Международный
научный журнал

Возможные факторы риска смертности детей до 5 лет в Нигерии (обзор)


Possible risk factors of mortality of children under 5 in Nigeria (overview)

Цитировать:
Максименко Л.В., Орабии Э. Возможные факторы риска смертности детей до 5 лет в Нигерии (обзор) // Universum: Медицина и фармакология : электрон. научн. журн. 2018. № 6(51). URL: http://7universum.com/ru/med/archive/item/6029 (дата обращения: 22.07.2019).
 
Прочитать статью:


АННОТАЦИЯ

В обзоре представлены данные смертности детей до 5 лет в Нигерии, исследованы возможные причины. Установлено, что, не смотря на снижение смертности детей до 5 лет в 1,9 раз в 1990-2016 г., уровень смертности детей высок (8 место в мире) при лидирующих причинах – малярия, диарея и неонатальная энцефалопатия по причине асфиксии и травмы при родах. Врожденные пороки развития возросли до 16% как причины смертности населения. Ведущими причинами нарушений здоровья детей северной части страны являются индивидуализированные факторы, в южной – неблагоприятная экологическая ситуация, в первую очередь загрязнение воды, почвы, пищи тяжелыми металлами, нефтью, нефтепродуктами, ПАУ. Доказательства прямой связи смертности детей до 5 лет и загрязнения окружающей среды в публикациях не обнаружены.

ABSTRACT

This review presents the mortality rate of children under 5 in Nigeria, the possible causes are investigated. It was found that, despite the reduction in mortality of children under 5 years by 1.9 times in 1990-2016, the mortality rate of children is high (8th place in the world) with the leading causes – malaria, diarrhea and neonatal encephalopathy due to asphyxia and trauma at childbirth. Congenital malformations increased to 16% as a cause of population mortality. The leading causes of children's health disorders in the Northern part of the country are individualized factors, in the South – the unfavorable environmental situation, primarily pollution of water, soil, food by heavy metals, oil, oil products and PAHs. Proofs of direct link of mortality of children up to 5 years and environmental pollution aren't found in published articles.

 

Ключевые слова: Нигерия, смертность детей до 5 лет, врожденные пороки развития, нефть, ПАУ, тяжелые металлы, пестициды, микотоксины.

Keywords: Nigeria, mortality of children up to 5, congenital malformations, oil, PAHs, heavy metals, pesticides, mycotoxins.

 

Нигерия – самая крупная страна Африки общей площадью 923770 км2 представляет собой развивающийся рынок смешанной экономики с богатым запасом природных ресурсов, финансовым, юридическим, коммуникационным, транспортным секторами и фондовой биржей – второй по величине в Африке. В 2014 году экономика Нигерии (ВВП) стала самой крупной в Африке и 21-ой в мире стоимостью более 500 миллиардов долларов (World Economic Outlook Database, октябрь 2014 года) [20,36].

Интенсивный прирост населения Нигерии во второй половине XX века, признанный как демографический взрыв, привел к уровню населения 186 млн. чел. в 2016 г. [46] и 196 млн. чел. в мае 2018 г. Дети до 15 лет составляют 40,9% населения при индексе фертильности 5,6 [44], а в возрасте до 5 лет – 16,1% от общей численности населения [26].

С целью изучения показателей здоровья детей до 5 лет в Нигерии и выявления факторов риска проведен анализ статистических данных международных организаций, Institute of Health metric and evaluation Вашингтонского университета (USA), Всемирно банка, Всемирной Организации здравоохранения и публикаций исследователей за последние 5 лет, представленных в электронных библиотеках e-library, CyberLeninka и PubMed.

Результаты. По данным Osgood-Zimmerman A. с соавторами (2018) почти во всех странах Африки с 2000 года здоровье и физическое развитие детей до 5 лет улучшилось, а смертность снизилась [30]. По данным IHME в соответствии с «Профилем страны» смертность детей до 5 лет в Нигерии за четверть века снизилась в 1,9 раз с 206,7 в 1990 г. до 108,7 в 2016 г., а до 1 года – в 1,6 раз с 105,6 до 65,1 на 1000 рожденных живыми. Не смотря на позитивную тенденцию уровень смертности детей в Нигерии остается весьма значительным: каждый шестой ребенок, родившийся в стране, умирает до 5 лет [26], а по данным Adeyinka Adewemimo с соавторами (2017) Нигерия занимает 8-ое место в мире по уровню смертности детей этой возрастной группы [8]. Как указывают Utazi C.E. соавторами (2018) «Основным направлением международных целей в области здравоохранения и развития является снижение уровня смертности среди детей до 5 лет. Для достижения этого требуется понимание факторов смертности и того, как они изменяются географически для облегчения ориентации и определения приоритетности соответствующих вмешательств. Значительная часть наших представлений о причинах и тенденциях детской смертности исходит из пространственных участков демографического наблюдения, а в последнее время внимание акцентируется на создании и расширении сетей сайтов, из которых стандартизированные результаты могут способствовать более широкому пониманию происходящих процессов» [38].

Для анализа состояния здоровья детей до 5 лет в Нигерии и факторов риска применены измеряемые и рекомендованные ВОЗ показатели, позволяющие сопоставить уровни смертности и бремени болезней по причинам, – потерянные годы жизни по причине смерти YLL (the Years Lost due to premature mortality), по причине болезни/ инвалидности YLD (the Years Lost due to Disability) и их сумма DALY (Disability-Adjusted Life Year) [16,17]. Для детей до 5 лет Нигерии (2016) все три показателя представлены в табл. 1.

 Таблица 1.

Величины показателей общественного здоровья среди детей до 5 лет Нигерии (2016) DALY, YLL, ILD по причинам (Institution of Health metric and Evaluation)

N

Заболевание

YLL

YLD

DALY

  1.                     

Малярия

26,97

5,56

26,18

  1.                     

Диарея

13,67

6,99

13,44

  1.                     

Неонатальная энцефалопатия по причине асфиксии и травмы при родах

10,9

0,82

10,73

  1.                     

Пневмонии

8,02

 

7,80

  1.                     

Преждевременные роды

7,44

1,28

7,35

  1.                     

Врожденные пороки развития

5,5

3,61

7,47

  1.                     

Неонатальный сепсис и другие неонатальные инфекции

5,23

2,41

5,21

  1.                     

Белково-энергетическая недостаточность

3,52

6,42

3,58

  1.                     

Диетарный дефицит железа

 

29,18

0,82

  1.                 

Болезни кожи и подкожной клетчатки

 

11,48

0,38

 

Как видно, в когорте детей до 5 лет малярия, диарея и неонатальная энцефалопатия по причине асфиксии и травмы при родах играют ведущую роль как причины смертности. Диетарный дефицит железа превалирует как причина бремени болезней, значительно опережая болезни кожи и подкожной клетчатки, диарею и белково-энергетическую недостаточность. Факторы, определяющие ранг DALY, отражают ранг YLL. Врожденные пороки развития (ВПР) занимают 6 ранговое место по YLL, YLD и DALY.

В связи с утратой лет жизни важным показателем является продолжительность жизни. Так, по данным Нигерия в 2012 г. занимала 182 место в мире из
193 стран с продолжительностью жизни 53 года, в 2017 г. средняя продолжительность жизни составила 53,88 лет [37,47].

Удельный вес трех основных причин смертности и бремени болезней населения Нигерии в целом, а именно, малярии, диареи и ВИЧ/ СПИД, с 2005 г. по 2016 г. снизился на 15%, 35% и 31%, соответственно, неонатальная энцефалопатия осталась на прежнем уровне, неонатальный сепсис возрос до 9%, а ВПР - до 16% [25]. В России распространенность ВПР колеблется от 3% до 15%, а в структуре перинатальной и младенческой смертности их доля составляет 20,6% и 20,0% соответственно [42,45]. Российские специалисты утверждают, что полигенно-мультифакториальное наследование характерно для 80-90% ВПР, а тератогенные факторы чаще представлены химическими веществами, загрязняющими окружающую среду, особенно на территориях высокой антропотехногенной нагрузки [39,40,48].

Эти данные свидетельствуют, что в Нигерии действуют контекстуальные социальные факторы, влияющие на здоровье детей до 5 лет: различия в смертности и состоянии здоровья по регионам значительны. В целом Северная Нигерия характеризуется более выраженными негативными тенденциями в отношении здоровья детей: «Смертность детей в возрасте до пяти лет составляет от 89 на 1000 живорождений на юго-западе до 222 на 1000 живорождений на северо-востоке» [24], а распространенность диареи, составляющая 13,7% в среднем по стране, у детей северной части Нигерии достигает 26,4% [13], что совпадает с оценками региональной диспропорции Utazi C.E. [38].

По данным IHME среди атрибутивных факторов риска смерти детей до 5 лет в Нигерии абсолютно превалируют поведенческие риски, среди них 21,54% смертей связаны с неонатальными болезнями, 20,93% - с диареей, пневмонией и другими общими инфекционными болезнями, 3,52% - с недостатком питания. На втором месте риски смерти, обусловленные окружающей средой. Метаболические риски для исследуемой возрастной группы ничтожно малы.

Adenini S.A. c соавторами (2015) представили по результатам опроса матерей из 36 800 домохозяйств (Nigerian Demography Health Search, 2008) доказательства наименьшего риска смертности в младенчестве только в Юго-Западном регионе Нигерии, что объясняется социально-экономическим неравенством развития регионов и, следовательно, неравенством уровней образования матерей [4], охвата иммунизацией детей [33] и других профилактических мероприятий, в том числе медико-санитарных услуг. К индивидуализированным факторам детской смертности, в большей степени характерным для других регионов страны, отнесены проживание в сельской местности, пол ребенка, порядок рождения, образование и возраст матери, благосостояние семьи и место работы родителей [5]. Abolurin O.O. с соавторами (2018) отмечает дефицит витамина А у детей до 5 лет [3]. В исследовании школьников Ayogu R.N.B. с соавторами (2018) подчеркивают бедность и недоедание и, как следствие, сниженную массу тела, низкорослость, истощенность, дефицит витамина А и цинка и широчайшее распространение гельминтозов у детей [9]. По Chitekwe S. с соавторами (2018) 45% недоедающих детей имеют сопутствующую патологию [12].

Между тем, к настоящему моменту накоплен багаж гигиенических исследований вредных факторов окружающей среды (табл. 2).

Таблица 2.

Источники и факторы загрязнения окружающей среды как факторы риска негативного влияния на здоровье детей до 5 лет и всего населения Нигерии

Источник

Название фактора (-ов)

Регион

Авторы публикации

Предприятия электронной промышленности

Металлы (кадмий, свинец, хром, никель, медь, кобальт, марганец, барий, цинк, алюминий, железо)

Южная Нигерия

Iwegbue C.M.A. с соавт. (2018); Iwegbue C.M.A., Martincigh B.S. (2018)

Добыча нефти

Сырая нефть в окружающей среде

Огонилэнд (юго-восток Нигерии)

Peters D.E. Eebu C, Nkpaa K.W. (2018)

Сельские районы

Kuti B.P. с соавт. (2017)

Добыча и переработка нефти

Полициклические ароматические углеводороды в пище

Бенин-Сити и Умунеде (штат Эдо, Южная Нигерия)

Ekhator OC с соавт. (2018)

Тяжелые металлы, в первую очередь свинец и кадмий в пище

Огале (штат Rivers)

Abarikwu SO с соавт. (2017)

Мелкодисперсный аэрозоль РМ2,5 в атмосферном воздухе

Населенные места

Etchie T.O. с соавт. (2018)

Топливо для приготовления пищи

Продукты сгорания дерева, керосина

Юго-Восточная Нигерия

Oguonu T. c соавт. (2018)

Пища

Микотоксины

Северная Нигерия

Sarkanj B. с соавт. (2018)

Ферментированные продукты

Афлатоксины, альтернариол, Т-2 токсин

Юго-Западная Нигерия

Adekoya I. с соавт. (2017)

 

Iwegbue C.M.A. с соавторами (2018) показали, что тяжелые металлы хром и свинец являются основными элементами, ответственными за неканцерогенный риск, связанный с воздействием на детей пыли предприятий электронной промышленности [21,22]. Peters D.E. с соавторами (2018) подтверждают этот фактор, но, наоборот, указывают на наличие канцерогенного риска, обусловленного хромом, никелем и кадмием [32]. В штате Rivers в южной части Нигерии детерминантами сильнейшего оксидативного стресса, неканцерогенного и канцерогенного риска стали в первую очередь свинец и кадмий, выявленные в часто потребляемой растительной (семена тыквы рифленой) и животной (улитка, сом) пище [2]. Ifelebuegu A.O. с соавторами (2017) связывают наличие тяжелых металлов (Cd, Cr, Cu, Pb, Ni и Zn) в воде реки Нун штата Дельта (юг Нигерии) с нефтяным загрязнением, формирующим так же загрязнение вод ароматическими углеводородами (бензолом, толуолом и трех изомеров ксилола) и полициклическими ароматическими углеводородами (ПАУ) [18]. Об опасности сброса неочищенных сточных вод нефтяных заводов в воды дельты реки Нигер предупреждают Osin O.A., Yu T. и Lin S. (2017) [31]. Не следует забывать, что в Нигерии помимо жидкой нефти имеются залежи битума – источника ПАУ, в том числе 3,4-бензпирена, в 120 километровой зоне с песчаными почвами, охватывающей прибрежный пояс на территории штатов Лагос, Огун, Ондо и Эдо [43]. ПАУ обнаружены в почве (Лагос), загрязненной вследствие, как полагают авторы, открытого сжигания контаминированных нефтью древесины кустов [7], а так же в основном продукте питания населения Дельты – тушке рыбы сом [27]. Взрослые, подростки и пожилые люди отрицают значительное воздействие нефти на здоровье, хотя годами потребляют пищу, содержащую нафталин, акенафтилен, аценафтен, антрацен, фенантен, флуорен, флурантен, пирен, бензо[a]антрацен, хризон, бензо[a]пирен, бензо[b]флюрантен и другие ПАУ в суммарной концентрации 0,02-3,37 мг/кг [19]. Ordinioha B. и Brisibe S. (2013) указывают, что сброс 240 тысяч баррелей нефти ежегодно в районе дельты реки Нигер снижает продовольственную безопасность региона на 60%, в том числе редуцируют содержание аскорбиновой кислоты в овощах - на 36%, белка маниоки – на 40%, формируя долгосрочные последствия для здоровья населения [29]. Кроме этого, загрязнение почвы сырой нефтью и ее компонентами ведет к ее истощению (земли сообщества Икарама, штат Байельса) [10,11], что требует дополнительных мероприятий по ее рекультивации и восстановления плодородия.

Ana G.R. с соавторами (2012) обнаружили в воздухе района дельты (Elem) самые высокие в мире концентрации ПАУ (9,2 мкг/м3), в том числе банз(а)пирена и других канцерогенов, против, например, 0,17 нг/ м3 в воздухе одного из туристических центров страны поселка Ahoada (штат Rivers) [1].

С воздействием окружающей среды, загрязненной нефтью, Kuti B.P. с соавторами (2017) связывают значительное снижение объема легких на фоне сниженной массы тела, выявленное среди сельских жителей 9-17 лет [23]. Oguonu T. с соавторами (2018) придерживаются иной концепции и связывают также выявленное снижение функции легких 6-18-летних детей и подростков с негативным воздействием продуктов сгорания «кулинарного» топлива», представленного в основном древесиной и керосином и используемого как в сельской, так и городской местности [28]. Так или иначе, обнаруженное наличие ПАУ в концентрации выше предельно допустимых уровней для детей младшего возраста в жареной пище (ямс, рыба) в сочетании с табачным дымом, как указывают авторы, создают риски развития рака в первую очередь в данной возрастной группе [14].

Etchie T.O. с соавторами (2018) выявили загрязнение атмосферного воздуха в населенных местах мелкодисперсным аэрозолем с размером частиц до 2,5 мкм, оказывающим стохастическое воздействие и признанным наиболее опасным для здоровья. Авторы установили связь данного фактора с продолжительностью жизни населения, сокращаемой в среднем на 2,7 лет, за счет смертности взрослых по причине сердечно-легочных болезней и рака легких и детей до 5 лет по причине респираторной инфекции. Штаты Нигерии классифицированы по степени загрязнения воздушной среды аэрозолем на сильно загрязненные (6), загрязненные (30), умеренно загрязненные (1) [15].

В Северо-Западной Нигерии (Сокото) с благоприятным климатом и развитым сельским хозяйством, где выявлены, но не разрабатываются, значительные залежи железной руды, достаточно распространенным явлением признаны челюстно-лицевые и оральные опухоли, из которых, как установили Taiwo A.O. с соавторами (2017), 33,8% приходится на детей и подростков. Опухоли на 57,3% представлены злокачественными опухолями в первую очередь лимфомой Беркитта [35]. Лимфому связывают либо с провокацией одним из белков малярийного плазмодия вируса Эпштейна-Барр, либо с воздействием ионизирующих излучений или химических канцерогенов, либо объясняют общим загрязнением окружающей среды.

В растениеводстве Нигерии широко используются пестициды. Белло Г.М. (2014) указывает, что местные фермеры Сокото вносят гербициды в почву, распыляя их по ветру, в 73% случаев используют неселективные гербициды и только 50% фермеров читают инструкцию перед применением, причем у 76% возникает ощущение усталости при внесении гербицидов [41], что указывает на резорбтивное воздействие используемых препаратов.

Кроме этого, в Нигерии имеется еще один распространенный фактор, способный вызывать токсические и канцерогенные эффекты – микотоксины. Так, Adekoya I. c соавторами (2017) и Sarkanj B. с соавторами (2018) указывают на постоянную экспозицию населения Нигерии микотоксинами, обнаруженными в пище [6,34], многие из которых «являются высокотоксичными соединениями, а некоторые из них обладают выраженными эмбриотоксическими, тератогенными, мутагенными и канцерогенными свойствами» (В.А. Тутельян, Л.В. Кравченко. Микотоксины (Медицинские и биологические аспекты), 1985).

Таким образом, Нигерия, представляющая собой ведущее государство Африки и мира по добыче и экспорту нефти, но, не смотря на интенсивное экономическое развитие, пока остается страной с высокой смертностью детей до 5 лет. Среди причин смертности возрастает доля врожденных пороков развития, что является признаком экологического неблагополучия страны. Конкретные причины смертности детей дифференцированы в зависимости от региона Нигерии в связи с диспропорцией регионального экономического развития. На Севере преобладают индивидуализированные причины, обусловленные низким уровнем экономического и социального развития региона, антисанитарией, недостаточностью питания детей и низким уровнем медико-санитарной помощи, в том числе детям. В штатах Delta и Rivers в южной части страны с более высоким уровнем экономического развития, зачастую обусловленным добычей нефти при тотальном отсутствии технологий по очистке отходов, наблюдается загрязнение вод, воздуха, почвы и пищи тяжелыми металлами, сырой нефтью и нефтепродуктами, часть из которых оказывает отдаленные эффекты (ПАУ), мелкодисперсными аэрозолями. Выраженную опасность для здоровья детей имеет постоянная экспозиция микотоксинами независимо от региона Нигерии. Однако рандомизованных контролируемых исследований, статистически доказывающих связь смертности и/ или заболеваемости детей до 5 лет с указанными экологическими факторами, не выявлено. Исследования в большей части базируются на изучении факторов экспозиции населения, что позволяет проводить логический анализ и только предполагать наличие причинно-следственной связи между факторами среды и здоровьем детей до 5 лет.

 

Список литературы:
1. Ana G.R. Polycyclic aromatic hydrocarbon burden in ambient air in selected Niger Delta communities in Nigeria / G.R. Ana, M.K. Sridhar, G.O. Emerole // Journal of the Air & Waste Management Association. - 2012. 62(1). – P.18-25.
2. Abarikwu S.O. Biomarkers of oxidative stress and health risk assessment of heavy metal contaminated aquatic and terrestrial organisms by oil extraction industry in Ogale, Nigeria / S.O. Abarikwu, E.B. Essien, O.O. Iyede, K. John, C. Mgbudom-Okah // Chemosphere. - 2017. 185. – P.412-422. doi: 10.1016/j.chemosphere.2017.07.024
3. Abolurin O.O. Prevalence of Vitamin A deficiency among under-five children in South-Western Nigeria / O.O. Abo-lurin, A.J. Adegbola, O.A. Oyelami, S.A. Adegoke, O.O. Bolaji // Nigerian Postgraduate Medical Journal. - 2018. 25(1). – P.13-16. doi: 10.4103/npmj.npmj_20_18. PMID: 29676339
4. Adebowale A. Survival probability and predictors for woman experience childhood death in Nigeria: analysis of north–south differentials / A. Adebowale, B. Yusuf, A. Fagbamigbe // BMC Public Health. - 2012. 12(1). – P.430.
5. Adedini S.A. Regional variations in infant and child mortality in Nigeria: a multilevel analysis / S.A. Adedini, C. Odimegwu, E.N.S. Imasiku, D.N. Ononokpono, L. Ibisomi // Journal of Biosocial Science. - 2015. 47(2). –P.165-187. doi:10.1017/S0021932013000734
6. Adekoya I. Awareness and Prevalence of Mycotoxin Contamination in Selected Nigerian Fermented Foods / I. Adekoya, P. Njobeh, A. Obadina, C. Chilaka, S. Okoth, M. De Boevre, S. De Saeger // Toxins (Basel). - 2017. 9(11). pii: E363. doi: 10.3390/toxins9110363
7. Adetunde O.T. Assessment of occupational exposure to polycyclic aromatic hydrocarbons via involuntary inges-tion of soil from contaminated soils in Lagos, Nigeria / O.T. Adetunde, G.A. Mills, K.O. Olayinka, B.I. Alo // Journal of Environmental Science and Health. Part A, Toxic / hazardous Substances & Environmental Engineering. - 2014. 49(14). - P.1661-71. doi: 10.1080/10934529.2014.951223.
8. Adewemimo A. Direct estimates of cause-specific mortality fractions and rates of under-five deaths in the northern and southern regions of Nigeria by verbal autopsy interview/ A. Adewemimo, H.D. Kalter, J. Perin, A.K. Koffi, J. Quinley, R.E. Black // PLoS One. - 2017. 12(5): e0178129. doi: 10.1371/journal.pone.0178129
9. Ayogu R.N.B. Prevalence and predictors of under-nutrition among school children in a rural South-eastern Nigerian community: a cross sectional study / R.N.B. Ayogu, I.C. Afiaenyi, E.U. Madukwe, E.A. Udenta // BMC Public Health. - 2018. 18(1). – P.587. doi: 10.1186/s12889-018-5479-5
10. Chikere C.B. Erratum to: Shift in microbial group during remediation by enhanced natural attenuation (RENA) of a crude oil-impacted soil: a case study of Ikarama Community, Bayelsa, Nigeria / C.B. Chikere, C.C. Azubuike, E.M. Fubara // 3 Biotech. - 2017. 7(3). – P.228. doi: 10.1007/s13205-017-0867-6
11. Chikere C.B. Shift in microbial group during remediation by enhanced natural attenuation (RENA) of a crude oil-impacted soil: a case study of Ikarama Community, Bayelsa, Nigeria / C.B. Chikere, C.C. Azubuike, E.M. Fubara // 3 Biotech. - 2017. 7(2). – P.152. doi: 10.1007/s13205-017-0782-x
12. Chitekwe S. Mid-upper-arm circumference based case-detection, admission, and discharging of under five children in a large-scale community-based management of acute malnutrition program in Nigeria / S. Chitekwe, S. Bi-adgilign, A. Tolla, M. Myatt // Archives of Public Health. - 2018. 76. – P.19. doi: 10.1186/s13690-018-0266-4
13. Desmennu A.T. Maternal Education and Diarrhea among Children aged 0-24 Months in Nigeria / A.T. Desmennu, M.M. Oluwasanu, Y.O. John-Akinola, O. Oladunni, A.S. Adebowale // African Journal of Reproductive Health. - 2017. 21(3). P.27-36.
14. Ekhator O.C. Street foods exacerbate effects of the environmental burden of polycyclic aromatic hydrocarbons (PAHs) in Nigeria / O.C. Ekhator, N.A. Udowelle, S. Igbiri, R.N. Asomugha, C. Frazzoli, O.E. Orisakwe // Environ-mental Science and Pollution Research. - 2018. 25(6). – P.5529-5538. doi: 10.1007/s11356-017-0894-1
15. Etchie T.O. The gains in life expectancy by ambient PM2.5 pollution reductions in localities in Nigeria / T.O. Etchie, A.T. Etchie, G.O. Adewuyi, A. Pillarisetti, S. Sivanesan, K. Krishnamurthi, N.K. Arora // Environmental Pollution. - 2018. 236. – P.146-157. doi: 10.1016/j.envpol.2018.01.034
16. Health statistics and information systems // World Health Organization / [Электронный ресурс]. Режим доступа: URL: http://www.who.int/healthinfo/global_burden_disease/metrics_daly/en/ (дата обращения 18.05.2018).
17. Homedes N. The Disability-Adjusted Life Year (Daly) Definition Measurement And Potential Use, 1995 // World bank [Электронный ресурс]. Режим доступа: URL: http://documents.worldbank.org/curated/en/482351468764408897/The-disability-adjusted-life-year-DALY-definition-measurement-and-potential-use (дата обращения 21.05.2018).
18. Ifelebuegu A.O. Environmental effects of crude oil spill on the physicochemical and hydrobiological characteristics of the Nun River, Niger Delta / A.O. Ifelebuegu, J.E. Ukpebor, A.U. Ahukannah, E.O. Nnadi, S.C. Theophilus // En-vironmental Monitoring and Assessment. - 2017. 189(4). P.173. doi: 10.1007/s10661-017-5882-x
19. Igbiri S. Polycyclic Aromatic Hydrocarbons In Edible Mushrooms from Niger Delta, Nigeria: Carcinogenic and Non-Carcinogenic Health Risk Assessment / S. Igbiri, N.A. Udowelle, O.C. Ekhator, R.N. Asomugha, Z.N. Igweze, O.E. Orisakwe // Asian Pacific Journal of Cancer Prevention. - 2017. 18(2). P.437-447.
20. Imaenyin N.I. The ways to improve investment climate in Nigeria // Науковедение: интернет-журнал [Элек-тронный ресурс]. - 2014. №2 (21). Режим доступа: URL: https://cyberleninka.ru/article/n/the-ways-to-improve-investment-climate-in-nigeria (дата обращения: 21.05.2018).
21. Iwegbue C.M.A. Ecological and human health risks arising from exposure to metals in urban soils under different land use in Nigeria / C.M.A. Iwegbue, B.S. Martincigh // Environmental Science and Pollution Research. - 2018. 25(13). - P.12373-12390. doi: 10.1007/s11356-017-1113-9
22. Iwegbue C.M.A. Characterization of metals in indoor dusts from electronic workshops, cybercafés and offices in southern Nigeria: Implications for on-site human exposure / C.M.A. Iwegbue, G. Obi, O.O. Emoyan, E.W. Odali, F.E. Egobueze, G.O. Tesi, G.E. Nwajei, B.S. Martincigh // Ecotoxicology and Environmental Safety. - 2018. 159. – P.342-353. doi: 10.1016/j.ecoenv.2018.04.070
23. Kuti B.P. Rural-urban disparity in lung function parameters of Nigerian children: effects of socio-economic, nutri-tional and housing factors / B.P. Kuti, O.I. Oladimeji, D.K. Kuti, A.T. Adeniyi, E.O. Adeniji, Y.J. Osundare // Pan Af-rican Medical Journal. - 2017. 28. - P.230. doi: 10.11604/pamj.2017.28.230.13836
24. National Population Commission (NPC) Nigeria and ORC Macro Nigeria, Nigeria Demographic and Health Survey 2003. Calverton, Maryland: National Population Commission and ORC/ Macro. 2004; p 51-197.
25. Nigeria // Institution of Health Metric and Evaluation (IHME) / [Электронный ресурс]. Режим доступа: URL: http://www.healthdata.org/nigeria (дата обращения 17.05.2018)
26. NPC & ICF Macro (2009) Nigeria 2008 Demographic and Health Survey. National Population Commission (NPC) [Nigeria] & ICF Macro, Calverton, MD, USA.
27. Obinaju B.E. Linking biochemical perturbations in tissues of the African catfish to the presence of polycyclic aro-matic hydrocarbons in Ovia River, Niger Delta region / B.E. Obinaju, C. Graf, C. Halsall, F.L. Martin // Environ-mental Pollution. - 2015. 201. – P.42-49. doi: 10.1016/j.envpol.2015.02.031
28. Oguonu T. Prevalence and determinants of airflow limitation in urban and rural children exposed to cooking fuels in South-East Nigeria / T. Oguonu, I.N. Obumneme-Anyim, J.N. Eze, A.C. Ayuk, C.V. Okoli, I.K. Ndu // Paediatrics and International Child Health. - 2018. 1-7. doi: 10.1080/20469047.2018.1445506
29. Ordinioha B. The human health implications of crude oil spills in the Niger delta, Nigeria: An interpretation of pub-lished studies / B. Ordinioha, S. Brisibe // Nigerian Medical Journal. - 2013. 54(1). P.10-16. doi: 10.4103/0300-1652.108887
30. Osgood-Zimmerman A. Mapping child growth failure in Africa between 2000 and 2015 / A. Osgood-Zimmerman, A.I. Millear, R.W. Stubbs, C. Shields, B.V. Pickering, L. Earl, N. Graetz, D.K. Kinyoki, S.E. Ray, S. Bhatt, A.J. Browne, R. Burstein, E. Cameron, D.C. Casey, A. Deshpande, N. Fullman, P.W. Gething, H.S. Gibson, N.J. Henry, M. Herrero, L.K. Krause, I.D. Letourneau, A.J. Levine, P.Y. Liu, J. Longbottom, B.K. Mayala, J.F. Mosser, A.M. Noor, D.M. Pigott, E.G. Piwoz, P. Rao, R. Rawat, R.C. Reiner, D.L. Smith, D.J. Weiss, K.E. Wiens, A.H. Mokdad, S.S. Lim, C.J.L. Murray, N.J. Kassebaum, S.I. Hay // Nature. - 2018. doi:10.1038/nature25760 / [Электронный ресурс]. Режим доступа: URL: https://www.nature.com/articles/nature25760 (дата обращения 20.05.2018).
31. Osin O.A. Oil refinery wastewater treatment in the Niger Delta, Nigeria: current practices, challenges, and recom-mendations / O.A. Osin, T. Yu, S. Lin // Environmental Science and Pollution Research. - 2017. 24(28). - P.22730-22740. doi: 10.1007/s11356-017-0009-z
32. Peters D.E. Potential Human Health Risk Assessment of Heavy Metals via Consumption of Root Tubers from Ogoniland, Rivers State, Nigeria / D.E. Peters, C. Eebu, K.W. Nkpaa // Biological Trace Element Research. - 2018. 11. doi: 10.1007/s12011-018-1330-1 [Epub ahead of print]
33. Salako A.A. An appraisal of immunization in Nigeria: towards improving coverage / A.A. Salako, F.A. Oluwole // Nigerian Hospital Practice. - 2009. N3. – P.3–4.
34. Šarkanj B. Ultra-sensitive, stable isotope assisted quantification of multiple urinary mycotoxin exposure bi-omarkers / B. Šarkanj, C.N. Ezekiel, P.C. Turner, W.A. Abia, M. Rychlik, R. Krska, M. Sulyok, B. Warth // Analyti-ca Chimica Acta. - 2018. 1019. – P.84-92. doi: 10.1016/j.aca.2018.02.036
35. Taiwo A.O. Oral and maxillofacial tumours in children and adolescents: Clinicopathologic audit of 75 cases in an academic medical centre, Sokoto, Northwest Nigeria / A.O. Taiwo, R.O. Braimah, A.A. Ibikunle, M.F. Obileye, N.M. Jiya, S.M. Sahabi, I.K. Jaja // African Journal of Paediatric Surgery. - 2017. 14(3). - P.37-42. doi: 10.4103/ajps.AJPS_81_16
36. Ujong O.L. Trends in the development of innovative entrepreneurship in the world comparable with Nigeria // Computational nanotechnology. Издательство: Издательский дом "Юр-ВАК" (Москва) / [Электронный ре-сурс]. Режим доступа: URL: https://elibrary.ru/item.asp?id=23752104 (дата обращения: 22.05.2018).
37. United Nations World Population Prospects: 2015 revision // United Nations Department of Economic and Social Affairs (29 July 2015) / [Электронный ресурс]. Режим доступа: URL: https://esa.un.org/unpd/wpp/Publications/Files/WPP2015_Volume-I_Comprehensive-Tables.pdf (дата обраще-ния: 21.05.2018).
38. Utazi C.E. Geographic coverage of demographic surveillance systems for characterising the drivers of childhood mortality in sub-Saharan Africa/ C.E. Utazi, S.K. Sahu, P.M. Atkinson, N. Tejedor-Garavito, C.T. Lloyd, A.J. Tatem // BMJ Global Health. - 2018. 3(2):e000611. doi: 10.1136/bmjgh-2017-000611
39. Антонова И.В., Богачева Е.В., Китаева Ю.Ю. Роль экзогенных факторов в формировании врожденных по-роков развития (обзор) // Экология человека. 2010. №6. 30-35 / [Электронный ресурс]. Режим доступа: URL: https://cyberleninka.ru/article/n/rol-ekzogennyh-faktorov-v-formirovanii-vrozhdennyh-porokov-razvitiya-obzor (дата обращения: 21.05.2018).
40. Бачина А.В., Коськина Е.В., Глебова Л.А., Попкова Л.В. Эколого-гигиенические аспекты формирования врожденных пороков развития в Кузбассе // Мать и дитя в Кузбассе. 2015. №1 / [Электронный ресурс]. Ре-жим доступа: URL: https://cyberleninka.ru/article/n/ekologo-gigienicheskie-aspekty-formirovaniya-vrozhdennyh-porokov-razvitiya-v-kuzbasse (дата обращения: 21.05.2018).
41. Белло Г.М. Особенности применения гербицидов в штате Сокото (Нигерия) и требования безопасности // Вестник Белорусской государственной сельскохозяйственной академии. - 2014. - №2 / [Электронный ре-сурс]. Режим доступа: URL: https://cyberleninka.ru/article/n/osobennosti-primeneniya-gerbitsidov-v-shtate-sokoto-nigeriya-i-trebovaniya-bezopasnosti (дата обращения: 21.05.2018).
42. Войцехович Б.А., Тесленко Л.Г., Врожденные пороки развития у детей // Проблемы современной гигиены. – 2000. - №4. – С.59-64.
43. Клюверт Н-Б. Л. Экономическая значимость разработки, освоения, и добычи битума из битуминозного песка и тяжелой нефти в Нигерии // Научный журнал КубГАУ [Scientific Journal of KubSAU]. - 2016. - №121 / [Электронный ресурс]. Режим доступа: URL: https://cyberleninka.ru/article/n/ekonomicheskaya-znachimost-razrabotki-osvoeniya-i-dobychi-bituma-iz-bituminoznogo-peska-i-tyazheloy-nefti-v-nigerii (дата обращения: 21.05.2018).
44. Население Нигерии// Countrymeters / [Электронный ресурс]. Режим доступа: URL: http://countrymeters.info/ru/Nigeria (дата обращения: 17.05.2018).
45. Неонаталогия (национальное руководство) / Под ред. Н.Н. Володина. – М.: Академия, 2008. – 848 с.
46. Нигерия - Общее население в год, по 5-летним возрастным группам, 0-4 // Мировой Атлас Данных. Knoema / [Электронный ресурс]. Режим доступа: URL: https://knoema.ru/atlas/%D0%9D%D0%B8%D0%B3%D0%B5%D1%80%D0%B8%D1%8F/topics/%D0%94%D0%B5%D0% BC%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D1%8F/%D0%92%D0%BE%D0%B7%D1%80%D0%B0% D1%81%D1%82/%D0%9D%D0%B0%D1%81%D0%B5%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5-%D0%B2-%D0%B2%D0%BE%D0%B7%D1%80%D0%B0%D1%81%D1%82%D0%B5-0-4 (дата обращения: 21.05.2018)
47. Нигерия – Ожидаемая продолжительность жизни при рождении // Knoema / [Электронный ресурс]. Режим доступа: URL: https://knoema.ru/atlas/%D0%9D%D0%B8%D0%B3%D0%B5%D1%80%D0%B8%D1%8F/topics/%D0%94%D0%B5% D0%BC%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D1%8F/%D0%92%D0%BE%D0%B7%D1%80% D0%B0%D1%81%D1%82/%D0%9E%D0%B6%D0%B8%D0%B4%D0%B0%D0%B5%D0%BC%D0%B0%D1%8F-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%B4%D0%BE%D0%BB%D0%B6%D0%B8%D1%82%D0%B5%D0% BB%D1%8C%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%8C-%D0%B6%D0%B8%D0%B7%D0%BD%D0%B8-%D0%BF%D1%80%D0%B8-%D1%80%D0%BE%D0%B6%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B8 (дата обращения: 21.05.2018).
48. Селютина М.Ю., Евдокимов В.И., Сидоров Г.А. Врожденные пороки развития как показатель экологическо-го состояния окружающей среды // Научные ведомости Белгородского государственного университета. Серия: Медицина. Фармация. - 2014. – Т.26. - №11 (182). – С.173-177 / [Электронный ресурс]. Режим досту-па: URL: https://cyberleninka.ru/article/n/vrozhdennye-poroki-razvitiya-kak-pokazatel-ekologicheskogo-sostoyaniya-okruzhayuschey-sredy (дата обращения: 21.05.2018).

 

Информация об авторах:

Максименко Людмила Витальевна Maksimenko Ludmila
канд. биол. наук, доцент, кафедра общественного здоровья, здравоохранения и гигиены, Российский университет дружбы народов, РФ, г. Москва
candidate of biological sciences, associate Professor, Department of public health and hygiene, Peoples friendship University of Russia, Russia, Moscow

Орабии Элизабет Elizabeth Orabiyi

аспирант, кафедра общественного здоровья, здравоохранения и гигиены, Российский университет дружбы народов, 117198, Россия, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая 6

PhD student, Department of Public Health and hygiene, Peoples Friendship University of Russia, 117198, Russia, Moscow, ul. Mikluho-Maklaya 6


Информация о журнале

Выходит с 2013 года

ISSN: 2311-6129

Св-во о регистрации СМИ: 

ЭЛ №ФС77-54437 от 17.06.2013

ПИ №ФС 77-66241 от 01.07.2016

Скачать информационное письмо

Размещается в:

doi:

elibrary

cyberleninka

google scholar

Ulrich's Periodicals Directory

socionet

Base

ROAR

OpenAirediscovery

CiteFactor

Быстрый поиск

Поделиться

Лицензия Creative CommonsЯндекс.Метрика© Научные журналы Universum, 2013-2019
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Непортированная.