Международный
научный журнал

Общественное мнение об олимпийском движении и его символах


The public opinion about the olympic movement and its symbols

Цитировать:
Туманов С.В., Оносов А.А., Савина Н.Е. Общественное мнение об олимпийском движении и его символах // Universum: Общественные науки : электрон. научн. журн. 2016. № 11(29). URL: http://7universum.com/ru/social/archive/item/3886 (дата обращения: 25.06.2019).
 
Прочитать статью:

Keywords: Olympic Games, Olympic movement, Olympic values, survey, public opinion

АННОТАЦИЯ

В статье рассматриваются результаты мониторингового исследования, посвященного изучению общественного мнения об Олимпийских играх 2014 г. в Сочи и олимпийском движения в целом. На эмпирических данных, аккумулированных на протяжении 6 лет, прослеживается динамика отношения населения отдельных регионов России к олимпийскому движению, его ценностям и символам.

ABSTRACT

Results of the monitoring research devoted to the study of public opinion about the Olympic Games in Sochi in 2014 and the Olympic Movement as a whole are considered in the article. The dynamics of population’s relations of separate Russian regions to the Olympic Movement and its values and symbols are observed on the empirical evidence accumulated over 6 years. 

 

Летние Олимпийские игры 2016 года в Рио-де-Жанейро, попытка отстранить российскую команду от участия в этих играх, многочисленные допинговые скандалы свидетельствуют о ситуации, которую можно охарактеризовать известной шекспировской фразой: подгнило что-то в Датском королевстве. Спорт высоких достижений давно стал неотъемлемой частью международной политики, с ним связаны высокие коммерческие интересы, серьезные имиджевые приобретения и потери. Об этих и других негативных процессах в олимпийском движении сегодня пишется и говорится достаточно много.

Но есть и другая грань проблемы — отношение общества к профессиональному спорту. Ученые МГУ имени М.В. Ломоносова на протяжении 2009-2015 гг. проводили мониторинговое исследование «Влияния зимних Олимпийских и Паралимпийских игр 2014 года на Россию, регион их проведения и город Сочи». В рамках этого исследования по репрезентативной выборке проводились опросы населения столицы зимних олимпийских игр и Краснодарского края, на территории которого находится Сочи. Таким образом в динамике шло изучение мнения людей, которые так или иначе были вовлечены в процесс подготовки к играм, в условиях, когда это событие было у них постоянно на слуху. Иными словами, замерялось пиковое состояние общественного мнения в отношении олимпийского движения.Уже в результате первого опроса было обнаружено, что отношение к предстоящим Олимпийским играм, характер связанных с ними ожиданий перемен в различных сферах жизнедеятельности страны и города, зависит, в первую очередь, от того, как эти игры, по мнению человека, могут сказаться на его собственной жизни. Люди, по-разному оценивающие возможности влияния игр на их жизнь («положительно», «отрицательно», «никак не повлияют»), не укладывались в рамки ни одной из фиксируемых социально-демографических групп. Поэтому есть основания предполагать, что за данными различиями в оценках скрываются жизненные интересы и социально-психологические характеристики. В соответствии с ними можно выделить условные группы «оптимистов», «реалистов» и «пессимистов».За годы подготовки к Олимпиаде, доставившей жителям Сочи известные неудобства, все они имели возможность уточнить свои исходные установки [1, с. 44]. В итоге, как следует из данных, приведенных на рисунке 1, в Сочи группа «оптимистов» медленно, но неуклонно сокращалась с 40,8 до 31,7%. Соответственно, с 11,2 до 25,5%, выросла доля участников опроса, опасающихся негативных последствий. Доля «реалистов», то есть горожан, полагающих, что Олимпийские игры никак не повлияет на их жизнь, оставалась самой значительной и в целом стабильной: около 40% участников опроса. Изменения в настроениях населения Краснодарского края носили тот же характер: большинство принадлежало к числу «реалистов», прослеживалась тенденция сокращения количества «оптимистов» и роста доли «пессимистов».

 

Рисунок 1. Ожидаемое влияние Олимпийских игр в Сочи на собственную жизнь респондента, на жизнь его семьи (2009-2013 гг.) (в % от числа участников опроса)

 

Но вот завершился этап подготовки, прошли сами Олимпийские игры, получившие положительную оценку [2, с. 35], минул год «постолимпийской» жизни. Появилась возможность сопоставить ожидания изменений с оценками реально произошедших перемен. Сопоставление данных опросов 2013 и 2015 гг. показывает, что удельный вес «реалистов» в Сочи остался фактически неизменным (41,4%). Они, действительно, реально оценивали влияние Олимпийских игр на свою жизнь и никаких значимых изменений в ней так и не ощутили (рисунок 2). Стоит обратить внимание и на то обстоятельство, что позитивных перемен не отметила также большая часть (53,8%) молодежи.

 

Рисунок 2. Распределение ответов респондентов на вопрос: «Как, в конечном счете, повлияли эти Игры на Вашу жизнь, на жизнь Вашей семьи?» (в % от числа участников опроса)

 

К 2015 году в Сочи заметно (с 25,5 до 9,4%) сократилось количество «пессимистов», чьи изначальные опасения, связанные с Олимпийскими играми, все-таки подтвердились. Соответственно с 31,7 до 45,4% вырос удельный вес части населения города, которая в результате проведения игр почувствовала те или иные позитивные изменения в своей жизни. Расклад анализируемых оценок, совершив понятные колебания, фактически вернулся к своей исходной точке 2009 г., когда две трети (65,3%) участников опроса вполне резонно заявляли, что предстоящие Игры никак не скажутся на их жизни. Аналогичный результат получили и социологи Фонда «Общественное мнение»: 64% респондентов сказали, что таким людям, как они, Игры не принесут ни пользы, ни вреда [3].

Можно утверждать, что отношение абсолютного большинства населения страны к олимпийскому движению сегодня носит чисто ситуативный характер, определяемый их жизненными установками, непосредственно не связанными со спортом. Это наглядно проявляется и на примере восприятия олимпийских символов.

Уже в 2008 г. Оргкомитет «Сочи-2014», администрация города, местные СМИ развернули в столице предстоящей Олимпиады активную пропаганду целей Международного олимпийского движения, его символов и ценностей. В результате этой работы уже к концу 2009 г. большая часть населений города определенно знала или что-то слышала о таком движении (рисунок 3), но за последующие 3 года их численность фактически не выросла. Треть жителей города и края при каждом следующем опросе ничего не могли сказать об олимпизме. И дело было не в том, что они не получили соответствующей информации. Она была ими просто не востребована.

  

Рисунок 3. Информированность о существовании Международного олимпийского движения (в % от числа участников опроса)
 
Результаты мониторинга свидетельствовали, что в Сочи постепенно росло количество людей, знакомых с целями Международного олимпийского движения. В 2009 году все три цели движения назвала четверть той категории участников опроса, которые хотя бы слышали о существовании Международного олимпийского движения, а в 2012 году — более одной трети, что составляет приблизительно 22% населения города. В результате сократилось число респондентов, которые вспоминали только какую-то одну конкретную цель (рисунок 4).Впрочем, распределение ответов в данном случае отражает не только проблемы с памятью, но и сложившиеся в массовом сознании представления об иерархии тех целей, реализации которых сегодня может способствовать международное спортивное движение. Каждый четвертый-пятый представитель анализируемой группы относил к их числу «гармоничное развитие человека» и «укрепление мира». А вот «сохранение человеческого достоинства» плохо ассоциируется с современным спортом высших достижений даже в сознании людей с высшим образованием. Из года в год частота упоминания этой цели участниками опроса росла, но так и осталась очень невысокой (9,4%).

 

Рисунок 4. Общественное мнение о целях, стоящих перед Олимпийским движением
(в % от числа респондентов, которые сказали, что они знают или что-то слышали о существовании Международного олимпийского движения)

 

В 2009 году участники опроса лучше всего были знакомы с символом (эмблемой) Международного олимпийского движения, и это естественно, поскольку изображение пяти переплетенных колец и раньше не раз попадалось на глаза людям разных поколений. Однако со времени первого исследования никаких позитивных подвижек в этой области не произошло: правильно называли эмблему движения две трети анализируемой группы респондентов или все та же треть участников опроса.О пропаганде олимпийского девиза в Сочи и Краснодарском крае свидетельствовали не только многочисленные билборды, тематические радио и телепередачи, но и результаты опросов. В 2012 году уже большая часть (52,4%) анализируемой группы жителей Сочи была в состоянии вспомнить и воспроизвести его первую составляющую — «быстрее» (рисунок 5). Уровень знания остальных частей девиза выровнялся и в Сочи, и в крае. Но и в этом случае практически две трети населения города и края не проявили интереса к олимпийскому девизу.

 

Рисунок 5. Информированность участников опросов о составляющих Олимпийского девиза (в % от числа респондентов, которые сказали, что они знают или что-то слышали о существовании Международного олимпийского движения)

 

Еще показательнее в этом плане ситуация с узнаванием олимпийских ценностей. При проведении мониторинга участников опросов каждый раз ставили в ситуацию вынужденного выбора. В предложенный им список, наряду с ценностями олимпийского движения («дружба», «совершенство», «уважение»), были включены три дополнительные ценности («стремление к победе», «трудолюбие» и «скромность»), которые не имеют отношения к каноническому олимпийскому набору, но могут в той или иной степени ассоциироваться со спортом и спортсменами.Сопоставление результатов опросов, проведенных в городе Сочи в 2009, 2012 и 2013 годах, показывает, что все 3 олимпийских ценности в состоянии назвать лишь 2-3% респондента. Вместе с тем, они свидетельствуют о проведении систематической работы по пропаганде олимпийских ценностей. Например, доля людей, относящих «дружбу» к числу ценностей олимпийского движения, в 2013 году, по сравнению с 2009 годом, выросла на 20% — с 39,7 до 59,9% (рисунок 6). Удельный вес респондентов, уверенно называющих в числе таких ценностей «совершенство» и «уважение», за тот же период выросло фактически в два раза (соответственно с 23,6 до 45,5% и с 15,9 до 29,0).

 

Рисунок 6. Ценности, которые участники опроса считают олимпийскими
(в % от числа респондентов, которые сказали, что они знают или что-то слышали
о существовании Международного олимпийского движения)

 

При этом стоит напомнить, что приведенные данные характеризуют не все взрослое население города, а только ту его часть (63-64%), которая имеет хоть какое-то представление об олимпийском движении. Есть основания полагать, что плохое запоминание совокупности олимпийских ценностей определяются не только отсутствием интереса к нему, но и рассогласованием этих ценностей с практикой современного спорта, с реалиями повседневной деятельности рядового человека. Например, «уважение» в массовом сознании очень слабо ассоциируется с современным спортом высших достижений, и одной просветительской работой тут ничего не изменить.

Примечательно, что абсолютное большинство (84,2%) анализируемой группы за несколько месяцев до проведения Олимпиады указывало на «стремление к победе», как на наиболее известную им олимпийскую ценность. И это естественно, поскольку без упоминания «стремления к победе» сегодня не обходится ни одна спортивная передача, ни одна публикация на спортивную тему. Оно служит своеобразным «лейблом» профессионального спорта. По большому счету, ради победы на Олимпийских играх затеваются игры политические.

Не помня точно «комплекта» олимпийских ценностей, и ориентируясь, по необходимости, на здравый смысл, участники опроса часто относили к их числу такую ценность, как «трудолюбие». И в этом есть свой резон, поскольку в спорте высоких достижений уже давно невозможно побеждать нахрапом. Высокие результаты достигаются многолетним напряженным трудом. Организаторы Игр, конечно, не ставили перед собой задачи пропаганды ценности, не входящей в канонический набор, но результаты мониторинга показывают, что ее значимость в общественном мнении росла даже большими темпами, что у олимпийских ценностей (28,8 — 30,9 — 58,7%). Осознание ее важности происходило в процессе просмотра многочисленных передач, посвященных спорту, на встречах со спортсменами.

И еще один интересный штрих, связанный с базовыми установками населения. Отношение к «трудолюбию» в сознании жителей края и курортного города, по определению, должно различаться, и мы это видим в результатах исследования. Например, в 2012 г. данную ценность указали соответственно 44,4 и 30,9% респондентов. «Скромность» вообще не является ценностным приоритетом современного российского общества, поэтому в ходе опросов оказалась очевидным аутсайдером.

Анализ отношения общественного мнения к олимпийским ценностям ставит вопрос о том, должен ли их набор быть незыблемым, или же он должен сообразовываться с изменениями в ценностном мире человека, с ценностями, реально влияющими на современный спорт. И последнее соображение: следует помнить, что отношение общественного мнения к спорту высоких достижений даже в период наибольшего общественного интереса к нему все равно опосредовано реальными жизненными интересами человека, поэтому возможности пропагандистского воздействия на массовое сознание остаются локальными, если оно не сопряжено с этими интересами.


Список литературы:

1. Бабурин В.Л. Развитие города Сочи по мере реализации олимпийского проекта // Вестник Российского Международного Олимпийского Университета. — 2012. — № 4(5). — С. 42-49.
2. Давыдова С.А. Олимпийские игры в Сочи в оценках и мнениях населения страны / С.А. Давыдова, Н.В. Ду-лина, Е.Н. Икингрин, А.В. Коричко, Ю.В. Коричко, Л.И. Лубышева // Теория и практика физической культу-ры. — 2014. — № 12. — С. 34-37.
3. Зимние Олимпийские игры 2014 года — что они принесут России? // Опрос населения ФОМ. 19.07.2007. / [Электронный ресурс]. — Режим доступа: URL: http://bd.fom.ru/report/map/d072905 (дата обращения: 01.10.16).

Информация об авторах:

Туманов Сергей Владимирович Tumanov Sergey

д. филос. н., главный научный сотрудник, философский факультет, Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова, 119991, Россия, Москва, Ломоносовский проспект, д. 27, корп. 4

Doctor of Philosophical Sciences, Chief Researcher, Faculty of Philosophy, Lomonosov Moscow State University, 119991, Russia, Moscow, Lomonosovsky prospekt, 27-4


Оносов Александр Аркадьевич Onosov Aleksandr

к. филос. н., ведущий научный сотрудник, философский факультет, Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова, 119991, Россия, Москва, Ломоносовский проспект, д. 27, корп. 4

Candidate of Philosophical Sciences, Leading Researcher, Faculty of Philosophy, Lomonosov Moscow State University, 119991, Russia, Moscow, Lomonosovsky prospekt, 27-4


Савина Наталья Евгеньевна Savina Natal'ja

научный сотрудник, философский факультет, Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова, 119991, Россия, Москва, Ломоносовский проспект, д. 27, корп. 4

Researcher, Faculty of Philosophy, Lomonosov Moscow State University, 119991, Russia, Moscow, Lomonosovsky prospekt, 27-4


Читателям

Информация о журнале

Выходит с 2013 года

ISSN: 2311-5327

Св-во о регистрации СМИ: 

ЭЛ №ФС77-54435 от 17.06.2013

ПИ №ФС77-66233 от 01.07.2016

Скачать информационное письмо

Размещается в:

doi:

The agreement with the Russian SCI:

cyberleninka

google scholar

Ulrich's Periodicals Directory

socionet

Base

ROAR

OpenAirediscovery

CiteFactor

Поделиться

Лицензия Creative CommonsЯндекс.Метрика© Научные журналы Universum, 2013-2019
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Непортированная.