объясняется их правило скрывать эмоцию под маской. Маски японцев правильнее истолковывать не как лицемерие, а как культурно обусловленную норму поведения. Не демонстрировать живую эмоцию, а быть в маске в Японии значит то же, что быть благопристойным. Стандартом для американца является улыбка, так как улыбка символизирует благополучие и успех. Русские в своих проявлениях более естественны и искренни, мимика и выражение лица у нас связаны с подлинными переживаниями. Соответственно, взаимное восприятие русских, американцев и японцев без знания национальных особенностей не всегда оказывается адекватным.

В литературе по межкультурной коммуникации часто отмечают, что русские жестикулируют энергичнее и чаще по сравнению с народами Дальнего Востока (хотя значительно меньше южноевропейцев и латиноамериканцев). В своей книге «Японская культура жестов» Мититаро Тада, описывавший невербальную коммуникацию японцев, подчеркивал традиционно слабую выраженность жестикуляции в повседневной жизни японского общества [5]. В Японии считаются похвальными умеренность и сдержанность в движениях. Поспешность воспринимается неодобрительно.

Однако в «Японских записях» Н.Т. Федоренко можно встретить указание на развитость у японцев языка жестов, так называемого ручного языка: «... он прекрасно выражает мысли, намерение, ситуацию. Все это нашло свое выражение и в японском лексиконе, в пословицах и поговорках. Известно, например, выражение: "Он приказы отдает подбородком" или "Он мух подбородком отгоняет"[8].

С целью выяснения особенностей русского и японского невербального поведения было проведено сопоставительное исследование на материале двух лингвострановедческих словарей жестов:1) «Жесты и мимика в русской речи» [1] и 2) «Жесты и мимика в общении японцев» [7]. В качестве основы для сопоставления использовались семантическое значение жеста и его стилистика, т. е. употребляемость в зависимости от ситуации общения, социальной принадлежности коммуникантов, степени их знакомства и т. д. Наиболее широкими и универсальными семантическими группами жестов являются:

  1.   Жесты приветствия и прощания
  2.   Указательные жесты
  3.   Жесты согласия и несогласия
  4.   Психоментальные и эмоциональные жесты и мимика
  5.   Жесты-символы, т. е. условные, принятые у данного народа жесты-обозначающие людей, предметы, бытовые действия и понятия.

Стилистическая дифференциация жестов, используемая в словаре А.А. Акишиной и П.С. Тумаркина, имеет существенные различия, что находит свое объяснение в особенностях русского и японского этикета. В словаре жестов русской речи для обозначения сферы применения жеста или указания на его характер используются следующие пометы: 1) фамильярный, 2) грубый, 3) простонародный, 4) интимный, 5) преимущественно женский или мужской, 6) устаревший.

П.С. Тумаркин для характеристики японских жестов выделяет следующие пометы 1) официально-церемонный, 2) обиходно-бытовой, 3) фамильярный. Стилистически нейтральные жесты специально не маркируются ни в русском, ни в японском словарях, хотя, по замечанию П.С. Тумаркина, в стилистически нейтральные входят и вежливые жесты [7].

Жесты приветствия и прощания

Хорошо известно, что в Японии универсальным жестом этикета вежливого общения означающим приветствие (а также поздравления просьбы благодарности извинения) являются поклоны. При этом выделяют несколько видов поклонов: стандартно-вежливый (с наклоном 30), обиходно-бытовой (15) и церемонный (почтительный от 45 до 90). Поклоны имеют мужские и женские варианты.

Кроме поклонов в Японии существуют и другие формы приветствия:

  1.   это может быть молчаливый обмен взглядами с легким склонением головы (полуофициальное приветствие между сотрудниками фирмы);
  2.   снятие головного уборов, сопровождающееся легким поклоном;
  3.   поднятие руки (преимущественно мужское) или
  4.   дружески-фамильярное махание рукой из стороны в сторону (преимущественно у молодежи).

П.С. Тумаркин отмечает, что некоторые жесты-приветствия, используемые современной молодежью, являются заимствованными: 1) рукопожатие, 2) воздушный поцелуй, 3) отдание чести, посредством прикладывания указательного и среднего пальца к виску, 4) сцепление ладоней.

В книге В.А. Пронникова и М.Д. Ладанова отмечается негативное отношение японцев к рукопожатию: «Рукопожатие в Японии не принято. Хотя бизнесмены, дипломаты, студенты, прожившие ряд лет на Западе, и привыкли к рукопожатию, японцы считают этот жест инородным. Он немыслим, по их мнению, для женщины. И если японцы замечают обменивающихся рукопожатием женщин, у них возникают негативные чувства. Чем объяснить, что в такой стране, как Япония, принимающей многие атрибуты Запада, рукопожатие не прививается? Нам думается, что, во-первых, японцы избегают пристального, прямого взгляда, который неизбежен при рукопожатии,
а во-вторых, им не импонирует манера прикасаться друг к другу. Так или иначе, рукопожатие в Японии не включается в процесс общения» [6]. России официальным приветствием является рукопожатие (обмен рукопожатиями). Чем ближе отношения партнеров, тем дольше задерживается рука. Быстрое выхватывание руки воспринимается как бестактность или как боязнь другого человека. По нормам этикета рукопожатие делается всей рукой. Невежливо как чересчур крепкое, так и чересчур слабое рукопожатие.

Немногие знают, что в древности в России был широко распространен поклон. Было известно много разных видов поклона (в русском языке существуют выражения «кланяться в пояс», «поклониться до земли»). Наиболее вежливым был земной поклон, когда руку прикладывали к груди, а затем во время поклона касались пола. В словаре А.А. Акишиной эти виды поклона упоминаются с пометой «устарел.», так как в настоящее время используются крайне редко, например в официальной обстановке при возложении венков или актерами на сцене [1]. К устаревшим относятся также и целование руки у старшего по возрасту, целование руки женщины как галантное приветствие мужчин по отношению к женщине, щелкание каблуками (типичное для военных). Упоминание о таких жестах-приветствиях можно встретить в русской классической литературе.

Распространено в России приветствие взглядом, когда люди, находящиеся на сравнительно далеком расстоянии друг от друга, могут в знак приветствия на секунду закрыть глаза или кивнуть головой. В отличие от японцев, русские машут рукой только при прощании, причем рука, ладонью направленная на собеседника, движется не вправо-влево а вверх-вниз. Обычно при прощании посылается и воздушный поцелуй. Мужчины старшего поколения могут при приветствии подносить руку к шляпе.

В целом для дружеского приветствия и прощания русских характерно более тесное тактильное взаимодействие, так при встрече близких людей (не обязательно родственников) русские расставляют руки в стороны, а затем сжимают друг друга в объятиях, целуются, после долгой разлуки – часто троекратно, т.е. три раза (традиционный русский поцелуй – троекратный). Мужчины, приветствуя друг друга, часто похлопывают друг друга по плечу или по спине. Следует заметить, что похлопывание возможно для собеседников находящихся в равном положении, в противном случае, жест похлопывания будет восприниматься как снисходительный или покровительственный.

Указательные жесты

Указательные жесты японцев и русских обнаруживают значительное сходство: указывать на предмет можно рукой, пальцем, кивком головы. Однако, стилистика жеста будет разная. У японцев вежливо-почтительным будет жест ладонью вверх, что часто вводит в заблуждение иностранных туристов в японских ресторанах, которые считают, что у них просят чаевые, а у русских – ладонь повернута вниз или в сторону.

В Японии допустимо указывать на предмет (но не на людей) пальцем, а в России указание пальцем считается крайне невежливым, даже грубым. Кивок головы в сторону предмета возможен при непринужденном общении близких друзей в Японии, в России используется значительно шире. Кроме того, русские часто указывают на предмет или на человека глазами, особенно в тех случаях, когда хотят, чтобы не заметили окружающие. Но русские и японцы по-разному указывают на себя: русский тычет себя пальцем (или рукой) в грудь, а японец подносит палец к носу.

Жесты согласия – несогласия

Нейтральные жесты выражения согласия-несогласия являются общими для русских и для японцев: 1) это кивок головой при согласии и 2) покачивание головой из стороны в сторону при несогласии. Эти жесты вообще могли бы считаться универсальными, так как широко используются многими народами, за исключением болгар и турок, у которых они имеют прямо противоположное значение). Здесь тем не менее следует сделать одно замечание. У японцев кивок головой может означать не согласие с собеседником, а знак, подтверждающий, что он внимательно слушает своего партнера. В связи с этим нередки курьезные ситуации, когда иностранец воспринимает кивки головой японца как полное согласие, а в результате оказывается, что японец имеет свое собственное видение проблемы.

В настоящее время и русские, и японцы используют в быту заимствованный жест O’key, кроме того японцы для выражения согласия на удалении (на расстоянии) соединяют руки над головой в кольцо. Для русских этот жест не понятен.

Жесты несогласия имеют стилистические синонимы – у русских категорическое несогласие с чем-либо выражается энергичным маханием пальцем из стороны в сторону, причем этот жест возможен при дружеских отношениях, а в официальной обстановке расценивается как грубый и авторитарный.

Отказываясь совершать какое-либо действие, русский может передернуть плечами (дернуть плечом, повести плечом), однако этот жест считается невежливым.

В Японии обиходными жестами отказа являются скрещивание рук перед собой (или перед лицом), а на близком расстоянии – скрещивание указательных пальцев. Причем, П.С. Тумаркин отмечает, что японцы при несогласии качают головой значительно реже, чаще машут рукой из стороны в сторону.

Жесты-символы

Как уже говорилось, к жестам-символам относят условные жесты, принятые в данной культуре обозначения каких-либо понятий, предметов, реалий. Условные жесты, как правило, не понятны без объяснений, так как один и тот же жест в разных культурах может иметь различное значение, и, напротив, один объект может передаваться разными жестами. Например, у японцев арест (тюрьма) передается руками, опущенными вниз и соединенными в запястьях, как будто руки в наручниках. У русских тюрьма изображается решеткой, образованной скрещенными указательными и средними пальцами обеих рук. Сопоставление русских и японских жестов этой группы обнаруживает довольно интересный факт: у японцев существует 10 жестов для обозначения 16 категорий людей, т. е. японец может изобразить жестом 1) болтуна, 2) вора, 3) гангстера – мафию (один жест), 4) выходца из касты париев, 5) глупого человека, 6) «дурнушку» – «свинью» (один жест), 7) женщину – хозяйку – любовницу (один жест), 8) хозяина – мужчину – отца (один жест), 9) льстеца и 10) любовников. А в словаре А.А. Акишиной приводятся только 2 жеста для обозначения глупого человека. Кроме того, П.С. Тумаркин приводит примеры жестов для изображения обезьяны, привидения и черта, причем нечистая сила у японцев, как правило, однорогая, а у русских – двурогая [7].

Японцы также могут показать жестом беззаботную жизнь, взятку, кражу, обман, увольнение (потерю работы), разрыв отношений, т. е. обозначить конкретные жизненные ситуации, для которых в русской культуре нет жестовых обозначений.

Условность представляется японцам тем существенным явлением, которое органически вошло в жизнь. Символика широко применяется не только в литературе, поэзии, искусстве, на театральной сцене, в живописи, но и на каждом шагу в жизни. Европейцам зачастую непривычен символизм, столь распространенный в Японии. Но японцы воспринимают его с самого своего рождения и настолько привыкают к условностям, что без них не мыслят себе жизнь. Символика обладает многообразными преимуществами, главным из которых является возможность избежать прямого выражения мыслей, спрятать, скрыть подлинные намерения или настроения. В сопоставлении русских и японских жестов отчетливо проявилась стремление японцев к условности.

Психоментальные и эмоциональные жесты

К этой группе относятся жесты, выражающие различные психические состояния человека, его чувства по отношению к другим людям, настроение, желания, положительные или отрицательные оценки ситуаций. Вполне естественно, что такого рода жесты используются при неформальном общении, в дружеском окружении, в бытовой сфере. Употребленные в официальной ситуации, они будут расцениваться как невежливые и даже грубые. Можно выделить 2 подгруппы жестов: 1) выражение чувств, отношения к партнеру по коммуникации и 2) выражение непосредственно своего состояния, вызванного ситуацией или обусловленного личными причинами. Соответственно, в каждой подгруппе выделяются положительные или нейтральные и отрицательные эмоции.

Люди, их поступки, слова, действия могут вызывать у нас самые разнообразные реакции и чувства. Мы можем относиться к нашим собеседникам с доверием, интересом, уважением, а можем проявлять недоверие, презрение, высокомерие. Мы можем человеку сочувствовать, а можем угрожать, можем обидеть, а можем – утешить или подбодрить. Наше отношение к человеку подкрепляется жестом, а иногда жест заменяет слова.

В 60 –х годах американские исследователи П. Экман и У. Фризен провели серию экспериментов с целью выяснения национальных и культурнообусловленных компонентов выражения и восприятия эмоций. Информантам из 5 стран (Аргентины, Бразилии, США, Чили и Японии) предъявляли фотографии людей, выражающих одну из 6 эмоций: страх, удивление, радость, грусть, отвращение, гнев. Анализ результатов показал высокую степень согласия в ответах людей разных национальностей, что свидетельствует об отсутствии культурной специфики мимики. Более того, для увеличения надежности результатов исследования студентам из Америки, которые никогда не были в Новой Гвинеи и, соответственно, не были знакомы с ее жителями, были показаны фотографии народов Новой Гвинеи, на которых жители также изображали гнев, радость, страх, удивление. Результаты опознания оказались аналогичными предыдущим [9].

Хотя, как показали эксперименты, эмоции и мимика во многом универсальны, способы выражения этих чувств различны. Сопоставление жестов, используемых японцами и русскими для выражения отношения, дало хотя и предсказуемый, но интересный результат. У русских имеется почти в 2,5 раза больше эмоциональных состояний-отношений, подкрепляемых жестами.

Общим является использование жестов при выражении дружелюбия, симпатии, доброжелательного отношения, соболезнования, а также для демонстрации негативных эмоций таких, как недоверие, презрение, гордость, неприязнь, зазнайство и заискивание. Но стилистика и характер жестов будут различными, так дружелюбие и симпатия выражается японцами легким толчком в бок или подмигиванием, жесты являются фамильярными или фамильярно-шутливыми и чаще относятся к противоположному полу. Для русских выражение доброжелательного отношения связано часто с тактильным взаимодействием: притянуть к себе за плечи, обнять, броситься на шею, брать, держать руку, гладить по руке, плечу, спине, касаться волос, головы, перебирать волосы, целовать в голову, в щеку. Естественно, эти жесты возможны при близком знакомстве, часть из них носят интимный характер или используется по отношению к детям.

Тактильное взаимодействие или касание собеседника при общении является в японском этикете довольно щепетильным моментом. Касание демонстрирует эмоциональную взаимоприемлемость. Среди японцев, пишет Мититаро Тада, считается важным «взаимное касание». В повседневной жизни, подчеркивает он, можно наблюдать, как мужчина подходит к товарищу, хлопает его по плечу и говорит: «Сегодня вечером выпьем по маленькой» — или как девушки, покатываясь со смеху от чего-то смешного, задевают своих подружек. Говоря в целом, заключает Мититаро Тада, для японцев «касание» не является табу: касаясь друг друга на улице плечом, они не испытывают недоумения или замешательства; японцы совсем не считают это «неэтичным». С японской точки зрения, кажется смешным и странным то, что европейцы с большой нервозностью относятся к прикосновению. [6,с. 190]. Американский исследователь Д. Барланд придерживается иной точки зрения. Проведя сравнительное исследование отношения к тактильным контактам среди 240 японских и американских студентов, он приходит к заключению, что японцы склонны избегать прикосновений и тактильный контактов во время общения, причем это свойственно как мужчинам, так и женщинам. По мнению русских специалистов, изучающих Японию, сдержанность в общении и прикосновении скорее справедлива в отношении иностранцев и старших [6, с. 195] .

Что же касается второй подгруппы эмоциональных жестов, то общим является выражение радости, растерянности, задумчивости, облегчения. В состоянии растерянности или безысходности и русские, и японцы берутся за голову или сжимают руками виски, в состоянии затруднения – разводят руками, при облегчении – вздыхают полной грудью. Хотя и здесь наблюдаются различия, например, поднять руки вверх ладонями вперед – у русских значит «сдаюсь», т.е. отказ от сопротивления, признание поражения, а у японцев в зависимости от ситуации это может быть и жест поражения (отэагэ да (разг.) – «руки опускаются», бандзай да (прост.)– «капут») и жест поздравления по поводу счастливого события в жизни адресата.

Безусловно, есть и существенные различия в выражении эмоций, например, свою волю, решимость, уверенность, русские смотрят в упор, выставляют грудь вперед, вздергивают голову (или подбородок), могут стучать по столу. Японцы демонстрируют силу, сжимая руки в локте и показывая бицепсы, уверенность в победе - с помощью знака победы – виктория (V-sign). Следует заметить, что заимствованный знак победы постепенно входит и в жестовый язык русских.

Как было отмечено выше, при сопоставлении словников значений эмоциональных и психоментальных жестов, в словаре А.А. Акишиной встретилось почти в 2,5 раза больше слов-значений, чем в словаре П.С. Тумаркина. Каким образом можно интерпретировать данный факт? Безусловно, возможны несколько объяснений, которые, лишь отчасти, могут быть правильными.

Во-первых, вполне допустимо, что словарь П.С. Тумаркина не описывает все жесты и тем более мимику, используемую японцами.

Во-вторых, как подчеркивалось выше, коммуникативное поведение японцев отличается сдержанностью. Запрет на публичную демонстрацию эмоций у них с детства. Всякое проявление чувств не поощряется. Но в то же время японцы могут распознавать настоящие эмоции и чувства за, казалось бы, совершенно спокойной внешностью, т. е. они способны увидеть границу, разделяющую «татэмаэ и хоннэ»: таэмаэ – маску, предназначенную для всех, и внутренние хоннэ, т.е. лицо для себя и своих близких.

В этой связи интересным представляется сравнительное исследование английских и русских концептов, относящихся к эмоциям, которое провела А. Вежбицкая [3]. А. Вежбицкая указывает на более слабую проработанность и представленность эмоциональной лексики в английском языке (английских словарях) и, соответственно, на редкость ее употребления (по данным частотных словарей), например, из 14 приведенных Русско-английским словарем выражений, описывающих глаза с точки зрения эмоционального состояния, только 4 имеют английские аналоги “удивленные глаза – surprised eyes”, “изумленные глаза – astonished eyes”, “выпученные глаза – goggle eyes”, “глаза округляются –someone’s eyes get round. Остальные 10 русcких выражений, описывающих отраженный в глазах вид эмоций, аналогов не имеют: «сделать круглые глаза», «сделать большие глаза», «сделать квадратные глаза», «таращить глаза», вытаращить глаза», «вылупить глаза», «выкатить глаза», «глаза на лоб лезут», «глаза вылезают из орбит» [3, с. 528]. Или на одно английское общеупотребительное словосочетание, указывающее на ноги как средство выражения эмоций “to stamp one’s foot” приходится 5 русских: 1) «топнуть ногой»,2) «в гневе стукнуть ногой», 3) «нетерпеливо стукнуть ногой», 4) «топать ногами в (ярости)», 5) «колотить (по полу) ногами» [3, с. 536–541].

Русские культурные нормы позволяют и поощряют большую выразительность мимики и жестов в сфере эмоций, нежели англосаксонские, где эмоции поставлены под контроль и должны сдерживаться. Как уже отмечалось, это нашло отражение в словарном составе английского языка. Сопоставление лексических способов выражения эмоций в русском и японском языке также могло бы дать более точный ответ на вопрос о формах жестового и мимического отображения эмоционального состояния японцев.

Таким образом, проведенный анализ жестов русских и японцев, с одной стороны, подтверждает существующее мнение о том, что русская жестикуляция более энергичная и разнообразная, с другой стороны, сравнение выявляет особенности каждой их них.

Во-первых, японская жестикуляция носит более регламентированный, социально-обязательный характер, т. е. в официальных ситуациях общения японцы используют жест чаще (ср., например, поведение за столом, вручение подарка, благодарности осуществляется в соответствии со строго определенными правилами). Об этом замечательно сказал Какудзо Окакура: «Наш этикет начинается с изучения того, как предлагать человеку веер, и заканчивается правильными жестами для совершения самоубийства» [4, с. 28].

Во-вторых, для японцев более характерны жесты – предметы, жесты-символы, т. е. конкретные обозначения отдельных предметов, вещей. Для русских наиболее типичны эмоциональные и психоментальные жесты, как выражение отношения к ситуации и состояния души. Это положение, на наш взгляд, хорошо иллюстрирует высказывание римского оратора Цицерона: «Каждое движение души имеет свое естественное выражение в голосе, жесте, мимике. Движения должны отвечать диалогу и смыслу слов».

Результаты исследования хорошо согласуются с имеющимися стереотипными представлениями о японцах, как сдержанных, малоэмоциональных, вежливых, но закрытых людях, и о русских, как о сентиментальных, эмоциональных, открытых натурах.

В заключение хотелось бы сказать о том, что при анализе жестового языка, выявлении сходств и различий необходимо помнить, что жест и мимика непосредственно и глубоко включены в культуру и сознание народа, являясь их неотъемлемой органичной частью. При этом часто оказывается важным не сам акт понимания жеста (как уже отмечалось, эксперименты показали универсальность эмоциональной мимики), но их бессознательная оценка, их этико-эстетическое восприятие представителями другого народа. Диаметральные оценки одного и того же знака могут привести к сильным внешним или внутренним конфликтам. Примером такого внутреннего конфликта является ситуация, описанная в рассказе Акутагавы Рюноске «Носовой платок» [2]. Герой рассказа, профессор права Токийского Императорского университета восхищается поведением японской матери, которая сообщает о смерти сына со спокойным и ясным лицом, при этом горе, отчаяние и боль она выражает комканием носового платка, тщательно скрывая это от глаз собеседника. Вечером профессор, читая «Драматургию» Стриндберга, случайно наталкивается на описание сценического приема одной западной актрисы, которая, изображая горе, улыбалась, но при этом незаметно рвала платок. Стриндберг определяет этот прием как дурной вкус. Это нарушает внутренний покой профессора, так как оценка драматурга задевает его чувства. На самом деле, поведение матери будет высоко оцениваться и в японской, и в европейской культуре: 1) в японской – так как она не нарушает общепринятые нормы, а 2) в европейской – будет цениться естественность поведения и ее мужественность. Сценический прием получает негативную оценку именно в силу его неестественности, надуманности, так как не соответствует европейским нормам поведения.

Таким образом, чтобы воспринимать и понимать другую культуру, избегая внешних и внутренних конфликтов, надо, во-первых, изучать ее и, во-вторых, учиться толерантности.


Список литературы:

1. Акишина А.А., Кано Х., Акишина Т.Е. Жесты и мимика в русской речи. – М., 1991. – 146 с.

2. Акутагава Рюноске. Носовой платок/ [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.livelib.ru/book/1000566978 (дата обращения: 10.05.2016).
3. Вежбицкая А. Лексическая семантика в культурно-сопоставительном аспекте // Семантические универсалии. – М., 1999. с. 526–545.
4. Овчинников В. Ветка сакуры. – М.: Молодая гвардия, 1971. –224 с.
5. Поваляева М.А., Рутер О.А. Невербальные средства общения. – Ростов-на-Дону: 2005.
6. Пронников В.А., Ладанов И.Д. Японцы (этнопсихологические очерки). –М.: Наука, 1985. – 347 с.
7. Тумаркин П.С. Жесты и мимика в общении японцев. Лингвострановедческий словарь-справочник. – М.: Русский язык, 2001. – 64 с.
8. Федоренко Н.Т. Японские записи. – М.: «Советский писатель», 1966. – 416 с.
9. Экман П., Фризен У. Узнай лжеца по выражению лица. – СПб: Питер, 2011. – 270 с.

 

Информация об авторах

канд. филол. наук, доц. Санкт-Петербургского государственного университета, 199034, Россия, г. Санкт-Петербург, Университетская наб. д.7-9

Candidate of Philology, associate Professor of Saint-Petersburg State University, 199034, Russia, Saint-Petersburg, Universitetskaya nab.7-9

Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), регистрационный номер ЭЛ №ФС77-54436 от 17.06.2013
Учредитель журнала - ООО «МЦНО»
Главный редактор - Лебедева Надежда Анатольевна.
Top