Международный
научный журнал

Влияние негативного опыта взаимоотношений на проявление исследовательской активности белых беспородных крыс


The impact of negative relationships experiences on the manifestation of the exploratory activity of white rats

Цитировать:
Романова А.Р., Цайзель В.Ю. Влияние негативного опыта взаимоотношений на проявление исследовательской активности белых беспородных крыс // Universum: Химия и биология : электрон. научн. журн. 2017. № 1(31). URL: http://7universum.com/ru/nature/archive/item/4098 (дата обращения: 17.06.2019).
 
Прочитать статью:

Keywords: stress, adaptability of organism, research activity

АННОТАЦИЯ

В данной статье рассматривается исследовательская активность, как физиологический критерий адаптивности организма к изменяющимся условиям среды. Стрессорные факторы, действующие на организм, вызывают в нем цепь защитно-приспособительных реакций, заключающихся в изменении нервных, гормональных, метаболических и физиологических процессов.

ABSTRACT

This article examines the exploratory activity as a physiological criterion of adaptation of the organism to changing environmental conditions. The stress factors acting on the body, this may cause the circuit protective-adaptive reactions, which consists in changing neural, hormonal, metabolic and physiological processes.

 

Понимание того, как ведут себя животные, испытывающие стресс много дает для понимания поведения людей в подобных ситуациях. Стресс может иметь сразу несколько последствий для поведения: страх, тоску, печаль, депрессию и тревожность. Поэтому становятся актуальными вопросы влияния стрессовых ситуаций, приближенных к естественным, на поведенческие реакции крыс.

Исследовательская активность – один из важнейших компонентов поведения животного. Типы поведения, включаемые в широкую категорию исследования, весьма различны даже у особей одного вида, и едва ли можно дать более точное определение, чем, просто описав эти реакции как поведение, которое знакомит животное с его окружением или источником раздражения.

Реакции страха и исследовательское поведение в значительной степени перекрываются. Некоторые изменения обстановки могут вызвать любой из этих типов поведения, причем оба они включают ориентировочную реакцию. В самом деле, в каждом конкретном случае ориентировочную реакцию можно приписать либо тому, либо другому типу поведения в зависимости от того, что следует за ней.

Холлидей пошел еще дальше, предположив, что крысы исследуют те или иные ситуации потому, что эти ситуации вызывают слабый “страх” (этот термин означает здесь мотивационное состояние, а не категорию поведения) [3, с. 274].

Хотя на первый взгляд исследовательское поведение зависит в первую очередь от вешних раздражителей, внутреннее состояние также оказывается важным. Во–первых, эффективность, с которой внешние ситуации вызывают исследовательское поведение, зависит от того, что животное  на основании своего опыта считает знакомым. Во–вторых, от внутреннего состояния зависит, вызовет ли раздражитель при данной степени несоответствия  исследовательское поведение, а также какова будет его интенсивность. В–третьих, с исследовательским поведением могут вступать в конфликт другие типы мотивации.

Влияние стресса на здоровье. Считается, что переживания тревоги и страха сопровождаются активацией, преимущественно, симпатического отдела автономной нервной системы. Однако существуют убедительные доказательства в пользу того, что реакции вегетативной нервной системы при аффективных состояниях более сложны и многообразны. Одним из современных высокоинформативных методов оценки вегетативной регуляции является математический анализ вариабельности сердечного ритма, позволяющий определить вклад симпатического и парасимпатического отделов в общую картину стресса [2, с. 136].

Основные закономерности психонейроиммуномодуляции при депрессии проявляются дисбалансом иммунной, нейромедиаторной и гормональной систем и сопряжены с клиническим полиморфизмом и клинико-динамическими характеристиками течения заболевания. Важным аспектом стрессов является то, что  они разрушают здоровье вследствие того, что адаптационные процессы переходят в патологические. При наличии опасности выбор стратегий поведения небольшой:  борьба с опасностью или бегство от нее. И для борьбы человека, и для бегства организму необходима энергия. У человека при стрессе две основные потребности: в информации и в энергообеспечении. В структуре стресса психические нагрузки превращаются в соматические заболевания.

Целью исследования являются последствия влияния негативного опыта социальных взаимоотношений на развитие психоэмоциональное поведение и исследовательскую активность крыс.

Материалы и методы. Исследования поведенческих реакций выполнено на 22 самцах и самках белой и черно-белой беспородной крысы со средней массой 200 г, в возрасте 2-4 месяцев.

Для исследования поведенческих реакций крыс нами использовалась разновидность метода «открытого поля» Е.С. Балыниной и И.В. Березовской [1, с. 56]. В основу метода положен “норковый” рефлекс грызунов. Для этого использовалась однослойная площадка из дерева размером 60 х 60 см с 16 равномерно распределенными отверстиями (4 ряда по 4 отверстия) – “норками” – диаметром 4 см, приподнятая на высоту 20 см.

Результаты. Наиболее информативными показателями определяющими интенсивность исследовательской активности у животных является  норковый рефлекс, проявляющийся в количестве и времени заглядывания в ячейки.

Коэффициент вариации для среднего количества заглядываний самцов в отдельные ячейки в норме изменился от 0,74 до 1,47 (Рис.1). Наиболее неравномерное количество заглядываний самцами осуществлено в 5-ую ячейку, чему соответствует коэффициент вариации равный 1,47. Наиболее равномерное количество заглядываний происходило в 8-ую ячейку, коэффициент вариации здесь составляет 0,74. Коэффициент вариации для среднего количества заглядываний каждого самца до предъявления стресса составил 0,95.

Рис. 1. Коэффициент вариации для среднего количества заглядываний в ячейки самцов в норме и после предъявления социального стресса

 

Коэффициент вариации для среднего количества заглядываний в отдельные ячейки у самцов-агрессоров изменился от 0,47 до 1,14 (Рис. 1). Среднее количество заглядываний у самцов было наиболее равномерным в 8-ой ячейке, где коэффициент вариации составил 0,47. Самое неравномерное количество заглядываний самцов-агрессоров наблюдалось во 2-ую ячейку, где коэффициент вариации составил 1,14. Коэффициент вариации для среднего количества заглядываний каждого самца составил 0,87.

Коэффициент вариации для среднего количества заглядываний в отдельные ячейки самцов-жертв изменился от 1,35 до 3,24 (Рис.1). Среднее количество заглядываний самцов наиболее равномерным было во 2-ой ячейке, где коэффициент вариации составил 1,35.  Самое неравномерное количество  заглядываний самцов наблюдалось  в 4-ую ячейку, где коэффициент вариации составил 3,24. Коэффициент вариации для среднего количества заглядываний каждого самца составил 1,98.

Таким образом, выявлены значительные постстрессорные последствия на исследовательскую активность у самцов-жертв, проявляющееся в неравномерности обследования пространства. Однако, эти показатели относительно контрольной группы варьируют в больших пределах, что свидетельствует о стрессированности особей.

Рис. 2. Коэффициент вариации для среднего количества заглядываний в ячейки самок в норме и после предъявления социального стресса

 

Коэффициент вариации для среднего количества заглядываний в отдельные ячейки самок до предъявления стресса изменился от 0,61 до 1,05 (Рис. 2). Среднее количество заглядываний самок было наиболее равномерным в первой ячейке, где коэффициент вариации составил 0,61. Самое неравномерное количество заглядываний наблюдалось в 5-ой и 8-ой ячейках, где коэффициент вариации составил 1,05.Коэффициент вариации для среднего количества заглядываний каждой самки до предъявления стресса составил 0,87.

Коэффициент вариации для среднего количества заглядываний в отдельные ячейки самок-агрессоров изменялся от 0,47 до 1,19 (Рис. 2). Среднее количество заглядываний самок-агрессоров было наиболее равномерным в  4-ой ячейке, где коэффициент вариации составил 0,47. Самое неравномерное количество заглядываний  самок наблюдалось в 6-ой ячейке, где коэффициент вариации составил 1,19. Коэффициент вариации для среднего количества заглядываний каждой самки-агрессора составил 0,83.

Коэффициент вариации среднего количества заглядываний в отдельные ячейки самок-жертв изменялся от 0,85 до 1,31(Рис. 2). Среднее количество заглядываний самок наиболее равномерным было в 7-ой ячейке, где коэффициент вариации составил 0,85. Самое неравномерное количество заглядываний самок наблюдалось в 9-ой ячейке, где коэффициент вариации составил 1,31. Коэффициент вариации для среднего количества заглядываний каждой самки-агрессора составил 1,04.

У самок – жертв коэффициент вариации после стресса незначительно варьирует относительно показателей в норме, что свидетельствует о большей устойчивости к социальному стрессу.

Из результатов нашего исследования были сделаны следующие выводы: в ходе данного исследования выявлено снижение показателей исследовательской активности у крыс под воздействием негативного опыта социальных отношений, проявляющееся в достоверных различиях по количеству и времени заглядываний в ячейки. Вариабельность распределения коэффициентов вариации свидетельствует о неравномерности обследования пространства у стрессированных особей. Обнаружены достоверные половые различия в исследовательской активности на социальный стресс. Количество и время заглядывания в ячейки у самцов-жертв значительно вариабельны, чем в группе самок-жертв. Следовательно, исследовательская активность у самцов менее устойчива к социальному стрессу. Выявлены достоверные половые различия устойчивости крыс к социальному стрессу. Самцы менее устойчивы к социальному стрессу в отличие от самок, что выявляется в значительном времени пребывании в закрытых рукавах, малом количестве и времени выхода в открытые пространства, а также выглядываний и стоек. 

 


Список литературы:

1. Балынина Е.С. Применение метода «открытого поля» в токсикологичес-ком эксперименте // Гигиена труда и проф. заболевания. 1978. № 11. 56 с.
2. Батуев А.С. Высшая нервная деятельность. М.: Высшая школа, 1991. С. 135-137.
3. Меннинг О. Поведение животных. М.: Мир, 1982. С. 274-275.

Информация об авторах:

Романова Альбина Рауфовна Romanova Albina

к.б.н., доцент Стерлитамакского филиала Башкирского государственного университета, 453103, РФ, Республика Башкортостан, г. Стерлитамак, ул. Ленина, 49

Candidate of Biological Sciences, Associate Professor of Sterlitamak branch of Bashkir state University, 453103, Russia, Bushkortostan Republic, Sterlitamak, Lenina st., 49


Цайзель Виктория Юрьевна Tsaizel Victoria

Магистрант1 курса Стерлитамакского филиала Башкирского государственного университета, 453103, РФ, Республика Башкортостан, г. Стерлитамак, ул. Ленина, 49

A 1st year master’s degree student of Sterlitamak branch of Bashkir state University, 453103, Russia, Bushkortostan Republic, Sterlitamak, Lenina st., 49


Читателям

Информация о журнале

Выходит с 2013 года

ISSN: 2311-5459

Св-во о регистрации СМИ: 

ЭЛ №ФС77-55878 от 17.06.2013

ПИ №ФС77-66239 от 01.07.2016

Скачать информационное письмо

Включен в перечень ВАК Республики Узбекистан

Размещается в:

doi:

The agreement with the Russian SCI:

cyberleninka

google scholar

Ulrich's Periodicals Directory

socionet

Base

ROAR

OpenAirediscovery

CiteFactor

 

Поделиться

Лицензия Creative CommonsЯндекс.Метрика© Научные журналы Universum, 2013-2019
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Непортированная.