Международный
научный журнал

Понятие англосемантизма в теории заимствований: к постановке проблемы


On the issue of term «anglosemantism» in the theory of loan words

Цитировать:
Шкапенко Т.М., Милявская Н.Б. Понятие англосемантизма в теории заимствований: к постановке проблемы // Universum: Филология и искусствоведение : электрон. научн. журн. 2017. № 9(43). URL: http://7universum.com/ru/philology/archive/item/5121 (дата обращения: 18.09.2019).
 
Прочитать статью:

Keywords: Anglosemantism, neosemantism, semantic calque, English semantic borrowings

АННОТАЦИЯ

В статье обосновывается необходимость выделения термина «англосемантизм» с целью обозначения заимствований, возникших в результате развития у лексемы нового значения под влиянием английского языка. Используемый по отношению к данным явлениям общий термин «семантического калькирования» не отражает сложности процесса семантического преобразования исконных слов. Внедрение в теорию и практику исследования понятия «англосемантизм» создает условия для более полного и объективного изучения культурного влияния английского языка как донора глобализационных языковых процессов.

ABSTRACT

The subject of paper is the necessity of introduction of the term “anglosemantism" for the purpose of designation of borrowings which have resulted from development in a lexeme of new meaning under the influence of English language. The general term “semantic calque” being in use in relation to this phenomenon doesn't reflect the complexity of abovementioned semantic transformations. Introduction in the theory and practice of linguistic research of «anglosemantism» creates conditions for fuller and objective studying of cultural influence of English as donor of globalization language processes. 

 

В рамках усилившегося в период глобализации влияния английского языка на различные языковые системы возникают новые потребности в дифференциации типов заимствуемых лингвистических единиц. Как известно, в российской теории заимствований существуют различные подходы как к пониманию самого термина «заимствования», так и к содержанию таких понятий как «кальки», «иноязычные вкрапления», «варваризмы» и «экзотизмы». Большее единогласие наблюдается в способах классификации заимствованных слов, осуществляемых, в основном, на основании трех критериев: источника заимствования, его предмета и степени ассимиляции в языке–реципиенте.

Наибольший вес и прикладную значимость имеют классификации, основанные на предмете (характере) заимствованного материала, а также на степени его ассимиляции. Последний критерий представляется важным в связи с достаточно распространенной в отечественной лингвистике точкой зрения о том, что заимствованными следует признавать только те элементы, которые полностью ассимилировались в системе принимающего языка и уже не воспринимаются как чужие. Признаки освоения иноязычного слова были определены и систематизированы Д.Н. Шмелевым, выделяющим следующие формы ассимиляции: фонетическое освоение иностранного слова, т.е. его приспособление к фонетической системе языка–реципиента; грамма­тическое освоение, т.е. подчинение чужого слова морфологическим законам заимствующего языка; семантическое освоение, т.е. перераспределение смыслов между близкими ему по значению исконными словами.

В качестве дополнительных свидетельств освоения иноязычного слова указывается словообразовательная активность и регулярное употребление заимствования в речи носителей принимающего языка [7].

В рамках различных классификационных подходов общепринятым представляется разделение заимствований на прямые и калькирования. При прямом способе перехода слова заимствуется как материальная (звуковая и графическая) форма, так и значение слова. В процессе калькировании перенимается только значение или структура иноязычной лексической единицы без его материальной оболочки.

Д. С. Лотте определяет калькирования как «переводимые заимствования» и предлагает выделять среди них словообразовательное калькирование, при котором заимствуется только структура иноязычной лексической единицы, семантическое (смысловое) калькирование, при котором у слова под влиянием чужого языка развиваются новые значенияи фразеологическое калькирование, при котором осуществляется пословный перевод составных частей фразеологизма [3, c. 31-35]. В.А. Ткаченко описывает калькирование как скрытое иноязычное влияние, реализуемое на морфологическом, синтаксическом и семантическом уровне [6].

Несмотря на существование разногласий по поводу обоснованности причисления калек к иноязычиям, в целом, все ученые соглашаются с тем, что в основе калькирования лежит механизм перевода значимых элементов слова из языка-донора. При этом к процессу калькирования относят перенос не только формальных (структурных) элементов, но и содержательных, семантических элементов.

Не вызывает сомнений, что в термине «калькирование» содержится прямое указание на некую механическую имитацию, автоматическое копирование образцов иноязычного влияния. Такое описание механизма калькирования представляется релевантным для переноса словообразовательной или синтаксической структуры, однако, процесс развития у автохтонного слова нового значения под влиянием слова из языка-источника представляется весьма непростым, достаточно длительным, и отнюдь не всегда полностью «копирующим» те смыслы, которые вкладываются в данное слово в языке-источнике.

Примечательно, что в рамках польской лексикологической традиции кальки рассматриваются как структурные заимствования, в то время как развитие у исконного слова нового значения под влиянием иностранного слова относится к разряду семантических заимствований, или неосемантизмов. Можно возразить, что такой способ терминологизации не позволяет разграничить появление нового значения под воздействием внешних влияний от его возникновения вследствие действия внутренних механизмов, связанных с удовлетворением текущих номинативных потребностей коллективного номинатора.

Неслучайно так называемые неосемантизмы, или неологические семантизмы, в российской лингвистике являются объектом изучения неологии - раздела языкознания, занимающегося исследованием процесса появления новых слов. Так, характеризуя неологизмы по способу их образования, В.И. Заботкина предлагает выделять фонологические неологизмы, заимствования, морфологические неологизмы и семантические неологизмы. Последние возникают в языке в результате действия метафорических или метонимических переносов, а также расширения или сужения смысла, пейоративизации и мелиорации [2].

Т.В. Попова разделяет неологизмы на неолексемы, неофраземы и неосемемы. Неолексемы – новые слова, появляющиеся в результате заимствования (имидж, сингл, чизбургер) или процессов словообразования (предел – беспредел, качать мышцы – качок). Неофраземы – новые фразеологизмы и устойчивые сочетания слов с формирующейся идиоматичной семантикой (правовое государство, прожиточный минимум). Неосемемы – новые значения старых слов и фразеологизмов.

По способу образования лингвист делит неологизмы на заимствованные, словообразовательные и семантические. Заметим, что в данном разделении потенциально присутствует противоречие, исключающее из разряда заимствований семантические неологизмы [5].

Кроме термина «неологических семантизмов», в работах российских лингвистов встречаются такие его вариации как «неосемантизм», «неосемант», или «неосемема». Данные термины употребляются практически как равнозначные, описывающие процесс семантических преобразований лексических единиц. В.В. Виноградов предлагает понимать под неосемантами «заимствованные в раннее время лексические единицы, подвергшиеся по разным причинам реэтимологизации и ресемантизации или те единицы, которые заново переосмыслены языковым коллективом в условиях складывающейся языковой ситуации» [1]. О. А. Никитина определяет неосемантизм как «новый лексико-семантический вариант известной прежде лексической единицы, который находится в отношениях семантической связи с другим(и) ЛСВ данного слова» [4, с. 21].

Если термин неологический семантизм, или неосемантизм, действительно, может относиться как к внешним заимствованиям, так и к внутренним неологическим процессам, то предложенный в 2000 году известным польским лингвистом А. Марковским термин «англосемантизм» эксплицитным образом указывает на неологическую единицу, семантика которой видоизменилась под воздействием соответствующей англоязычной единицы. Подобное выделение представляет собой результат осознания необходимости существования отдельного термина, способного описать результат скрытого влияния английского языка на семантику подвергающегося изменениям исконного слова.

Выделяя «англосемантизмы» как один из типов семантических заимствований, А. Марковский предлагает способ их идентификации на основе обращения к лексикографическим данным. По мнению ученого, если определённое значение лексической единицы, имеющееся в английском языке, зафиксировано в лексикографических источниках, а в словарях языков- реципиентов это же значение регистрируется в более поздний период, можно констатировать, что данная лексема представляет собой англосемантизм [8, с.96-111].

А. Виталиш предлагает следующее определение англосемантизма: «англосемантизм – это лексема, слово или устойчивое словосочетание, исконная или генетически чуждая (заимствованная ранее), которая под влиянием английского языка изменила свою семантику, то есть приняла значение, отсутствующее до этого в польском (родном) языке (либо присутствовавшее давно, но забытое) [9, с. 134 – перевод наш].

В качестве основных причин англосемантизации Виталиш указывает: необходимость называния новых элементов действительности, новых способов выражения чувств и оценок, языковую моду, а также некомпетентность или небрежность говорящих. Сам механизм возникновения англосемантизмов описывается следующим образом: сначала слово появляется в новом контексте, реализующем новое значение слова. При этом автор справедливо замечает, что, если в случае прямых заимствований, контекст не всегда помогает декодировать новый смысл, то в случае семантических заимствований адресат, знающий первичное значение слова, в состоянии понять его новое значение. Постепенно единичные употребления англосемантизмов, часто инициируемые масс-медиа, выходят из области окказионального употребления, становясь всеобщим достоянием и переходя в разряд лингвосистемных явлений.

Термин «англосемантизм» представляется «удобным» не только с точки зрения воплощения в нем двух составляющих процесса образования неологизма: внешнего иноязычного стимула и характера внутреннего семантического процесса, но и в связи с тем, что позволяет включать в терминологизируемую категорию как автохтонные слова, так и лексические единицы, заимствованные ранее из различных языков. Выполненный анализ англосемантизмов на материале современного польского языка приводит А. Виталиш к заслуживающему внимания выводу: англосемантизации чаще подвергаются ранее заимствованные слова, исконные польские слова значительно реже претерпевают семантические изменения. Однако, в обоих случаях эти изменения происходят под несомненным воздействием смыслов и оценочных компонентов, характерных для американского варианта английского языка.

В рамках усилившихся процессов проникновения в различные языки англицизмов выделение особого типа заимствования – англосемантизма – представляется обоснованным и перспективным. Во-первых, данный гибридный термин позволяет отойти от характерного для «калькирования» механического понимания процесса изменения семантики слова под влиянием иностранного языка. Во-вторых, направляет внимание исследователей на определенную область англицизмов, представляющую собой сферу скрытого влияния английского языка. Идентификация англосемантизмов в лексическом составе современного русского языка, их количественная и качественная характеристика, способны представить более полную и объективную картину культурного влияния английского языка на концептуальные и аксиологические структуры сознания носителей современного русского языка.


Список литературы:

1. Виноградов В.В. Слово и значение как предмет историко-лексикологического исследования // Вопросы языкознания, 1995. № 1. – С. 5- 34.
2. Заботкина В.И., Степанов Г.М. Неологизмы в современном английском языке. – Калининград, Изд-во КГУ, 1982. – 78 с.
3. Лотте д. С. Вопросы заимствования и упорядочения иноязычных терминов и терминоэлементов. - М.: Наука, 1982. - 149 с.
4. Никитина О.А. Взаимодействие процессов неосемантизма с процессами заимствования в словарном соста-ве (на материале семантических неологизмов немецкого языка новейшего времени в области компьютер-ных и информационных технологий) // Вестник Томского государственного университета. - 2009. - № 328. - С. 20-26
5. Попова Т.В. Русская неология и неография. – Екатеринбург, 2005. –96 с.
6. Ткаченко В. А. Теоретические и практические аспекты калькирования // Языковые ситуации и взаимодей-ствие языков. –Киев, 1989. – С. 178 -193.
7. Шмелев Д.Н. Современный русский язык. Лексика. –М.: Просвещение, 1977. – 335 с.
8. Markowski A. Jawne i ukryte zapożyczenia leksykalne w mediach, Język w mediach masowych. –Warszawa, 2000. – С. 96 -111.
9. Witalisz A. Anglosemantyzmy w języku polskim. – Kraków, 2007. – 342 с.

Информация об авторах:

Шкапенко Татьяна Михайловна Shkapenko Tatiana

канд. филол. наук, доцент Балтийского федерального университета им. И.Канта, 236016, Калининград, улица А. Невского, 14

candidate of philology, associate professor in Immanuel Kant Baltic Federal University, Kaliningrad, Nevskogo str., 14


Милявская Наталья Борисовна Milyavskaya Natalya

канд. филол. наук, доцент Балтийского федерального университета им. И.Канта, 236016, Калининград, улица А. Невского, 14

candidate of philology, associate professor in Immanuel Kant Baltic Federal University Kaliningrad, Nevskogo str., 14


Информация о журнале

Выходит с 2013 года

ISSN: 2311-2859

Св-во о регистрации СМИ: 

ЭЛ №ФС77-54436 от 17.06.2013

ПИ № ФС77-66235 от 01.07.2016

Скачать информационное письмо

Размещается в:

doi:

elibrary

cyberleninka

google scholar

Ulrich's Periodicals Directory

socionet

Base

ROAR

OpenAirediscovery

CiteFactor

Быстрый поиск

Поделиться

Лицензия Creative CommonsЯндекс.Метрика© Научные журналы Universum, 2013-2019
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Непортированная.