Международный
научный журнал

Изменение системы военного строительства в СССР в 1930-е годы: переход от смешанного к кадровому принципу комплектования Красной армии


The system change of military construction in the USSR in the 30’s: the transition from combined to personnel principle of recruitment for the Red forces

Цитировать:
Щербаков Ю.В. Изменение системы военного строительства в СССР в 1930-е годы: переход от смешанного к кадровому принципу комплектования Красной армии // Universum: Общественные науки : электрон. научн. журн. 2016. № 10(28). URL: http://7universum.com/ru/social/archive/item/3783 (дата обращения: 19.11.2019).
 
Прочитать статью:

Keywords: Armed forces, interwar period, Worker-Peasant Red Army, military security, mobilization readiness, combat readiness, modernization, territorial-militia system, recruitment system

АННОТАЦИЯ

В статье рассматриваются исторические аспекты перехода в 1930-е годы территориально-милиционных частей и соединений РККА на кадровый принцип комплектования. Основное внимание уделено переходу от смешанной системы комплектования РККА к кадровому принципу строительства Вооруженных сил страны. В статье так же показаны изменения численного состава Красной армии, ее оснащение артиллерией, бронетанковой техникой и средствами противоздушной обороны. Кроме того, рассматривается вопрос о влиянии изменения системы комплектования Красной армии на уровень ее боеспособности в связи с нарастающей военной угрозой.

ABSTRACT

In the article historical aspects of transition of territorial militia units and the Workers’ and Peasants’ Red Army to the personnel principle of recruitment in the 30’s are considered. The focus is on the transition from a mixed system of the Workers’ and Peasants’ Red Army recruitment to the personnel principle of force development of the country. The article also presents changes in strength of the Red Forces, its supplying with artillery, armored vehicles and air defense facilities. In addition, the issue of the change impact of the Red Forces recruitment system on the level of combat effectiveness because of the growing military threat is considered. 

 

Строительство отечественных Вооруженных Сил в период с 1930-х по 1941 годы проходило в сложных исторических, экономических и социально-политических условиях.

Территориальный принцип комплектования РККА, при котором пополнение войск (сил) личным составом за счет призывных контингентов, проживавших вблизи мест дислокации (формирования) воинских частей и соединений к середине 1930-х годов стал себя изживать [21, с. 24].

Это было связано с непростой международной обстановкой, когда ведущие западные государства вели политику «двойных стандартов», изоляции СССР на международной арене, с целью отвести от себя вооруженную агрессию стран «оси Рим-Берлин-Токио» [22, с. 22–34]. С возрастанием опасности нападения на СССР, как на западных, так и дальневосточных границах государства, возникла потребность привести систему военного строительства в соответствие с изменившимися условиями. В этих условиях Центральным Комитетом ВКП(б) и Советским правительством было принято решение осуществить во второй половине 1930-х годов переход от смешанной системы к единому кадровому принципу строительства Советских Вооруженных Сил. Такой переход был подготовлен как хозяйственными успехами СССР, так и его возросшими экономическими возможностями [10, л. 29].

При этом имели место и ряд других не менее важных причин для перехода к кадровой армии. Один из них – огромный рост и усложнение военной техники, которая внесла существенные изменения в способы ведения вооруженной борьбы. Овладеть этой техникой и научиться применять ее во время кратковременных сборов личного состава территориальных частей и соединений становилось все труднее, требовалось систематическое обучение в течение более продолжительного времени. Наилучшие условия для этого могли быть созданы в кадровых войсках.

Особо важными становились возросшие требования к мобилизационной и боевой готовности войск, что было связано с дальнейшим развитием взглядов на ведение современной войны вероятными противниками Советского Союза. Например, военные теоретики фашистской Германии считали, что ее тотальный и молниеносный характер, допускает все средства и методы для разгрома и уничтожения противника. Внезапность нападения рассматривалась как одна из важнейших предпосылок достижения успеха в войне. В этих условиях важное значение приобретала постоянная боевая готовность Красной армии к отражению нападения агрессора. Эту задачу могла решить только кадровая армия.

В условиях: изменения экономических и социально-политических условий, выразившихся в победе социализма в СССР, успехах, достигнутых им в первых пятилетках; прихода к власти на Западе фашистского режима; образования очагов военной опасности и на Западе и на Востоке привели, во-первых, к необходимости перехода от территориально-милиционной (смешанной) системы комплектования к кадровому принципу строительства Вооруженных Сил. Во-вторых, увеличению численности армии и флота и, в-третьих, их технического переоснащения [25, с. 21–29].

Переход к кадровой системе строительства сопровождался ростом численности Вооруженных Сил. Если в 1935 году в них было 930 тыс. человек, то к 1 января 1938 года общая численность личного состава достигла 1513400 человек. Изменялось соотношение между кадровыми и территориальными дивизиями. Если до 1935 года 74% всех дивизий были территориальными и 26% кадровыми, то к концу 1935 года 77% стрелковых дивизий стали кадровыми и только 23% остались территориальными [6, с. 124–128].

Ко времени перехода Вооруженных Сил на кадровый принцип комплектования высшее военное руководство в стране осуществлялось тремя основными органами: постоянной Комиссией обороны при СНК СССР, Советом Труда и Обороны и Народным комиссариатом по военным и морским делам. Вместе с Реввоенсоветом СССР во главе они несли полную ответственность за политико-моральное состояние войск, их постоянную боевую и мобилизационную готовность.

Возрастание численности кадровой армии, вызвали необходимость решать политическим и военным руководством СССР сложные и многообразные задачи мобилизационного планирования и дальнейшего повышения боевой готовности Красной армии [24, с. 158–167].

Сложившаяся к началу Второй мировой войны структура органов государственного и военного руководства, в целом отвечала новым условиям развития отечественных Вооруженных Сил. Она обеспечивала проведение в жизнь военной политики РКП(б), устойчивое управление войсками, поддержание их в постоянной боевой готовности.

Переход к кадровой армии, развитие новых видов вооружения и боевой техники коренным образом повлияли на изменения ее структуры, организации родов войск, на соотношении видов Вооруженных Сил.

За период с 1929 по 1938 годы удельный вес Сухопутных войск – наиболее массового вида Советских Вооруженных Сил, при абсолютном их росте снизился с 87,7 до 75,2%, доля Военно-Воздушных Сил в системе Вооруженных Сил увеличилась с 5,2 до 12,8%, а Военно-Морского Флота – с 5,8 до 9,7% [18, с. 313–316]. В процессе организационного развития Сухопутных войск повышалась их огневая мощь и ударная сила, подвижность и маневренность.

Поступление в войска боевой техникой существенным образом повлияло на состав и организацию стрелковых войск. В 1929 году они имели 70 стрелковых дивизий, в том числе 41 территориальную, а к концу 1938 года – 98 кадровых дивизий и 5 отдельных стрелковых бригад [11, л. 32–34].

Перевод частей и соединений на кадровое положение осуществлялся путем последовательного увеличения в территориальных формированиях постоянного состава и создания внутри них кадровых частей и подразделений. Территориальные соединения сначала становились смешанными, а по мере роста штатной численности постоянного состава – кадровыми.

Новый типовой штат дивизии военного времени был утвержден Народным комиссариатом обороны (НКО) в декабре 1935 года. В соответствии с ним в её состав входили три стрелковых полка, танковый батальон, отдельный разведывательный батальон, отдельный зенитно-артиллерийский дивизион, отдельный батальон связи и саперный батальон. В последующие годы в организацию дивизии вносились некоторые изменения, однако в основных чертах эта организация существовала до начала Второй мировой войны. Сравнительная оценка роста боевой мощи стрелковой дивизии приведена в таблице.

На вооружение стрелковой дивизии поступили более совершенные орудия, в том числе зенитные и противотанковые. В ее штат были включены таковые подразделения, что резко повысило боевые возможности и боевую мощь стрелковых войск в целом. На стрелковый батальон дивизии в 1938 году приходилось уже 65 пулеметов и 16 орудий и минометов (не считая танковых), в то время как на батальон дивизии 1929 года – 37 станковых и ручных пулеметов и 7 орудий и минометов [1, л. 42].

Таблица 1.

Изменения численности личного состава и вооружения стрелковой дивизии (в процентах к штату 1929 г.)

Личный состав, вооружение

и боевая техника

Численность дивизии по штату

1929 г.

1935 г.

1938 г.

Личный состав

Винтовки

Станковые пулеметы

Ручные пулеметы

Орудия всех калибров

Минометы

Танки

Автомашины

100,0

100,0

100,0

100,0

100,0

100,0

-

100,0

100,9

119,4

107,1

213,3

175,4

900,0

100,0*

-

130,4

180,5

102,4

248,8

200,0

1500,0

100,0

672,9

* За 100 процентов танков принят штат 1935 года.

[составлено по: 2, л. 33]

 

Основное направление, по которому шло совершенствование организации дивизии в эти годы, заключалось в увеличении ее боевых возможностей для успешного решения задач, как в наступлении, так и в обороне. По количеству выпускаемых в минуту пуль дивизия конца 1930-х годов в 1,5 раза превосходила дивизию конца 1920-х годов, а по количеству металла, выпускаемого в один залп артиллерией и минометами, – почти в 3 раза [12, л. 17].

Механизация и моторизация стрелковой дивизии, рост ее технической оснащенности вызвали изменения в соотношении личного состава. Удельный вес личного состава дивизии, связанного с техникой, с 20,2% в 1929 году увеличился до 41,7% в 1938 году. Большая часть стрелковых дивизий была организационно сведена в корпуса – высшие тактические соединения. К концу 1938 года в Сухопутных войсках было сформировано 25 управлений стрелковых корпусов [12, л. 22]. Корпус приграничного военного округа состоял из трех стрелковых дивизий, двух корпусных артиллерийских полков, отдельного зенитно-артиллерийского дивизиона, саперного батальона, батальона связи и других специальных подразделений.

Большие изменения произошли в войсковой артиллерии. Количество батальонной и полковой артиллерии возросло почти в 2 раза [12, л. 28]. Артиллерийский полк стрелковой дивизии, вместо трех, стал иметь четыре дивизиона. В стрелковой дивизии впервые появился зенитный артиллерийский дивизион, в стрелковом корпусе – второй артиллерийский полк и зенитный артиллерийский дивизион.

К концу 1938 года удельный вес дивизионной артиллерии с 82% в 1929 году снизился до 64%, а корпусной артиллерии поднялся с 12 до 22%. Увеличился удельный вес батальонной артиллерии (с 1,5 до 4%) и полковой артиллерии (с 4,5 до 10,5%). По мере поступления материальной части артиллерии росло количество артиллерийских частей РГК. Создавались отдельные однотипные полки (три дивизиона по три батареи) и отдельные дивизионы специального назначения. В 1929 году было 4 полка РГК, а к 1939 году насчитывалось 24 полка РГК и несколько отдельных дивизионов особой мощности [4, с. 66].

 

Рисунок 1. Батарея корпусной артиллерии (107-мм пушка обр. 1910/30 гг.) на параде в Киеве. 1932 г. (архив ВИМАИВиВС)

 

Массовое оснащение армии танками привело к организационному развертыванию бронетанковых войск. Специальная комиссия Реввоенсовета СССР во главе с Каменевым С. С., разрабатывая структуру бронетанковых войск, пришла к выводу, что новый род войск должен включать в свой состав: механизированные соединения, предназначенные для решения самостоятельных задач; танковые части и соединения как средство количественного и качественного усиления войск; танковые части, организационно входящие в общевойсковые соединения. В этом направлении и развернулось организационное строительство бронетанковых войск.

Наиболее сложным и трудным оказалось создание самостоятельных механизированных соединений. В июле 1929 года Реввоенсовет СССР принял постановление, в котором говорилось: «Принимая во внимание, что новый род оружия, каким являются бронесилы, недостаточно изучен как в смысле его тактического его применения (для самостоятельного и совместного с пехотой и конницей), так и в смысле наиболее выгодных организационных форм, признать необходимым организовать в 1929–1930 годах постоянную опытную механизированную часть» [13, л. 49–50]. На основании этого решения летом 1929 года в Московском военном округе был сформирован опытный механизированный полк, преобразованный в мае 1930 года в механизированную бригаду. Эта бригада также, по существу, являлась опытной. В 1930–1932 годах на опыте этого соединения проверялись оперативно-тактические взгляды на использование бронетанковых войск, совершенствовалась их организационно-штатная структура.

После ряда учений определилась наиболее целесообразная организация механизированной бригады. По штату, утвержденному летом 1932 года, она состояла из 4-х танковых батальонов и подразделений боевого и материально-технического обеспечения. В бригаде полагалось иметь по штату около 300 танков и танкеток [9, с. 106].

Изучение и обобщение опыта функционирования новых военных структур выявили необходимость дальнейшего организационного массирования танков для решения крупных оперативных задач. В марте 1932 года управление моторизации и механизации представило в Штаб РККА доклад, в котором отмечалось, что, хотя механизированные бригады и будут являться сильным ударным средством, возникает необходимость объединения механизированных бригад в высшее оперативно-самостоятельное соединение типа механизированного корпуса. Идею создания такого корпус поддержали начальник Штаба РККА А.И. Егоров, заместитель Председателя Рев­воен­совета М.Н. Тухачевский, командующие войсками военных округов И.П. Уборевич, И.Э. Якир и другие видные военачальники [17, с. 49].

Штаб РККА разработал организационно-штатную структуру механизированного корпуса, способного самостоятельно вести все виды боевых действий в отрыве от главных сил армии (фронта). С этой целью в состав корпуса включались танки, моторизованная пехота, артиллерия, саперные части, части связи, а также необходимые средства боевого и материально-технического обеспечения [17, с. 50].

 

Рисунок 2. 1-я механизированная бригада на тактических занятиях.
Танки БТ и двухбашенные Т-26. 1932 год.

 

В 1932–1934 годах были сформированы четыре механизированных корпуса: по одному в Московском и Украинском и два в Ленинградском военном округе. В каждый корпус входили две механизированные и одна стрелково-пулеметная бригады, а также различные подразделения и части боевого и материально-технического обеспечения.

В 1935 году все отдельные танковые полки были реорганизованы в танковые бригады Резерва Главного Командования. Бригада средних танков состояла из четырех батальонов (117 танков; из них 80 – средние Т-28, остальные – легкие типа Т-26 и БТ). Аналогичную организацию имела бригада тяжелых танков. Она насчитывала 94 танка: 60 – тяжелых (Т-35), остальные – легкие [7, с. 48–49].

Организационные формы танковых и механизированных частей, входивших в состав стрелковых войск и кавалерии, складывались постепенно. По мере насыщения армии бронетанковой техникой. В середине 30-х годов в стрелковую дивизию был включен танковый батальон, а в кавалерийскую дивизию – механизированный полк. Танковый батальон состоял из трех танковых рот; механизированный полк – из трех эскадронов танков БТ и одного эскадрона плавающих танков. Каждая рота и эскадрон имели на вооружении 15 боевых машин [7, с. 52].

В 1937 году возникла необходимость в создании легких механизированных частей, предназначенных для действий в условиях пустынно-степной местности. Так, в Забайкальском военном округе были сформированы мотоброневые бригады. Каждая из них состояла из трех батальонов (автоброневого, стрелково-пулеметного и разведывательного) и насчитывала в своем составе 80 броневых автомобилей [8, с. 245].

Таким образом, в первой половине 1930-х годов была разработана система организационных форм бронетанковых войск, осуществлено их развертывание. Эта система складывалась из танковых частей, входивших в состав стрелковых войск и кавалерии (танковые батальоны и механизированные полки), танковых соединений РГК (бригады средних и тяжелых танков), отдельных механизированных и мотоброневых соединений (бригады и корпуса).

В августе 1938 года все механизированные части и соединения преобразуются в танковые. Это не повлекло за собой существенных изменений организационно-штатной структуры. Новое наименование частей и соединений бронетанковых войск стало более точно отражать их главное внутреннее содержание. К началу 1939 года в бронетанковых войсках было 4 танковых корпуса, 24 отдельные легкие таковые бригады, 4 тяжелые танковые бригады, а также значительное количество отдельных танковых подразделений и частей, входивших в состав стрелковых и кавалерийских соединений [5, с. 58].

Бронетанковые войска заняли прочное место в системе Сухопутных войск, став их главной ударной силой. За три года (1936–1938 гг.) они выросли численно более чем в 2 раза [20, с. 99].

В годы технической реконструкции совершенствовалась организация специальных родов Сухопутных войск. Численность инженерных частей Резерва Главного Командования (РГК) возросла в 3 раза [13, л. 330]. В стрелковый полк вместо саперного взвода была введена саперная рота, в дивизию – саперный батальон двухротного состава, а в стрелковый корпус – инженерно-саперный батальон трехротного состава. Инженерно-саперные подразделения вошли в состав соединений бронетанковых войск: в танковую бригаду – моторизованная саперная рота, а в танковый корпус – моторизованный понтонно-мостовой батальон.

Претерпела изменения организация войск связи. Роты связи стрелковых и кавалерийских корпусов и дивизий были развернуты в батальоны связи. В стрелковых и кавалерийских полках созданы отдельные роты связи. Формировались новые подразделения связи для частей и соединений бронетанковых войск и артиллерии. Для организации связи и управления в высших штабах Красной армии развертывались отдельные батальоны и полки связи.

К концу 1930-х годов все стрелковые, кавалерийские, танковые и механизированные части и соединения имели свои штатные средства химической защиты. В химических частях РГК появились огнеметные танковые батальоны и бригады. С большим размахом шло строительство укрепленных районов. У границ СССР была построена полоса таких районов от Ладожского озера до Черного моря. Укреплялись границы на Дальнем Востоке [15, л. 8]. Численность постоянных гарнизонов укрепленных районов за 1929–1938 годы возросла в 7,5 раза [15, л. 3].

Для обороны укрепрайонов создавались специальные части – пулеметные и пулеметно-артиллерийские батальоны. Их организация и состав в каждом конкретном случае определялись характером и размерами района. Например, пулеметный батальон укрепрайона первого типа состоял из 5 рот с 35 пулеметами [15, л. 63].

В целом за десятилетие (1929–1938 гг.) под влиянием военно-технического прогресса произошли существенные количественные и качественные изменения в структуре Сухопутных войск. Удельный вес стрелковых войск при абсолютном росте в 2 раза снизился с 58 до 49%. Численность кавалерии за эти годы выросла в 2,5 раза, и ее относительная доля составляла более 15%. Увеличились и абсолютно, и относительно бронетанковые войска и артиллерия РГК – их общий удельный вес вырос с 3 до 10% [15, л. 63].

Изменилось и соотношение между техническими родами войск (артиллерия, бронетанковые войска, инженерные войска, войска связи и др.), с одной стороны, и пехотой и кавалерией – с другой. Удельный вес первых увеличился с 21% в 1929 году до 51% в 1938 году. По основным типам соединений (бригад, дивизий) состав Сухопутных войск увеличился более чем в 2 раза. Из общего количества дивизий и бригад подвижные войска составляли: в 1929 году– 21%, в 1938 – 41%, при этом половина этих соединений стали танковыми и механизированными [16]. В целом огневая и ударная сила Сухопутных войск, их подвижность и маневренность значительно возросли.

Предметом особой заботы советского государства и общества были Военно-воздушные силы (ВВС) Красной армии. Их строительство шло по пути гармоничного развития всех их составных частей, централизации управления, создания крупных авиационных соединений, предназначенных для массированного применения как при совместных действиях с Сухопутными войсками, так и для решения самостоятельных задач.

В 1930–1931 годы в Московском и Ленинградском военных округах проводились первые опытно-показательные учения ВВС по применению воздушных десантов. Обобщив опыт этих учений, Реввоенсовет СССР в декабре 1932 года принял постановление о создании четырех штатных авиамотоотрядов, каждый из которых состоял из двух парашютных рот и посадочной группы (роты танков Т-27 и моторизованной роты). Одновременно разрабатывались положения по оперативно-тактическому применению этих отрядов. Так было положено начало созданию нового рода войск – воздушно-десантных войск [19, с. 66].

На базе десантных отрядов формируется воздушно-десантные бригады; к началу 1938 года создается 6 таких соединений. В состав бригады входили: парашютный батальон, мотомеханизированный батальон, артиллерийский дивизион и летная группа (две эскадрильи ТБ-3 и одна – Р-5) [19, с. 69]. Появление ВДВ – важный шаг на пути развития Вооруженных Сил, укрепления обороны страны, а так же наступательных подразделений. Открылись новые возможности по осуществлению глубоких операций, так как ВДВ были способны в кратчайший срок развернуть боевые действия в глубоком тылу противника и внезапно нанести по нему сокрушительные удары.

В конце 1920-х – начале 30-х годов в Войсках противовоздушной обороны (ПВО) страны основными средствами решения боевых задач были зенитная артиллерия и истребительная авиация. Их действия обеспечивались частями специальной службы обнаружения воздушного противника. Оснащение Войск ПВО новой боевой техникой, расширение задач по защите тыла страны от ударов авиации противника вызвали изменения в органах управления ПВО страны. Вместо существовавшего с 1927 года отдела Штаба РККА, ведавшего вопросами ПВО, в мае 1932 года создается Управление противовоздушной обороны РККА, на которое возлагается практическое руководство службой ПВО всей территории страны. В это же время соответствующие управления были созданы и в военных округах.

С развитием авиации и средств борьбы с ней в Войсках ПВО осуществлялся постепенный переход от отдельных подразделений и частей к крупным соединениям. В первой половине 1930-х годов Войска ПВО организационно состояли из отдельных зенитных артиллерийских дивизионов и полков, пулеметных батальонов, обслуживающих подразделений. С 1935 года стали создаваться бригады и дивизии ПВО, а для противовоздушной обороны наиболее важных объектов – корпуса ПВО, в состав которых включались части и соединения всех родов войск. Истребительная авиация, предназначенная для действий в интересах ПВО, находилась в подчинении командующих ВВС округов.

Техническая реконструкция армии и флота потребовала дальнейшего совершенствования тыла Вооруженных Сил. Важное значение в решении этой задачи имело постановление ЦК ВКП (б) и СНК СССР от 9 августа 1935 года «О состоянии обозно-вещевого и продовольственного снабжения Красной Армии и Флота». Вводилась новая система снабжения: центр – округ – дивизия – полк – рота – красноармеец [3, с. 41]. Включение в эту схему дивизионного звена позволило сократить количество довольствующих единиц непосредственно из округа, способствовало улучшению снабжения войск. Служба военно-хозяйственного снабжения войск. Служба военно-хозяйственного снабжения войск. Служба военно-хозяйственного снабжения была разделена на две самостоятельные службы: продовольственного и обозно-вещевого снабжения. По существу, заново создавались службы снабжения военно-техническим имуществом, горюче-смазочными материалами (ГСМ). В 1936 году создаются управления снабжения горючим в центре и отделы снабжения горючим в военных округах.

С ростом автомобильного парка Красной армии возникла необходимость образования специальных органов автомобильно-дорожных службы: в составе Генерального штаба и в штабах военных округов – отделов автомобильно-дорожной службы.

Таким образом, руководители советского государства и военного ведомства в 1930-е годы приняли решение о переходе от смешанной системы комплектования к кадровому принципу строительства Вооружённых сил. Это, во-первых, максимально отвечало конкретным историческим условиям, и экономическим возможностям страны, во-вторых, РККА теперь могла адекватно реагировать на внешние военные угрозы. Создание кадровой Красной армии значительно повысило уровень подготовки красноармейцев по многим вопросам оперативной и боевой подготовки, что нашло подтверждение в проведении армейских военных операций в конце 1930-х годов на реке Ханхил-Гол, озере Хасан и в военных операциях Второй мировой войны.


Список литературы:

1. Архив Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи (далее ВИМАИВиВС). Ф. 58р. Оп. 1. Д. 14. Л. 42.
2. Архив ВИМАИВиВС. Ф. 58р. Оп. 1. Д. 14. Л. 33.
3. Бочков Е.А. Развитие системы тылового обеспечения Красной армии в межвоенный период (1921–1941): автореф. дис….докт. ист. наук. СПб., 2007.
4. История артиллерии в 3 вып. Вып. 2. От Великой Октябрьской социалистической революции до Великой Отечественной войны. – М.: ВАА, 1954.
5. История бронетанковых и механизированных войск. – М.: Воениздат, 1967.
6. История военной стратегии России / под ред. В.А. Золотарёва. – М., 2000. – С. 124–128.
7. История танковых войск Советской Армии. Под ред. О.А. Лосика. М.: ВАБТВ, 1975.
8. Коломиец М. В. Броня на колесах. – М.: Яуза, Стратегия КМ, Эксмо, 2007.
9. Нехонов Г. Действия танковой роты в засаде // Военно-исторический журнал, 1968, № 8. – С. 106.
10. Российский государственный военный архив (далее РГВА). Ф. Р-5446. Оп. 19. Д. 81. Л. 29.
11. РГВА. Ф. 9. Оп. 1. Д. 58. Л. 32–34.
12. РГВА. Ф. 37946. Оп. 1 Д. 24. Л. 17; 22; 28.
13. РГВА. Ф. 64. Оп. 4. Д. 232. Л. 49–50; 330.
14. РГВА Ф. 54. Оп. 4. Д. 231. Л. 63; 330.
15. РГВА. Ф. 4. Оп. 2. Д. 376. Л. 3; 8; 63.
16. РГВА. Ф. 54. Оп. 3. Д. 261. Л. 2–10; Оп. 1. Д. 826. Л. 4–5; Д. 376. Л. 3; Ф. 54. Оп. 4. Д. 113. Л. 63.
17. Свирин М.Н. Танковая мощь СССР. Часть I. – М. Изд-во «Технические науки», 2009.
18. Сухопутные войска России. История создания, становления и развития. – М.: Воениздат, 2001.
19. Советские воздушно-десантные войска. – М.: Воениздат, 1989. – С. 66.
20. Танки и танковые войска. Под ред. А.Х. Бабаджаняна. – М.: Воениздат, 1970.
21. Щербаков Ю.В. Историко-правовые аспекты строительства РККА в 1920-е годы // Электронный сетевой научный журнал «Мир науки и образования». – Саранск: № 1(5) / 2016. – С. 24.
22. Щербаков Ю.В. Военно-политическая обстановка в Европе в 1920–1930-е годы: краткий анализ стратеги-ческих планов германского командования по началу агрессии на Советский Союз // Инновации в науке: сб. ст. по матер. LIX междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2016. – С. 22–34.
23. Щербаков Ю.В. Система комплектования Вооруженных Сил СССР в условиях изменения экономических и социально-политических условий в 1930-х годах // Sciences of Europe. – Прага (Чехия): Global Science Cen-ter LP, № 5(5), 2016 – С. 21–29.
24. Щербаков Ю.В. Опыт исторического анализа в решении политическим и военным руководством СССР проблемы мобилизационного планирования и дальнейшего повышения боевой готовности Красной армии (1921–1941) // Российский научно-практический журнал (Управленческое консультирование) № 11 (71). СПб., 2014. – С. 158–167.

Информация об авторах:

Щербаков Ю.В.
Щербаков Юрий Вадимович Shcherbakov Yuriy

Преподаватель кафедры гуманитарных и социально-экономических дисциплин Военной академии материально-технического обеспечения им. генерала армии А.В. Хрулёва, 199034, Россия, Санкт-Петербург, наб. Макарова, 8

Lecturer of the Department of humanitarian and socio-economic disciplines of the Military Academy of Logistics named after General of the Army A. V. Khrulev, 199034, Russia, St. Petersburg, Makarova emb., 8


Читателям

Информация о журнале

Выходит с 2013 года

ISSN: 2311-5327

Св-во о регистрации СМИ: 

ЭЛ №ФС77-54435 от 17.06.2013

ПИ №ФС77-66233 от 01.07.2016

Скачать информационное письмо

Размещается в:

doi:

The agreement with the Russian SCI:

cyberleninka

google scholar

Ulrich's Periodicals Directory

socionet

Base

ROAR

OpenAirediscovery

CiteFactor

Поделиться

Лицензия Creative CommonsЯндекс.Метрика© Научные журналы Universum, 2013-2019
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Непортированная.