Международный
научный журнал

Эмоциональный интеллект и психологические теории эмоций


Emotional intelligence and psychological theories of emotion

Цитировать:
Алферова М.А., Аристова И.Л. Эмоциональный интеллект и психологические теории эмоций // Universum: Психология и образование : электрон. научн. журн. 2017. № 12(42). URL: http://7universum.com/ru/psy/archive/item/5269 (дата обращения: 18.08.2019).
 
Прочитать статью:


АННОТАЦИЯ

Соглашаясь с Дж. Уотсоном в том, что психологу необходимо владеть различными способами изучения эмоциональной деятельности, мы предлагаем результаты аналитического сопоставления психологических теорий эмоций с потенциалом понятия «эмоциональный интеллект», в котором содержание последнего преломлено сквозь призму позиций изложенных концепций.

ABSTRACT

Agreeing with J. Watson about psychologist’s need to know diverse ways of studying emotional activity, we offer results of an analytical comparison of psychological emotion theories with the potential of the concept "emotional intelligence". The content of this phenomenon is refracted through prism of stated models’ positions.

 

Ключевые слова: эмоциональный интеллект, психологические теории эмоций.

Keywords: emotional intelligence, psychological theories of emotion.

 

Эмоциональный интеллект, как бы мы его ни рассматривали – с позиций моделей способностей Мэйера-Сэловея и Гоулмана или смешанных моделей Бар-Она и Люсина – традиционно описывается с процессуальной точки зрения, когда фокус внимания исследователя расположен в поле того, как именно осуществляется работа феномена, на что она влияет и с чем коррелирует ее измеряемый коэффициент. Если мы используем подобный подход, мы вынуждены выбрать в качестве фундамента одну из теорий эмоций, чтобы определить ведущее понятие конструкта «эмоция», определив тем самым, что принимается за эмоциональную информацию, которой оперирует эмоциональный интеллект с нашей точки зрения. Легко видеть, что понятие эмоции, изложенное в узкоспециальной теории, может считаться одной из важнейших детерминант содержания понятия «эмоциональный интеллект». Таким образом, чтобы глубже проникнуть в природу эмоционального интеллекта как явления процессуального характера, нам необходимо продолжать изучать природу эмоции как единицы используемых данных. Рассмотрим, как может быть представлено определение эмоционального интеллекта в связи с основными положениями психологических теорий эмоций.

Психологические теории эмоций могут быть условно разделены на несколько групп: теории эмоций в рамках классических школ психологии, фрустрационные теории и потребностно-мотивационные теории.

Различия в представлениях об эмоции в теориях классических психологических школ позволяют нам проследить изменения, коснувшиеся понятия эмоционального явления с конца XIX века.

Трехмерная теория эмоций В. Вундта [1] в рамках структурализма предлагает понимать эмоции как «чувства». Простые чувства относятся автором к субъективным элементам ощущения, неразложимым на более простые единицы, способным соединяться с другими элементами сознания и обладающим свойствами качества и интенсивности.

Принцип единства эмоционального состояния (эмоциональной непрерывности), выведенный основоположником экспериментальной психологии, гласит, что имеющиеся в сознании чувства в любой момент времени оказываются слитыми в единую равнодействующую чувства. Объединяющиеся согласно этому принципу простые чувства взаимно модифицируют друг друга и подвержены модификации со стороны единой равнодействующей; отдельные простые чувства перестают различаться как раздельные и лишь вносят свой вклад в эмоциональную окраску сознания. Единая равнодействующая чувства также называется цельным чувством, состоящим из частичных чувств, складывающихся в порядке градации от меньшего к большему (простые чувства соединяются в частичные, частичные сливаются в единую равнодействующую). Цельное чувство располагается в пространстве трех измерений, ограниченном шестью направлениями (биполярными переменными): активность (спокойствие против возбуждения); сила (расслабление против напряжения); оценка (неудовольствие против удовольствия).

Кроме того, исследователем были обнаружены зависимости положения показателей переживания чувств в том или ином полюсе биполярной переменной от величины интенсивности, качества и временных характеристик воздействия стимула – например, зависимость переживания возбуждения или успокоения от качества стимула. В свою очередь, мы находим и более общие принципы эмоциональных слияний: принцип градации элементов (господство одного частичного чувства в цельном, придающее последнему его основной характер) и принцип ценности целого (своеобразность конечного цельного чувства, создающаяся лишь взаимодействием его составляющих).

В связи с этим эмоциональный интеллект может рассматриваться как комплекс когнитивных способностей и/или личностных свойств, содействующий анализу цельных чувств, оцениваемых с трех позиций (активности, силы и положительности), построению суждений о детерминирующем частичном чувстве и, равным образом, поиску связи между чувством и параметрами предшествующего стимула (его интенсивностью, качеством и временными характеристиками).

Теории эмоций в рамках функционализма представляют эмоции как след или отражение адаптационных взаимоотношений субъекта со внешней средой. В периферической концепции Джемса-Ланге эмоция есть переживание физиологических изменений в организме, следующих за восприятием объекта (стимула). Существование разнообразия эмоций, по У. Джемсу [2], возможно в силу бесчисленности рефлекторных актов, возникающих под влиянием внешних объектов и мгновенно подвергающихся осознанию.

П. Фресс и Ж. Пиаже выдвигают следующую точку зрения: «Эмоция соответствует такому снижению уровня адаптации, наступающему, когда величина мотивации слишком высока по сравнению с реальными возможностями субъекта» [11]. Ситуации подобного снижения уровня адаптации называют эмоциогенными ситуациями, которые могут иметь характер новизны, необычности или неожиданности, или сочетать в себе несколько упомянутых свойств. Индивид, проходя различные стадии развития и оказываясь в разнообразных эмоциогенных ситуациях, следует от проявления беспорядочных нарушений в поведении через формирование защитной системы к исчезновению этой системы и выработке адекватных эмоциональных реакций.

Отсюда мы заключаем, что эмоциональный интеллект может рассматриваться как комплекс когнитивных способностей и/или личностных свойств, содействующий построению суждений об эмоциогенности ситуации, оценке степени адаптивности реакции на стимул, и поиску связи между проявленной эмоциональной реакцией, величиной мотивации и реальными способностями субъекта.

Теория Ф. Крюгера в рамках целостной психологии [7, с. 108-120] описывает эмоции как изначальный и единственный носитель целостности личности, репрезентирующий целостность как в диффузных, так и в строго организованных единицах сознания; препятствующий чрезмерной изоляции и реструктуризации частей единого мироощущения индивида; являющийся мерой целостности; как переживание качеств целого. Структуры сознания проявляются в эмоциях, в силу чего в результате анализа эмоциональных проявлений мы можем сделать вывод о характере индивидуальности человека. Крюгер наделял эмоции следующими свойствами: глубина (степень расчлененности), интенсивность; кратковременность и лабильность («хрупкость», потеря интенсивности и выраженности при концентрации внимания на расчленении переживания).

Ввиду этого эмоциональный интеллект может быть рассмотрен как комплекс когнитивных способностей и/или личностных свойств, содействующий анализу меры целостности личности, поиску связи между проявленными эмоциональными реакциями и структурой мироощущения личности, равно как и построению общих суждений о характере субъекта.

Теория эмоций Дж. Уотсона в рамках бихевиоризма [6] дробит эмоциональные явления на базовые, стереотипные (страх и ярость) и сложные (обусловленные социальным условным научением). В силу специфики теоретических воззрений автора большее внимание уделяется описанию стереотипных эмоций, определяемых как наследственные «шаблонные» реакции на предъявленный стимул, включающие в себя глубокие изменения в состоянии висцеральной и железистой систем, на поведенческом уровне исполняющиеся с помощью врожденных образов действия. Под «шаблонной реакцией» исследователем понимается реакция, обладающая свойствами, проявляющимися с некоторым постоянством, правильностью и в некотором порядке каждый раз при предъявлении возбуждающего стимула / общей обстановки в условиях отзывчивости общего состояния организма на стимул данного рода в данный момент. С другой стороны, сложные эмоциональные проявления социального генеза характеризуются практически полным исчезновением наследственного шаблона, исключение составляют лишь ситуации необычных условий и вариации психопатологии. Эмоции, согласно этой теории, существуют, в целом, независимо от меры их биологической пользы (приспособительной ценности), предназначены для внесения разнообразия в жизнь эволюционировавшего человека и способствуют интегративным процессам внутри общества.

Важно, отмечает Дж. Уотсон, что в большинстве случаев непосредственное действие эмоционального стимула (возникновение эмоциогенной ситуации) оказывает разрушительное действие на организованную деятельность, замедляя, дезорганизуя или приостанавливая последнюю. Постэмоциональное состояние может привести организм в улучшенное физиологическое состояние, оказать обратный эффект или оставить уровень деятельности на предыдущем уровне, однако изредка после сильного эмоционального кризиса мы можем наблюдать у отдельных индивидов особо выдающиеся результаты выполняемых действий. Кроме того, выявлены сопутствующие закономерности: значительное эмоциональное напряжение разрешается посредством одного из каналов, предоставляемых социальными и/или наследственными факторами; если выражение эмоций встречает преграду в какой-то области, то оно находит выход в ином месте; чем сильнее эмоциональное напряжение, тем меньшим окажется время реакции.

В этой трактовке эмоциональный интеллект может рассматриваться как комплекс когнитивных способностей и/или личностных свойств, содействующий анализу сложных социальных эмоций и распознанию базовых, построению суждений о степени встроенности субъекта в общество (например, о соотношении частоты проявления базовых и сложных эмоций; о наличии или отсутствии психопатологии), равно как и поиску связи между проявленными эмоциональными реакциями и отзывчивостью на определенный стимул, мерой эмоционального напряжения, а также индивидуальной мерой дезорганизации деятельности эмоциями.

Теория эмоций З. Фрейда в рамках классического психоанализа [10] представляет эмоции в виде «эмоционального переживания» или «эмоциональной экспрессии» как типов непроизвольной активности, служащей каналом разрядки непримененной во внешней деятельности мобилизированной инстинктивной энергии, актуализированной воспринятым извне перцептивным образом. Эмоциональное переживание и эмоциональная экспрессия могут проявляться одновременно, поочередно или независимо друг от друга. Иными словами, аспектами эмоции («аффекта») в пределах этой теории считаются следующие: энергетический компонент инстинктивного влечения («заряд» аффекта), процесс «разрядки» аффекта и восприятие окончательной разрядки (ощущение/переживание эмоции). Стоит также указать и на то, что, по мнению родоначальника психоанализа, соучастие в эмоциональном состоянии другого может быть осуществлено посредством заражения или подражания; преодоление либо снижение интенсивности нежелательных эмоций может быть достигнуто с помощью механизмов психологической защиты; неразряженный подавленный аффект провоцирует возникновение психического травматического состояния, а разрядка порождает различные, преимущественно положительные эмоции. В целом, в изложенной концепции мы можем наблюдать описание тесной связи эмоции, мотивации, влечения и ситуаций его удовлетворения.

С этой позиции эмоциональный интеллект может рассматриваться как комплекс когнитивных способностей и/или личностных свойств, содействующий анализу степени травматичности текущего психического состояния; построению суждений об эмоциональном переживании человека на базе наличия/отсутствия эмоциональной экспрессии; поиску связи между проявленными эмоциональными реакциями и исходным мобилизующим перцептивным образом; обнаружению и избавлению от психологических защит; использованию механизмов соучастия в эмоциональном состоянии другого.

Теория эмоций К. Юнга в рамках аналитической психологии [12] представляет эмоцию (чувство) как одну из основных психологических функций, ведущий характер которой в сочетании с экстравертной либо интровертной установкой может влиять на формирование психологического типа личности. Эмоционирование при экстравертированной установке находится в согласии с объективными, общепринятыми ценностями – объект чувствования необходимо определяет род переживания. Эмоционирование при интровертированной установке находится в согласии с субъективными, индивидуальными ценностями – объект чувствования играет второстепенную роль. Вместе с тем К. Юнг очерчивает и понятие «аффективный комплекс», классифицируя его как эмоциональный синтез, проявляющийся на уровне сложных когнитивных образований психики. Другими словами, аффективный комплекс есть прочно структурированная в памяти совокупность образов, прямо или случайно связанных с ситуацией, вызвавшей сильное эмоциональное переживание, причем актуализация одного элемента структуры ведет к актуализации в сознании остальных элементов и дезорганизует нормальное течение ассоциаций посредством торможения речевых реакций и сопряженных с ними моторных реакций. Кроме того, исследователь обнаруживает следующую закономерность: множественное повторение ситуаций, вызывающих некоторое отрицательное эмоциональное состояние, порождает аккумуляцию аффекта, способного разрядиться серией бурно протекающих актов неуправляемого поведения - «аффективным взрывом». Мы предполагаем, что множественное воспроизведение ситуаций, влекущих за собой положительные эмоциональные состояния, может в равной степени накапливать аффект, разряжаемый аффективным взрывом.

Поэтому эмоциональный интеллект может рассматриваться как комплекс когнитивных способностей и/или личностных свойств, содействующий анализу роли объекта в содержании эмоциональных реакций и формированию вывода об экстравертированности/интровертированности личности; построению суждений о значимости эмоции (чувства) относительно других основных психологических функций (мышления, ощущения и интуиции) на базе наличия/отсутствия эмоциональной экспрессии – о том, является ли эмоция ведущей, дополнительной или отвергаемой функцией; обнаружению аффективных комплексов по задержке речевых реакций и дезорганизации ассоциативного процесса; поиску связи между проявленным аффективным взрывом и исходной аффектогенной ситуацией.

Теории эмоций в рамках советской психологии характеризуют эмоциональные явления через их отношение к деятельности личности. А.Н. Леонтьев утверждал, что эмоции в течение онтогенеза, проходящего внутри социума, приобретают полидетерминированный характер (против более раннего инстинктивного) как продукт общественно-исторического развития, что способствует их дифференциации на низшие и высшие эмоциональные процессы (например, интеллектуальные, эстетические) [5]. Отмечается, что эмоциональные явления релевантны деятельности личности в целом, а не входящим в её структуру элементам; подобный результат достигается с помощью отражения эмоциями отношений между мотивами и реализацией соответствующей этим мотивам деятельности в форме переживания. Таким образом, эмоции инициируют развертывание сложной работы сознания, являя собой субъективную оценку ситуации (осуждение, примирение, одобрение), сигнализируя о личностном смысле события и принимая участие в регуляции динамики деятельности. Разные классы эмоциональных явлений – аффекты, собственно эмоции и чувства – в зависимости от вызывающих их условий, уровня протекания и выполняемой роли совершают различный вклад в индивидуальный опыт личности посредством следообразования, раскрываясь в специфике организации речевых фраз: в их структуре, подборе слов, наличии либо отсутствии переформулировок, ошибок, самокоррекции, излишних повторений [4, с. 39].

С этой точки зрения эмоциональный интеллект может рассматриваться как комплекс когнитивных способностей и/или личностных свойств, содействующий анализу переживания, порождаемого эмоцией, отражающей отношения между мотивами и реализацией деятельности; построению суждений о знаке субъективной оценки ситуации личностью (осуждение, примирение, одобрение); обнаружению эмоционального следа и поиску связи между спецификой организации речи и исходным классом эмоциональных явлений эмоционального следа (аффект, собственно эмоция или чувство).

С.Л. Рубинштейн высказывался в пользу универсальности эмоционального реагирования, его сопутствия любому психическому процессу, сущностно состоящего в выражении состояния субъекта и его отношения к объекту переживания [8]. Автором также уделяется особое внимание пересечениям эмоции и мотивации, эмоциональных и интеллектуальных процессов, формирующим целостность указанных процессов в психическом облике человека. Наряду с этим исследователь разработал уровневую классификацию проявлений эмоциональной сферы, обозначив выделенные уровни в том числе в качестве ступеней развития эмоций. Первый уровень отдан проявлениям органической аффективно-эмоциональной чувствительности, а именно –физическим чувствованиям удовольствия или неудовольствия, детерминированным органическими потребностями – в этой плоскости могут эмоционально окрашиваться отдельные ощущения и общие, неопредмеченные состояния человека. Второй уровень принадлежит предметным эмоциям, соотнесенным с некоторым предметом и дифференцированным с определенной сферой – интеллектуальной, моральной или эстетической. На третьем уровне представлены мировоззренческие чувства, передающие общие устойчивые мировоззренческие установки личности – чувство юмора, иронии, чувство возвышенного, трагичного и т.п. Настроения, аффекты и страсти в модели Рубинштейна отделены от эмоций, но считаются родственными образованиями.

С этого угла зрения эмоциональный интеллект может рассматриваться как комплекс когнитивных способностей и/или личностных свойств, содействующий анализу эмоционального проявления для извлечения информации о состоянии субъекта и его отношении к объекту переживания; оценке мотивационных и интеллектуальных процессов, стоящих за эмоциональным проявлением; построению суждений об уровне эмоции (физическое чувствование, предметная эмоция, мировоззренческое чувство).

Теории эмоций в рамках когнитивной психологии указывают на факт когнитивного опосредования эмоций.

Эмоции в познавательно-оценочной теории М. Арнольд определяются как следствие мгновенной непосредственной непреднамеренной оценки ситуации, называемой чувственным суждением [4, с. 54-55, 60, 75]. Исследователь относит к базовым эмоциям эмоциональные реакции, возникающие при оценке следующих аспектов ситуации: мера полезности объекта переживания в целом, наличие/отсутствие воздействия объекта в данный момент, степень достижимости овладения объектом либо избегания объекта. Рассуждая таким способом, автор вывела список базовых эмоций: любовь, симпатия, желание, хотение, наслаждение, радость, ненависть, антипатия, отвращение, омерзение, печаль, горе (группа импульсивных эмоций); надежда, безнадежность, отчаяние, смелость, отвага, страх, ужас, гнев, подавленность (группа эмоций борьбы). Как мы можем видеть, в данную классификацию включены помимо эмоций мотивационные образования, волевые качества, чувства и эмоциональный тон восприятия.

Вследствие этого эмоциональный интеллект может рассматриваться как комплекс когнитивных способностей и/или личностных свойств, содействующий поиску связи между проявленной эмоциональной реакцией и исходным чувственным суждением посредством построения суждений о том, насколько полезным объект переживания видится субъекту, воздействует ли объект на субъект в данный момент, считает ли субъект достижимой задачу овладеть объектом или избежать его.

Эмоции в познавательно-физиологической теории С. Шехтера и Д. Сингера [4, с. 74] определяются как результат взаимодействия активации и рефлексивных выводов человека о причинах активации на основе анализа эмоциогенной ситуации. Упомянутое возбуждение (активация) квалифицируется авторами как диффузное, требующее когнитивного обозначения в форме эмоций – рассуждения подобного плана и приводят к мысли о когнитивной природе эмоций. Внимание исследователей в значительной степени сконцентрировано на детерминации возникновения эмоциональных явлений – они полагают, что на указанный процесс оказывают влияние воспринимаемые стимулы, физиологические перемены в организме, спровоцированные воспринимаемыми стимулами, индивидуальный опыт человека, оценка человеком существующей ситуации относительно его текущих потребностей и интересов, словесные инструкции и особенно эмоциогенные установки, перестраивающие оценку ситуации. Сверх того, Шехтером и Сингером было установлено, что характер и интенсивность эмоциональных переживаний коррелируют с наличием и качеством сопереживания находящихся рядом с субъектом людей.

В связи с этим эмоциональный интеллект может рассматриваться как комплекс когнитивных способностей и/или личностных свойств, содействующий поиску связи между проявленной эмоциональной реакцией и исходной интеллектуальной оценкой человеком ситуации относительно его текущих потребностей и интересов; построению суждений о доминирующей детерминанте возникновения эмоциональных явлений; управлению проявлениями сопереживания с целью корректировки характера и интенсивности эмоциональных переживаний субъекта.

Фрустрационные теории эмоций близки к когнитивным, поскольку в их пределах эмоциональные явления позиционируются как рассудочные и являются производными от оценки степени неуспешности достижения цели либо удовлетворения потребности.

Феномен когнитивного диссонанса в теории Л. Фестингера [4, с. 73] – расхождение между планируемыми и реальными результатами деятельности – обуславливает, по мнению автора, формирование отрицательных эмоций (досада, страх, злость, гнев, ярость); когнитивный консонанс же, являющий собой совпадение ожидания и результата, дает начало положительным эмоциям. Э. Клапаред делил эмоциональные явления на собственно эмоции и чувства по признаку адаптивности [7, с. 93-101]. С точки зрения исследователя, собственно эмоции (особенно при их приближении к аффекту) объективно дезадаптивны и своим наличием указывают на синкретичную примитивность восприятия в текущий момент времени, вызванную препятствием - невозможностью адекватного урегулирования ситуации. Чувства, напротив, целесообразны и адаптивны, обнаруживаются как следствие осознания установки тела относительно объекта или ситуации, выражают отношение между состоянием человека и объектом переживания. Важное замечание делает Клапаред по поводу интеллектуальных чувств, обозначая последние в качестве чувств понимания, осознания свершившейся адаптации (к ним он относит чувства сходства, импликации, совпадения, уверенности, возможности, сомнения, утверждения, отрицания, логического заключения).

В рамках этих взглядов эмоциональный интеллект может рассматриваться как комплекс когнитивных способностей и/или личностных свойств, содействующий анализу общей адаптивности эмоционального реагирования содержанию ситуации; поиску связи между эмоциональным проявлением и исходной оценкой человеком степени неуспешности его деятельности.

Объемную долю психологических теорий эмоций составляют концепции, объединяемые нами под именем «потребностно-мотивационных». В их границах описывается тесная взаимообуславливающая связь эмоций, потребностей и мотивации.

Дифференциальная теория К. Изарда [3] представляет эмоции как процессуально сложные системные реакции, переживаемые как ощущения, мотивирующие, организующие и направляющие восприятие, мышление и действия; запускаемые нейрофизиологическими, аффективными и когнитивными активаторами; постоянно в том или ином виде присутствующие в сознании. В целом, автор склонен относить эмоциональные явления либо к тем, что повышают уровень энтропии деятельности (усиление, расширение масштаба реакции по направлению к аффекту), либо к тем, что облегчают конструктивное поведение, однако наиболее интересно описание исследователем ряда базисных эмоций. Десять базовых эмоций – интерес, удивление, радость, горе, презрение, отвращение, стыд, вина, страх, гнев – образуют, по мнению Изарда, мотивационную систему существования человека, переживаясь и влияя по-разному на когнитивную систему и поведение через взаимодействие с потребностями, гомеостатическими, перцептивными, познавательными и моторными процессами. Важно, свидетельствует исследователь, что дифференциация эмоциональных состояний исполняет адаптационную функцию – чем более дифференцированы эмоции человека, тем более гибко его поведение отвечает на вызовы среды. Стоит отметить, что о природе эмоций с точки зрения ученого говорят и способы избавления от нее: замещение иной эмоцией, вытеснение нежелательного эмоционального состояния методами когнитивной или моторной регуляции.

Поэтому эмоциональный интеллект может рассматриваться как комплекс когнитивных способностей и/или личностных свойств, содействующий обнаружению повышения уровня энтропии деятельности или облегчения конструктивного поведения; анализу эмоциональных проявлений на предмет определения ведущей базовой эмоции или их сочетания в определенный момент времени; оценке адаптивности эмоциональной реакции по степени дифференцированности эмоционального проявления; построению суждений об индивидуальном характере совладания человеком с определенными эмоциональными состояниями.

Мотивационная теория Р. Липера [7, с. 138-150] представляет эмоциональные процессы функционально едиными с мотивационными и перцептивными процессами; однако, автор указывает и на то, что, с другой стороны, не всякое восприятие эмоционально по своей природе. В качестве оппозиции характеристике эмоций как дезорганизаторов целенаправленных действий, исследователем эмоции понимаются как конструктивная основа деятельности человека, необходимая для цивилизованной жизни.

Отсюда мы видим, что эмоциональный интеллект может рассматриваться как комплекс когнитивных способностей и/или личностных свойств, содействующий поиску связи между эмоциональным проявлением и исходным мотивом либо перцептивным образом; анализу изменения степени конструктивности поведения с момента актуализации эмоциомотивационно-перцептивных процессов.

В гормической теории У. Макдауголла эмоциональные явления, понимаемые как аффективный аспект инстинкта, делятся на три группы: первичные чувства, вторичные (сложные, смешанные) чувства и подлинные эмоции [4, с. 8, 59; 7, с. 103-108]. Значимым в этой концепции является понятие «горме» - устремление к биологически значимой цели, обусловленное врожденными инстинктами или приобретенными склонностями (а эмоциональные переживания являются субъективными коррелятами этих детерминант). Итак, первичные чувства – удовлетворение или неудовлетворение – отвечают потребностям и определяют устремления тела; вторичные чувства – надежда, тревога, благоговение, отчаяние, смущение, стыд, безысходность, раскаяние, печаль, позор, почтение – состоят из некоторого сочетания удовлетворения и неудовлетворения, отвечают условиям деятельности, возникают по мере осуществления стремлений человека как личности и зависят от уровня развития когнитивных функций. Подлинные эмоции – страх, отвращение, удивление, гнев, покорность, самовосхваление, нежность – прочнее остальных связаны с инстинктами (соответственно с инстинктом бегства, отталкивания, любопытства, драчливости, самоуничижения, самоуверенности и родительским инстинктом), предшествуют успеху или неуспеху, прямо не влияя на изменение силы устремлений, а только выводя на уровень осознания имеющиеся потребности.

Из этого явствует, что эмоциональный интеллект может рассматриваться как комплекс когнитивных способностей и/или личностных свойств, содействующий построению суждений о принадлежности эмоционального проявления к одной из описанных групп (первичным чувствам, вторичным чувствам или подлинным эмоциям); поиску связи между эмоциональным проявлением и типом осуществляемых стремлений (с учетом принадлежности к той или иной группе) – осознание потребности, удовлетворение потребности тела или удовлетворение потребности на уровне личности.

Информационная теория П.В. Симонова [9] представляет эмоциональные процессы как следствие недостатка либо избытка сведений, необходимых для удовлетворения потребности. По мнению автора, эмоция не возникнет, если отсутствует мобилизующая потребность, или в случае, если человек обладает необходимой для удовлетворения потребности информацией. Положительная эмоция формируется, если новая информация сообщит о более высокой вероятности удовлетворения потребности, чем прогнозировалось ранее; отрицательная эмоция – во всех случаях, когда прогноз предполагает низкую вероятность удовлетворения потребности. Отношения между упомянутыми элементами отражены в известной формуле Симонова: Э = [П (Ин – Ис)], где Э - эмоция; П – потребность; Ин – информация, необходимая для удовлетворения потребности; Ис – информация, которой располагает субъект в момент возникновения потребности, причем разность (Ин – Ис) дает возможность строить вероятностный прогноз удовлетворения потребности. Определяя эмоцию в качестве активного состояния системы специализированных мозговых структур, побуждающего изменить поведение в направлении минимизации или максимизации текущего состояния, исследователь отмечает, что человек стремится минимизировать воздействия, провоцирующие отрицательное эмоциональное реагирование (имеющие нижний предел в виде покоя, гомеостаза) и максимизировать воздействия, вызывающие положительное эмоциональное реагирование (верхнего предела у них нет). Инновационным можно считать заявление автора, что ликвидация потребности с течением времени приводит к исчезновению положительной эмоции, и «закон максимизации» положительных состояний побуждает человека искать условий поддержания и возобновления потребности, что противоречит теории редукции драйва. П.В. Симонов также указывает на то, что эмоция побуждает к развертыванию мотивационного процесса и играет значительную роль при борьбе мотивов, является пусковым механизмом мышления и мерой ценностей в определенный момент времени, участвует в закреплении пережитых воздействий (следообразовании); что эмоциональная окраска воспоминаний зависит в большей степени от актуальности этих воспоминаний для субъекта в данный момент. Эмоциональные явления также классифицированы ученым с учетом факторов величины потребности (величина небольшая или нарастает), оценки вероятности удовлетворения потребности (высокая вероятность, превышает имевшийся прогноз или падает) и характера взаимодействия с объектом переживания (контактное либо дистанционное). Кроме того, физиологом были выделены из общей массы эмоциональных явлений смешанные эмоции, сочетающие в одном переживании положительные и отрицательные оттенки, и чувства, существующие как устоявшиеся отношения человека к явлениям действительности, сформированные на основе социальных и духовных потребностей.

Из этого следует, что эмоциональный интеллект может рассматриваться как комплекс когнитивных способностей и/или личностных свойств, содействующий поиску связи между эмоциональным проявлением и видом мобилизирующей потребности (физиологической или социально обусловленной); оценке эмоционального проявления как эмоции или чувства; построению суждений о прогнозе субъекта относительно вероятности удовлетворения потребности, о характере взаимодействия субъекта с объектом переживания (контактном или дистанционном) и о величине потребности.

Итак, мы провели обзор основных психологических теорий эмоций с целью расширения определения эмоционального интеллекта как комплекса способностей к переработке эмоциональной информации, получаемой из эмоциональных проявлений. Описывая феномен, мы прибегали к таким опорным лексемам, как «анализ», «построение суждений», «поиск связи», «оценка», «обнаружение». Подобный выбор отражает, с одной стороны, специфику теоретического изучения явления, с другой – потенциал аналитического аспекта эмоционального интеллекта. В ходе работы были раскрыты тесные связи исследуемого концепта с эмоциональным тоном ощущений и перцептивными процессами, с потребностями и мотивационными процессами, с особенностями процессов закрепления (следообразования, запоминания) и извлечения из памяти, со структурой личности и ее целостностью, с ее целеполагающей деятельностью и другими формами поведения, имеющими меру адаптивности.

 

Список литературы:
1. Вундт, В. Очерк психологии / В. Вундт / пер. с нем. Г.А. Паперна. – М: Терра, 2015. – 464 с.
2. Джемс, У. Психология / У. Джемс // Серия «Классики мировой психологии» / под ред. Л. А. Петровской. – М.: Педагогика, 1991. – 368 с.
3. Изард, К. Эмоции человека / К. Изард. - М.: Директ-Медиа, 2008. - 954 с.
4. Ильин, Е.П. Эмоции и чувства / Е.П. Ильин // Серия «Мастера психологии». – СПб: Питер, 2013. – 784 с.
5. Леонтьев, А.Н. Потребности, мотивы и эмоции / А.Н. Леонтьев. – М.: МГУ, 1971. – 40 с.
6. Основные направления психологии в классических трудах. Бихевиоризм // Серия «Классики зарубежной психологии». – М.: ООО «АСТ-ЛТД», 1998. – 288 с.
7. Психология эмоций. Тексты / под ред. В.К. Вилюнаса, Ю.Б. Гиппенрейтер. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 1984. – 288 с.
8. Рубинштейн, С.Л. Основы общей психологии / сост. К.А. Абульханова-Славская, А.В. Брушлинский // Серия «Мастера психологии». – СПб: Питер, 2007. – 720 с.
9. Симонов, П. В. Что такое эмоция? / П.В. Симонов. – М.: Наука, 1966. – 94 с.
10. Фрейд, З. Основные психологические теории в психоанализе. Очерк истории психоанализа / З. Фрейд. – СПб: Алетейя, 1998. – 256 с.
11. Экспериментальная психология / под ред. П. Фресса, Ж. Пиаже. – М.: Прогресс, 1975. – Вып. V. – 288 с.
12. Юнг, К. Психологические типы / К. Юнг // Серия «Классики зарубежной психологии». – М.: АСТ, 1997. – 716 с.

 

Информация об авторах:

Алферова Мария Андреевна Alferova Mariia

студент выпускного курса программы подготовки бакалавриата «Психологическое консультирование и психодиагностика», Департамент социальных и психологических наук, Дальневосточный федеральный университет, 690090, РФ, Приморский край, г. Владивосток, улица Суханова, 8

Student of graduate course of the bachelor's program "Psychological counselling and psychodiagnostics", Department of social and psychological sciences, Far Eastern Federal University, 690090, Russia, Primorsky region, Vladivostok, Sukhanov St., 8


Аристова Ирина Леонидовна Aristova Irina

доцент Департамента социальных и психологических наук, канд. псих. наук, доцент, Дальневосточный федеральный университет, 690090, РФ, Приморский край, г. Владивосток, улица Суханова, 8

associate professor of Department of social and psychological sciences, Ph.D. of Psychological Sciences, associate professor, Far Eastern Federal University, 690090, Russia, Primorsky region, Vladivostok, Sukhanov St. 8


Читателям

Информация о журнале

Выходит с 2013 года

ISSN: 2311-6099

Св-во о регистрации СМИ: 

ЭЛ №ФС77-54438 от 17.06.2013

ПИ №ФС77-66238 от 01.07.2016

Скачать информационное письмо

Размещается в: 

doi:

The agreement with the Russian SCI:

cyberleninka

google scholar

Ulrich's Periodicals Directory

socionet

Base

ROAR

OpenAirediscovery

CiteFactor

Поделиться

Лицензия Creative CommonsЯндекс.Метрика© Научные журналы Universum, 2013-2019
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Непортированная.