Международный
научный журнал

К вопросу о национальном образовании на Северном Кавказе (XVIII – XIX вв.)


On the issue of national education in the North Caucasus (XVIII-XIX centuries)

Цитировать:
Блейх Н.О. К вопросу о национальном образовании на Северном Кавказе (XVIII – XIX вв.) // Universum: Общественные науки : электрон. научн. журн. 2018. № 11-12(51). URL: http://7universum.com/ru/social/archive/item/6668 (дата обращения: 18.11.2019).
 
Прочитать статью:


АННОТАЦИЯ

В данной статье поднимается вопрос о генезисе российской просветительской политики второй половины XVIII – первой половины XIX столетий, раскрывается её роль в развитии национальной школы и мировоззренческих тенденций северокавказских народов, делаются выводы о том, что зарождение и последующее становление просветительской мысли в регионе происходит совместно с развитием национального образования.

ABSTRACT

This article raises the question of the Genesis of the Russian educational policy of the second half of the XVIII – the first half of the XIX centuries, reveals its role in the development of the national school and worldview trends of the North Caucasian peoples, concludes that the origin and subsequent formation of educational thought in the region occurs together with the development of national education.

 

Ключевые слова: Северо-Кавказский регион, просветительство, национальное образование

Keywords: North Caucasus region, education, national education.

 

Научное освоение Северокавказского края началось со второй половины ХYШ века благодаря его вхождению в Российскую империю, которая стала реформировать все сферы жизнедеятельности горского населения. Особое внимание при этом власти обращали на развитие культуры последних. В этом непростом деле они опирались на лучшие умы российской интеллигенции в лице российских ученых: П. Г. Буткова, Н. И. Пирогова, Ф. И. Гене, С. В. Новицкого, ссыльных декабристов - В. С. Толстого, А. А. Бестужева-Марлинского, П. А.Муханова, Н. Н. Муравьева и др.; писателей-классиков В. Т. Нарежного, В. Г. Белинского, М. Ю. Лермонтова, А. С. Грибоедова, А. С. Пушкина и мн. др., видевших в горцах не «дикие племена», а вполне адекватных людей, имеющих свою высокоразвитую культуру. Со временем россияне стали оказывать все более сильное влияние на культурное развитие аборигенных народов Северного Кавказа, на становление их общественного, просветительского и педагогического мировоззрения как путем визуальных коммуникаций, так и посредством различной периодической печати [1, c. 11-17].

Просвещение стало одним из средств политического воздействия в Северокавказском регионе со дня своего основания. Контакты горских этносов с деятелями передовой российской мысли стали благоприятствовать усилению интереса только что появившейся горской интеллигенции к изучению культуры и быта своих народов. Российские деятели науки всячески помогали пионерам горского просветительства встать на путь популяризации знаний и образования, которое нуждалось, прежде всего, в основании своей письменности. И она вскоре появилась благодаря трудам осетин П. Генцаурова, И.Ялгузидзе, Г.Токаева, кабардинцам – Н. Ногмову, К. Атажукину, С. Хан-Гирею, чеченцу У.Берсею, шапсугу М.Шапсугову, лезгину Г.Алкадарскому, дагестанцу Кази-Беку и др. Многие из них работали совместно с деятелями российской науки И.Чепиговским, А.Шегреном, П.Усларом и др. Возникновение кавказских алфавитов дало толчок становлению школьного дела в крае и во многом упростило обучение горцев [6, c. 289-294].

Однако говорить, что до вхождения в империю образования на Северном Кавказе не было в корне неверно. В крае (особенно в его мусульманских районах) существовала своя система образования, состоящая из трех звеньев: низшего (коранической школы), среднего (мектебе) и высшего (медресе). Все звенья этой цепи имели своей целью дать элементарное образование, основанное на изучении Корана и хадисов. Мектебе и медресе существовали при мечетях и учителями в них работали муллы и кадии. Обучение строилось на арабской методике преподавания. Поэтому так нужны были алфавиты, написанные самими горцами.

В противовес существовавшей мусульманской системе образования российское правительство создает новую просветительскую модель, хотя на начальных этапах становления школьного дела оно также вводит конфессиональное, только православное образование [5, c. 96-108].

Первыми шагами по становлению упорядоченной системы образования явилось принятие народами края российской государственности. Однако первые года имперского управления были непростыми: освоение региона, зачастую было связано с применением военной силы. В этих условиях перед правительством еще не стояла масштабная задача просвещения горских народов, однако изучение источников подтверждает, что, не смотря на все имеющиеся перипетии переживаемого времени, базис образования среди горцев-мусульман закладывался именно в эту драматичную пору. Еще со времени своего присутствия на Кавказе (вторая половина XVIII века) российские чиновники стали учреждать духовные училища, которые готовили церковный клир для горских народов. Однако с началом следующего столетия в крае помимо церковных учебных заведений стали появляться и другие виды школ – аманатские школы, школы военных воспитанников. У юных горцев, обучающихся в казенных военных заведениях, имелась возможность и дальше продолжить образование. Самые способные из них направлялись в центральные русские города и могли позднее служить на благо «Отечеству, Царю и Престолу». Известны имена Жанбулатовых, Анзоровых, Бекмурзиных, Ахриевых. Также отметим заслуги Асланбека Туганова – первого осетинского генерала, считавшегося при жизни патриархом военной интеллигенции, бывшего командиром собственного Е.И.В. Конвоя.

Когда ситуация в регионе изменилась и империя перешла к выстраиванию добрососедских отношений с горскими этносами мирными средствами, то отпала надобность в аманатских школах и интернатах военных воспитанников. Их заменили правительственные горские школы начального порядка, которые содержались за счет государственного казначейства. Инициатором их открытия был ген.-адъют. князь А.И.Барятинский. Первой горской школой стала учрежденная в 1851 году Кабардинская школа (г. Нальчик). Эта Кабардинская школа проработала около 10 лет и всеми силами и имеющимися у нее средствами содействовала формированию национальной интеллигенции. Её окончили С.-Б.Абаев, К.Атажукин, К.Ахлов, И.Кармов, Т.Кашежев, В.Кудашев, Т.Шеретлоков и др.

В 1859 году была открыта школа в Вольно-Христиановском ауле (Северная Осетия). В связи с этим интересно, что в этой школе наравне с православными обучались и мусульманские ребята. История донесла их имена: Казбеков Илларион, Гатуев Фома и Гарданов Соломон (Царай), ставшие впоследствии известными писателями и этнографами.

Через несколько лет (8 ноября 1863 года) учреждается Чеченская горская школа (г. Грозный), в которой также обучались дети разных национальностей и различных вероисповеданий (русские, чеченцы, грузины, армяне, евреи). В Грозненской школе функционировала токарно-столярная мастерская, содержащаяся на доходы от продаж ученических изделий, детей обучали мастерству садоводства, овощеводства.

Первой светской школой в Дагестане стало Дербентское трехклассное городское училище, открытое в 1867 году. Не смотря на имеющееся 35 мест, оно было едва заполнено наполовину. Причины такой непопулярности крылись в критике мусульманским духовенством светского образования, и материальной необеспеченности горцев.

Стремились дать знания детям и жители Ингушетии. 22 декабря 1870 года в Назрани открылась начальная горская школа...». Она содержалась на средства населения, однако учебных мест в ней тоже не хватало. При школе было создано два отделения – пчеловодческое и столярно-токарная мастерская. Для развития профессионального дела школа нашла возможность отчислять по 125 рублей в казну.

Позже других мусульманских областей Северного Кавказа государственные учебные заведения появляются в Карачаево-Черкесии. Такой школой стало Учкуланское училище, появившееся в 1878 году. Сначала обучение в нем было рассчитано на три года, в 1878 году его преобразовали в двухклассное. В них совместно обучались дети русских военных и горских владетелей. Целью таких учебных заведений было доставить возможность молодым людям кавказских национальностей приобрести начальное образование. При этом такое элементарное обучение действует только в областях обитания христиан (Северная Осетия, Краснодарский и Ставропольский края) [3, c. 296].

В местах проживания мусульман российская администрация осторожно, с некоторой опаской относится к имеющемуся там классическому арабскому образованию, однако, не закрывая мечети – главный его оплот и даже способствуя появлению новых конфессиональных учебных заведений. Поэтому в данный период времени сеть конфессиональных школ продолжила свой рост, перегоняя по численности новые учебные заведения светского характера. Так, в 1836 году учреждается Владикавказское духовное училище, в следующем году – Дербентское городское училище и Ставропольская гимназия. В 1842 году появляются Петровское и Низовское училища, в 1843 году возникает Нальчикская школа, через несколько лет (в 1849 году) появляется Дербентское мусульманское училище, а в 1855 – Темир-Хан-Шуринское училище. Кроме того, по всему Кавказу учреждаются духовные школы (христианского и мусульманского направлений), рассчитанные давать детям элементарные знания [2, c. 03-07].

Но все же вопреки проводимым правительственным мерам по открытию светских учебных заведений, последних в регионе по-прежнему катастрофически не хватало. Поэтому, не дожидаясь вмешательства властей, сельские сходы сами решали вопрос об учреждении школ. Одной из первых сельских школ в Чечне стала двухклассная Тембулат-Юртовская (отселок села Дуба-Юрт) школа. Её основателем был Шугаип Алиев. В 1861 году в дагестанском селе Ахты была открыта светская школа. В 1870 году горцы Ичкеринского округа общественным мнением постановили об учреждении горской школы с целью обучения своих детей русской грамматике, арабскому языку и арифметики.

В 1883 году известный просветитель Дагестана Гасан-эфенди ибн Абдуллах аль-Алкадари (лезг. Гьасан-эфенди Абдуллагьан Алкьвадари) основал в родном ауле Балахани светскую школу и сам стал в ней преподавать. Начальные школы стали открываться и в других аулах: Старый Юрт (1865), Ведено (1867), Большой Чечен (1869). 1870 год принес появление школ начального порядка в аулах: Брагуны, Новый Юрт, Али-Юрт, Кень-Юрт и др. В 90-е годы XIX в. открывались народные училища и в аулах Мансуровском (Карачай), Дударуковском, Бибердовском (Черкеск) и др.

Однако все предпринимаемые правительством и частными лицами меры по охвату горского населения обучением не могли решить проблемы образования, что явно видно из отчета начальника Терской области за 1890 год, в котором тот отмечает, что в области насчитывается 137 учебных заведений. 135 (в том числе 3 горских школы) подчиняются ведомству Министерства народного просвещения, хотя и в них процент обучаемости детей-мусульман был небольшим: русских составляло 807 (70.5 %), горцев – 101 (7,2 %), армян – 92 (3,0 %), грузин – 45 (2,2 %), татар – 23 (1,1 %), других – 99 (12,6 %).

Как видим, не смотря на такую довольно широкую сеть учебных заведений, их в крае катастрофически не хватало. В результате к началу проведения реформ в 60-е годы духовных школ здесь насчитывалось всего 13. А уездных училищ было только 4 (вместе с частными училищами их численность составляла 45) [4, c. 217]. Особую тревогу вызывала малочисленность светских школ. В некоторых районах Северокавказского края, например, в Карачаево-Черкессии, Чечено-Ингушетии и Кабардино-Балкарии в рассматриваемый период вообще не существовало школ светского направления.

К тому же методика преподавания в школах, учреждаемых Министерством народного просвещения, оставляла желать лучшего. Она сводилась к усиленному изучению русского языка зачастую в ущерб обучению родным языкам, что говорило о недооценке российскими чиновниками местных этнических особенностей, к тому же была платной, что преграждало детям неимущих родителей путь к обучению. Однако утверждать, что она была тупиковой и не приводила ни к каким положительным результатам, было бы неверно. Школьная политика Российской империи создавала в регионе объективные предпосылки, которые способствовали появлению национальных школ светского направления, пропагандирующих русскую культуру и российскую гражданственность [7, c. 405]. Вследствие всех этих позитивных перемен в жизни народных школ для горцев открылся путь в российские учебные заведения и стала появляться местная диаспора образованных людей – культуртрегеров, деятелей науки и культуры. Среди них наиболее известны имена черкесов Хан-Гирея, У. Берсея, кабардинцев Дж. Казаноко, И. Атажукина, осетин В. Цораева, А. Колиева, дагестанцев Г. Алкадарского, Казем-Бека, ингуша: У. Лаудаева; чеченца: З. Захарова и других, деятельность которых проходила под непосредственным протекторатом российской культуры и влиянием передовых русских писателей и ученых, которые ратовали за правдивое освещение жизни горцев, призывали к скорейшему освоению этого «богатейшего и увлекательного края», но не военной экспансией, а посредством просвещения его народов.

 

Cписок литературы:
1. Блейх Н.О. Исторические вехи становления и развития просветительства на Северном Кавказе в русле российской цивилизационной политики. - Москва, 2017. - Т. 1. - 321 с.
2. Блейх Н.О. Проблемы мусульманского образования сквозь призму истории //Психология. Социология. Педагогика. - 2015. - № 2(45). - С. 03-07.
3. Блейх Н.О. Некоторые аспекты геополитического и социокультурного развития Северного Кавказа в новое время //Бизнес. Образование. Право. - 2016. - № 4(37). - С. 296-298.
4. Блейх Н.О. Роль просветительских организаций в развитии школьного образования на Северном Кавказе в конце XIX – начале ХХ века //Бизнес. Образование. Право. - 2014. - № 1. - С. 217-219.
5. Блейх Н.О., Дзанагова Л.В. Специфика просветительских тенденций у народов Северного Кавказа во второй половине XVIII - начале XIX века //Диалог со временем. - 2018. - № 62. - С. 96-108.
6. Bleich N.O. The Contribution of Russian and Mountaineer Enlighteners to the Making of Writing Culture in the North Caucasus // Былые годы. Российский исторический журнал. - 2015. - № 36(2). - С. 289-294
7. Bleikh N.O. The Influence of Russian innovator teacherson the Development of Mountain dwellers (XIX century) //Былые годы. Российский исторический журнал. - 2014. - № 33(3). - С. 405-409.

 

Информация об авторах:

Блейх Надежда Оскаровна Nadegda О. Bleich

д-р ист. наук, профессор Северо-Осетинского государственного университета имени Коста Левановича Хетагурова, РФ, г. Владикавказ

doctor of historical Sciences,  Professor of North Ossetian state University, University named after Costa Levanovich Khetagurov, Russia, Vladikavkaz


Читателям

Информация о журнале

Выходит с 2013 года

ISSN: 2311-5327

Св-во о регистрации СМИ: 

ЭЛ №ФС77-54435 от 17.06.2013

ПИ №ФС77-66233 от 01.07.2016

Скачать информационное письмо

Размещается в:

doi:

The agreement with the Russian SCI:

cyberleninka

google scholar

Ulrich's Periodicals Directory

socionet

Base

ROAR

OpenAirediscovery

CiteFactor

Поделиться

Лицензия Creative CommonsЯндекс.Метрика© Научные журналы Universum, 2013-2019
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Непортированная.