Международный
научный журнал

История развития корейской традиционной медицины


History of traditional korean medicine

Цитировать:
Ермолаева Е.М., Филимонова Е.С. История развития корейской традиционной медицины // Universum: Общественные науки : электрон. научн. журн. 2017. № 4(34). URL: http://7universum.com/ru/social/archive/item/4719 (дата обращения: 18.08.2019).
 
Прочитать статью:

Keywords: traditional Korean medicine, Chinese medicine, Oriental medicine, history of medicine, medical education, constitutional medicine, Dongeuibogam, Sasang

АННОТАЦИЯ

Данная статья посвящена анализу развития традиционной корейской медицины с древности до наших дней. Особое внимание уделено медицинским трудам, которые способствовали развитию корейской медицины, ее отделению от китайской медицины и получению самостоятельного статуса.

ABSTRACT

This article analyzes the development of traditional Korean medicine since ancient times to the present day. Particular attention is paid to the medical works, which contributed to the development of Korean medicine and gaining independence from Chinese medicine.

 

This work was supported by the Core University Program for Korean Studies through the Ministry of Education of the Republic of the Korea and Korean Studies Promotion Service of the Academy of Korean Studies (AKS-2015-OLU-2250003).

Работа выполнена в рамках программы «Поддержка корееведения в ведущих зарубежных вузах» Министерства образования Республики Корея и Академии корейских исследований (Academy of Korean Studies)  (AKS-2015-OLU-2250003).

 

Большинство людей, говоря о традиционной восточной медицине, имеют в виду китайскую, воспринимая ее как единственную. Без сомнения, китайская медицина имеет долгую историю и богатый опыт, однако понятие «традиционная восточная медицина» является более ёмким, так как включает в себя медицинские знания со всей Восточной Азии. Методом проб и ошибок восточная медицина собрала в себе опыт, накопленный столетиями по всей Азии. Очевидно, что в зависимости от региона восточная медицина приобретает свои отличительные черты, которые проявляются в использовании специфичных лекарственных растений, в понимании самой сущности болезни и т.п.  Эти различия наиболее чётко проявляются в таких странах как Корея, Япония и Вьетнам.

Корейская медицина долгое время  подвергалась влиянию со стороны Китая, поэтому большинство представителей Запада предпочитают обращаться к китайской традиционной медицинской практике, считая корейскую незначительным ответвлением традиционной китайской медицинской школы. Однако исследования истории корейской традиционной медицины и её современного состояния позволяют говорить о ней, как о самобытной полноценной системе знаний и медицинских практик, демонстрирующей уникальные черты.

Корейская традиционная медицина в древности

Медицина как искусство врачевания болезней существовала ещё тогда, когда предки современных корейцев только появились на Корейском полуострове. Однако медицинская помощь в то время сводилась по большей части к интуитивному лечению. Оно, как правило, состояло в поглаживании больных мест или прописывании больному особой пищи, об эффективности которой при том или ином заболевании знали по опыту. С осознанием важности и ценности природы корейцы пришли к созданию культов природных объектов. Впоследствии это поклонение природе выросло до анимистических и шаманистских верований, которые породили веру в то, что все вещи во вселенной обладают душой, и что души умерших обитают рядом с нами [5, с. 10]. Возникновение многих болезней корейцы объясняли действиями злых духов, которые проникали в организм людей и поселялись там. Такими «нечистыми» духами-мучителями считались души предков, не получивших должного внимания от своих потомков. Чтобы успокоить вредных духов, им оказывали усиленные знаки внимания, с помощью магических формул, молитв или угроз выманивали их из страдающего тела и поселяли в бутылку, куклу или животное. Подобные действия производили врачеватели-жрецы (заклинатели «пансу» и шаманки «муданг») [3, с. 271].

Следы зарождающейся корейской традиционной медицины можно обнаружить уже в мифе о Тангуне, где есть упоминания о чесноке и полыни. В этом мифе рассказывается о возникновении корейской нации; ссылки на него находят в самых различных исторических источниках, таких, например, как знаменитый исторический труд «Самгук юса» (рус. «Дополнение к истории Трёх государств»), созданный в период Корё (918-1392 гг.). Кроме того, историю о медведе и тигре, питавшихся чесноком и полынью, чтобы стать людьми, можно обнаружить и в источниках, где речь идет о периоде зарождения Древнего Чосона (2333 г. до н.э. – 108 г. н.э.) – самого раннего государства корейцев. В этом мифе для нас наиболее важным представляется как раз упоминание об употреблении в пищу чеснока и полыни, поскольку оно позволяет увидеть, какое представление имели древние корейцы о лекарственных средствах и как они с их помощью лечили болезни. Дело в том, что даже в знаменитой обширной китайской фармакопее «Шэньнун бэньцао цзин» (рус. «Канон Шэньнуна о деревьях и травах»), являющемся классическим трудом китайской медицины по лекарственным растениям, ничего не говорится о лекарственных свойствах чеснока и полыни [5, с. 10]. Эта самая ранняя фармакопея описывает лекарственные свойства 365 растений. Текст этого сочинения составлялся в период от конца III в. до н.э. по начало  I в. н.э. [8]. Таким образом, это даёт нам возможность убедиться в том, что уже в период своего зарождения корейская традиционная медицина была самобытна и имела собственные традиции врачевания лекарственными травами [5, с. 10-11].

Период трёх государств

Корейская медицина получила своё теоретическое обоснование во времена Трёх корейских государств – Когурё, Пэкче и Силла [11, с. 6]. Когурёсцы во второй половине VI в. вывезли из Китая много медицинских книг. Уже в «Чжоу ли» различались терапия, хирургия, диететика и ветеринария как самостоятельные разделы древнейшей медицины. Здесь же указаны лекарства, добываемые из трав, злаков, минералов и лекарства животного происхождения. «Трактат о болезнях» Бэнь Цао (V-IV вв. до н. э.) содержит знаменитую отповедь знахарству: «Существует 6 неизлечимых болезней, но самая безнадежная из них та, что люди верят знахарю, и не верят врачу». Бэнь Цао впервые ввёл исследование пульса, лечил женские и детские болезни, заболевания органов чувств. Знаменитый «Хуанди дацзан» (рус. «Трактат  о внутренностях»), созданный около III в. до н. э., объясняет все физиологические  и патологические явления в человеческом организме с точки зрения теории о двух жизненных началах инь и янь и пяти элементов, что является наивно-материалистическим учением, противопоставленным мистическим теориям [2, с. 22].

В 561 г., во времена правления короля Пхёнвон, в Когурё приехал китайский врач Чжи Цзун, привезя с собой лекарства и лечебники. В первую половину VII в. туда был завезён трактат «Шэньлун бэньцао» (рус. «Фармакология Шэньлуна»), содержащий извлечения из более раннего сочинения «Бэньцао цзин цзицзу» (рус. «Фармакопея с подборкой комментариев»)  Тао Хун-цзина (451-536 гг.). В последней перечислено 11 лекарств, среди которых были очищенное золото и серебро, добытые в Корее. В стране была в ходу даосская книга «Цинь цзинь фан» (рус. «Тысяча ценных прописей») Сун Сымо. Необходимо отметить, что когурёская медицина славилась далеко за пределами страны: в 414 г. Силла послала в Японию когурёский лечебник, в 459 г. Пэкче по просьбе Японии отправило в эту страну врача – опять же когурёсца [1, с. 319-322]. В «Мёнъи бёлок» (рус. «Указатель замечательных врачей») сообщается об использовании для приемов вовнутрь чистых металлов. Кроме того, в Когуре использовали пособие по фармакологии «Носабан» [2, с. 23].

В Пэкче медицина также получила свое развитие. При министерстве двора существовал специальный отдел лекарств, который ведал не только сбором, но и культивированием лекарственных трав. В источниках есть упоминания о том, что в 553 г. из Пэкче в Японию отправились врач и аптекарь. Это позволяет нам сделать вывод, что в Корее разделяли эти две профессии. О состоянии медицины в Пэкче мы также можем судить по упоминаниям в японском сочинении «Исинхо» (рус. «Истинный метод врачевания») о трактате «Пэкче синсю» (рус. «Новый сборник Пэкче»), а также наличию в нем трёх лечебных рецептов. Всё это позволяет сделать еще один важный вывод - медицина Пэкче играла роль в становлении японской медицины [1, с. 322].

В то же время в Силла также были заложены основы медицинского образования. Это государство использовало такие медицинские сочинения, как «Тан бэньцао» (рус. «Танская фармокопея»), «Веньцао шии», «Хань бяньцао». В  Силла, в отличие от Пэкче и Когурё, прослеживалось сильное влияние суйской и танской медицины по сравнению с медициной более ранних китайских династий. В III–V вв. корейская фармакология носила сугубо утилитарный характер, базируясь на традиционных методах лечения. Так, существуют записи о том, что в 414 г. два силласких врача, Ким Бачжин и Хан Гиму, по приглашению японского двора отправились в Японию с медикаментами и успешно лечили императора. Кроме того, считается, что именно они заложили основы фармакологии в Силла – все накопленные знания по фармакологии были описаны в пособии  «Попсабан» [2, с. 42].

Делая выводы о состоянии медицины в Корее в период Трёх государств, необходимо отметить, что именно этот период можно назвать временем начала активного развития корейской медицинской науки, осуществлявшегося путём накапливания знаний, полученных из Китая и Индии [5, с. 11].

 Наиболее высокого уровня развития медицина достигла в Пэкче. Именно там медицина и фармакология были впервые отделены друг от друга и сформирована уникальная медицинская система. Развитие медицинских знаний привело в дальнейшем к изданию  «Пэкчесинчжиппан» (рус. «Новая компиляция рецептов Пэкче»), это издание является первой книгой по медицине в Корее [2, с. 54].

Период Объединённого Силла

В эпоху Объединённого Силла на базе китайской фармакопеи «Шэньнун бэньцао цзин» были проведены серьёзные самостоятельные исследования, основанные на практике и наблюдениях. Таким образом, несмотря на сильное влияние китайской медицины, в Корее в это время начинает складываться самобытная медицина и фармакология. В 717 г. в Силла была учреждена должность придворного медика, а в 692 г. было открыто медицинское училище, где двое преподавателей обучали буддийских врачей. В этом училище изучали «Тан бэньцао» (рус. «Танская фармакология»), первый в мире государственный фармакологический справочник Ван Шу-хэ «Мо цзин» (рус. «Трактат о пульсе»), где были классифицированы формы изменения пульса, и другие сочинения – по прижиганиям, акупунктуре и по внутренним болезням.

Корейские фармакологические руководства того времени были составлены на основании практического опыта применения дикорастущих и культурных растений для врачевания. К последним относились злаки, овощи, фрукты. Эти руководства содержали некоторые сведения о животных, насекомых, горных породах, имеющих отношение к лечению. Три части «Бэньцао цзин цзи чу» содержат, например, сведения о 120 разновидностях лекарств. Лекарствам вообще уделялось очень большое внимание. Так, король Кёндок создал специальный отдел лекарственных трав с двумя профессорами и шестью помощниками.

Помимо канонических медицинских книг Древнего Китая в Корее была известна и более новая литература эпох Суй и Тан: «Чжубин юаньхоу цзунлунь» (рус. «О причинах и следствиях болезней», VII в.) Чао Юаньфана, содержавшая детальное описание симптомов, диагностики и лечения болезней и являвшаяся первым сочинением по общей патологии. Особое значение имела книга Чжан Чжун-цзина «Шанханьлунь» (рус. «О тифе», II в. н.э.) – пособие по лечению инфекционных заболеваний, в том числе брюшного тифа [2, с. 54].В X в. развитие производства бумаги и печатных технологий дало большой толчок массовому производству медицинских книг [11, с. 6]. Японский медицинский труд «Исинхо» (982 г.) сообщает нам об одной из таких книг – «Силлапопсабан» (рус. «Метод монахов Силла»), где представлен метод врачевания с использованием тайных приёмов буддийских монахов. Примеры некоторых приёмов и рецептов этой книги показывают, что в ней излагаются народные способы лечения, сочетающиеся с религиозными и народными обрядами [2, с. 54]. В этот период корейская медицина достигла значительного роста под влиянием медицины китайских династий Суй и Тан,  однако используя опыт китайских ученых, врачи Кореи смогли поднять отечественную медицину на новый уровень [18, с. 12-13].

Период Корё

В 936 г. три государства объединились в одно – Корё. С начала объединения новосозданное государство начинает перенимать культурную и институциональную специфику Китая. Государство прилагало колоссальное количество усилий, чтобы достигнуть дипломатического и культурного уровня, равному Китаю, в том числе и  в области медицины [11, с. 6]. Так, в 958 г. были введены экзамены  по медицине, а в 1115 г. при дворе для разведения лекарственных растений был открыт ботанический сад, просуществовавший до 1419 г. [2, с. 75].

В традиционной медицине в основном используются натуральные лекарства, поэтому импорт передовых медицинских технологий из Китая предполагал, в том числе, импорт лекарственных трав. Травы ввозились в Корею не так часто, цена на них была достаточно высокая, поэтому большинству корейцев они были недоступны.  В связи с этим в Корё была поставлена цель разработать независимую медицину, более доступную для населения [11, с. 6-7]. Это способствовало существенному прогрессу в области сбора лекарственного сырья, способе приготовления лекарств и дальнейшему развитию корейской медицины и в период Чосон [18, с. 16].

В Корё был опубликован ряд медицинских книг, специализирующихся в отечественном траволечении: «Чечжунвипхёбан» (рус. «Собрание рецептов для помощи простому люду», 1146-1166 гг.), «Оыйчхварёбан» (рус. «Компиляция основных рецептов придворных медиков», 1226 г.), «Хянъякхеминкёнхомбан» (рус. «Собрание народных рецептов для лечения местными травами», после 1352 г.), «Самхвачжахянъякбан», «Ханъякканибан» (рус. «Краткое собрание местных трав», после 1352 г.),  «Тонинкёнхомбан» (рус. «Собрание знаний и опыта жителей Востока», после 1352 г.) и «Ханъякчесэнчипсонбан» (рус. «Полное собрание местных лекарственных трав для спасения жизни», 1399 г.)[21, с. 362-363]. «Тайпиншэнхойхуэйфан» (рус. «Священные рецепты для великого спокойствия», 992 г.), опубликованный во время династии Сун, оказал большое влияние на развитие независимой корейской медицины [11, с. 7].

Корейская медицина постепенно становилась более доступной – в конце периода династии Корё были открыты медицинские учреждения для простого народа, такие как Чевибо (рус. Дар для облегчения бедных, 963-1391 гг.), Тонсотэбивон (рус. Больницы на Востоке и Западе) и Хемингук (рус. Общественная амбулатория). Это в свою очередь способствовало новой  активизации исследований в области лекарственных трав, и в итоге привела к публикации «Хянъяккугыппан» (рус. «Рецепты из сельской местности для скорой помощи», 1243–1245 гг.)  – самой древней книги по медицине, которая до сих пор существует в Корее [18, с. 13].

Период Чосон

В начале XV в. корейское правительство направило делегацию в Китай для сбора сведений и получения практического опыта в использовании и классификации лекарственных трав. В 1433 г. был опубликован «Хянъякчипсонбан» (рус. «Полное собрание рецептов для лечения местными травами»), в составлении которого участвовали выдающиеся ученые того времени Ю Хётхонг, Но Чжунре и Пак Юндок. Публикация  «Хянъякчипсонбан» стала завершением долгого пути к открытию отечественной фармакологии. С этого момента медицинская практика могла осуществляться без дорогостоящих лекарств, импортируемых из Китая [11, с. 7].

В период Чосон средняя продолжительность жизни резко возросла. Это произошло в то же самое время, когда корейские медики получили больше возможностей в развитии национальных технологий по выращиванию и сбору лекарственных трав.  Можно предположить, что эти два факта взаимосвязаны. В то же время китайские специалисты постоянно приглашались в Корею с целью обучения корейских врачей и формирования собственной системы медицинского образования [17, с. 223-224].  Примерно в этот же период времени правительством Чосон был выпущен справочник, где были перечислены возможные для выращивания и сбора местные лекарственные травы. Кроме того, было опубликовано и активно распространялось  пособие по выращиванию и сбору лекарственных трав под названием «Ханъякчечхверёнг».

Начиная с 1443 г., правительство Кореи поставило для себя задачу – собрать китайские и корейские медицинские книги для их обобщения и систематизации [11, с. 6-7]. Это произошло на фоне общих национальных преобразований, которые  включали реформы образовательной системы, языка, науки, технической и медицинской сферы. Реструктуризация медицины имела большее значение, так как это напрямую было связано с жизнью общества. Для того чтобы объединить новые медицинские теории, была необходима систематизация уже существующих медицинских знаний – публикация труда «Ыйбанъючхви» (рус. «Классификация врачебных рецептов», 1445-1477 гг.) являлась промежуточным итогом этого процесса в Корее [9, с. 8-9]. С 1445 г. тираж этой книги постепенно увеличивался и распространялся. Так, в 1477 г. было выпущено 30 комплектов по 266 томов в каждом, а в начале XVI в. был опубликован сокращённый вариант «Ыйбанъючхви» [11, с. 7-8]. Знания и техники «Ыйбанъючхви», позволили в дальнейшем издать ряд практических медицинских пособий, таких как, «Чханчжинчип» (рус. «Собрание вирусных заболеваний»), «Кугыппан» (рус. «Руководство по оказанию первой помощи», 1466 г.), «Кугыпханибан» («Краткое руководство по оказанию первой помощи», 1489 г.) и «Кугыбихэбан» (рус. «Подробное руководство по оказанию первой помощи», 1499-1523 гг.) [9, с. 9].

В XV-XVI  вв. в Корее было несколько больших вспышек эпидемий, поэтому пособия по практической медицине должны были помогать в их пресечении. Ситуация усугублялась тем, что после войны с Японией в 1592 г., уровень жизни населения понизился, это способствовало новым серьезным вспышкам заболеваний. Корейское правительство предприняло ряд мер для предотвращения распространения эпидемий – проводились изучение заболеваний в пострадавших регионах и систематизация полученной информации; на базе этих исследований определяли соответствующее лечение или разрабатывали его новые методы. Вся добытая информация была напечатана и распространена в этих регионах. Кроме того, правительство закупало и предоставляло необходимые лекарства. Иногда даже врачей, работающих на правительство, высылали  в пострадавшие районы [11, с. 7-8].

Огромное влияние на развитие корейской медицины оказал «Бэньцао ганму» (рус. «Трактат о деревьях и травах») Ли Шичжэня. Китайский врач в течение 30 лет изучил свыше 800 фармакопей, множество лекарств и в 1596 г. издал свой свод, в котором обобщил и систематизировал огромный материал – 1892 вида лекарства и более 10 тыс. рецептов. Трактат У Юсина «О чуме», содержащий изложение новых принципов борьбы с эпидемиями, также сыграл важную роль в корейской эпидемиологии. В стране была известна книга сунского врача Чэнь Цзимина «Вайкэ цзиняо» (рус. «Сущность хирургии»), «Цзюньчжунияо» (рус. «Медицина и фармакопея в армии») медика Ван Минхао эпохи Мин. Последний труд содержит краткий очерк медицины и лекарствоведения, общие правила лечения заболеваний, врачевания резаных и колотых ран, ушибов, ран, причинённых огнестрельным оружием, повреждений рук и ног, оказания первой помощи при пяти видах смерти: от утопления, от упавшего дерева или камня, от жары летом, от холода зимой, в результате отравления [2, с. 109-110].

Безусловно, события периода XV-XVI вв. заложили основу для развития независимой корейской медицины. Процесс адаптации передовых медицинских технологий Китая на корейской почве привёл к разработке новых технологий. Такой прочный фундамент послужил поводом для создания «Тоный погам» («Сокровищница корейской медицины») в начале XVII в, который поднял традиционную корейскую медицину до уровня равного китайской, и подготовил основу для гигантского скачка вперёд.

После публикации «Тоный погам» обмены с Китаем в области медицины значительно уменьшились [11, с. 8]. Это произведение являлось передовой медицинской книгой того времени. О большой значимости книги свидетельствует тот факт, что позже она была экспортирована в другие страны [18, с. 15]. Впоследствии, на основе «Тоный погам» были опубликованы «Ыймунпогам» (рус. «Сокровищница медицины», 1724-1919 гг.), «Чечжунсинпхён» (рус. «Новая компиляция для помощи простому люду», 1799 г.), «Кванчжепигып» (рус. «Редкие книги для оказания всевозможной помощи», 1790 г.) и «Панъякхапхён» (рус. «Отредактированное собрание лекарственных трав», 1884 г.). В частности, после того, как учёный Ли Кёнхваопубликовал «Кванчжепигып», стало понятно, что медицинские знания, опубликованные в «Тоный погам», были не только привилегией королевских семейных врачей, но также использовались врачами в сельской местности.

После XVIII в. «Тоный погам» занял центральное место в развитии традиционной корейской медицины. Во времена династии Чосон этот медицинский труд дал возможность медицинской сфере развиваться относительно самостоятельно [11, с. 8].  В этот период в Китае появились такие важные медицинские труды, как «Исюэчжэнчуань» (рус. «Истинные традиции медицины», 1515 г.), «Исюэжумэнь» (рус. «Введение в медицину», 1575 г.), «Гуцзиньицзянь» (рус. «Древняя и современная медицина», 1368 - 1644 гг.) и «Ваньбинхойчунь» (рус. «Исцеление от тысячи болезней», 1577-1593 гг.). Однако, несмотря на то, что  «Тоный погам» был создан непосредственно под влиянием китайской медицины XVI в., после его появления корейская медицина может рассматриваться нами как самостоятельная [18, с. 16].

Для прекращения любых споров и стандартизации медицины, китайское правительство также предприняло ряд мер. Необходимо отметить, что в XII-XIV вв. в Китае существовало несколько медицинских школ, методы которых серьезно отличались и вступали в противоречие друг с другом. Отсутствие единообразия медицинских теорий объясняется несколькими причинами. В качестве наиболее значимой можно назвать повышение уровня знаний медицинских работников [11, с. 6]. В этот период врачи пытались выйти за рамки аллопатического лечения, которое базировалось только на  симптомах внешнего характера. Медики демонстрировали желание понять причины, симптомы заболеваний, принципы и методы комплексного и систематического лечения. Другими словами, они хотели проследить точный процесс от возникновения болезни до начала лечения. Но в Китае, ввиду обширности территории, процесс обобщения проходил крайне сложно. Это объясняется также тем, медицинские теории зависели и от квалификации врачей и ученых, разрабатывавших их. Ввиду вышеперечисленных причин,  понадобилось немало лет, чтобы интегрировать и упорядочить их. В конце XIV в., ученые смогли достичь конечной цели – «Исюэжумэнь», опубликованный в конце XVI в., был плодом  этих усилий.

«Исюэжумэнь» содержит широкий спектр медицинских методик, накопленных с XII по XVI вв. В Китае после смены династий эта книга утратила свое значение, однако продолжала оставаться практическим пособием для корейцев [10, с. 243-245]. Ученый Хо Джун, воспользовался знаниями из «Исюэжумэнь» для создания «Тоный погам»; он реструктуризировал ее и создал базу для развития самостоятельной корейской медицинской теории.

Корейская медицинская наука проходила процесс обновления, расставаясь с рядом положений, порой базовых. Так, корейский ученый Чон Дасан выступил с критикой основы старой классической медицины – труда «Нейцзин», который объяснял происхождение болезней на основании теории пяти элементов: «здоровый воздух – это победа металла, влажный – земли» и т.д. В 1749 г. Чо Чжончун выпустил «Тонгабан юккирон» (рус. «Восточная теория шести элементов») – лучшее руководство по педиатрии, а Чжон Ягён в 1788 г. написал книгу о скарлатине «Мангва хэкон».

В период Чосон на корейскую медицину начала влиять западная медицинская наука. Примером такого влияния стала офтальмология – традиционная медицина объясняла происхождение близорукости недостатком элемента «янь», а дальнозоркость – недостатком элемента «инь», но Чон Дасан под влиянием европейских знаний начал объяснять это изменением  кривизны хрусталика [2, с. 149].

В XIX в. появляются новые направления в корейской медицине, что объясняется объективным ростом уровня знаний во всех сферах. Ярким примером развития традиционной корейской медицины становится «Тоный сусебовон» (рус. «Долголетие и сохранений жизни в восточной медицине», 1901 г.), написанный учёным Ли Чжема. Изначально этот учёный изложил свою новую теорию в трактате «Сасанг ыйхак» (рус. «Медицина четырёх конституций»), в котором описаны особенности строения и функциональных нагрузок различных внутренних органов. В итоге Ли Чжема создал методы классификации и лечения пациентов по их телосложению, что помогло врачам в анализе симптомов развития болезней [18, с. 13-14, 75]. Считается, что такой подход, как «Сасанг», является уникальным и, по мнению ряда южнокорейских исследователей, именно в нем сходств с китайскими теориями практически нет [11, с. 8].

В сфере медицинского образования в период Чосон сложилась система, при которой медики проходили подготовку  в правительственных институтах или частных клиниках, после чего они должны были сдать национальный экзамен. Медицинским обслуживанием королевской семьи занимался специальный правительственный орган Чоныйгам. Врачи Чоныйгам на протяжении 500 лет успешно использовали акупунктуру и фармакологию для лечения королевских особ.

Период аннексии – настоящее время

Развитие корейской медицины было замедлено во время японского колониального господства [18, с. 13]. После закабаления Кореи Японией во всех структурах корейского общества происходили серьезные перемены. Традиционная медицина в Корее стала вытесняться западной, так как Япония стремительно изживала традиционные методы и в своей стране. Медицинская школа Тончжэ (1904-1907 гг.), первый институт традиционной медицины в Корее, был основан императором Кочжоном в качестве последней попытки сохранить государственное образование в области традиционной медицины, однако и он был закрыт вместе с вынужденным уходом императора. Дальнейшее обучение традиционной медицине и её практика проходила тайно и в частном порядке [14, с. 74-75]. Знания и традиции передавались индивидуально, от наставника – к его ученикам [4, с. 228]. Во время японской аннексии Корейского полуострова медицинское обслуживание и больницы были перестроены под японскую систему, в которой традиционная медицина полностью отрицалась. Новая корейская медицинская система была направлена на поддержку империалистической японской армии и войны [14, с. 75].

К концу японского колониального правления западная медицина, навязанная японцами, оставив далеко позади традиционную корейскую медицину, вышла на первый план в вопросах обеспечения здоровья нации. Безусловно, западная медицина демонстрировала высокоэффективные методы – помогала в предотвращении эпидемий, использовала недоступные традиционной хирургические методы лечения [20, с. 76]. К 1940 г. количество врачей традиционной медицины сократилось на 40 процентов по сравнению с 1915 г. [13, с. 99].

В 1948 гг. Корея была поделена на два государства – КНДР и Республика Корея. Правительство КНДР провело кооперирование всех частных врачей, были созданы поликлиники народной медицины. В настоящее время там функционирует Научно-исследовательский институт восточной медицины при Академии медицинских наук КНДР, в котором изучается и обобщается опыт народных знаний в этой области. При Пхеньянском медицинском институте создан факультет народной медицины, при Кэсонском медицинском техникуме – отделение народной медицины [3, с. 400].

На Юге в 1947 г. был учреждён Центр восточной медицины [14, с. 75], а в 1955 г. в Южной Корее был создан Институт восточной медицины  [18, с. 13].  После капитуляции Японии базовые положения корейской системы здравоохранения были сформулированы в Акте национального медицинского обслуживания (1951 г.). Благодаря этому акту появилась возможность получения высшего образования и в области традиционной медицины. Университет Донъян (1947-1952 гг.) стал первым частным медицинским институтом в стране. Позже, преобразованный в медицинский колледж Донъян  (1953–1964 гг.) с 4-летней учебной программой,  в 1965 г. он был объединен с колледжем восточной медицины, став Университетом Кёнхи с 6-летним учебным планом преподавания корейской медицины. Учитывая то, что до 1982 г. в Южной Корее существовало всего 5 институтов корейской медицины, а с 1987 г. по 1992 г. было основано еще 6, можно говорить о достаточно интенсивном развитии медицинского образования [14, с. 74-75].

Начиная с 1970 гг. методы лечения, применяемые в корейской традиционной медицине, прежде всего иглоукалывание, получили признание как имеющие клиническую ценность; вместе с этим начались активные научные изыскания в этой области. Всемирная организация здравоохранения под воздействием интереса, которой во всем мире проявляют к традиционной медицине, уже в течение многих лет поддерживает исследования в этой области. В частности, ВОЗ способствовала созданию и принятию Международной акупунктурной номенклатуры, а в 1987 г. выступила одним из организаторов Международного совещания по унификации терминологии корейской традиционной медицины, которое было проведено в Южной Корее [5, с. 13].

В 1994 г. при Министерстве здравоохранения и социального обеспечения был основан Департамент традиционной корейской медицины [11, с. 8]. В этом же году  был открыт Корейский исследовательский институт восточной медицины, где началось системное изучение этой науки. В настоящий момент её изучением занимается 11 кафедр корейской традиционной медицины в различных учебных заведениях страны [5, с. 13]. В 2008 г. корейскую медицину полностью восстановили в статусе, она стала официально частью общественного здравоохранения [14, с. 74].

Ассоциация врачей корейской медицины, созданная в 1952 г., 11 институтов по корейской медицине (2007 г.), Аспирантура корейской медицины и Пусанский национальный университет (с 2008 г.) совместно с врачами работают над политикой и научными исследованиями в сфере корейской медицины и фармакологии. Кроме того, корейские врачи активно участвуют в академических конференциях и занимаются благотворительностью по оказанию медицинской помощи за рубежом [18, с. 14].

По данным на 2007 г. в Южной Корее 30,473 лицензированных врачей практикуют традиционную медицину в 8277 больницах и клиниках восточной медицины (рост на 12,63% от общего числа лицензированных врачей и на 15%  по сравнению с 1996 г.). Каждый год примерно 750 студентов оканчивают 6-летний курс обучения в школах корейской медицины [11, с. 8].  Модернизированная система образования и клинической практики в Корее реализуется на основе логики рынка – ввиду спроса на эту отрасль во все частные университеты был внедрен 6-летний учебный план. В последнее время, специалисты корейской и китайской традиционной медицины активно ищут способы дальнейшего совершенствования медицинской системы путем стандартизации и профессиональной специализации своих образовательных программ [16, с. 64].

Наряду с Китаем, Японией и другими странами, Южная Корея является членом ВОЗ в области традиционной медицины и играет существенную роль в ее развитии и интеграции. В отличие от соседних стран, Южная Корея отличалась стремлением сохранить и развить свою систему традиционной медицины даже в периоды активной модернизации в Восточной Азии. В частности, в отличие от Китая, где по постановлению правительства вменяется использование технологий западной медицины, и Японии, где традиционная медицина была объединена с западной, в Корее существовал строгий запрет смешанного применения клинических методов и лекарств западной и традиционной медицины. В Корее они обладают равным и независимым статусом [14, с. 74].

Закон о развитии восточной медицины, утверждённый в 2003 году, заложил основу для дальнейшего развития корейской медицины. В свою очередь, Ассоциация врачей корейской медицины выдвигает планы по развитию ее на XXI в. [18, с. 14]. «Корейской» медицина начала называться с 1986 года, до этого она называлась «восточной медициной». Переименование демонстрирует очевидное стремление корейского правительства дистанцировать ее от остальных мировых направлений традиционной медицины, подчеркнуть ее самобытность и уникальность.

Важная особенность системы корейского здравоохранения в целом – это сосуществование двух независимых «медицин»: традиционной восточной и новой западной. Эти две медицинские традиции существуют параллельно, почти не пересекаясь друг с другом. И учебные заведения, и аптеки, и больницы у «западной» и «восточной» школ разные. Сильные стороны восточной медицины – использование натуральных лекарственных препаратов, комплексный подход к лечению, глубокое понимание хронических заболеваний. В то же время слабым местом традиционной медицины является хирургия, равно как и  лечение острых заболеваний [4, с. 226].

Корейские врачи утверждают, что корейская традиционная медицина – это всего лишь «другая»  медицина, самостоятельно развившаяся в слаженную систему знаний, основанных на оригинальной медицинской теории. Главной особенностью корейской медицины является то, что она рассматривает человеческое тело как неделимое целое и концентрирует внимание на профилактике заболеваний, в частности на укреплении иммунитета человека. Западная же медицина, напротив, рассматривая человека как совокупность «частей», лечит отдельные больные органы, а не организм в целом, при этом основное внимание уделяется бактериологии и микробиологии, занимающимся уничтожением бактерий и вирусов, проникших в человека извне [7, с. 26].

Южнокорейские ученые подчеркивают, что корейская медицина имеет свои уникальные черты. Тот факт, что легендарный учебник корейской традиционной медицины «Тоный погам» был включен в программу «Память мира» ЮНЕСКО, интерпретируется как доказательство того, что корейская традиционная медицина является всемирно признанной и функционирует наравне с западной [15, с. 16].

Количество иностранных пациентов, которые обращаются в больницы корейской традиционной медицины, увеличивается с каждым годом. По данным Министерства здравоохранения и социального обеспечения Республики Корея, число иностранцев, посетивших клиники и больницы корейской восточной медицины, возросло на 110,8 процентов по сравнению с 2009 г. Наиболее частыми клиентами среди иностранцев являются россияне и японцы, а также значительное число составляют американцы, немцы, монголы и китайцы.

Иностранцы обращаются за помощью к корейской традиционной медицине, поскольку она не требует хирургического вмешательства: они могут быть исцелены только с помощью иглоукалывания, восточных препаратов и физиотерапии. Ввиду роста спроса на услуги корейской медицины, увеличивается число международных филиалов, где работают врачи, медсёстры, а также переводчики, предоставляя консультации и лечение исключительно для иностранцев. Учитывая всё это, правительство Южной Кореи и научные круги страны оказывают поддержку в разработке новых медицинских препаратов, обеспечивают оборудованием научные исследования в области корейской традиционной медицины, в целях её дальнейшего продвижения по всему миру [6].

Безусловно, существует и критический взгляд на корейскую традиционную медицину. Ряд исследователей считают её всего лишь частью китайской медицины или не медициной вообще, а неким средством поддержания здоровья. Однако в современном мире тенденция к обращению к традиционным методам лечения является повсеместной, поэтому корейская традиционная медицина широко востребована, а ее развитие объективно обусловлено увеличивающимся спросом.


Список литературы:

1. Воробьёв, М. В. Корея до второй трети VII века. – СПб. : Петербургское Востоковедение, 1997. – 432 с.
2. Воробьёв, М. В. Очерки культуры Кореи. – СПб. : Петербургское Востоковедение, 2002. – 192 с.
3. Ионова, Ю. В. Российское корееведение в прошлом и настоящем. Этнография Кореи. – М. : Первое Марта, 2011. – 424 с.
4. Ланьков, А. Н. Быть корейцем… – М. : Восток-Запад, 2006. – 542 с.
5. Син, Чун-Сик. История возникновения и особенности корейской традиционной медицины // Koreana. – 2008. – №1. – С. 6-13.
6. Традиции древней медицины [Электронный ресурс]. – URL: http://russian.korea.net/NewsFocus/Society/view?articleId=99261 (дата обращения: 20.06.2016)
7. Чхэ, Юн-чжонг. Сегодняшний день корейской традиционной медицины // Koreana. – 2008. – №1. – С. 24-31.
8. Шэнь-нун бэнь цао цзин [Электронный ресурс]. URL: http://www.synologia.ru/a/Шэнь-нун_бэнь_цао_цзин (дата обращения: 20.06.2016).
9. Ahn, Sang-Woo. A Historical Study on Euibangyoochui // Kyung Hee Graduate School, 2000. – P. 8–9.
10. Cha, Wung-Seok. A study of Yi Cheon’s medical ideology and research system // Korean Med Hist. – 2001. – №14. – P. 241–245.
11. Cha, Wung-Seok. Historical difference between traditional Korean medicine and traditional Chinese medicine / Jun-Ho Oh, Hi-Joon Park, Sang-Woo, Ahn, Se-Young Hong, Nam-Il Kim // Neurol Res. – 2007. – №29. – P. 5–9.
12. Chinese Medicine Database [Электронный ресурс]. – URL: http://cm-db.com (дата обращения: 26.02.2017)
13. Han, Gil-Soo. The Rise of Western Medicine and Revival of Traditional Medicine in Korea: A Brief History // Korean Studies. – 1997 – №21. – P. 96-121.
14. Han, Sang-Yun. The past, present, and future of traditional medicine education in Korea / Hee-Young Kim, Jung-Hwa Lim, Jinhong Cheon, Young-Kyu Kwon, Hyung-Woo Kim, Gi-Young Yang, Han Chae // Integr Med Res. – 2016. – №5. – P. 73–82.
15. Kim, Kwang-Baek. Self Health Diagnosis System for Korean Traditional Medicine with Enhanced ART2 / Hyun-Jun Park, Doo-Heon Song // Advanced Science and Technology Letters. – 2013 – №33. – P. 16-19.
16. Lee, Hyun-Ji. Attitudes of Korean and Chinese traditional medical doctors on education of East Asian traditional medicine / Han Chae, Young-Kyu Lim, Young-Kyu Kwon // Integr Med Res. – 2016. – №5. – P. 63–68.
17. Lee, Tae-Jin. The traditional Korean medicine contributing to population increase in the late Coryo dynasty // J Nat Inst Korean Hist. – 1988. – №19. – P. 203–279.
18. Song, Tae-Won. Introduction to Korean Medicine. – Daegeon : KIOM, 2008. – 143 p.
19. Traditional and modern medicine. Harmonizing the two approaches. – Manila : WHO Regional Office for the Western Pacific, 1999. – 61 p.
20. Yeo, In-Sok. A History of Public Health in Korea // Public Health in Asia and the Pacific. – London, 2007. – P. 73-86.
21. 심창구. 한국약학사 / 남영희, 정성욱, 황성미 // 약학회지 – 2007. – №1. – 361-382쪽.
Сим Чханг-Гу, Нам Ёнг-Хве, Чонг Сонг-Ук, Хван Сонг-Ми. История фармакологии в Корее.
22. 한국민족문화대백과사전 (Энциклопедия корейской культуры) [Электронный ресурс]. – URL: http://encykorea.aks.ac.kr (дата обращения: 26.02.2017)

Информация об авторах:

Ермолаева Екатерина Михайловна Ermolaeva Ekaterina

канд. ист. наук, заведующая кафедрой корееведения Дальневосточного федерального университета, 690922, РФ, г. Владивосток, о. Русский, п. Аякс, 10, кампус ДВФУ

сandidate of historical sciences, Head of Korean Studies Department Far Eastern Federal University, 690922, Russia, Vladivostok, Russky Island, 10 Ajax Bay, FEFU Campus


Филимонова Евгения Сергеевна Filimonova Evgenia

студент, Дальневосточный федеральный университет, 690922, РФ, г. Владивосток, о. Русский, п. Аякс, 10, кампус ДВФУ

Student of Far Eastern Federal University, 690922, Russia, Vladivostok, Russky Island, 10 Ajax Bay, FEFU Campus


Читателям

Информация о журнале

Выходит с 2013 года

ISSN: 2311-5327

Св-во о регистрации СМИ: 

ЭЛ №ФС77-54435 от 17.06.2013

ПИ №ФС77-66233 от 01.07.2016

Скачать информационное письмо

Размещается в:

doi:

The agreement with the Russian SCI:

cyberleninka

google scholar

Ulrich's Periodicals Directory

socionet

Base

ROAR

OpenAirediscovery

CiteFactor

Поделиться

Лицензия Creative CommonsЯндекс.Метрика© Научные журналы Universum, 2013-2019
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Непортированная.