Международный
научный журнал

К вопросу о сущности личности в европейском теизме XIX века и русской религиозной философии


To the question of the essence of personality in the European theism of the XIX century and Russian religious philosophy

Цитировать:
Эзри Г.К. К вопросу о сущности личности в европейском теизме XIX века и русской религиозной философии // Universum: Общественные науки : электрон. научн. журн. 2018. № 10(50). URL: http://7universum.com/ru/social/archive/item/6462 (дата обращения: 21.09.2019).
 
Прочитать статью:


АННОТАЦИЯ

В настоящей статье эксплицируется сущность личности в европейском теизме XIX века и русской религиозной философии. Для этого рассмотрено общее в понимание сущности личности в европейском теизме XIX века и русской религиозной философии, соотношение субстанции и монады (совпадает ли количество монад и субстанций) в философии немецких постгегелевских теистов и русских религиозных философов, идеи французских спиритуалистов, нашедших отражение в представлениях о человеческой личности русских религиозных философов.

ABSTRACT

This article explicates the essence of the person in 19th century European theism and Russian religious philosophy. For this, it was viewed the general in understanding of the essence of personality in European theism of the XIX century and Russian religious philosophy, the relationship of substance and monad (whether the number of monads and substances coincides) in the philosophy of German post-Hegelian theists and Russian religious philosophers, the ideas of French spiritualists, reflected in ideas about human personalities of Russian religious philosophers.

 

Ключевые слова: русская религиозная философия, европейский теизм XIX века, спиритуализм, персонализм, монада, субстанция, личность.

Keywords: Russian religious philosophy, European theism of the XIX century, spiritualism, personalism, monad, substance, person.

 

«Что такое человек?» – главный вопрос кантовской философии. Кант определял сущность человека через разум. Такого же мнения придерживались такие античный философы как Сократ, Платон, Плотин, Филон Александрийский и так далее. Вопрос о сущности личности – часть кантовского вопроса о человеке. Понимание человека как личности (в глобальном плане) зародилось в христианской философии. На стыке философии и теологии появились термины «ипостась», «усия», которые были призваны характеризовать Бога как личность. Затем в трудах Августина и Лейбница зародились спиритуалистическая психология и онтология, а персонализм, по мысли русского философа Шилкарского, был введен немецким постгегелевским теистом Тейхмюллером.

Цель настоящей статьи – экспликация сущности личности в европейском теизме XIX века и русской религиозной философии.

Европейский теизм XIX века и русская религиозная философия обладают чертами сходства. Во-первых, немецкие, французские и русские философы понимали человека как личность. Во-вторых, они использовали одни и те же понятия «монада», «субстанция», «персона» (личность). В-третьих, у данных философских направлений схожая историко-философская и философско-теологическая база: христианская философия, классическая европейская философия в лице Лейбница, Спинозы, Декарта. Более, того в ряде случаев можно говорить о прямом влиянии европейского теизма XIX века на русскую религиозную философии (наибольшее влияние испытал философ Франк: на него оказали влияние французские спиритуалисты Мен де Биран и Бергсон, немецкие постгегелевские теисты Лотце и Тейхмюллер).

Философ Тейхмюллер, вопреки Транделенбургу, считал, что в платонизме, а не в спинозизме преодолевается дихотомия материального и идеального, природного и духовного, именно здесь один из корней персонализма. Хотя Тейхмюллер и считал, что у субстанции два модуса (мышление и протяжение), и, что, соответственно, субстанция преодолевает дихотомию res cogitans et res extensa, но, в отличие от Спинозы и Лотце думал, что субстанций столько же, сколько монад. Кроме того, Тейхмюллер, как определял, Лосский, ввел персонализм путем анализа онтологической проблемы (бытия) [3, с. 75]. Немецкий философ считал, я, самосознание – одна из сторон бытия.

В русской религиозной философии столь последовательную антиуниверсалистскую установку разделяли последовательные субъективные идеалисты и экзистенциалисты Бердяев и Шестов. Всеобщее, коллективное они воспринимали как объективацию. Началом их антропологии был онтологически свободный человек. Бердяев утверждал, что философия Шестова формировалась в борьбе с универсализмом Гегеля [1]. Данное положение можно отнести и к философии и самого Бердяева, который на страницах своих трудов боролся за личность, считая ее онтологической основой свободу и творчество. В таком же противостоянии создавался и немецкий постгегелевский теизм.

Однако персонализм, по мысли Лосского, можно ввести и путем исследования ценности бытия-с-другим [3, с. 75]. В таком случае ввести персонализм возможно и в систему с одной субстанцией для всех монад. Данным путем пошли Франк и Карсавин. Наличие одной субстанции у данных мыслителей подкреплялось тем, что они были сторонниками философии всеединства.

Индивидуация, индивидуализация (Я, самосознание) вводились в рамках такой философской концепции через противопоставление всеобщей субстанции и единичной монады, монада являлась Я, духовной основой личности человека. Другим индивидуализирующим элементом, как и в философии схожей с философией Тейхмюллера, был материальный характер вещи. Французский философ-персоналист XX века Жак Лакруа отмечал следующее: «Тело и есть действительно то, что меня индивидуализирует, то есть включает в мир, что определяет мое местоположение. И если бы я утратил это местоположение, то перестал бы существовать … однако необходимо, чтобы эта телесность, коль скоро я есмь, всегда была мне присуща» [2, с. 534].

В рамках Юрьевской школы, наследовавшей основные положения философии Лотце и Тейхмюллера, под персонализмом, как описывал Шилкарский, понималась только философия в духе Тейхмюллера [5]. В духовно-академическом теизме в рамках «православной персонологии», как отмечал в своей докторской диссертации профессор, д.ф.н. С.В. Пишун, отвергали определения личности, схожие с философией всеединства («коллективная душа», «симфонический субъект») [4, с. 37]. В этом смысле русская философия всеединства не смогла дать полноценного определения личности.

В рамках французского спиритуализма XIX века не выработалась персоналистическая философия. Как отмечал Шилкарский, Мен де Биран мог построить персонализм, но не сделал этого, так как увел вектор развития данного философского направления в сторону эклектизма [5, с. 275-277]. В рамках данного философского направления «персональный» и «индивидуальный» – понятия тождественные. Хотя отдельные идеи французских философов, особенно Мен де Бирана и Бергсона, нашли свое место в русской религиозной философии: философия «внутреннего усилия» Мен де Бирана, признание значительной роли интуиции в познании и жизнедеятельности человека и отождествление духа с памятью, т.е. со временем Бергсоном.

Итак, личность в рамках европейского теизма XIX века и русской религиозной философии образовывалась в единстве монады и субстанции, индивидуального и всеобщего, но в системе с одной субстанцией приоритет на стороне всеобщего, а в системе с равным количеством монад и субстанций приоритет на стороне индивидуального. Во втором случае персонализм носил последовательный характер. Другим индивидуализирующим признаком, кроме равенства в количестве монад и субстанций, является материальность вещей. Человек индивидуален в силу своей материальности. То есть целостная личность образуется в единстве монады и субстанции как духовного, идеального фактора, с одной стороны, и, с другой стороны, фактора материального, природного.

 

Список литературы:
1. Бердяев Н.А. Основные идеи философии Льва Шестова [Электронный ресурс]. URL: https://www.mgarsky-monastery.org/kolokol.php?id=1998 (дата обращения: 28.07.2018).
2. Лакруа Ж. Избранное: персонализм. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2004. 608 c.
3. Лосский Н.О. Ценность и бытие. Бог и Царство Божие как основа ценностей. Париж: YMCA-PRESS, 1931. 135 c.
4. Пишун С.В. Становление и развитие православной персонологии в России на протяжении XIX века: авто-реф. дисс. … док. филос. н. М., 1996. 40 с.
5. Шилкарский В.С. Проблема сущего. Юрьев: Типография К. Маттисена, 1917. 342 c.

 

Информация об авторах:

Эзри Григорий Константинович Ezri Grigoriy

лицо, прикрепленное для подготовки кандидатской диссертации по научной специальности – 09.00.03 История философии (философские науки), Дальневосточный федеральный университет, РФ, Приморский край, г. Владивосток

Aspirant of Department of philosophy and religion, Far East Federal University, Russia, Primorsky Krai, Vladivostok


Читателям

Информация о журнале

Выходит с 2013 года

ISSN: 2311-5327

Св-во о регистрации СМИ: 

ЭЛ №ФС77-54435 от 17.06.2013

ПИ №ФС77-66233 от 01.07.2016

Скачать информационное письмо

Размещается в:

doi:

The agreement with the Russian SCI:

cyberleninka

google scholar

Ulrich's Periodicals Directory

socionet

Base

ROAR

OpenAirediscovery

CiteFactor

Поделиться

Лицензия Creative CommonsЯндекс.Метрика© Научные журналы Universum, 2013-2019
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Непортированная.