Международный
научный журнал

Амбивалентность Рудры-Шивы в контексте добра и зла


Ambivalence of Rudry-Shiva in the context of kindness and evil

Цитировать:
Чистяков С.С., Соколов М.А. Амбивалентность Рудры-Шивы в контексте добра и зла // Universum: Общественные науки : электрон. научн. журн. 2018. № 10(50). URL: http://7universum.com/ru/social/archive/item/6486 (дата обращения: 20.09.2019).
 
Прочитать статью:


АННОТАЦИЯ

В настоящей статье авторы анализируют этические категории добра и зла в контексте шиваитской традиции, которая характеризуется как высокими духовными ценностями, так и отталкивающими ритуальными практиками. Также в статье рассматривается амбивалентный образ Рудры-Шивы от Великого Бога (Махадева) до Великого Демона (Махасура).

ABSTRACT

In this article, the authors analyze the ethical categories of kindness and evil in the context of the Shaiva tradition, which is characterized both by high spiritual values and repulsive ritual practices. The article also discusses the ambivalent image of Rudra-Shiva from the Great God (Mahadev) to the Great Demon (Mahasura).

 

Ключевые слова: добро, зло, индуизм, шиваизм, Рудра, Шива.

Keywords: kindness, evil,Hinduism,Shaivism, Rudra, Shiva.

 

В истории философской мысли (Конфуций, Платон, Аристотель, Шанкара, Абхинавагупта, Б. Спиноза, И. Кант, Э. Навиль, Ф. Ницше, В.С. Соловьев, Н.А. Бердяев и другие) нередко ставился вопрос о морально-нравственных аспектах жизнедеятельности человека. Человеческая цивилизация веками отражала изменчивые, нестабильные грани двух жизнеопределяющих категорий – добра и зла. Важное значение данные антонимические категории играли в контексте религиозной принадлежности, проявляя себя в многообразной палитре догматических основ. Религиозные традиции испокон веков определяли духовно-нравственные основы общества, выдвигая все новые и новые «божественные» законы. Неоднозначным кажется вопрос о понимании ключевых этических принципов – добра и зла в философско-религиозных системах индуизма.

Известный индийский философ, общественный и государственный деятель С. Радхакришнан в своих работах по индийской философии отмечал, что «всякий серьезно изучающий философию найдет в индийской мысли необычайно обильный материал, который по своему богатству и многообразию вряд ли имеет что-нибудь равное себе в любой другой части земного шара» [5, I, с. 7]. Именно многообразность и синтез кентавристических (сочетание несочетаемого) идей индийской философии способствовали формированию духовных основ существенной части мировой культуры.

В период средних веков (IV-VI вв. н.э.) доминирующей религиозной традицией Индии становится индуизм, который большинством исследователей (Г.М. Бонгард-Левин, Р.Н. Дандекар, М. Элиаде и т.д.) обозначается как единое, синтезированное философско-религиозное течение, определяющееся многообразием религиозных и философских школ (в основном в традициях вишнуизма, шиваизма, смартизма и шактизма), и не содержащее общей универсальной идеи.

Рассмотрим этические категории – добра и зла на примере одной из самых древних и загадочных философско-религиозных систем индуизма – шиваизма. В основе шиваитской традиции лежит культ Рудры-Шивы. В индуистской триаде Брахма, Вишну и Шива являются тремя равными ипостасями, но в шиваизме Шива почитается как верховный бог, объединяющий все основные космические функции (творение – поддержание – разрушение) и в своей первооснове превосходящий всех других богов [8, с. 60]. Шиваизм вбирает в себя и национальную традицию, и эзотерические учения для узкого круга последователей; он характеризуется как высокими духовными ценностями, так и отталкивающими ритуальными практиками так называемых «левых» тантрических сект [2, с. 229-230].

Происхождение культа Рудры-Шивы и его эволюция до сегодняшнего дня не совсем ясны. Двойственное имя Рудры-Шивы происходит из двух самостоятельных истоков шиваизма – индоарийского и аборигенного. Ведийский Рудра главным образом встречается в «Ригведе», а эпитет Шива, как полагают некоторые ученые, может иметь автохтонные корни дравидийского происхождения. Слово «Шива» в ведийских текстах переводится как «благоприятный», «милостивый» и упоминается как умилостивительный эпитет к грозному богу Рудре. Морфологическое происхождение Рудры происходит от санскритского «rudc», что означает «выть», «кричать», «реветь». Данное смысловое значение напрямую связанно со звуковым выражением одной из природных ипостасей Рудры – покровителя грозы, грома и ревущей бури. Существует мнение, что Рудра был объектом почитания воинствующих странствующих отрядов – вратьев. Возможно, жестокость вратьев и страх перед доарийским культом Рудры, и определили разрушительный характер ведийского Рудры-Шивы [1, с. 294-295].

Образ Рудры в «Ригведе» весьма разнопланов, совмещая в себе амбивалентные черты добра и зла. С одной стороны, он жестокий, безжалостный бог, наделенный демонической силой: «От владыки этого огромного мира, от Рудры, никогда ведь не отдаляется асурическая сила!» [6, с. 274]. С другой стороны, несмотря на гневный облик Рудры, индоарийские поселения, ощущали в нем защиту и определенную силу, недаром он считался не только разрушителем и богом, насылающим болезни, но также и великим целителем: «С помощью данных тобой самых целебных лекарств, о Рудра, Я хочу прожить сто зим! Подыми наших мужей (своими) целебными средствами! Я слышу: (говоря), что ты самый исцеляющий из целителей» [6, с. 274].

Данную амбивалентность можно отметить и в сыновьях Рудры-Шивы в рудрах. В ранневедийский период (XIII—X вв. до н. э.) рудры отождествлялись с антропоморфными Марутами (в «Ригведе» к ним обращено 33 гимна). Маруты – братья-близнецы, боги бури, ветра и грома в ведийском пантеоне. Марутов изображают в золотых доспехах и шлемах, в руках у них золотые топоры, копья и огненные молнии. Разъезжают они на золотых колесницах, запряженных пятнистыми антилопами или лошадьми. Среди них нет старших и младших, они одинаковы и единодушны. Чаще всего у Марутов просили дождь, лечебные снадобья, богатство, скот, славы, освобождения, а также пощады от убийства. Другими сыновьями Рудры-Шивы были зловещие демонические существа, составлявшие его свиту. Всюду следовали они за ним подобно змеям. Шипящие, вопящие, дико завывающие, они носились по лесам в поисках добычи. Повинуясь его воле, они выходили из дремучих лесов и спускались с великих гор, неся за собой невзгоды и болезни. Рудры – неотделимые спутники Рудры-Шивы, их сонмы насчитывают сотни тысяч [7, с.4-6].

Рудра-Шива может быть и страшным и благожелательным, и активным и пассивным, пребывать в мире и находиться вне его. Парадоксальность и амбивалентность образа Рудры-Шивы выражается также в том, что он является одновременно и великим аскетом и страстным любовником, мужем и отцом семейства. Рудра-Шива одновременно вызывает страх и тревогу, и в то же время удивительную преданность и любовь к себе [2, с. 237]. «У него два «имени», две природы: одна жестокая и дикая (rudra), вторая благостная (siva) и умиротворенная (santa)» [3, с. 13]. Как отмечает, известный индолог-религиовед С.В. Лобанов «Всевышний Господь находится выше добра и зла. Он – Абсолютность. То, что абсолютно не может описываться в категориях относительности. Когда мы называем его Шива, что означает благой, совершенный, добрый, это подчеркивает его совершенство не в мерках относительного мышления, а именно Всесовершенство» [4].

Поэтому в ведической и шиваитской литературе Рудра-Шива проявляет качества от Махадева (Великого Бога) до Махасура (Великого Демона) и согласно Махабхарате имеет 1008 манифестаций, которые указывают на его основные функции.

При сравнительном анализе мы можем отметить, что христианство и шиваизм определяются противоположной трактовкой добра и зла. Шиваитская традиция носит собирательный характер, Рудра-Шива представляет мифологический синтез поглощения функций и атрибутов других божеств, вбирая в себя все качества, положительные и отрицательные. Тем самым определяя тенденцию к синтезу этических категорий добра и зла, иногда переходящий любой здравый смысл и все допустимые нормы (например, секты каламукхов «черные лица» и капаликов «носящие череп»).

Обратный процесс мы наблюдаем в христианской традиции. Здесь категории добра и зла противопоставлены друг другу.

 

Список литературы:
1. Белкина Т.Л., Чистяков С.С. Сравнительный анализ эволюции образов библейского Яхве и индуистского Шивы // Ярославский педагогический вестник = Yaroslavlpedagogicalbulletin: научный журнал. – Яро-славль: РИО ЯГПУ, 2017. – № 2. – С.292-297.
2. Иванова Л.В. Индуизм. – М.: Изд-во Иванова Л.В., 2003. – 544с.
3. Крамриш С. Присутствие Шивы. – М.: Изд-во Ганга, 2014. – 704с.
4. Лобанов С.В. Гимн «Шатарудрия» в свете недуалистической философии шиваизма [Электронный ресурс] // ШайваВики: [сайт]. http://wiki.shayvam.org/ (дата обращения: 6.10. 2018).
5. Радхакришан С. Индийская философия. Том 1. М.: Изд-во Миф, 1993. 736 с.
6. Ригведа. Мандалы I–IV. – М.: Изд-во Наука, 1989. – 768с.
7. Чистяков С.С. Мифологические образы рудр в священных текстах индуизма // Шивалока. – Санкт-Петербург, октябрь 2017г. – С.4-7.
8. Чистяков С.С. Шиваитская традиция в системе этнокультурного синкретизма // Философия. Толерантность. Глобализация. Восток и Запад – диалог мировоззрений: тезисы докладов VII Российского философского конгресса (г. Уфа, 6-10 октября 2015 г.). В 3-х т. Т.III. Уфа: РИЦ БашГУ, 2015. С. 60-61.

 

Информация об авторах:

Чистяков Сергей Сергеевич Sergey Chistyakov

педагог-психолог, руководитель социально-психолого-педагогической службы в МБОУ города Костромы «Гимназия №15», РФ, Костромская область, г. Кострома

an educational psychologist, a head of the social-psychological-pedagogical service in Kostroma MBEI "Gymnasium №15", Russia, Kostroma Region, Kostroma


Соколов Михаил Александрович Mikhail Sokolov

свободный исследователь, Российское философское общество АН РФ, Костромское региональное отделение, г. Кострома, РФ, Костромская область, г. Кострома

free researcher, Russian Philosophical Society, Kostroma regional office, Kostroma, Russia, Kostroma Region, Kostroma


Читателям

Информация о журнале

Выходит с 2013 года

ISSN: 2311-5327

Св-во о регистрации СМИ: 

ЭЛ №ФС77-54435 от 17.06.2013

ПИ №ФС77-66233 от 01.07.2016

Скачать информационное письмо

Размещается в:

doi:

The agreement with the Russian SCI:

cyberleninka

google scholar

Ulrich's Periodicals Directory

socionet

Base

ROAR

OpenAirediscovery

CiteFactor

Поделиться

Лицензия Creative CommonsЯндекс.Метрика© Научные журналы Universum, 2013-2019
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Непортированная.