Международный
научный журнал

Практика межкультурной коммуникации в преподавании учебной дисциплины «Основы отечественного искусства XX века»


Practice of intercultural communication in teaching «Elements of the russian art of the 20th century»

Цитировать:
Тимашков А.Ю. Практика межкультурной коммуникации в преподавании учебной дисциплины «Основы отечественного искусства XX века» // Universum: Психология и образование : электрон. научн. журн. 2016. № 6(24). URL: http://7universum.com/ru/psy/archive/item/3273 (дата обращения: 15.12.2019).
 
Прочитать статью:

Keywords: history of art of the 20th century, intercultural communication, EFL, ESL, methods of teaching

АННОТАЦИЯ

В статье обобщается опыт преподавания на английском языке дисциплины «Основы отечественного искусства XX века» студентам 4 курса факультета искусств СПбГУП. Это необходимо, с одной стороны, для развития умений и навыков межкультурной профессиональной коммуникации у русскоязычных студентов, а с другой –  в перспективе для привлечения не говорящих
по-русски студентов, для которых родным или основным иностранным языком является английский. Преподавание дисциплины предполагалось строить так, чтобы лекции проводились на русском языке, а семинары – на английском. В силу того, что англоязычные занятия проводились на поток и слушателей было слишком много для семинарского занятия, фактически на английском языке давались как лекции, так и семинары, которые дополняли русскую часть курса. При преподавании курса на английском языке в СПбГУП требовалось учитывать особенности студентов: они были русскоговорящие, а английский был основным иностранным языком лишь для половины из них; для другой половины курса основным был японский или китайский. В связи с этим от преподавателя потребовался ряд компромиссов. 1. Выбор языковых средств должен был соответствовать усредненному уровню владения языком у студентов (хотя он был достаточно высок: не ниже Pre-Intermediate на восточном отделении, Upper-Intermediate на английском отделении). 2. Выделение аудиторного и внеаудиторного времени для развития и предметных, и языковых знаний, умений и навыков. 3. Выбор форм текущего и итогового контроля как предметных, так и языковых знаний, умений и навыков. 4. Выбор (в дополнение к основному списку на русском языке) англоязычной литературы по предмету был ограничен четырьмя книгами и десятью-пятнадцатью статьями в силу малой доступности литературы и сложности ее освоения.

ABSTRACT

This paper summarizes the experience of teaching the subject «Elements of the Russian Art of the 20th Century» to the fourth-year students of the Faculty of Arts of St. Petersburg University of the Humanities and Social Sciences. English as a language of instruction is needed, on one hand, to improve the Russian students' command of English as a means of intercultural professional communication, and on the other hand, to attract prospective students who speak English natively or as the second language with poor command of Russian. Initially, English should have been used at seminars, while lectures were to be delivered in Russian. Due to the big number of students, those lessons were in fact not always seminars, but also lectures, and they complemented those delivered in Russian. A meaningful peculiarity of the students had to be dealt with: they were native Russian speakers; English was the second language for a half of them, while the other half spoke it as the third language: their second one was Japanese or Chinese. Because of this, certain compromises had to be made. 1. English had to correspond to the average level of the students (rather high though: not lower than Pre-Intermediate for the students speaking Japanese/Chinese as a second language, and not lower than Upper-Intermediate for the students speaking English as a second language). 2. Classroom and extracurricular time had to be spent on developing both the knowledge of the subject and the command of English. 3. The forms of mid-term and final control had to involve both subject and language testing. 4. The choice of literature references in English (supplementing the list in Russian) had to be constrained to 4 books and 10 to 15 articles due to their limited availability and the difficulty of apprehension for the students as the speakers of English as the second or the third language.

Начиная с 2014 года на кафедре искусствоведения Санкт-Петербургского гуманитарного университета профсоюзов для студентов четвертого курса бакалавриата, обучающихся по направлению подготовки 035400.62 История искусств, по профилю «Международный художественный бизнес и иностранный язык в сфере профессиональной коммуникации», дисциплина «Основы отечественного искусства XX века» преподается частично на английском языке. Предполагается, что в будущем количество дисциплин, преподаваемых на английском языке, будет увеличено, и «Основы отечественного искусства XX века» – это первый (и пробный) шаг в этом направлении.

Преподавание дисциплины на английском языке преследует две цели.

Во-первых, навык и умение вести беседу об искусстве, его теории и истории на английском языке востребованы у российских студентов. Английский – это один из самых распространенных в мире языков международного общения. Для примерно 400 миллионов человек он родной, для еще 400 миллионов – второй государственный, а для 600–700 миллионов – иностранный, которым они владеют и который изучают [3, с. 420–439]. На английском языке издается большое количество научной литературы, а три крупнейших в мире аукционных дома – Кристис, Сотбис и Бонхамс – расположены в Лондоне. Для искусствоведов, обучающихся по профилю «Международный художественный бизнес и иностранный язык в сфере профессиональной коммуникации», это один из главных мотивов совершенствовать свои умения и навыки в английском языке.

Во-вторых, появление курсов на английском языке дает возможность иностранным студентам, не владеющим русским языком или испытывающим трудности с ним, учиться в российских университетах. По состоянию на 2013 год, по данным замглавы Минобрнауки России Вениамина Каганова, русским языком владели всего около 260 миллионов человек (включая 140 миллионов россиян) [1], что значительно меньше, чем количество владеющих английским. В высших учебных заведениях Германии, Швеции, Финляндии и др. стран возможность обучения на английском языке привлекает иностранных абитуриентов, которые не говорят на языках этих стран и не смогли бы обучаться там иначе, чем на программах, преподаваемых на английском. Преподавание на английском языке позволило бы точно так же привлечь в российские университеты тех иностранных студентов, которые не говорят по-русски, но владеют английским.

Дисциплина «Основы отечественного искусства XX века» является одним из профессиональных курсов в системе подготовки искусствоведов-бакалавров, специалистов в сфере современного искусства и художественного рынка. Целью курса является формирование у бакалавров-искусствоведов основ знаний в сфере теории и истории отечественного искусства XX века. Первоначально задач у дисциплины пять:

  1.   раскрыть суть художественных процессов отечественной культуры и показать место и роль многообразных форм художественного творчества истории русской культуры;
  2.   проследить эволюцию развития художественного мышления в отечественном искусстве ХХ века и его основные тенденции;
  3.   представить ключевые понятия отечественной художественной культуры ХХ века и основные этапы ее развития;
  4.   ознакомить студентов с современной профессиональной искусствоведческой терминологией;
  5.   представить историю отечественного изобразительного искусства ХХ века как историю художественных стилей (как общих, так и индивидуальных), направлений, течений, объединений, школ, видов и жанров изобразительного искусства, а также познакомить студентов с творчеством мастеров отечественного искусства ХХ века.

В связи с преподаванием на английском языке третья задача была уточнена: «Ознакомить студентов с современной профессиональной искусствоведческой терминологией, принятой в России и в англоязычных странах». Также была добавлена еще одна задача: «Сформировать умения и навыки анализа на английском языке явлений искусства и художественного процесса в России в XX веке».

Дисциплина преподается студентам 4 курса. Лекции и семинары по ней – потоковые; на них собираются студенты двух групп (всего тридцать-сорок человек): первая специализируется на восточных языках и культурах («восточники»), вторая – на западноевропейских («европейцы»).

В результате, в 2015–2016 учебном году в одном потоке сошлись студенты, из которых только для половины основным иностранным языком является английский. Вторая половина, хотя изучает японский/китайский, также владеет английским, но, разумеется, хуже. Несмотря на это, в целом уровень владения английским языком достаточно высокий — Upper-Intermediate у «европейцев» и Pre-Intermediate у «восточников».

Таким образом, при преподавании дисциплины следовало учитывать две особенности студентов: во-первых, все они  русскоязычные с разным уровнем владения языком, во-вторых, количество обучающихся было большим для семинарских занятий на иностранном языке. Этими причинами были обусловлены следующие пять корректировок форм преподавания и контроля.

Во-первых, на английском потребовалось проводить не семинарские занятия (как это планировалось изначально), а лекционные с элементами семинарских. Проведение лекций на английском языке позволило, с одной стороны, проводить презентацию и закрепление предметной терминологии, особенностей именования на английском языке художественных направлений, течений, стилей и т. п., а с другой – развить и закрепить навыки аудирования. В силу того, что длительное (более 20 минут) восприятие информации на английском языке приводило к утрате студентами концентрации, лекционные фрагменты требовалось чередовать с такими формами семинарских занятий, как вопросы преподавателя к аудитории с устными или письменными ответами на них со стороны студентов, студенческие доклады и их обсуждение, коллективное обсуждение проблемных вопросов.

Во-вторых, преподавателю следовало использовать языковые средства, адаптированные для уровня владения языком Intermediate, чтобы они были достаточно понятны «восточникам» и не слишком бедны и выхолощены для «западников». В течение 3–5 минут от начала занятия специальная лексика текущего занятия вводилась, а предыдущего – повторялась. Определения новых терминов записывались студентами под диктовку на английском языке. Правильность записи контролировалась при помощи проверки конспектов перед окончанием занятий (5 минут). В ходе лекции полностью исключались идиоматические выражения и игра слов; минимизировалось использование малоупотребительных в разговорной речи грамматических конструкций и лексических единиц. Сложные предложения, состоящие из более чем 3 придаточных, не использовались. Выдерживался умеренный темп речи. Акцент был приближен к стандартному американскому английскому (SAE).

В-третьих, было необходимо уделять аудиторное и внеаудиторное время для развития как предметных, так и языковых знаний, умений и навыков. Иногда при проверке письменных работ или конспектов либо из устных ответов студентов выявлялись пробелы в грамматике или лексике английского языка. Эти пробелы приходилось ликвидировать, уделяя часть времени объяснению языковых моментов, давая студентам письменные задания и проводя коммуникативные игры, направленные на развитие языковых знаний, умений и навыков. В среднем до 20 процентов времени приходилось на работу с языковыми проблемами аудитории. Эта работа закреплялась при помощи индивидуальных и групповых письменных домашних заданий.

В-четвертых, итоговые и текущие формы контроля должны были учитывать предметные и языковые знания, умения и навыки. Естественно, освоение пройденной специальной лексики, равно как и общего лексического и грамматического материала необходимо было контролировать в течение семестра и по завершении курса. Это осуществлялось в формах диктанта, эссе, реферата и устного доклада.

В-пятых, в дополнение к основному списку литературы по курсу (на русском языке) были выбраны 4 книги [2; 4–6] и 15 статей на английском языке. Выбор большего количества англоязычных источников был бы нецелесообразен, в силу их малой доступности в библиотеках Санкт-Петербурга и СПбГУП и из-за сложности (а следовательно, низкой, по сравнению с русскоязычной литературой, скорости) освоения литературы на иностранном языке студентами. Задача, которая стояла перед студентами, заключалась не в том, чтобы изучить англоязычную историографию, а чтобы приобрести опыт чтения и изложения содержания специальной литературы на английском языке. Пять основных англоязычных источников по курсу были приобретены для библиотеки СПбГУП, а также оцифрованы и представлены студентам через сайт «Системы поддержки самостоятельной работы СПбГУП» и с помощью системы Google Drive. Тексты были доступны для студентов в конце шестого семестра, т. е. когда они еще только были переведены на четвертый курс. Таким образом, у них было два месяца для ознакомления с англоязычной литературой. Статьи на английском языке подбирались под темы студенческих докладов, распределенные между студентами.

Таким образом, преподавание предметной дисциплины на английском языке стало своеобразным компромиссом между развитием предметных и языковых навыков, знаний и умений. Это замедлило скорость освоения предметного материала, но в то же время позволило студентам развить и закрепить навыки чтения, реферирования и пересказа, дискуссии и аудирования по их специальности на английском языке. Также они смогли ознакомиться с работами по истории русского искусства крупных англоязычных исследователей и восполнить некоторые свои пробелы в знании английской грамматики и лексики.


Список литературы:

1. Минобрнауки: За 20 лет число говорящих на русском языке стало меньше на 120 млн // Взгляд: деловая газета /[Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://vz.ru/news/2013/12/13/664233.html (дата обращения: 18.04.2016).

2. Blakesley R., Reid S. [eds.]. Russian Art and the West: A Century of Dialogue in Painting, Architecture, and the Decorative Arts. – Dekalb: Northern Illinois University Press, 2007.
3. Crystal D. Chapter 9: English worldwide // Denison, David; Hogg, Richard M.A History of the English Language. – Cambridge University Press, 2006.
4. Gray C. The Russian Experiment In Art: 1863-1922. – London: Thames & Hudson, 2000.
5. Janecek G. Zaum: The Transrational Poetry of Russian Futurism. – San Diego State University Press, 1996.
6. Spira A. The Avant-Garde Icon: Russian Avant-Garde Art And the Icon-Painting Tradition. – Lund Humphries, 2008.

 

Информация об авторах:

Тимашков Алексей Юрьевич Timashkov Alexei

кандидат искусствоведения, доцент кафедры искусствоведения Санкт-Петербургского гуманитарного университета профсоюзов, 192236, Россия, Санкт-Петербург, ул. Фучика, 15

candidate of art criticism, associate professor at Department of Art Criticism, St. Petersburg University of the Humanities and Social Sciences, 192236, Russia, St. Petersburg, Fuchika st., 15

 


Читателям

Информация о журнале

Выходит с 2013 года

ISSN: 2311-6099

Св-во о регистрации СМИ: 

ЭЛ №ФС77-54438 от 17.06.2013

ПИ №ФС77-66238 от 01.07.2016

Скачать информационное письмо

Размещается в: 

doi:

The agreement with the Russian SCI:

cyberleninka

google scholar

Ulrich's Periodicals Directory

socionet

Base

ROAR

OpenAirediscovery

CiteFactor

Поделиться

Лицензия Creative CommonsЯндекс.Метрика© Научные журналы Universum, 2013-2019
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Непортированная.