Международный
научный журнал

Марокканский «Зеленый марш» в Западную Сахару как модель невооруженной экспансии


Moroccan «Green march» to Western Sahara as model weaponless expansion

Цитировать:
Макутчев А.В. Марокканский «Зеленый марш» в Западную Сахару как модель невооруженной экспансии // Universum: Общественные науки : электрон. научн. журн. 2016. № 9(27). URL: http://7universum.com/ru/social/archive/item/3707 (дата обращения: 04.06.2020).
 
Прочитать статью:

Keywords: Western Sahara, independence war, Morocco

АННОТАЦИЯ

В статье проанализированы особенности протекания конфликта в Западной Сахаре между патриотическим фронтом Полисарио и Марокко. В центре внимания автора – методы марокканской экспансии в регион, в частности, «Зеленый марш», уникальный акт невооруженной экспансии, проведенный Марокко для закрепления на территории Западной Сахары.

ABSTRACT

The article analyzes the features of the conflict in Western Sahara between the Patriotic Front Polisario and Morocco. The focus of the author - Moroccan methods of expansion in the region, in particular the "Green March", a unique act of unarmed expansion, that was held by Morocco to secure in the territory of Western Sahara.

 

1975 год должен был стать определяющим в истории Западной Сахары: после более ста лет пребывания в статусе испанской колонии появилась реальная перспектива обретения регионом независимости. Это стало следствием политики деколонизации Африки, которая была инициировала ООН в 1960 г. Однако эта перспектива так и не стала реальностью, хотя Испания к определенному моменту согласилась покинуть Западную Сахару.

Препятствием к обретению Западной Сахарой независимости стали действия ее северного соседа – Королевства Марокко, заявившего о своих правах на сахарские территории. Для достижения своих целей – присоединения богатых фосфоритами и железной рудой земель Западной Сахары – марокканцы прибегли к неординарному акту невооруженной экспансии, ставшему известным как «Зеленый марш». Целью данного исследования является анализ предпосылок этой акции, особенностей ее организации и влияния на судьбу Западной Сахары.

В 1966 г. ООН утвердила план проведения в Западной Сахаре референдума о независимости. Более восьми лет шла подготовительная работа, в частности, была проведена перепись населения колонии. В попытке помешать референдуму Марокко предъявило иск в Международный Суд в Гааге, потребовав признать исторические связи сахарави – коренного населения Западной Сахары – с Марокко. Однако выехавшая в регион для оценки настроений населения специальная Комиссии ООН дала однозначный ответ: большинство жителей поддерживают идею независимости. Поданный марокканцами иск также был отвергнут, тем не менее, эти мероприятия дали Марокко время для подготовки «плана Б».

Еще до оглашения решения Международного Суда и отчета Комиссии ООН, король Марокко Хасан II стал готовить вторжение в Западную Сахару. У границы началась концентрация марокканских войск, но главной силой вторжения король сделал не солдат, а мирных и безоружных людей. Западная Сахара все еще контролировалась испанскими войсками, но стрелять по безоружным они, очевидно, не стали бы – в совокупности с дипломатическим давлением на Мадрид такой шаг мог принести Марокко успех.

Объявление правительство Марокко этого «Зеленого марша» было встречено с энтузиазмом. К концу октября 1975 г. 600 тысяч человек зарегистрировались для участия в нем и стали концентрироваться в городе Тарфая, в 30 км от границы, отправном пункте марша [4, с. 9]. Уверенности в успехе акции марокканскому правительству добавляла растерянность испанского руководства, находившегося в ожидании политических перемен в связи с близкой смертью Франсиско Франко. Узнав о маневрах марокканцев близи границы с Западной Сахарой, испанское правительство решило привлечь внимание Совета безопасности ООН для предотвращения интервенции, однако ООН ограничилась призывом к сторонам проявить сдержанность и избегать односторонних шагов, которые могли бы обострить ситуацию [4, с. 11].

Члены сахарской патриотической организации Фронт Полисарио и представители Совета племен – Джеммы – официально просили испанские власти предотвратить запланированное вторжение на территорию Западной Сахары. Лидер Джеммы Саид ульд эль-Джумани в интервью испанской газете заявил, что сахарави будут бороться с марокканцами до конца. Общая угроза объединила враждебные стороны – патриотов Полисарио, лоялистов образованной испанцами Партии сахарского национального единства (ПСНЕ) и испанцев, проживавших в Сахаре [1, с. 35].

2 ноября 1975 г. наследный принц Испании Хуан Карлос, который к тому времени уже был назначен временным главой государства, нанес визит в Эль-Аюн, где осмотрел испанские войска и заявил, что «Испания будет выполнять свои обязательства в Западной Сахаре», а именно – обеспечит проведение референдума о дальнейшей судьбе региона. Однако уже на следующий день Хуан Карлос провел переговоры с премьер-министром Марокко Ахмедом Османом в Мадриде, что было воспринято марокканским правительством как признак негласного согласия испанцев на оккупацию Марокко Западной Сахары. Очевидно, что марокканское правительство нашло весомые аргументы, заставившие испанскую дипломатию отступить от первоначальной жесткой позиции и заявить, что «мир – это то, что мы хотим в первую очередь, но не любой ценой» [2, с. 93].

5 ноября 1975 г. король Марокко Хасан II объявил в своем радиообращении в Агадире, что «Зеленый марш» начнется на следующий день. В ответ на это испанский губернатор Западной Сахары генерал Гомес де Салазар провел пресс-конференцию, сказав, что «испанские военнослужащие будут выполнять свой долг и остановят участников марша, если они попытаются пересечь границу». Однако эти слова уже не подкреплялись действиями испанского руководства [2, с. 94]. Срочно созванный Совет Безопасности ООН одобрил резолюцию, в которой призвал Марокко не предпринимать никаких действий, связанных с нарушением границ Западной Сахары, а также просил все стороны-участницы конфликта сотрудничать на основе предыдущих резолюций ООН [3, с. 222]. Тем не менее, как и в случае с заявлениями предыдущего, созванного испанцами, внепланового заседания Совета, стороны конфликта оставили эту резолюцию без внимания.

6 ноября «Зеленый марш» начался: около 40 тысяч человек пересекли границу Марокко и Западной Сахары и, пройдя 12 км, обустроили лагерь в пустыне. За ними следовали еще несколько десятков тысяч безоружных людей. Большинство из них были рядовыми марокканцами, некоторые имели сахарские корни. При этом не следует идеализировать этот марш, считая его выражением народной воли. «Зеленый марш» был в первую очередь политическим актом, направленным на достижение конкретных целей, и значительная часть его участников были государственными служащими, обязанными выполнять волю руководства страны. Кроме того, марш сопровождал определенный контингент военнослужащих и жандармов. Официально – для обеспечения безопасности участников марша.

Согласно официальной марокканской позиции, марш был вызван спонтанным возмущением народа, а также заботой марокканцев о населении Западной Сахары, которое были частью Марокко в течение многих столетий. Однако на самом деле акция готовилась в течение нескольких недель и стала серьезным вызовом для марокканского руководства. Так, ее финансирование обошлось государству в 80 млн французских франков без учета дополнительных затрат [2, с. 94].

Подобные затраты вполне соответствовали значимости марша для Марокко и короля Хасана II. Марокко мог получить доступ к природным богатствам Западной Сахары – фосфоритам, рыбным ресурсам, разведанным запасам нефти и железной руды. В свою очередь, король Хасан II мог серьезно укрепить свои позиции в борьбе с генералитетом, пытавшимся в 1972 г. свергнуть его. Марш вызвал патриотический подъем. До того короля упрекали, среди прочего, в отсутствии религиозности, и Хасан II сравнил «Зеленый марш» с возвращением пророка Мухаммеда из изгнания в Мекку и призвал участников марша: «Пусть священная книга Аллаха станет нашим единственным оружием в этой борьбе» [3, с. 214].

Испанцы, проживавшие на территории Западной Сахары, испанские солдаты, служившие там, и патриоты Полисарио посчитали, что испанское правительство предало их. Отход Мадрида от первоначальной позиции о недопустимости перехода региона под контроль Марокко можно объяснить двумя факторами.

Во-первых, это стало следствием отхода от управления государством Франсиско Франко, сторонника жесткой линии во внешней политике Испании. Большинство генералов и высокопоставленных офицеров, верных Франко, были против передачи Западной Сахары Марокко или Мавритании. Однако окружение Хуана Карлоса, опасаясь военного мятежа, убедило короля достичь соглашения с генералами, которые считались наиболее опасными для новой власти, и убедить большинство еще не определившихся офицеров принять сторону короля. Таким образом, военные не имели единой позиции по вопросу о судьбе Западной Сахары.

Хуан Карлос был поддержан политиками, который даже при Франко имели хорошие отношения с марокканским королем. Эти политики убедили молодого короля, что в военном и дипломатическом смыслах Испания не сможет справиться с экономическим бойкотом Марокко и других арабских государств, которые могли последовать за открытым противодействием Мадрида «Зеленому маршу». Возможная война представляла серьезную угрозу для 18-тысячной испанской общины в Марокко: по дипломатическим каналам марокканцы дали Мадриду понять, что в случае, если испанцы поддержат независимость Западной Сахары, марокканская армия немедленно атакует испанские владения в Северном Марокко – города Сеута и Мелилья. Наконец, военачальники, верные королю, полагали, что война не будет успешной с учетом отсутствия единства среди высшего генералитета [2, с. 94].

Во-вторых, судьбу Западной Сахары решила геополитика реалий Холодной войны. К началу 1970-х гг. Марокко был единственным государством Северной Африки, поддерживавшим Запад, в противовес ориентировавшимся на Восточный блок Мавритании и Алжиру. С этой точки зрения Марокко имел сильное лобби в Совете безопасности ООН, вынудившее Испанию уступить в споре с Рабатом. Как отмечалось, успех «Зеленого марша» серьезно поднял авторитет короля Хасана II, который был близок к свержению. Кроме того, в случае независимости Западной Сахары, с учетом неприязни патриотов-сахарави к Марокко, новообразованное государство наверняка оказалось бы враждебным Западу.

С 29 октября 1975 г. марокканский министр иностранных дел Ахмед Лараки начал тайные переговоры с испанскими дипломатами. В тот же день стороны договорились, что испанцы демилитаризуют 10-километровую полосу на территории Западной Сахары, куда участники марша символически войдут и покинут ее в течение 48 часов. Таким образом, ни одна из сторон не потеряла бы лица от своего отступления.

Переговоры марокканского и испанского правительств о передаче Западной Сахары Марокко достигли заключительного этапа, и 9 ноября 1975 г. король Хасан II призвал участников «Зеленого марша» вернуться домой, так как марш достиг своей цели. К этому времени в северных районах Западной Сахары находилось уже около 350 тысяч охваченных эйфорией марокканцев. Король сумел убедить людей отступить с этих территорий, формально еще остававшихся под властью Испании. Он предложил каждому из участников марша право поселиться в Западной Сахаре, но позже, когда область будет под контролем Марокко, а также пообещал возможность приобрести земельные участки в присоединенных владениях по льготной цене – этим королю удалось успокоить первоначальное возмущение участников марша. «Зеленый марш» был успешно завершен, и марокканцы стали возвращаться на север.

11 ноября 1975 г. было объявлено о переговорах между испанским, марокканским и мавританским правительствами, и через три дня в Мадриде были подписаны соглашения, которые разделили Западную Сахару между Марокко и Мавританией, а испанцы объявили о своем окончательном выходе из региона. Во время переговоров подразделения испанского иностранного легиона и полиция в Эль-Аюне окружили районы, где проживали местные жители, и арестовали известных им сторонников независимости. Местные солдаты Испанского легиона и полицейские были разоружены и распущены. Испанское военное руководство занялось эвакуацией испанского гражданского населения из Западной Сахары морским и воздушным транспортом на Канарские острова. Испанские власти вывезли даже животных из местного зоопарка и эксгумировали тела похороненных на местных кладбищах подданных короля [4, с.29]. С этого момента Испания полностью вышла из конфликта в Западной Сахаре, и в нем остались только Марокко и Мавритания с одной стороны и местные патриоты Фронта Полисарио – с другой.

Позиция патриотов была предсказуемо непреклонной: 12 ноября 1975 г. лидер Полисарио эль-Уали объявил, что его движение не признает Мадридские соглашения. В свою очередь, Марокко не пытался искать компромисс. Король Хасан II заявил, что лидеры Полисарио не способны организовать 60 тысяч своих сторонников, и они могут бороться с марокканскими властями только силами наемников, которые не способны противостоять подготовленной марокканской армии. Из этого король сделал вывод, что организация не представляет какой-либо угрозы для Марокко [2, с.93].

Совет племен – Джемма, – сотрудничавший с испанскими колониальными властями, отказался иметь дело с марокканской администрацией. 28 ноября Джемма самораспустилась [3, с.235]. Поскольку Мадридские соглашения признавали Совет племен официальным представительным органом сахарави, его роспуск лишил Марокко возможности использовать организацию для своих целей. Фактически марокканцы лишились лоялистского политического спектра, который в свое время смогли себе обеспечить испанцы, что грозило войной с Полисарио – организацией, выражавшей интересы большей части сахарского общества.

«Зеленый марш» продемонстрировал, что достижение целей экспансии возможно не только путем открытой агрессии или опосредованной войны. Марш безоружных людей, занявших территории для последующего размещения на них военных, стал примером акции, против которой не смогли найти «противоядия» ни испанские власти, ни бойцы Полисарио, ни даже ООН. 10 декабря 1975 г. ООН приняла две резолюции, частично противоречащих друг другу: Резолюция 3458/A подтвердила право народа Западной Сахары на самоопределение, а Резолюция 3458/B признала Мадридские соглашения и призвала подписантов обеспечить уважение к выражению воли населения Сахары. Эти меры уже не соответствовали реалиям: к моменту принятия резолюций значительная часть Западной Сахары была оккупирована марокканцами.

 


Список литературы:

1. Balfour S. The Politics of Contemporary Spain. – New-York: Routledge, 2005. – 255 p.
2. Besenyo J. Western Sahara. – Pécs: Publikon Publishers, 2009. – 198 p.
3. Hodges T. The Roots of a Desert War. – Westport: Lawrence Hill & Company, 1983. – 224 p.
4. Mercer J. The Sahrawis of Western Sahara // Minority Rights Group – №40. – 1979. – P. 3-24.

 

Информация об авторах:

Макутчев Александр Валерьевич Makutchev Alexander

кандидат исторических наук, доцент кафедры правовых дисциплин, Тульский государственный педагогический университет им. Л.Н. Толстого, 300026, Россия, г. Тула, пр. Ленина, 125

Candidate of Historical Sciences, associate professor of Lev Tolstoy Tula State Pedagogical University, 300026, Russia, Tula, Lenina ave., 125


Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), регистрационный номер ЭЛ №ФС77-54435 от 17.06.2013
Учредитель журнала - ООО «МЦНО»
Главный редактор - Блейх Надежда Оскаровна

Читателям

Информация о журнале

Выходит с 2013 года

ISSN: 2311-5327

Св-во о регистрации СМИ: 

ЭЛ №ФС77-54435 от 17.06.2013

Скачать информационное письмо

Размещается в:

doi:

The agreement with the Russian SCI:

cyberleninka

google scholar

Ulrich's Periodicals Directory

socionet

Base

ROAR

OpenAire