Международный
научный журнал

Восприятие исследователями фотографии как особого случая в жизни сельских жителей


The perception of photography by the researchers as a special case in the rural residents life

Цитировать:
Мусифулина И.И., Салахова Л.М. Восприятие исследователями фотографии как особого случая в жизни сельских жителей // Universum: Общественные науки : электрон. научн. журн. 2017. № 3(33). URL: http://7universum.com/ru/social/archive/item/4577 (дата обращения: 23.11.2019).
 
Прочитать статью:

Keywords: Photography, organization of photo shooting, rural space, historical source, respondents archives

АННОТАЦИЯ

В данной статье развернуто рассказывается о фотографии как форме измерения достатка и успешности сельских жителей, способах подготовки к фотосъемке и выборе места для нее. В работе освещаются вопросы, касающиеся внутреннего смысла фотоснимка как исторического источника.

ABSTRACT

In this article the author describes photography as a form of measuring the prosperity and success of rural residents as well as the ways of preparing for a photo shoot and selecting a location for it. The article highlights issues related to the internal meaning of the photograph as a historical source.

 

Фотография как средство сохранения памяти о прошлом вошла в нашу жизнь в XX столетии и до сих пор прочно удерживает позиции. В настоящее время не составляет никакого труда сделать снимок. Фотокамера установлена даже в самых простых телефонах. Она стала настолько привычна, что владельцы телефонов, имея возможность сохранять около 1000 фотографий, снимают совершенно все, включая документы и книги.

Но подобные блага технического прогресса появились сравнительно недавно, около 10-15 лет назад вместе с многофункциональными телефонами, которые взорвали потребительский рынок. В прежние времена, для того чтобы сделать фотографию, необходимо было вручную настроить фотоаппарат, выставить резкость, контрастность цветов и фокус, а затем, после того как картина была запечатлена на пленке, ее необходимо было проявить на бумаге. В сельском же поселении, помимо прочего, существовала сложность с самой фотосъемкой. Редко у кого был фотоаппарат в семье, в подавляющем числе случаев, жители сельской местности дожидались приезда фотографа, который и делал им снимки.

В сельском пространстве приезд фотографа считался большим событием, особенно явно это прослеживается в фотографиях первой половины XX в. вплоть до начала 1970-х гг., ведь тогда о личном фотоаппарате можно было лишь мечтать. Сам же процесс создания фотографии и она сама являлись в жизни сельчан настолько особым случаем, что участники фотоснимков старались надеть самое лучшее, а изменение внешности в худшую сторону в силу ряда причин, не считалось основанием отказываться от съемки. С 1970-х гг. начинается массовый выпуск фототехники, она появляется в свободной продаже. Опять же, фотография в то время была делом трудоемким, и, если у кого-то в деревне была камера, то нужно было подготовиться к фотосессии, потому как односельчане тоже не могли снимать желающих каждый день.

Когда появлялась возможность сфотографироваться, тщательно подбирался фон, на котором делался снимок, доставалась из шкафа парадно-выходная одежда, женщины и мужчины «наводили марафет», чтобы получившийся снимок было не стыдно показать родственникам и друзьям. Таким образом люди старались выделиться, показать свой скромный достаток.

В основной своей массе фотография, хоть и являлась редким событием для сельских жителей 1900-1970-хх гг., но не необычным. В большинстве своем люди фотографировались на заранее подготовленном фоне. Им являлся и ковер на стене, и фасад дома, и ворота с натянутой белой простыней. Такие снимки относятся к категории постановочных, основная задача которых состояла в том, чтобы запечатлеть в лучшем ракурсе человека или группу людей. В этот промежуток времени появляется такое явление как околохудожественный снимок и в сельских домах появляются фотографии популярных советских актеров.

Материал, который будет использован в статье, был найден в коллекциях личных фотографий и документов жителей с.п. Тутура Жигаловского района Иркутской области в ходе историко-этнографической практики кафедры истории и методики ПИ ИГУ, проведенной в 2016 г.

 

Фото 1. Пеглецова Н.Ф. (вторая справа) с подругами, с. Головновка [4]

 

Фотография № 1 является примером того, настолько особым и редким случаем считался приезд фотографа. Тем более, что снимок был сделан в послевоенное время. Девушка, стоящая с правого края, фотографируется с очень короткими волосами, зачесанными назад и уложенными так, как и у ее подруг, в виде косы на голове. Фотографию сделали летом. Волосы, которые сбрили некоторое время назад, уже отрасли достаточно для того, чтобы заплести короткие колоски, едва достающие до плеч. Тогда бытовала практика лечения вшей тем, что голову брили наголо, чтобы у эктопаразитов не было возможности питаться и откладывать яйца. В послевоенные годы в СССР существовали определенные сложности в практике лечения подобных заболеваний, страна находилась в разрушенном состоянии, по возможности старались пользоваться простыми и легкими способами. Метод использовался повсеместно, потому что он был очень прост и эффективен. Данная фотография иллюстрирует факт того, что приезд фотографа в деревню считался большим событием, поэтому изменение в худшую сторону традиционного образа сельской девушки с длинной косой не являлось весомой причиной отказаться от фотосессии. Как мы видим на снимке, девушке просто зачесали волосы назад и, если не приглядываться, то не видно, насколько они короткие.

По словам респондентки, в послевоенное время жители деревни испытывали трудности в приобретении одежды и обуви. Однако на фотоснимке мы видим, что на девушках надеты платья из разноцветного ситца [1].Сами платья, если не фабричного пошива, то точно из фабричной ткани. Такую можно было купить только в магазине, в домашних условиях разукрасить подобным образом не получится. На ногах у них плотные чулки и темные фабричные ботинки. Причем подобная обувь на всех девушках. Такую одежду и обувь хранили для особого случая и передавали от старших к младшим. Вероятнее всего, приезд фотографа в село и был им.

Фотографии на фоне дома были традиционны для того временного отрезка, однако, мы видим, что девушки стоят около окна во дворе дома. Такой фон не был типичным. Как правило, сельские жители могли сфотографироваться у фасадных окон, красиво обрамленных наличниками со ставнями. Трудно предположить, чем был обусловлен выбор такого фона. По всему Жигаловскому району таких фотографий мы встретили  крайне мало. Особенно привлекает внимание поза героинь фотографии. Фотограф поставил девушек по росту, боком и, вероятно, попросил положить ладони на талию, что делает отсылку к традиционной русской культуре. Они стоят «подбоченясь», демонстрируя уже почти сформированные силуэты женского тела.

 

Фото 2. Фотография из коллекции снимков Лемзякова Е.Е., с. Тутура [3]

 

Следующий фотоснимок подтверждает теорию о том, что фотограф, как и сама фотография в жизни сельских жителей были редкими, особыми моментами. На нем изображены маленький мальчик 4-5 лет и девочка 2-3 лет. Нельзя точно сказать, кто представлен на нем, потому как Лемзяков Е.Е., владелец коллекции личных фотоснимков, представленных в данной статье, уже не помнит, кто эти люди и как их зовут. Поэтому можно лишь предположить, ссылаясь на внешнюю критику источника, который представлен фотографией, что она была сделана в 1940-1950-гг. Об этом мы можем судить по качеству бумаги, краски и степени сохранности.

Данный фотоснимок интересен тем, что на нем представлен типичный для того времени способ сохранения памяти в вещественном источнике. Детей нарядили в красивую, чистую одежду, которая, к слову, в деревне передавалась из рук в руки и береглась для подобных случаев. Выбритые головы мальчика и девочки, дают возможность предположить, что их лечили традиционным способом от вшей, то есть попросту сбривали волосы. Поэтому на девочку надели темную косынку, чтобы скрыть отсутствие волос. Одежда детей пусть и выглядит простой, однако она чистая и относительно новая. Штанишки мальчика сшиты из холщовой домотканой ткани, а рубашка, напротив, из фабричной, к ней пришиты железные пуговицы, на шее повязан вязаный шарф. На девочку надето детское платье, схема раскройки которого типична для сельского поселения.

У фотографий №1 и №2 есть много сходств. Если сравнивать их, то можно заметить, что на всех участников фотографической съемки, надеты на ноги кожаные ботинки, что для того времени было роскошью. Маловероятно, что в них отпускали гулять на улицу. Скорее всего, их берегли для особых случаев, чтобы была возможность показать свой достаток и успех, несмотря на агитационные лозунги, существовавшие в то время в СССР, что все равны между собой. Люди старались как можно лучше выглядеть на фотографиях, надевали красивую фабричную одежду и обувь, чтобы можно было ненавязчиво показать друзьям и знакомым насколько хорошо они живут.

 

Фото 3. Портрет молодого человека на фоне ворот, с. Тутура [3]

 

Фотография №3 была сделана в 1970-х гг. Она является ярким примером постановочного снимка, сделанного по особому случаю, которым и был приезд фотографа. Хозяином фотоснимка является Лемзяков Евдоким Ефимович, живущий в с.Тутура Жигаловского района. Сам он не помнит, кто изображен на фотоснимке, но нас привлекли характерные особенности построения композиции фотографии, свойственные для того времени. Молодой человек стоит на фоне высоких деревянных ворот, на засов натянута белая ткань, которая очень похожа на фон, используемый в фотосалонах. На нем надет парадно-выходной фабричный костюм, выглаженная рубашка, он подстрижен по последней моде. На выступах ворот виден свежий снег, поэтому можно сделать вывод, что фотография была сделана в холодное время года. Сейчас покажется странным, что молодой человек стоит в одном лишь костюме зимой и фотографируется, но в то время это было нормой. Выбирался нейтральный, приятный фон, на котором и происходила фотосъемка, все внимание было сконцентрировано на самом человеке, поэтому и время года было не особенно важным. Вопрос в том, почему молодой человек не сфотографировался дома, на стандартном фоне 1970-х гг. – ковер, как символ достатка и благополучия. В 1970-е фотография уже не редкость. Можно только предположить, что по старинке были оформлены ворота, и на привычном фоне было сделано много фотоснимков, среди которых были групповые. Вероятно, в доме разместить такое количество людей для съемки было трудно из-за накрытых в горнице столов. Вот точка перехода от фотографии как особого случая к фотографии по особому случаю – празднику, важному событию (проводины в армию и т.д.)

Анализируя фотографии из семейных альбомов, можно сделать вывод, что жизнеобеспечение в Жигаловском районе было хорошим, потому как он стоит на судоходной реке Лене, по которой доставлялось продовольствие в труднодоступные северные районы. В Жигалово были размещены склады и перевалочные базы. Это обстоятельство обеспечивало доступ к промышленным товарам жителей окрестных поселений. Многим этому способствовала Жигаловская судоверфь, на которой работал значительный процент населения района, получая заработную плату. Благодаря этому люди имели возможность покупать такие дорогие вещи как кожаные ботинки для детей и разноцветные ткани. Изучение коллекций фотографий из поселений севера Иркутской области, занятых только сельским хозяйством, и, проживавших вдали от оживленных речных путей и грунтовых трактов, позволяет выявить разницу в системе их жизнеобеспечения. Фотофакты свидетельствуют о том, что население таких районов в большей степени ориентировано на самообеспечение. То есть сельские жители ходили в основном в одежде из домотканого полотна и изготовленной в домашних условиях обуви (чирки, ичиги) значительно дольше, вплоть до начала 1960-х гг.

Заметим, что сама фотография также считалась явлением достатка и успеха в первой половине XX в., чем больше их было в личной коллекции, тем лучше. Конечно, были совершенно обратные случаи, когда фотография не считалась мерилом достатка. В подавляющем большинстве такие снимки относились к категории «людей в работе», сделанных для газет, журналов и на память, после партийных собраний, конференций учителей, школьных альбомов и др.

 

Фото 4. Коллектив учителей Тутурской НСШ 1946-1947 гг. [2]

 

Данный фотоснимок позволяет нам воспроизвести типичный для того времени образ послевоенного учителя. Строгость, скромность, ум – основополагающие нравственные ценности советского учителя той эпохи. Благодаря снимку мы можем проследить нормы внешнего вида сельского учителя. Преподаватели одеты достаточно строго. Женщины сфотографированы в платьях с белыми воротничками либо в скромных костюмах. На мужчинах гимнастерка, костюм либо кожаный пиджак, причем все носят их с валенками. Фотография позволяет описать традиционную моду того времени, способы построения участников фотоснимка, их позы и выражения лиц. Нет ничего лишнего, люди сфотографированы в свойственном для себя амплуа. Одежда не является мерилом их достатка или статуса. Это норма, потому что так они должны выглядеть каждый день. Этот снимок «рабочий», сделанный на память для коллектива школы и, возможно, школьной стенгазеты.

На заднем плане мы видим школьную учительскую, за спинами участников фотоснимка стоит большой шкаф для бумаг, рядом висит стенгазета и, возможно, лежат учебные пособия. Традиция делать подобные фотографии коллективов учителей прочно укрепилась в сознании населения. За время прохождения практики мы нашли большое количество похожих снимков коллективов учителей отдельной школы. Особое место занимают фотоснимки с конференций педагогов, для которых приглашался фотограф. Учителя, не выходя за рамки дозволенного своим профессиональным статусом, надевали красивую одежду, делали прически и в целом старались показать себя с лучшей стороны.

Фотография № 5 также относится к категории «люди в работе», но в отличие от предыдущей, на ней мужчина изображается именно в работе.

 

Фото 5. Лемзяков Е.Е. в молодости [3]

 

В ней нет никакой постановочности, улыбки для хорошего кадра. Мужчина занят своим делом и как будто не замечает фотографа с камерой. Подобные фотографии смело можно назвать «живыми». Мужчина, изображенный на ней, едет на косилке, запряженной двумя лошадьми. На нем надета обычная рабочая одежда. Зато можно с уверенностью сказать, что фотографировал Лемзякова Е.Е. его знакомый, который потом и распечатал фотографию для него. Фотоснимок был сделан в 1970-е гг., когда фотоаппараты, пусть в небольшом количестве, но появились у рядовых жителей села. Это было новым явлением в деревне, когда не нужно было дожидаться приезда профессионального фотографа, снимок мог сделать любой, кто умел обращаться с подобной техникой.

Таким образом, работая с семейными альбомам и коллекциями фотографий, нам удалось проследить как фотография из особого случая превратилась в фотографический снимок по особому случаю в жизни сельских жителей сибирской провинции советской эпохи. До 1970-х гг. она была редкостью, к фотосъемке готовились также тщательно, как и к крупным праздникам: «наводили марафет», доставили из шкафов красивую одежду. Все стремление людей сводилось к желанию сделать хороший, качественный фотоснимок, который не стыдно было бы показать другим. Он выступал в качестве своеобразного маркера достатка и успешности человека. Особую группу занимают фотографии, сделанные на свадьбах и похоронах. Именно тогда собиралась вся семья, включая соседей и друзей. Но свадебных фотографий выполненных в 1920-1960-е почти нельзя встретить. Отчасти это связано с тем, что, как такового, ритуала бракосочетания в селе не было. То есть к особому случаю это событие не относилось. Фотографии радостных лиц молодоженов и их гостей, относятся к 1970-м гг. А вот фотографии с похорон встречаются практически в каждом изученном нами альбоме. Как правило, это групповая фотография людей стоящих у гроба родственника. С одной стороны, такого рода фотография имеет сакральное значение – снималось лицо человека, который навсегда покинул этот мир, скорбящих по нему близких и друзей. И в то же время это особый случай, когда собирается наибольшее количество родственников. На таких фотоснимках можно увидеть всех жителей деревни и проследить особенности их внешнего вида, межличностных взаимоотношений и степень достатка.

Подводя итог, хочется сказать, что в большинстве случаев для жителей сельский поселений СССР фотография являлась событием необычным и интересным. Об этом свидетельствует подавляющее число фотоснимков в коллекциях личных фотографий респондентов. С 1990-х годов фотографическое дело встает на поток. Фотография теряет свой сакральный смысл, она становится чем-то обыденным и настолько привычным, что люди начинают фотографироваться даже в домашней одежде. На наш взгляд, пока фотографии являлись для сельских жителей особым случаем, их можно считать историческими источниками, работая с которыми можно глубже погрузиться в изучение ментальных, региональных особенностей и повседневной жизни людей определенной эпохи.

 


Список литературы:

Интервью Пеглецовой Н.Ф., 1938 г. р. Интервьюеры Алиферова Е.А., Таюрская В.П., Доржижапова Э.Б., Место проведения – с. Головновка, Иркутская область, ул. Центральная, 12. Запись 27.06.2016 и 28.06.2016 гг.
2. Фотоархив краеведа Лысиковой Любови Дмитриевны // Архив Устной истории Байкальской Сибири, кафедра истории и методики ПИ ИГУ. Материалы ИЭЭ 2016.
3. Фотоархив Лемзякова Евдокима Ефимовича // Архив Устной истории Байкальской Сибири, кафедра истории и методики ПИ ИГУ. Материалы ИЭЭ 2016.
4. Фотоархив Пеглецовой Нины Федоровны // Архив Устной истории Байкальской Сибири, кафедра истории и методики ПИ ИГУ. Материалы ИЭЭ 2016.

Информация об авторах:

Мусифулина Ирина Ильясовна Musifulina Irina

студент ПИ ИГУ кафедра истории и методики, профиль история, 664011, Россия, Иркутск, ул. Сухэ-Батора, 9

student of Pedagogical Institute of Irkutsk State University, Department of history and methodology, history profile, 664011, Russia, Irkutsk, Sukhbaator st. 9


Салахова Лариса Марсовна Salakhova Larisa

канд. ист. наук, доц. кафедры истории и методики ПИ ИГУ, 664011, Россия, Иркутск, ул. Сухэ-Батора, 9

Candidate of Historical Sciences, Associate Professor at the Department of history and methodology, Pedagogical Institute of Irkutsk State University, 664011, Russia, Irkutsk, Sukhbaator st. 9


Читателям

Информация о журнале

Выходит с 2013 года

ISSN: 2311-5327

Св-во о регистрации СМИ: 

ЭЛ №ФС77-54435 от 17.06.2013

ПИ №ФС77-66233 от 01.07.2016

Скачать информационное письмо

Размещается в:

doi:

The agreement with the Russian SCI:

cyberleninka

google scholar

Ulrich's Periodicals Directory

socionet

Base

ROAR

OpenAirediscovery

CiteFactor

Поделиться

Лицензия Creative CommonsЯндекс.Метрика© Научные журналы Universum, 2013-2019
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Непортированная.