Протестантская проповедь в английском языке в диахроническом аспекте

English protestant sermons in diachrony
Сорокина Е.Е.
Цитировать:
Сорокина Е.Е. Протестантская проповедь в английском языке в диахроническом аспекте // Universum: филология и искусствоведение : электрон. научн. журн. 2020. 10(77). URL: https://7universum.com/ru/philology/archive/item/10768 (дата обращения: 12.08.2022).
Прочитать статью:

 

АННОТАЦИЯ

Статья посвящена тексту английской протестантской проповеди в диахроническом аспекте. Актуальность работы заключается в необходимости проследить развитие текста протестантской проповеди в диахроническом аспекте. Новым в статье является изучение текстологических особенностей протестантских проповедей в совокупности с экстралингвистическими факторами. Целью работы является анализ текста указанного жанра проповеди в диахроническом аспекте. В статье использовался метод сравнения источников различных эпох. В результате было выяснено, что на протяжении истории в тексте протестантской проповеди в английском языке использовались различные иллюстрации для привлечения внимания аудитории. Статья может быть использована в курсе лингвистики текста. 

ABSTRACT

The article touches upon the text of English Protestant sermons in diachrony. The relevance of the article lies in the necessity to retrace the text of English Protestant sermons. The academic novelty of the work is the study of textual peculiarities of English Protestant sermons combined with extralinguistic factors. The aim of the article is to analyze the given sermon genre in diachrony. The method of historic source comparison was used. As a result, it was found out that throughout the Protestant Church history in English-speaking countries preachers used a number of different illustrations in their sermons to attract the audience’s attention. The given article can be used in text linguistics courses.

 

Ключевые слова: проповедь, протестантизм, выразительные средства, гомилетика.

Keywords: sermon, Protestantism, illustrations, homiletics.

 

Церковно-религиозная сфера использования языка в последние годы всё чаще становится объектом исследований, изучаются функционирующие в этой сфере жанры. Одним из ключевых жанров религиозной коммуникации является проповедь, по которой проведено большинство исследований в данной сфере. Среди них можно привести работы Е.В. Бобыревой [1], В. И. Карасика [4], А. К. Погасия [5], А. Г. Прилуцкого [6], К. В. Чумаковой [9]. По мнению авторов, в структуру религиозного дискурса входят агенты (священнослужители), клиенты (прихожане), посредники, а также дополнительные параметры: контекст и языковые средства. Кроме того, на примере различных конфессий показывается, какое значение каждый из компонентов религиозного дискурса имеет для каждой из них. Одним из таких компонентов как раз является гомилетический жанр, к которому относится проповедь. Последняя является средоточием церковной жизни протестантизма ввиду отсутствия сконцентрированности их богослужения вокруг таинств.

В данной статье рассматривается текст английской протестантской проповеди в диахроническом аспекте.

Актуальность данной статьи заключается в необходимости проследить развитие текста протестантской проповеди в диахроническом аспекте.

Целью работы является анализ текста английской протестантской проповеди в диахроническом аспекте.

Для достижения данной цели необходимо решить следующие задачи:

  1. Дать определение понятию проповеди
  2. Рассмотреть особенности текстов проповедей в протестантском англоязычном пространстве в истории

В начале анализа разберём само понятие проповеди. Оно очень обширное и поэтому трудно поддаётся окончательному определению. По наиболее распространённому определению, христианская проповедь – это речь религиозного характера, произносимая священнослужителем в церкви, и имеющая своей задачей поведать и разъяснить слушающим суть учения Иисуса Христа [14].

Однако приведённое выше толкование не охватывает всех форм данного типа дискурса. Например, в данное определение не входят различные поучения, существующие с дохристианского периода (ок. XIII – II вв. до н.э.), и получившие своё развитие в других религиях и учениях, а также различные наставления, представляемые в отличных от устной речи формах, и входящих в состав понятия «проповедь». Учение о проповеди является предметом богословской науки гомилетики. Главные вопросы этого учения – о существе и природе проповеди, а также об отношении церковного проповедничества к правилам светской риторики. Согласно церковному учению, проповедь по внутреннему существу иной природы, чем естественное слово ораторского искусства: главная сила, образующая проповедь, есть благодать, которая даруется в таинстве священства [8, с. 401].

Несмотря на то, что в древней христианской церкви, стремясь противопоставить её классическому ораторскому искусству, языческих ораторов и риторов перед крещением заставляли отрекаться от профессии, проповедь до сих пор имеет в основе классическую и иудейскую (восточную) традиции. Черты последней традиции можно проследить в древнейших разновидностях проповеди, которые описаны в книге Деяний апостолов и в Первом послании к Коринфянам. Их выделяли три, в зависимости от степени присутствия в проповеднике Духа Божия: глоссолалия – когда человек начинает говорить на языке, прежде ему неведомом, находится в состоянии экстаза, речь часто нестройна и нуждается в истолковании; профетия – пророчество как таковое; дидаскалия – произносилась под управлением разума, содержала рассуждения и доказательства. Именно последняя дала начало основным видам христианской проповеди, хотя и глоссолалию с профетией нельзя считать полностью утраченными [8, с. 402].

Проповедь в большинстве случаев является органической частью богослужения, а в протестантизме это главный момент богослужения, в то время как прочие составляющие (пение псалмов и гимнов, молитва и др.) призваны лишь сопровождать и усиливать действие проповеди [7, с. 6]. В протестантизме, в отличие, например, от католицизма или православия, допускается и даже рекомендуется использовать в роли проповедников мирян. В США наиболее талантливые протестантские проповедники, выступления которых показывают по телевидению, пользуются популярностью, сравнимой с популярностью звёзд кино и эстрады. В содержании современной протестантской проповеди всё большее место занимает социально-нравственная и экологическая проблематика.

В английском языке сосуществуют два слова, переводимые на русский язык как «проповедь» – homily и sermon. Разберём, в чём между ними разница. Sermon – это проповедь, произносимая непосредственно с кафедры, с телеэкрана, она составлена самим проповедником, позаимствована им из какого-либо источника, иногда представляет собой неподготовленную импровизацию. Это рассуждение на религиозную или нравственную тему [19]. Homily, в свою очередь, представляет собой проповедь как письменный текст, предназначенный для прочтения или обдумывания; такая проповедь произносится во время мессы или литургии, в ней, в отличие от sermon, даются определённые практические советы[19].

Изобретение Гуттенбергом книгопечатания, а также Реформация сделали проповедь грозным оружием, как было в ранние века её существования. Среди сторонников Мартина Лютера (в числе которых были и У. Тинделл, и Т. Мор) был также выпускник Кембриджского университета Хью Лэтимер, имевший дар ясно донести самые сложные нравственные истины до простого люда. Например, в проповеди «Sermon of the Plough» Лэтимер высмеивает леность католических священников, в то время как сам дьявол является проповедником, обладающим необычайным усердием. В среде кальвинистов наиболее известен Джон Нокс, в основе успеха проповедей которого лежала отточенная логика и искренность убеждений [2]. Кроме того, в его проповедях многие люди узнавали себя, например, Мария Стюарт, королева Шотландская, и её супруг усмотрели в проповеди на 25 главу пророка Исаии схожесть их самих с нечестивым царём Ахавом и его супругой Иезавель, что и привело проповедника впоследствии на скамью подсудимых.

В XVII веке появились такие блестящие ораторы, как Джон Донн, Джереми Тэйлор (именно он первым заговорил о религиозной терпимости в англиканской церкви), Ричард Бэкстер. Их проповеди отличались простотой и изысканностью стиля.

Человека по имени Джон Брэдфорд в этом смысле также можно назвать выдающимся проповедником. Он — один из первых протестантских мучеников, которые были в то время и в других странах. В конце шестнадцатого века в Шотландии проповедовал знаменитый Роберт Брюс Обстановка в то время была крайне неблагоприятной и удручающей. На одной из конференций служители совещались в атмосфере глубокого отчаяния, которое росло, когда они пытались молиться. Тогда Брюс, возмутившись духом, как апостол Павел в Афинах, решил их «заставить» молиться «в духе», начав стучать кулаками по столу. Это возымело должный эффект [12].

Ещё одним известным проповедником того времени был Джон Ливингстон, жившим в Шотландии в начале семнадцатого века. Он также был очень одаренным человеком. Из-за гонений он вынужден был бежать в Северную Ирландию, где  стал одним из участников возрождения. В 1630 году произошло главное событие в его жизни. В местечке Кирк О'Шоттс, расположенном между Глазго и Эдинбургом, на одну из встреч, посвящённых Голгофским страданиям, его пригласили в качестве проповедника. Будучи благочестивым человеком, он понимал возложенную на него ответственность и поэтому начал горячо молиться, сначала дома, затем под открытым небом. Он обрёл мир в душе только тогда, когда в первые утренние часы понедельника он получил от Господа послание и уверенность в том, что его проповедование будет сопровождаться большой силой. После того, как на следующее утро он прочитал проповедь, поместные церкви сразу же приобрели пятьсот новых членов [12].

Реставрация, наступившая после восшествия на британский престол Карла II Стюарта, и классицизм в литературе и искусстве того времени, не могли не повлиять и на стиль проповеди. Наиболее известными протестантскими проповедниками того времени считают Джона Беньяна, оставившего потомкам свой труд «Путь паломника», Джозефа Батлера, чьи проповеди были направлены против деистов [2].

XVIII век, эпоха Просвещения, в Англии была временем Евангельского возрождения, возвращения к непосредственному, искреннему религиозному чувству. Это движение возглавил Джон Уэсли, основоположник методистской ветви протестантизма[2].

Перейдём к анализу фрагментов из протестантских проповедей разных веков.

Hugh Latimer, “Sermon of the Plough“ XVI в.

«… I liken preaching to a ploughman's labour, and a prelate to a ploughman. But now you will ask me, whom I call a prelate? A prelate is that man, whatsoever he be, that hath a flock to be taught of him; whosoever hath any spiritual charge in the faithful congregation, and whosoever he be that hath cure of souls. And well may the preacher and the ploughman be likened together: first, for their labour of all seasons of the year; for there is no time of the year in which the ploughman hath not some special work to do as in my country in Leicestershire, the ploughman hath a time to set forth, and to assay his plough, and other times for other necessary works to be done. And then they also may be likened together for the diversity of works and variety of offices that they have to do. For as the ploughman first setteth forth his plough, and then tilleth his land, and breaketh it in furrows, and sometime ridgeth it up again; and at another time harroweth it and clotteth it, and sometime dungeth it and hedgeth it, diggeth it and weedeth it, purgeth and maketh it clean: so the prelate, the preacher, hath many diverse offices to do. He hath first a busy work to bring his parishioners to a right faith, as Paul calleth it, and not a swerving faith; but to a faith that embraceth Christ, and trusteth to his merits; a lively faith, a justifying faith; a faith that maketh a man righteous, without respect of works: as ye have it very well declared and set forth in the Homily” [10].

Здесь автор сравнивает искусство проповедования с пахарским трудом: описывая действия, которые совершает пахарь (setteth, tilleth, breaketh, ridgeth, harroweth, clotteth, dungeth, hedgeth, diggeth, weedeth, purgeth, maketh clean), он проводит аналогию с множеством действий, которые должен совершать священник, подготавливая души для принятия Слова Божиего. Далее автор проповеди  высмеивает леность католических священников, их страсть к прелюбодеянию, гордыню, жестокость, суеверие. Самым же прилежным проповедником он называет самого диавола. Он «никогда не покидает свою епархию, он всегда в своём приходе…он всегда за плугом», без устали совершая своё дело. Среди используемых выразительных средств – отсылки к повседневным ситуациям, типичным для того времени, эмоционально окрашенная лексика, отсылки к другим библейским текстам.

John Livingstone, “Evening sermon” 1630

That amongst the keepers of our look, memory is one that is much broken, which doubtless had been in better case if we had rightly served Christ. Memory is a notable servant unto Jesus Christ. It is like an apothecary apprentice, turning quickly unto every shuttle, and bringing forth His medium; but alas, the want of memory hath sent many souls into hell, not remembering that they were washen. They say it is natural for them to be forgetful. But I say unto such, Woe unto you; for ye can keep a tryst [appointed meeting] with the devil, and ye can remember that, and ye can remember foolish tales or things of that nature. Our hearts (to use the comparison) are just like a watch which one carries unto a man who hath skill, and says to him, Mend this little thing in it. But when the skilled person looks into it, he finds that there is not a right wheel in it. All is wrong. The mind, will, and affection are all gone wrong. The wisdom, understanding, and spirit are all gone wrong by our first parents eating the forbidden fruit, whereby Satan and our own folly have made strange work, though they were warned by God's express prohibition [18].

В своей вечерней проповеди 1630 года Джон Ливингстон, рассуждая над текстом из Евангелия от Луки «Вспоминайте жену Лотову» (Лк. 17:32), говорит о феномене памяти. Автор приводит пример многих душ, которых погубила забывчивость. Среди них были и первые люди на Земле, которые совершили грехопадение по своему неразумию и вмешательству сатаны. Далее он раскрывает смысл стиха: жена Лота была женой праведника, была на полпути к городу Цоару от Содома, которому грозила гибель, но обернулась вспять вопреки словам ангелов и «стала соляным столпом». Для привлечения внимания аудитории он использует различные сравнения (heart – watch, memory – apothecary apprentice), метафоры, библеизмы (forbidden fruit), слова из других областей знания (tryst).

Джон Уэсли. “Causes of the inefficacy of Christianity”, 1789 г.

O that God would enable me once more, before I go hence and am no more seen, to lift up my voice like a trumpet to those who gain and save all they can, but do not give all they can! Ye are the men, some of the chief men, who continually grieve the Holy Spirit of God, and in a great measure stop his gracious influence from descending on our assemblies. Many of your brethren, beloved of God, have not food to eat; they have not raiment to put on; they have not a place where to lay their head. And why are they thus distressed? Because you impiously, unjustly, and cruelly detain from them what your Master and theirs lodges in your hands on purpose to supply their wants! See that poor member of Christ, pinched with hunger, shivering with cold, half naked! Meantime you have plenty of this world’s goods, — of meat, drink, and apparel. In the name of God, what are you doing? Do you neither fear God, nor regard man? Why do you not deal your bread to the hungry, and cover the naked with a garment? Have you laid out in your own costly apparel what would have answered both these intentions? Did God command you so to do? Does he commend you for so doing. Did he entrust you with his (not your) goods for this end? And does he now say, “Servant of God, well done?” You well know he does not. This idle expense has no approbation, either from God, or your own conscience. But you say you can afford it ! O be ashamed to take such miserable nonsense into your mouths! Never more litter such stupid cant; such palpable absurdity! Can any steward afford to be an arrant knave? to waste his Lord’s goods? Can any servant afford to lay out his Master’s money, any otherwise than his Master appoints him? So far from it, that whoever does this ought to be excluded from a Christian society.

В данном фрагменте, как и во всей приведённой проповеди, Джон Уэсли (основатель методистского движения) обличает английских протестантов, у которых в избытке «блага мира сего», но они не совершают дела милосердия. Далее задаются вопросы, «разве Бог повелел вам делать это? Разве для этой пользы Он дал вам Свои (не ваши) блага?» и далее: «Говорит ли Он вам, «Хорошо, добрый и верный раб»? Вы хорошо знаете, что нет». Проповедь заканчивается девизом «блаженнее давать, нежели принимать». Среди выразительных средств часто используется эмоционально окрашенная лексика, цитаты из других мест Писания.

Billy Graham. “Who is Jesus” 1971

"There's a rock opera, at the moment, called, "Jesus Christ, the Superstar." All around the country, thousands of young people are talking about Christ. They can't escape Him. There's a Broadway play right now, entitled, "Godspell." A musical version of St. Matthew's gospel. There's a new movie right now − called, "Brother John" − in which Sydney Porcia, plays Jesus Christ, in the form of an Alabama black man. The front cover of Life Magazine, a few weeks ago − read "Jesus Christ, Superstar." And this opera from England, was confronting young people with one question − "Who is Jesus Christ?" An 87 minute electronic probe into the life of Jesus. Who is Jesus? And the opera concludes, with the voice of Judas, coming back from the dead and still questioning who Jesus is. "Don't get me wrong!", says Judas, in the opera. "I only want to know!" And then the haunting chorus followed: "Jesus Christ, Superstar!" Do you think you're what they say you are?! Jesus Christ, do you think you are what they say you are?!

It's interesting to me that in 1971, the plays, the books − the operas − the movies about Jesus. Our generation cannot escape Jesus! And when Good News For Modern Man − translation of the New Testament, by the Society, they sold 25 million copies. We cannot escape Jesus! I've never heard of an opera or a play, even of a play − about Buddha! Or Mohammed! Or Gandhi! But our generation has become hung up on Jesus! Young people are talking about Jesus! He's the subject of conversation, today, on the campus − in the high schools! Everywhere! Young people are discussing Jesus Christ. And they're asking the question, "Who is He? Who is this Jesus?" We cannot escape” [15].

Известный американский проповедник Билли Грэм, произнося свою проповедь об Иисусе в 1971 году в Чикаго, для привлечения внимания аудитории начинает с упоминания популярной в тот год рок-оперы «Иисус Христос – суперзвезда» и мюзикла “Godspell” и возросшего на этой почве у молодёжи интереса к личности Христа. «Я никогда не слышал об опере или пьесе о Будде, о Мухаммаде, о Ганди…» Стихами из Писания, включая историю покаяния апостола Павла на дороге в Дамаск, он доказывает, что Христос – уникальная личность. Он не просто хиппи, не просто революционер, а Бог во плоти, Сущий от начала. А узнать, кто Он такой, по мнению автора, можно, только приняв Его в своё сердце, верой. Даются также примеры, что всё, что мы ни делаем, всё совершается верой, и поэтому нам надо веру свою обратить на Христа.

Наконец, ниже приведём отрывки из трудов современных проповедников, где даются различные примеры иллюстративных средств и как использовать их в проповедях.

Например, пресвитерианский пастор бразильского происхождения Клаудиу Карвальяньш (США) в своём труде «Preaching in the 21st century: metaphors and ideologies» пишет о метафорах следующее: «When we see the forgery of our realities, our work as Christians is to understand our faith as:

Being Christ in the world and doing Christ’s mission in the world;

Receiving God’s grace and offering God’s love to the world;

Being fed by God’s presence through each other and feeding others as we are demanded to love our neighbor as God loves us;

Living in communities, in a collective historical event, like the African Ubuntu philosophy where the individual is only possible because the whole group is and not the other way around.

In these movements, we as Christians offer a break in this evil status quo of our reality. We offer a countercultural perspective to the world, becoming an alternative to this individualistic, unequal and unjust empire that sometimes still calls on the name of God just to protect itself, but is speedily marching to hell. In this living of a new alternative to the world, preachers are to create metaphors for Christians to live in this world. The Bible is filled with metaphors for God and Christians: God as a mighty fortress, Jesus as a hen, Christians as traveling people without a country. Jesus is a master of metaphors, using parables to describe his reality. In this way, we can also understand French philosopher Paul Ricouer’s definition of metaphor: “Metaphor has the extraordinary power of redescribing reality”. This means we need to reinvent reality.

Thus, the work of the 21st century preacher is also to create metaphors to help Christians gain critical lenses from which they can see the distance between the reality they imagine and the one they actually live. This happens through the critical reading of the Bible — from the margins, together, a reading that is never neutral but always proposes a reality that can mirror the justice and equality of the kingdom of God. This collective reading is ideological as well but grounded in an ideology that is marked by the imago Dei in every single human being, especially those who are disgraced by our societies. The point is not to deny the ideology, but instead to create ways in which many metaphors can helps Christians read the Bible and live the gospel from the perspective of the poor instead of the perspective of the rich. One example is how farmers in Brazil are reading the Bible. Sewers of hope against the big agribusiness, they read the gospel under three major themes: memory, rebellion and hope.

Liberation theology in Latin America has also created a large metaphor, even an hermeneutic key, to read the gospel. If we are to look at reality from God’s eyes, they say, we must see that God’s love has a logical preference for the poor, which means that God is primarily on the side of those who are naked, abandoned, hungry, homeless and in prison (see Matthew 25:31-46). This metaphor gives us lenses to read the Bible from the perspective of Jesus, who was poor, who had almost no possessions and who was born as an undocumented immigrant.

As preachers preaching in this country at this time, we must create ways to help our people to deal with racism. We must create forms of reading the Bible that will engage with the black community against white supremacy, that will assume the racial construction of this country, that will create the conditions of the possibilities for the black and white people in this country, including browns, yellows and every other people to live in a just world.

Heralds, ring shouters, storytellers, hosts of God’s love, decolonizers, anti-imperialists, sewers of hope, racism dismantlers, signposts of hope, singers of justice, prophets, and so on. <…>  are the new/old metaphors for the people of God to honor God, to fight the present ideologies of death, to honor people and to find ways to live the gospel of life with courage» [13, перевод Сорокиной Е.Е.].

 

«Когда мы видим поддельность нашей действительности, наша задача как христиан заключается в том, что надо:

Быть наместником Христа на земле и продолжать Его миссию

Получать Божью благодать и предлагать Божью любовь миру

Окормляться присутствием Божьим друг через друга и окормлять других, так как мы призваны любить наших ближних, как Господь любит нас

Жить в общинах, коллективно участвовать  в каком-либо историческом событии, подобно африканской философии Убунту, где существование личности возможно только потому, что существует сообщество, а не наоборот.

Делая эти шаги, мы как христиане предлагаем отдохнуть от тех ужасов нашей действительности.  Мы предлагаем контркультурную точку зрения миру, становясь альтернативой  для той империи индивидуализма, неравенства и несправедливости, которая иногда всё ещё призывает Имя Господне только для самозащиты, но всё же быстро идёт в ад. Живя в подобной альтернативе миру, проповедникам следует создавать метафоры для обозначения христиан, живущих в этом  мире. Библия полна метафор для обозначения Бога и христиан: Бог – крепкая скала, Христос – курица, христиане – путники, которым негде приклонить голову. Иисус мастерски использовал метафоры, описывая в притчах современную Ему действительность. Таким образом, мы также можем понять определение метафоры, данное французским философом Полем Рикуром: «Метафора имеет необычную силу снова описать действительность». То есть, мы должны снова изобрести действительность.

Таким образом, задача проповедника 21 века состоит также в создании метафор, чтобы помочь христианам с помощью того, что они видят, критически оценивать разницу между той действительностью, которую они представляют, и той, в которой они живут. Это происходит во время чтения Библии с критической точки зрения – с самого начала, всей общиной. Такое чтение никогда не бывает нейтральным, но всегда предлагает реальность, которая отражает справедливость и равенство Царства Небесного. Это коллективное чтение также имеет идеологическую характеристику, но идеология эта заключается в том, что каждый человек, особенно тот, который подвергается унижению со стороны общества, несёт в себе Образ Божий. Важно не отвергать идеологию, но разными способами создавать метафоры, помогающие христианам читать Библию и жить по Евангелию с точки зрения бедных, чем с точки зрения богатых. Они, как сеятели надежды против крупного агробизнеса, читают Библию с трёх основных перспектив: память, восстание и надежда.

Богословие освобождения в Латинской Америке также создало большую метафору, даже герменевтический код к чтению Евангелия. Если бы мы смотрели на мир глазами Бога, как они говорят, мы увидели бы, что любовь Божья логически относится к бедным, т.е. Господь обычно на стороне раздетых, покинутых, голодных, бездомных и заключённых (см. Мф 25:31-46). Эта метафора даёт нам возможность читать Библию с точки зрения Иисуса, Который был бедным, почти не обладал имуществом и родился как нелегальный иммигрант.

Как проповедники нового времени в нашей стране (США. – Прим. Е.С.), мы должны разными способами помочь нашему народу справиться с расизмом. Мы должны создать такие формы чтения Библии, которые помогут афроамериканскому сообществу в борьбе против превосходства белых, в улучшении расовой обстановки, в создании условий жизни для чёрных и белых, включая мулатов, азиатов и всех остальных для жизни в справедливом мире.

Глашатаи, ринг-шаутеры (афроамериканские певцы и танцоры экстатического характера), вместилища Божьей любви, деколонизаторы, антиимпериалисты, сеятели надежды, развенчиватели идей расизма, указатели надежды, певцы справедливости, пророки, и т.д.  – (…) вот старые / новые метафоры, которые используют те, кто ходит перед Богом, чтобы чтить Его, чтобы бороться с современными идеологиями смерти, любить ближних и разными способами жить без страха». 

Здесь автор призывает проповедников создавать метафоры и другие виды иллюстраций, соответствующих современности.

Другой пастор, Эрик Маккидди (США), приводит 5 типов иллюстративных средств в проповеди и способы, и примеры их использования.

1. The story. This is what most people think of when it comes to sermon illustrations. Examples include personal experiences, accounts from world history, and current events.

One-paragraph stories work well for transitioning from exegesis of the passage to application of it. Anything much longer and your audience might forget the point you were trying to drive home. But longer stories can be effective for conclusions, when you’re trying to pull together the points you want your church to take home.

No matter the length, stories work best when the problem or conflict of the story raises the need for a solution the passage provides.

2. The word picture. This illustration elaborates on something figurative or metaphorical in the passage in order to show its significance.

For example, I was recently teaching on Ephesians 5:15 where Paul says, “Look carefully how you walk, not as unwise, but as wise.” I went on to tell about my 2-year-old son who, during a game of tag, was running at full speed, looking everywhere in the room except where he was running. That is how many of us go through life, foolishly not paying attention to the way we live.

3. The analogy. Analogies in general highlight points of comparison, but the best analogies end with unexpected punch lines that draw out a surprising connection. Forrest Gump is famous for this kind of analogy: “Life is like a box of chocolates, you never know what you’re gonna get.” The surprise punch line sticks with the listener.

Analogies are especially effective for communicating cultural aspects of biblical times that would be lost on readers today. I once heard David Helm say, “When God tells Joshua, ‘Take off your sandals,’ he’s saying, ‘Don’t track your dirt on my carpet.’” Again, the key is a good punch line.

4. The list of examples. Examples illustrate contexts where your church can apply the sermon. Instead of giving steps for application (they won’t remember them anyway), provide a quick list of examples to show how one might apply the message in various contexts. Your church can work out the steps themselves if you show them where the passage can bring change in their lives.

The key with lists is not to be cliché, superficial, or painfully obvious. Don’t say, “This applies to lust, finances, and impatience.” Those are examples, but they are not illustrative examples. Instead say, “This applies when an attractive coworker walks into the break room, when the calculator won’t give you the numbers you need for your budget, and when your kids are setting a world record for the slowest meal ever eaten.”

5. The split story. An effective way to bookend your sermon is by telling one half of a story in your sermon’s introduction and then the other half in the conclusion. In the introduction, cut off the story before the problem is resolved. Then connect the unresolved conflict to the main spiritual need the passage addresses.

This approach leaves your audience under the assumption that the story doesn’t have a happy ending, compelling them to listen in order to avoid a similar fate. Then, in your conclusion—to everyone’s surprise—tell the happy ending your church didn’t anticipate.

This technique is effective because it gives a satisfying closure to the sermon. We are wired to desire a happy ending to stories. Even better, you give listeners who still think they can’t change an example of someone who overcame a seemingly insurmountable problem. Hopefully this illustration will help convince them that—with God’s help—they can change, too. [16, перевод Сорокиной Е.Е.]

1.История. Это то, о чём большинство людей думает, когда дело касается иллюстраций в проповеди. В качестве примера можно привести личный опыт, сюжеты из мировой истории, а также из современной жизни.

Истории в один абзац подходят в качестве перехода от экзегетического объяснения библейского отрывка к его применению. Чем больше история, тем выше вероятность того, что слушатели забудут, что вы хотели донести. Но истории подлиннее подойдут для вывода, когда вы стараетесь обобщить те моменты, которые вы хотите донести до вашей церкви.

Вне зависимости от длины, истории лучше всего работают, когда проблема или конфликт в них требуют решения, которое есть в данном отрывке.

2.Словесная картина. Эта иллюстрация чего-то метафорического или переносного в отрывке, чтобы показать его важность.

Например, недавно я проповедовал на тему послания к Ефесянам 5:15, где апостол Павел говорит, «Итак, смотрите, поступайте осторожно, не как неразумные, но как мудрые». Я рассказал о своём двухлетнем сынишке, который во время игры в догонялки, бежал во весь дух, озираясь повсюду, но не смотря туда, куда бежит. Вот так же и мы проживаем жизнь, по глупости не обращая внимания на то, как мы живём. <…>

3.Аналогия. В общем, они выделяют объекты сравнения, но лучшие из них обладают заключительной фразой, выражающей необычное сравнение. Форрест Гамп известен такого типа аналогиями, например: «Жизнь – как коробка конфет. Никогда не знаешь, что тебе попадётся». Необычная концовка надолго остаётся в мозгу слушателя.

Аналогии особенно хорошо работают при объяснении культурных аспектов библейских времён современным читателям. Я когда-то слышал, как пастор Дэвид Хельм говорил в своей проповеди: «Когда Господь говорит Иисусу Навину, «Сними обувь твою», Он имеет в виду, «Не пачкай Мой ковёр». Опять же, хорошая концовка – ключ к успеху.

4.Список примеров. Примеры иллюстрируют контексты, где ваша церковь может применить проповедь. Вместо того, чтобы дать пастве шаги по применению (они всё равно не запомнятся), предоставьте им  краткий список примеров, как можно применить проповедь в различных контекстах. Ваша церковь может сама разработать шаги, если показать им, какие изменения тот или иной отрывок может внести в их жизнь.

Главное в этом плане – не быть избитым, поверхностным или болезненно очевидным. Не говорите, «Это можно применить в ситуациях прелюбодеяния, сребролюбия и нетерпения». Это примеры, но не иллюстративные. Вместо этого можно сказать: «Это можно применить в тех ситуациях, когда в комнату отдыха заходит привлекательная коллега, когда на калькуляторе не выходят те числа, которые нужны для вашего бюджета и когда ваши дети ставят мировой рекорд по самому медленному приёму пищи».

5.«Разбитый рассказ». Эффективный способ обрамлять проповедь – это рассказать одну половину истории во введении к своей проповеди и затем вторую половину – в заключении.  Во вступлении завершите историю на моменте, когда проблема пока ещё не решена. Затем рассмотрите нерешённую проблему с точки зрения основной духовной нужды, которая освещается в отрывке.

Этот подход даёт слушателям представление о том, что у истории нет счастливого конца, и это заставляет аудиторию слушать, чтобы избежать подобной судьбы. Затем, в заключении – ко всеобщему удивлению – расскажите счастливый конец истории, который не ожидала ваша церковь.

Эта техника эффективна, потому что она придаёт убедительную концовку проповеди. Мы настроены на счастливый конец в историях. Более того, вы даёте тем слушателям, которые всё ещё думают, что не могут измениться, пример того, кто смог решить, казалось бы, нерешаемую проблему. Надеюсь, что эта иллюстрация сможет помочь убедить их, что – с Божьей помощью – они также могут измениться».

Ещё один пастор, Гэвин Ортлунд, приводит свои 8 источников иллюстраций в проповедях для привлечения внимания аудитории:

… In the spirit of trying to encourage the effective use of illustrations, here are eight places to look for them.

1. Literature

I passionately believe that pastors can benefit from reading literature, and we should do it more. Getting illustrations is just one of the benefits of this practice, but it’s a real one. Literature illustrates helpfully because

it is narratival, dramatic, and particular (the stuff of good illustrations);

it brings truth into real (often contemporary) scenes of life; and

it builds a bridge to listeners already sympathetic to the literature being used.

A great danger here is only using one kind of literature. For instance, if you’re always referencing Dostoevsky and Jane Austen, that will intimidate and possibly alienate less educated people. Or, if you’re always quoting Narnia and The Lord of the Rings, the people who don’t like fantasy won’t connect as well.

The broader your arsenal, the broader the effect.

This is a general principle of illustrations: Choose ones that incorporate and represent your audience. Choose the familiar, not the alien. Build from what is already present in the minds and imaginations of your listeners as much as you can.

I try to read lots of different kinds of literature with a view to finding illustrations. I’ve used everything from Calvin and Hobbes (seriously, there’s some deep stuff in there that communicates) to Greek tragedies like Antigone. The broader your arsenal, the broader the effect.

2. Your Life Experiences

Personal illustrations can be helpful, because they bring truth into “normal” moments of life and can be more relaxed. The great danger in using illustrations from your life, of course, is being self-promoting, or drawing attention to yourself in unhelpful ways. Even when you use yourself as a bad example, you can still be saying, “Look how self-deprecating and humble I am!” So make sure this is about serving your people, not about you.

When I’m trying to locate an illustration, I often consider situations that provoke emotion. This is another general principle of illustration: The more you personally connect with an illustration, the more likely it is to engage your listeners.

The more you personally connect with an illustration, the more likely it is to engage your listeners.

Also, one specific tip: Be careful talking about kids all the time. As a parent of young kids, I tend to do this. But I realize (1) it can be hard for people without kids to connect with, and (2) it might, depending on how it’s done, put your children unhelpfully in the spotlight—something they’ll likely struggle with already, being pastor’s kids.

3. History and Biographies

Historical illustrations can be really useful and edifying and meet many of the same criteria as literature. Again, you have to be careful not to alienate people who aren’t interested in history by overusing these kinds of illustrations. But history can also be told in a way that engages just about everybody. Right now I have Sylvia Nasar’s A Beautiful Mind and William Manchester’s The Last Lion lying around the house, and I dip into them whenever I can. Even when I can’t find a specific illustration, it feels healthy to be reading something other than theology.

4. Nature

I’ve been surprised by how useful illustrations from nature and the animal kingdom can be. We’ve been watching Planet Earth II on Netflix, so these spring to mind a lot. Lately I’ve referenced the way camels get irritated at humans as an illustration of the dangers of resentment (Martha in Luke 10); the protectiveness of a mother bird over her eggs as an illustration of God as our shield (Ps. 3:3); and police dogs’ ability to search as an illustration of Christ’s searching knowledge of our hearts (Rev. 2:23).

One of my great goals as a preacher is to preach with sensitivity to the children in the room.

Though there is a danger of such illustrations being cheesy, they can be helpful on occasion, because they’re broadly interesting to people of all interests and backgrounds (including children). One of my great goals as a preacher is to preach with sensitivity to the children in the room.

5. Current Events

The news is filled with stories and other information that can be used to illustrate. For instance, you’re waiting at the dentist. You pick up a magazine and read a story about a teenager falling into a pit and needing to be rescued. Something she says in the interview resonates with you about the power of fear. Boom. Great illustration.

These kinds of illustrations have great narratival qualities, and they engage people in ways that fiction doesn’t. People care about real things happening in the world. Be careful, though, not to prey on peoples’ fear of cultural decline. It’s also good to generally stay out of politics and social issues that will be unhelpfully controversial.

6. Sermon Illustration Books and Websites

I can understand why some people are against using these kinds of resources altogether. There’s a high risk of artificiality, they’re often cheesy, and the theological bandwidth of what’s illustrated tends to be pretty wide. Nonetheless, I don’t think it’s bad to use them on occasion, when other resources fail. These resources must be used with theological discernment, and we should be sensitive to contextualize them into the sermon so that they don’t feel contrived.

7. Other Biblical Narratives

It’s often been observed that the majority of Scripture comes to us in the form of narrative. The Bible’s many colorful stories are a minefield of illustrative material. A benefit of this practice is that we’re exposing our listeners to a variety of biblical texts beyond those on the preaching calendar. You can be preaching verse-by-verse through a small New Testament letter like Philippians, and take your time with it, without completely neglecting other portions of Scripture.

‘Be like so-and-so’ messages are not bad in themselves, but by themselves.

Some people avoid using biblical illustrations for fear of moralism. We have seen the Old Testament reduced to a series of “be like so-and-so” messages, and we want to preach redemptively instead. While I sympathize with this concern, there is no reason why we can’t look to the saints in an exemplary way while still motivating with the gospel. The Bible itself does this (e.g., Heb. 11). As Bryan Chapell puts it, the “be like so-and-so” messages are not bad in themselves, but by themselves.

8. Movies and TV

What movies we watch is generally a more divisive issue than what books we read, so we must be extra vigilant not to violate the consciences of our listeners. You can try to cloak the illustration by not mentioning what movie it’s from, but some people will probably figure it out, and it distracts people who spend time trying to figure it out. I think the best practice is to use these kinds of illustrations sparingly, and when you do, err on the side of caution in what you select [17, перевод Сорокиной Е.Е.].

«…Пытаясь убедить вас эффективно использовать иллюстрации в проповедях, приведу 8 источников, где можно их найти.

1.Литература.

Я горячо верю, что пасторам чтение литературных произведений пойдёт на пользу, и этим надо больше заниматься. Одним из реальных достоинств этой практики является получение иллюстраций. Литература помогает в этом, потому что:

Там есть повествования, драма, определённость (что важно для хороших иллюстраций)

Она привносит истину в реальные (иногда современные) жизненные ситуации,

Она создаёт мост между проповедником и теми слушателями, которые уже неравнодушны к цитируемому произведению.

Большую опасность представляет использование только одного жанра. Если вы, например, цитируете только Достоевского и Джейн Остен, это испугает и возможно отдалит от вас людей с более узким кругозором. То же самое может случиться и с теми, кто не любит фэнтези, если вы цитируете «Хроники Нарнии» и «Властелин Колец».

Чем шире ваш кругозор, тем сильнее эффект.

Вот основной принцип иллюстрирования: используйте те литературные сюжеты, в которых представлена ваша аудитория. Выбирайте знакомые иллюстрации. Развивайте как можно больше те образы, которые уже представлены в воображении ваших слушателей.

Я стараюсь читать различные литературные жанры, чтобы найти там иллюстрации для своих проповедей. Я использовал примеры отовсюду: от Кальвина и Хоббса (правда, там много трогательных моментов)  до древнегреческих трагедий типа «Антигоны».

2.Ваш жизненный опыт.

Иллюстрации из жизненного опыта могут помочь, потому что они привносят истину в «нормальные» моменты жизни и могут быть более «приземлёнными». Большую опасность в этом представляет, конечно, самолюбование, или нездоровое привлечение внимания к себе. Даже когда вы используете свой опыт в качестве плохого примера, вы всё ещё можете сказать: «Смотрите, какой я смиренный, как уничижаю себя!». Поэтому убедитесь, что ваш пример служит не вам, а вашей пастве.

Когда я создаю иллюстрацию, я часто обдумываю ситуации, которые вызывают эмоции. Из этого выводится ещё один основной принцип иллюстрирования: чем больше вы лично связаны с примером, тем выше вероятность заинтересовать вашу аудиторию.

Кроме того, ещё один совет: будьте осторожны, говоря только о детях. Как отец маленьких детей, я обычно это и делаю. Но я понимаю, что 1) это может быть непонятно для бездетных людей, или 2) в зависимости от подачи это может невольно поставить ваших детей в центр внимания, от чего они, возможно, уже страдают, будучи детьми пастора.

3.История и биографии.

Иллюстрации из истории могут быть очень полезными и поучительными, соответствуя многим критериям, что и литературные примеры. Опять же, надо быть осторожным и чрезмерно не использовать эти примеры, не отдаляя от себя людей, не интересующихся историей. Но исторические примеры можно так привести, чтобы вовлечь всех. Прямо сейчас я по возможности заглядываю в такие книги, как «Прекрасный разум» Сильвии Насар и «Последний лев» Уильяма Манчестера. Даже когда я не могу найти определённую иллюстрацию, чувствуется польза от того, что я читаю что-то, не связанное с богословием.

4.Природа.

Я удивляюсь тому, какими полезными могут быть иллюстрации из мира природы и царства животных. Мы последнее время смотрим сериал «Планета Земля – 2» на Нетфликс, поэтому часто на ум приходят следующие примеры. Недавно я приводил такие иллюстрации: верблюдов, которые раздражаются при виде людей, как пример греха обидчивости (см. о Марфе в Лк. 10), ситуацию, как птица-мать защищает своих птенцов, как пример того, что Бог – наш щит (Пс. 3:4), а также способность полицейских собак к поиску преступников как пример Христа, «испытующий сердце и внутренности» (Откр. 2:23).

Одна из моих больших целей как проповедника – достигать детские души.

Несмотря на опасность быть низкосортными, они при случае могут быть интересными  для слушателей с разным кругозором и происхождением (включая детей).

5.События современности.

Новостные ленты полны историй и другой информации, которую можно использовать в иллюстрациях. Например, вы ждёте приёма у зубного врача. Берёте журнал и читаете историю о девочке-подростке, которая упала в яму и нуждается в помощи. Что-то, что она говорит в интервью, откликается у вас внутри как пример силы страха. Отличная иллюстрация.

Эти примеры обладают замечательными повествовательными качествами, и они достигают людей такими способами, какими не могут достичь аудитории художественные произведения. Людям интересно, что происходит вокруг них. Однако, не делайте аудиторию жертвой страха культурного упадка. Также полезно не говорить о политике и социальных проблемах, которые могут быть спорными.

6.Книги и сайты с иллюстрациями к проповедям.

Я могу понять, почему некоторые люди выступают против использования этих ресурсов. В них большой риск искусственности, они часто выглядят банально, и теологический охват иллюстрируемого материала довольно широк. Однако я не думаю, что при случае их нельзя использовать, когда другие источники не подходят. Эти источники нужно использовать так, чтобы они не были «лишними», отвечали контексту проповеди.

7.Другие библейские истории

Часто говорят, что большинство текстов Священного Писания доходит до нас в форме повествования.  Многочисленные красочные библейские истории – настоящее раздолье для иллюстративного материала. Польза этой практики в том, что мы предлагаем нашим слушателям разнообразие библейских текстов, кроме тех, которые есть в календаре проповедника. Можно проповедовать по всему маленькому посланию из Нового Завета, например, к Филиппийцам, и использовать другие места из Писания.

Некоторые люди избегают использовать библейские иллюстрации из страха морализма. Мы знаем по опыту, что Ветхий Завет стал серией нравоучений «будь как такой-то», и мы хотим проповедовать, наоборот, об искуплении. Хотя я поддерживаю этот страх, у нас нет никакой причины не смотреть на героев веры в качестве примера, мотивируя в то же время с помощью Евангелия. В самой Библии это есть (например, Евр. 11). Как выражается пастор Брайан Чапелл, нравоучения типа «будь как такой-то» неплохи с внутренней стороны, но не с внешней.

8.Кино и телевидение.

Просматриваемые нами фильмы – это обычно более спорная проблема, чем та, какие книги мы читаем, поэтому нам надо быть особенно бдительными, чтобы не отдалить от себя нашу аудиторию. Можно попробовать завуалировать иллюстрацию, не говоря, из какого она фильма, но некоторые люди, возможно, узнают об этом, и это отвлекает тех, кто проводит время в раздумьях, откуда это. Я думаю, что самое лучшее – использовать такие иллюстрации выборочно, и будьте осторожны, что вы выбираете».

Таким образом, можно сделать следующий вывод: на протяжении истории в тексте протестантской проповеди в английском языке использовались различные иллюстрации: другие места из Писания, метафоры, сравнения, аналогии, иллюстрации из массовой культуры и повседневной жизни.

 

Список литературы:

  1. Бобырева Е. В. Религиозный дискурс в системе типов общения [Электронный ресурс]. – Режим доступа URL: http://tverlingua.ru/archive/006/section_3_6/3_4_6.htm (дата обращения: 22.06.2020).
  2. Ивойлова, Н. Ю. Развитие английской христианской проповеди / Н. Ю. Ивойлова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2009. — № 4 (4). — С. 121-125. — [Электронный ресурс]. – Режим доступа URL: https://moluch.ru/archive/4/302/ (дата обращения: 22.06.2020).
  3. Ивойлова Н. Ю. Строй текста современной христианской проповеди (на мат. английского языка) [Текст]: автореф. дисс. … канд. филол. наук. – Москва, 2003. (дата обращения: 22.06.2020)
  4. Карасик В. И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. – М.: Гнозис, 2004. – 390 с.
  5. Погасий А. К. Конкурентные религиозные дискурсы в социально-исторической эволюции русского православия: дисс. … д. филос. н. СПб., 2013. – 431 с.
  6. Прилуцкий А. М. Семиотическое пространство религиозного дискурса как предмет религиоведческого исследования: дисс. … д. филос. н. СПб., 2008. – 449 с.
  7. Путеводитель по английской литературе [Текст] / под ред. М. Дрэббл и Дж. Стрингер. – М.: ОАО Издательство «Радуга», 2003.
  8. Христианство. Энциклопедический словарь [Текст]. Т. 2. – М.: Большая Российская энциклопедия, 1995.
  9. Чумакова К. В. Религиозный дискурс в массмедиа [Электронный ресурс]. – Режим доступа URL: http://discourseanalysis.org/ada6/st47.shtml (дата обращения: 22.06.2020).
  10. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://anglicanhistory.org/reformation/latimer/sermons/card1.html (дата обращения: 10.09.2020)
  11. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://ccel.org/ccel/wesley/sermons/sermons.v.xxxix.html#v.xxxix-p0.3 (дата обращения: 10.09.2020)
  12. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://litresp.com/chitat/ru/%D0%9B/llojd-dzhons-martin/propovedj-i-propovedniki/17 (дата обращения: 22.07.2020)
  13. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://pres-outlook.org/2015/09/preaching-in-the-21st-century-metaphors-and-ideologies/ (дата обращения: 22.07.2020)
  14. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D1%80%D0%BE%D0%BF%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D0%B4%D1%8C (дата обращения: 22.06.2020)
  15. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.sermonindex.net/modules/articles/index.php?view=article&aid=44100
  16. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.thegospelcoalition.org/article/5-types-of-sermon-illustrations-and-how-to-use-them/ (дата обращения: 22.07.2020)
  17. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.thegospelcoalition.org/article/8-ways-find-sermon-illustrations/ (дата обращения: 3.09.2020) 
  18. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.truecovenanter.com/reformedpresbyterian/sdtp_livingstone_bio_et_discourses.html (дата обращения: 10.09.2020)
  19. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://wikidiff.com/sermon/homily (дата обращения: 22.06.2020) 
Информация об авторах

аспирант Оренбургского государственного педагогического университета, РФ, г. Оренбург

graduate student of Orenburg State Pedagogical University, Russia, Orenburg

Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), регистрационный номер ЭЛ №ФС77-54436 от 17.06.2013
Учредитель журнала - ООО «МЦНО»
Главный редактор - Лебедева Надежда Анатольевна.
Top