Международный
научный журнал

Содержания некоторых минеральных элементов и тяжелых металлов в почвах и растений вида Achillea millefolium L., произрастающих на территории реки Аламедин г. Бишкек


Contents of some mineral elements and heavy metals in soils and plants of the species Achillea millefolium L., growing on the territory of the Alamedin River, Bishkek

Цитировать:
Содержания некоторых минеральных элементов и тяжелых металлов в почвах и растений вида Achillea millefolium L., произрастающих на территории реки Аламедин г. Бишкек // Universum: Химия и биология : электрон. научн. журн. Абдыкаимова Т.А. [и др.]. 2018. № 12(54). URL: http://7universum.com/ru/nature/archive/item/6644 (дата обращения: 20.08.2019).
 
Прочитать статью:


АННОТАЦИЯ

Изучено содержания некоторых тяжелых металлов и минеральных элементов в почве и растений вида Achillea millefolium L., произрастающих на территории реки Аламедин, протекающей по г. Бишкек. В ходе исследований определялись концентрации Ca, Cu, K, Mg и Ni в почве и различных органах Achillea millefolium L. с использованием оборудовании масс-спектрометра ICP-MS. Установлено, что в целом, содержание минеральных элементов в растениях находится в пределах нормы. Содержание тяжелых металлов в центральных районах города превышают свой лимит от нормы, даже становятся токсичными.

ABSTRACT

The content of some heavy metals and mineral elements in the soil and plants of the species Achillea millefolium L., growing on the territory of the Alamedin River flowing through the city of Bishkek, has been studied. The study determined the concentrations of Ca, Cu, K, Mg and Ni in the soil and various organs of Achillea millefolium L. using the ICP-MS mass spectrometer equipment. It is established that, in general, the content of mineral elements in plants is within the normal range. The content of heavy metals in the central areas of the city exceeds its limit from the norm, even becoming toxic.

 

Ключевые слова: Achillea millefolium L., загрязнение,минеральные элементы, тяжелые металлы.

Keywords: Achillea millefolium L., pollution, mineral elements, heavy metals.

 

ВВЕДЕНИЕ

Человечество на протяжении веков используют тяжелые металлы, не взирая на отрицательные последствия, которые они вызывают [12]. Развитие индустриализации и широкое использование материалов и продукции, содержащих тяжелые металлы способствовало накоплении тяжелых металлов в экосистеме. Этот процесс продолжается в течении многих лет, а загрязнение тяжелыми металлами достигло крайних размеров и сегодняшний день вызывает серьезные экологические проблемы [8; 14].

Загрязнение окружающей среды тяжелыми металлами может быть вызвано различными причинами, но отмечается, что основными являются антропогенные факторы [27; 32]. Деятельность промышленных предприятий, выхлопные газы автомобилей, применение удобрений в сельском хозяйстве и многие антропогенные агенты являются причинами загрязнения тяжелыми металлами [24; 31; 34]. Тяжелые металлы входят в пищевую цепь, накапливаются в организмах, долгое время остаются в экосистеме и являются чрезвычайно опасными для здоровья человека [29]. Поэтому необходим тщательный мониторинг накоплений тяжелых металлов в экосистемах. Многие промышленно развитые страны следуют программам по мониторингу в этом отношении [17; 18].

За последние десятилетия рост населений, индустриализация и увеличение транспортных средств в Бишкеке сопровождается с неконтро­лируемым загрязнением городской среды. В рамках данного исследования с помощью масс-спектро­метра ICP-MS изучены содержания некоторых тяжелых металлов и минеральных элементов в почве и в органах растений вида Achillea millefolium L., произрастающих на территории реки Аламедин, г. Бишкек.

2. МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

Исследование проводилось вдоль реки Аламедин. Общая длина реки Аламедин составляет 78 км, из них около 20 км протекает по городу Бишкек. В качестве контрольной точки был взят экологически благополучный район «Арашан», который находится за пределами города. Образцы растений A. millefolium и почвы были собраны через каждые 3 км, от 7 станций вдоль реки. Общая информация о названиях, GPS координатах станций приведена в таблице

Таблица 1.

Станции отбора образцов почвы и растений

№ станции

Название станции

GPS координаты

Высота над уровнем моря, м.

1

Арашан (контроль)

N:42,63340, E:074,67370

1610

2

Беш-Кунгой

N:42,70465, E:074,65899

1284

3

Кок-Джар

N:42,77499, E:074,64185

1042

4

Южный Магистраль

N:42,81267, E:074,64236

939

5

Улица Ахунбаева

N:42,84115, E:074,63109

851

6

Чуйский проспект

N:42,85620, E:074,62813

794

7

Восточный Автовокзал

N:42,86011, E:074,62686

786

 

Объект исследований - тысячелистник обыкно­венный (лат. Achilléa millefólium), многолетнее травянистое растение; вид рода Тысячелистник (Achillea) семейства Астровые (Asteraceae). Растения произрастают в лесной, лесостепной и степных зонах, на суходольных лесных лугах, в луговых степях, среди кустарников, в разреженных лесах, вдоль дорог, по оврагам, на залежах, пустырях, свалках, в посёлках, по берегам водоёмов, по окраинам полей [2-4; 11; 15; 16; 30]. A.millefolium L., как лекарст­венное растение применяется при белях, малярии, бессоннице, мочекаменной болезни, в некоторых заболеваниях печени, при недержании мочи, как ранозаживляющее и кровоостанав­ливающее средство. [5; 11; 19].

Как показано в таблице 1, образцы были собраны с 7 станций, из каждой станции было собрано по 5 образцов растений и почвы. Образцы растений разделили на отдельные части по органам: корень, стебель и листья. Листья разделялись на две группы: половина промывалась с дистиллированной водой, вторая половина оставалась немытой. Затем их помещали в конверты и сушили в сушильном шкафу при 80 ° C в течение 48 часов. После сушки образцы растений измельчали в ступке, а затем просеивали через сито 1,5мм и взвешивали 0,2г и помещали в тефлоновые контейнеры. К каждому образцу добавляли 8 мл 65% HNO3. Образцы почвы также просушивались при 80°C в течение 48 часов. После просушки их пропускали через сито и добавляли 5 мл 65% HNO3, 3 мл 37% HCl и 2 мл 48% HF. Затем их помещали в микроволновую печь. После 20 минут охлаждения на водяной бане при комнатной температуре, образцы фильтровали и переносили в 50 мл центрифужные пробирки с ультрачистой водой. Концентрации тяжелых металлов и минеральных элементов определяли с использованием оборудовании масс – спектрометрии с индуктивно связанной плазмой ICP-MC.

3. РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

На ниже приведенных рисунках 1 - 3 представ­лены результаты анализа по содержанию Ca, Cu, K, Mg и Ni у растений вида A.millefolium L. Концен­трации элементов рассчитывались в миллиграммах на килограмм сухого вещества (мг/кг, СВ).

 

 

Рисунок 1. Содержание Ca в различных органах растении A. Millefolium

 

Как свидетельствуют полученные данные, представленные на рисунке 1, самая низкая концентрация кальция в листьях обнаружена на контрольной 1-станции (1254,990 мг/кг-1) и самая высокая концентрация в 7-станции (11267,469 мг/кг-1). В стеблях растений также самая низкая концентрация кальция наблюдалось в 1-станции (3824,783 мг.кг-1) и самая высокая концентрация – в 5-станции (14726,181 мг/кг-1). Корневая часть растений характеризуется низкой концентрацией данного элемента (1789,003 мг.кг-1) в 1-станции и высокой концентрацией (7303,240 мг.кг-1) в 5-станции (рис. 1). 

 

Рисунок 2. Концентрации Cu в различных органах растении A. Millefolium

 

Если рассмотреть уровень содержания меди в листьях, то можно заметить, что самая низкая концентрация данного элемента наблюдается у образцов 1-станции (5, 221 мг/кг-1), а самая высокая концентрация – у образцов 4-станции (22, 360 мг.кг-1). Концентрация данного элемента самая низкая в стеблях образца 1-станции (5, 008 мг.кг-1) и самая высокая в стеблях образца 5-станции (9,07 мг.кг-1). В корневых частях растений концентрация меди была низкой у образцов 2-станции (1,179 мг.кг-1) и высокой у образцов 5-станции (7,185 мг.кг-1). Концентрация Cu в растениях из незагрязненных регионов разных стран колеблется от 1 до 10 мг/кг сухой массы [1]. По данным М.Я. Школьника [7] в зависимости от природных условий среднее содержание меди в растениях находится в пределах 6,3-8,7 мг/кг сухого вещества.

 

 

Рисунок 3. Концентрации K в различных органах растении A. Millefolium

 

Самая низкая концентрация калия обнаружены в листьях 4-й станции (4460,769 мг.кг-1), а самая высокая концентрация в образцах 3-станции (10098,098 мг.кг-1). Низкое содержание калия в стеблевой и корневой части растений наблюдалось в образцах 1- и 7-станции (846,997 мг.кг-1и 543,065 мг.кг-1), а высокое содержание – в 1- и 7-станциях (19523,417 мг.кг-1и 11384,083 мг.кг-1 соответственно). 

 

Рисунок 4. Концентрации Mg в различных органах растении A. Millefolium 

 

По данным представленным в рис.4 видно, что, самый низкий уровень магния наблюдается в листьях образца 1-станции (988, 088 мг.кг-1), а высокий уровень – у образцов 2 - станции (3452,997 мг.кг-1). В стеблях самая низкая концентрация наблюдалась на 6-станции (303,046 мг.кг-1), а самый высокая концентрация на 2-станции (764,044 мг.кг-1). Установлено, что, в корневых частях растений содержание магния самая низкая (от 101,951 мг.кг-1до 233,043 мг.кг-1). 

 

Рисунок 5. Концентрации Mg в различных органах растении A. Millefolium 

 

Как видно из данных рис.5. в образцах растений собранных из 1- и 2-станции, концентрация никеля оказалось самой низкой (от 0,7 мг/кг-1до 1,6 мг/кг-1). Самая высокая концентрация данного элемента обнаружены в образцах 5-станции (от 7,6 мг/кг-1до 9,47 мг/кг-1)

 

 

Рисунок 6. Концентрации элементов Ca, Cu, K, Mg и Ni в почвах, произрастающих A. millefolium

 

Кальций является основным макроэлементом. По результатам исследований самая низкая концентрация кальция обнаружена в листьях образца 1-станции (1254,990 мг/кг-1) а самая высокая концентрация в стеблях растений 5-станции (14726,181 мг/кг-1). В почве самая низкая концентрация кальция была обнаружена на 3-ой станции (15063,868 мг/кг-1) и самая высокая концентрация на 7-ой станции (46465,531 мг/кг-1) (рис. 6). По данным некоторых исследователей среднее содержание кальция, в почвах составляет 10000-50000 мг. кг-1, а в растениях 200-30000 мг. кг-1 [21]. Результаты наших исследований показывают, что концентрация кальция в органах растений A. Millefolium и в почве на станциях за пределами города (1-, 2- и 3-станции) за переделами города находиться в нормальных пределах, но наблюдается увеличение концентрации данного элемента в станциях находящихся в черте города (с 4- по 7-станции).

По нашим исследованиям концентрация меди была самой низкой в корневой части у образцов 2-станции (1,179 мг.кг-1) и самой высокой на листьях у образцов 4-станции (22, 360 мг.кг-1). Самая низкая концентрация меди была в почвах 7-станции (74,443 мг/кг-1), а самая высокая концентрация - в 5-станции (107 381 мг/кг-1 СВ) (рис. 6). В норме среднее содержание меди в почве должно составлять в среднем 10-40 мг/кг-1, а в растениях 25-75 мг/кг-1 [20]. Таким образом, содержание меди в органах у растении A. Millefolium колеблется в пределах нормы, за исключением у образцов 4-станции, где обнаружено увеличение концентрации данного элемента. Видимо, это объясняется тем, что этот район сбора образцов является экологически неблагополучным. В образцах почв во всех случаях концентрация меди оказалась выше нормы.

Как показывают результаты, самая низкая концентрация калия обнаружены корневой части образца 1-станции (543,065 мг.кг-1), а высокое содержание – в стеблевой части образца 7-станции (19523,417 мг.кг-1). В образцах почвы самая низкая концентрация калия наблюдается в 1-станции (5061,135 мг/кг-1), а самая высокая концентрация на 6-станции (13645,647 мг/кг-1) станции (рис 6). По литературным данным, содержание калия в почве должно составлять в пределах 5000-25000 мг/кг-1(в среднем 12000 мг/кг-1), а в растениях этот показатель находится в пределах 10000-50000 мг/кг-1[28, c. 201, 211]. По нашим результатам, в станциях расположенных в центре города концентрация калия в листевой части растений оказалось ниже нормы. В стеблевых и корневых частях растений на 3- и 7-станции содержание калия находится в пределах нормы. Это может быть связано с высокой доступностью органического материала в этих районах. Причиной низкого содержания калия в растениях в других станциях, видимо, связано с антагонистической зависимостью от других элементов, особенно тяжелых металлов. В почвах, содержание калия было в пределах нормы на всех исследуемых станциях.

По нашим данным, самое низкая концентрация магния обнаружена в корневой части растений 1-станции (101,951 мг/кг-1), а самая высокая на листьях растений 2-станции (3452,997 мг/кг-1). В почве низкое содержание магния было обнаружено на 1-станции (16348,965 мг/кг-1), а самая высокая - в 8-станции (26718,447 мг/кг-1) (рис. 6). По некоторым литературным данным содержание магния в почве должно составлять в средном 300-8000 мг/кг-1, а в растениях 1500-10000 мг/кг-1 [13; 28] . Содержание магния в листьях оказалось ниже нормы даже на станциях, распложенных в центре города. Низкий уровень содержания магния на исследованных станциях, может быть вызван антагонистической зависимостью от других элементов, особенно тяжелых металлов. В почве же уровни содержания магния были выше нормальных пределов на всех станциях.

Как показывают результаты, самое низкое содержание никеля обнаружено у образцов 2-станции (0,688 мг/кг-1, вымытый лист), а самое высокое содержание на 5-станции (9,470 мг/кг-1, корень). В почве низкое содержание никеля обнаружено у образцов 1-станции (55,54 мг/кг-1 СВ) и самое высокое содержание - в 7-станции (84,241) (рис. 6). В среднем содержание никеля в почве должно составлять 5-50, мг/кг-1, а в растениях 0,2-10 мг/кг-1 [13; 20]. Таким образом, уровни содержания никеля в надземных и подземных частях растений оказались в пределах нормы. В почве уровень никеля оказался выше нормы на всех станциях.

Причины увеличения содержания тяжелых металлов в растениях показаны в экспериментах других исследователей [25; 26; 33]. Еще одним из источников загрязнений окружающей среды тяжелыми металлами является сельское хозяйство, где применяются различные химические удобрения и препараты. Рост промышленных предприятий так же приводит к загрязнению окружающей среды с тяжелыми металлами [22; 23].

Проанализировав полученные данные, можно отметить, что в некоторых станциях содержание минеральных элементов в растениях оказались ниже нормального уровня, но, в целом, содержание минеральных элементов в растениях оценивается нормальным. Содержание тяжелых металлов в станциях, расположенных в центре города превышают свой лимит от нормы, даже становятся токсичными. Загрязнение городской среды обуславливается деятельностью промышленности, увеличением и активным движением автотранспорта.

 

Список литературы:
1. Алексеев Ю.В. Тяжелые металлы в почвах и растениях. – Л.: Агропромиздат, 1987. – 142 с.
2. Караваев Н.Г. Экологическая оценка техногенного загрязнения лекарственного растительного сырья в промышленных центрах Западной Сибири: Автореф. дис. … канд. фарм. наук. – Уфа, 1995. – 18 с.
3. Немерешена О.Н., Гусев Н.Ф., Филиппова А.В. Анатомо-морфологические изменения тысячелистника обыкновенного в техногенной зоне // Известия Оренбургского государственного аграрного университета. – 2014. – № 4. – 158-161 c.
4. Пименова М.Е., Коновалов Д.А., Нестерова Т.А. Изучение ресурсно-фитохимических ценопопуляций тысячелистника обыкновенного (Achillea millefolium L.) // Вестник ВГУ. Серия: Химия. Биология. Фармация. – 2003. – № 2. – 225-227 c.
5. Сиромля Т.И., Мяделец М.А. Содержание химических элементов в тысячелистнике обыкновенном (Achillea millefolium L) / Т.И. Сиромля, М.А. Мяделец; Институт почвоведения и агрохимии СО РАН, Новосибирск, Россия // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – № 6. – С. 1-3
6. Тяжелые металлы в системе элемент – почва – зерновые культуры / О.Я.Соколова, А.В. Стряпков, С.В.Антимонов, С.Ю. Соловых; Оренбургский государственный университет // Вестник ОГУ. – 2006. – № 4. – 1 с.
7. Школьник М.Я. Микроэлементы в жизни растений. – Л.: Наука, 1974. – 342 с.
8. Akguc N., Ozyigit I.I. & Yarci C. Pyracantha coccinea Roem.(Rosaceae) as a biomonitor for Cd, Pb and Zn in Mugla province (Turkey). Pak. J. Bot. 2008. 40 (4). Р. 1767-1776.
9. Al-Ezzy R.M., Al Anee R.S. & Ibrahim N.A. Assessments of ımmunological activity of Achillea millefolium methanolic extract on albino male mice. Journal of Pharmacy and Pharmacology. 2018. Nо. 6. Р. 563-569.
10. Applequist W.L. & Moerman D.E. Yarrow (Achillea millefolium L.): a neglected panacea? A review of ethnobotany, bioactivity, and biomedical research. Economic Botany. 2011. Nо. 65 (2). 209 p.
11. Asadi S., Nazirzadeh A. & Milani E.A. Effects of Synergistic blend of three Plant Extracts of Yarrow, Wormwood and walnut Leaves the area Arsbaran-In vitro Leishmania Major in Tabriz, Iran. Bull. Env. Pharmacol. Life Sci. 2015. Nо. 4. Р. 164-169.
12. Banerjee U.S. & Gupta S. Metal contamination in cultivated vegetables and agricultural soils irrigated with untreated industrial wastewater. Environmental Pollution and Protection. 2017. Nо. 2 (1). Р. 15-22.
13. Barker AV., Pilbeam D.J. Handbook of plant nutrition. CRC press. 2007. Vol. 117. Р. 415-416.
14. Carfagna S., Lanza N., Salbitani G., Basile A., Sorbo S. & Vona V. Physiological and morphological responses of Lead or Cadmium exposed Chlorella sorokiniana 211-8K (Chlorophyceae). SpringerPlus. 2013. Nо. 2 (1). Р. 147.
15. Chalchat J.C., Gorunovic M.S. & Petrovic S.D. Aromatic Plants of Yugoslavia. I. Chemical Composition of Oils of Achillea millefolium L. ssp. pannonica (Scheele) Hayak, A. crithmifolia W. et K., A. serbica Nym. and A. tanacetifolia All. Journal of Essential Oil Research. 1999. Nо. 11 (3). Р. 306-310.
16. Dias M.I., Barros L., Dueñas M., Pereira E., Carvalho A.M., Alves R.C., Ferreira I.C. Chemical composition of wild and commercial Achillea millefolium L. and bioactivity of the methanolic extract, infusion and decoction. Food chemistry. 2013. Nо. 141 (4). Р. 4152-4160.
17. García-Seoane R., Varela Z., Carballeira A., Aboal J.R. & Fernández J.Á. Temporal trends in mercury concentrations in raptor flight feathers stored in an environmental specimen bank in Galicia (NW Spain) between 2000 and 2013. Ecotoxicology. 2017. Nо. 26 (2). Р. 196-201.
18. Gómez-Arroyo S., Barba-García A., Arenas-Huertero F., Cortés-Eslava J., de la Mora M.G., García-Martínez R. Indicators of environmental contamination by heavy metals in leaves of Taraxacum officinale in two zones of the metropolitan area of Mexico City. Environmental Science and Pollution Research. 2018. Nо. 25 (5). Р. 4739-4749.
19. Jenabi E. & Fereidoony B. Effect of Achillea millefolium on relief of primary dysmenorrhea: a double-blind randomized clinical trial. Journal of pediatric and adolescent gynecology 2015. Nо. 28(5). Р. 402-404.
20. Kabata-Pendias A. & Pendias H. Trace el e ments in soils and plants (3rd ed). 2001. Boca Raton: CRC Press. 315 р.
21. Kacar B. & Katkat A.V. Plant nutrition. Nobel publication. 2007. Nо. 849. Р. 29.
22. Osma E., Ozyigit I.I., Leblebici Z., Demir G. & Serin M. Determination of heavy metal concentrations in tomato (Lycopersicon esculentum Miller) grown in different station types. Rom Biotechnol. Lett. 2012. 17 p.
23. Osma E., Ozyigit I.I., Demir G. & Yasar U. Assessment of some heavy metals in wild type and cultivated purslane (Portulaca oleracea L.) and soils in Istanbul, Turkey. Fresen Environ Bull. 2014. Nо. 23. Р. 2181-2189.
24. Ozaki I., Watanabe I., Kuno K. As, Sb and Hg distribution and pollution sources in the roadside soil and dust around Kamikochi, Chubu Sangaku National Park, Japan. Geochemical Journal. 2004. Nо. 38. Р. 473-484.
25. Ozturk A., Yarci C. & Ozyigit I.I. Assessment of heavy metal pollution in Istanbul using plant (Celtis australis L.) and soil assays. Biotechnology & Biotechnological Equipment 2017. Nо. 31(5). Р. 948-954.
26. Severoglu Z., Ozyigit I.I., Dogan I., Kurmanbekova G., Demir G., Yalcin I.E. & Kari G.K. The usability of Juniperus virginiana L. as a biomonitor of heavy metal pollution in Bishkek City, Kyrgyzstan. Biotechnology & Biotechnological Equipment. 2015. Nо. 29 (6). Р. 1104-1112.
27. Suzuki K., Yabuki T., Ono Y. Roadside leaves as bioindicators of heavy metal pollution in traffic areas of Okayama, Japan. Environmental Monitoring and Assessment. 2009. Nо. 149. Р. 133-141.
28. Unver I., Anac D. Toprak Bilgisi ve Bitki Besleme (2rd ed). Anadolu University Press, Eskişehir, Türkiye. 2013.
Р. 201-211.
29. Varol M. & Sunbul M.R. Comparison of heavy metal levels of farmed and escaped farmed rainbow trout and health risk assessment associated with their consumption. Environmental Science and Pollution Research. 2017. Nо. 24 (29). Р. 23114-23124.
30. Warwick S.I., Black L. The Biology of Canadian Weeds.: 52. Achillea millefolium L. Canadian Journal of Plant Science. 1982. Nо. 62 (1). Р. 163-182.
31. Wong K.W., Yap C.K., Nulit R., Hamzah M.S., Chen S.K., Cheng W.H., Al-Shami S.A. Effects of anthropogenic activities on the heavy metal levels in the clams and sediments in a tropical river. Environmental Science and Pollution Research. 2017. Nо. 24 (1). Р. 116-134.
32. Wu G., Kang H., Zhang X., Shao H., Chu L., Ruan C. A critical review on the bio-removal of hazardous heavy metals from contaminated soils: issues, progress, eco-environmental concerns and opportunities. Journal of Hazardous Materials. 2010. Nо. 174 (1). Р. 1-8.
33. Yasar U., Ozyigit I.I., Serin M. Judas tree (Cercis siliquastrum L. subsp. siliquastrum) as a possible biomonitor for Cr, Fe and Ni in Istanbul (Turkey). Rom Biotech Lett. 2010. Nо. 15 (1). Р. 4979-4989.
34. Yasar U., Ozyigit I.I., Yalcin I.E., Dogan I. & Demir G. Determination of some heavy metals and mineral nutrients of bay tree (Laurus nobilis L.) in Bartin city, Turkey. 2012. Pakistan Journal of Botany. 2012. Nо. 44. Р. 81-89.

 

Информация об авторах:

Абдыкаимова Тамара Абдыкаимовна Tamara Abdykaimova

магистрант института естественных наук Кыргызско-Турецкого университета “Манас”, Кыргызская Республика, г. Бишкек

Master student of the Institute of Natural Sciences, Kyrgyz-Turkish University “Manas”, Kyrgyz Republic, Bishkek


Илхан Доган Ilhan Dogan

Ph.D., доцент отделения молекулярной биологии и генетики Измирского института высоких технологий, Турецкая Республика, г.Измир

Ph.D., associate professor of the department of molecular biology and genetics of the Izmir Institute of High Technologies, Republic of Turkey, Izmir


Ибрахим Илкер Озйигит Ibrahim Ilker Ozyigit

профессор, доктор отделения биологииКыргызско-Турецкого университета “Манас”, Кыргызская Республика, г. Бишкек

Professor, Doctor of Biology, Kyrgyz-Turkish University “Manas”, Kyrgyz Republic, Bishkek


Зеки Североглу Zeki Severoğlu

канд. биол. наук, доцент отделения биологии университета Мармара, Турецкая Республика, г. Истанбул

Candidate of Biological Sciences, Associate Professor, Department of Biology, Marmara University, Faculty of Science & Arts, Istanbul, Turkey


Ибрахим Эртугрул Йалчын Ibrahim Ertugrul Yalchin

Ph.D., отделение молекулярной биологии и генетики университета Бахчешехир, Турецкая Республика, г. Бахчешехир

Ph.D., of Molecular Biology and Genetics, Bahcesehir University, Republic of Turkey, İstanbul


Чекиров Кадырбай Бекбалаевич Kadyrbai Chekirov

канд. биол. наук, доцент отделения биологии Кыргызско-Турецкого университета “Манас”, Кыргызская Республика, г. Бишкек

candidate of biological sciences, associate professor of Kyrgyz Turkish Manas University, Kyrgyzstan, Bishkek


Читателям

Информация о журнале

Выходит с 2013 года

ISSN: 2311-5459

Св-во о регистрации СМИ: 

ЭЛ №ФС77-55878 от 17.06.2013

ПИ №ФС77-66239 от 01.07.2016

Скачать информационное письмо

Включен в перечень ВАК Республики Узбекистан

Размещается в:

doi:

The agreement with the Russian SCI:

cyberleninka

google scholar

Ulrich's Periodicals Directory

socionet

Base

ROAR

OpenAirediscovery

CiteFactor

 

Поделиться

Лицензия Creative CommonsЯндекс.Метрика© Научные журналы Universum, 2013-2019
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Непортированная.