Международный
научный журнал

Институт безвестного отсутствия в ряде иностранных законодательств


Institute of an unknown absence in a number of foreign legislations

Цитировать:
Ананьев А.Г., Филаткина А.А. Институт безвестного отсутствия в ряде иностранных законодательств // Universum: Экономика и юриспруденция : электрон. научн. журн. 2020. № 6(71). URL: http://7universum.com/ru/economy/archive/item/9491 (дата обращения: 04.07.2020).
 
Прочитать статью:


АННОТАЦИЯ

Цель статьи является рассмотрение вопросов развития правового регулирования безвестного отсутствия и характеристика современного законодательства иностранных государств по данному аспекту. Авторами показана историческая взаимосвязь современного и предшествующего регулирования данных отношений. Методологической основой работы послужили анализ, сопоставление и синтез как общенаучные подходы к исследованию. Авторами сделаны выводы о наличии общих начал в правовом регулировании безвестного отсутствия в современных законодательствах. Вместе с тем, констатируется наличие национальных особенностей, оказывающих свое влияние на законодательство соответствующих государств.

ABSTRACT

The purpose of the article is to consider the development of legal regulation of an unknown absence and to characterize the modern legislation of foreign states on this aspect. The authors show the historical relationship of modern and previous regulation of these relations. The methodological basis of the work was analysis, comparison and synthesis as general scientific approaches to research. The authors conclude that there are common principles in the legal regulation of an unknown absence in modern legislation. At the same time, the presence of national features that affect their legislation is ascertained.

 

Ключевые слова: безвестное отсутствие; правовые фикции; отсутствие сведений; физическое лицо; объявление умершим.

Keywords: unknown absence; legal fictions; insufficient information; private individual; Declaration of death.

 

Институт безвестного отсутствия (ignotum absentia) не является новым, как для России, так и для иностранных государств, относящихся к различным правовым семьям. Однако, данный институт существует отнюдь не везде. Кроме того, необходимо констатировать, что в тех правопорядках, где имеются соответствующие материальные нормы, таковые обладают неоднородными правовыми предписаниями в части сроков и условий для признания (объявления) физического лица без вести пропавшим (отсутствующим). Равно как, имеет место дифференцированное установление юридических последствий такого признания (объявления). Там, где наличествует обозначенный институт, его нормы подчас значительно разняться с нормами российского законодательства в части условий, сроков и последствий безвестного отсутствия.

Истоки рассматриваемого института сформировались еще в средней Европе, где были созданы две правовые конструкции [2, с. 19]. Для первой было характерно истечение определенного срока отсутствия лица без сведений о нем, что являлось достаточным основанием к изменению его статуса в данной местности (так называемая «Силезская система») или достижение определенного возраста отсутствующего лица для целей установления презумпции смерти оного (так называемая «Саксонская система»). Именно саксонская и силезская системы оказывали свое влияние на развитие института безвестного отсутствия в правопорядках европейской части нашего материка [16, с. 428]. Вместе с тем, несмотря на общность источников происхождения соответствующих правил, при последующем развитии права в разных государствах, они по-своему стали моделировать собственные законоположения относительно условий признания и статуса личности отсутствующего лица (absentius persona), сведения о которой отсутствуют в конкретной местности обычной для его предшествующего пребывания.

Говоря о французском законодательстве, то оно не знает института объявления гражданина умершим, зато оно регулирует отношения признания гражданина безвестно отсутствующим [4, с. 241]. Французский гражданский кодекс 1804 г. [25] (ФГК) (с последующими изменениями и дополнениями) признается цивилистами как своего рода «классический» кодекс, обладающий наибольшей степенью проработанности и сгармонизированности и оказавшим немалое влияние на иные законодательные системы [23, с. 258]. Необходимо отметить, что ФГК претерпевал многочисленные изменения и дополнения, рефлексировавшие происходившие перемены в социально-экономической обстановке. Изменения затронули и рассматриваемый институт – ignotum absentia. Порядок объявления лица безвестно отсутствующим «пережил» достаточные изменения, по сравнению с первоначальным вариантом, который в современных условиях осуществляется по правилам акта, принятого в 1977 г. [24, с. 49]. В ФГК закреплены два этапа признания гражданина безвестно отсутствующим: (1) установление презумпции относительно лица о его безвестном отсутствии; (2) непосредственное объявление отсутствующего безвестно отсутствующим, с установлением соответствующих правовых последствий [28, с. 182].

Так, в соответствии с положениями ст. 112 ФГК, специализированный суд по делам опеки по требованию соответствующего заинтересованного лица, либо государственного учреждения, может вынести решение о судебном установлении презумпции, применительно к лицу, о факте его безвестного отсутствия [22, с. 74]. Принятое судом решение подлежит опубликовано в печати, в противном случае факт неисполнения данного требования является основанием к аннулированию решения суда об установлении обозначенной презумпции безвестного отсутствия [24, с. 49].

Для обеспечения прав и интересов отсутствующего лица, суд вправе определить субъекта для осуществления представительства за отсутствующего в его правах, а равно как и любых актах, в которых соответствующее лицо могло быть заинтересовано. Данный представитель может быть наделен правом по управлению всем или частью имущества представляемого им отсутствующего лица (ст. 113 ФГК). К числу таких назначаемых представителей, как правило, относятся родственники или же иные свойственники отсутствующего, что, однако, не исключает возможности назначения в качестве представителя и любого иного лица, в случае если к этому имеется необходимость [14, с. 95].

В случае появления лица, объявленного ранее как безвестно отсутствующий – имущество, принадлежавшее таковому, возвращается в том же объеме, в котором оно находилось до его исчезновения. При этом, лицу должна быть возвращена сумма отчужденного в его пользу имущества. Вторым неизменным следствием явки лица является аннулирование предписаний относительно имевшего места управления и представительства интересов отсутствующего иным субъектом. Это является обязанностью суда в данном случае, что прямо или косвенно характерно для всех правопорядков, признающих данный институт [15, с. 47].

В Германии же не представляется возможным констатировать четких временных пределов, по прошествии которых допускается объявить лицо безвестно отсутствующим. Германское гражданское уложение (ГГУ) в рамках главы первой раздела первого книги Первой [12] разработало свою систему, предоставляющую заинтересованным субъектам возможность через суд объявить о безвестном отсутствии конкретного гражданина и принять необходимые меры для охраны и защиты имущества такого лица. Однако, следует дать общее замечание относительно того, что как таковое признание гражданина отсутствующим заменяется возможностью объявления умершим по факту безвестного отсутствия [11, с. 66], т.е. через заявление для окружающих ficta mortis об отсутствующем лице [21, с. 456].

Давая общую характеристику правовой системы Германии надлежит констатировать имеющуюся в ней поливариативность подходов к разрешению анализируемой общей проблематики – ignotum absentia.

Формулируя общее правило, законодатель определил и систему исключений (специальных положений) из такового. Так, общим выступает положение о том, что по прошествии не менее чем десяти лет со дня последних сведений о лице, появляется возможность признания лица умершим по факту отсутствующих сведений о нем (т.е. лицо без вести отсутствует в обычной местности своего пребывания до этого). Однако, такое требование может быть предъявлено не ранее, чем соответствующему отсутствующему лицу исполнится двадцать пять лет от его рождения. При совокупности данных двух условий, физическое лицо может быть объявлено умершим.

В силу предполагаемых сроков средней продолжительности жизни человека в данной местности (действующих в статусе своего рода презумпции), правовая система данной страны сформулировала исключение из обозначенного правила. В данной ситуации речь идет относительно лиц преклонного возраста. Законом установлено, что если к моменту вынесения соответствующим судом решения об объявлении лица умершим, таковому бы исполнилось 80 лет, то срок отсутствия сведений о лице может составлять пять лет – т.е. половину общего установленного срока [20, с. 306].

Так, помимо указанных правил, законодателем Германии определены и более сокращенные сроки для ряда специфичных жизненных ситуаций. В частности, для служащих в армии или иных лиц, пребывающих в войсках, задействованных в милитаризированных действиях (военные и/или боевые мероприятия), законодатель предписывает в качестве минимально допустимого срока отсутствия сведений один год. Соответствующий годичный срок надлежит исчислять с момента подписания мирного договора, как формально-логического окончания военных действий [19, с. 52; 13, с. 458]. Если же отсутствие лица обусловлено причинами имевшим место несчастного случая – срок неведения должен составлять не менее шести месяцев – при крушении морского судна, на котором находился гражданин, пропавший без вести, или же три месяца – при аварии самолета [27, с. 261].

Кроме того, рассматриваемый процесс характеризуется ступенчатой процедурой, которая предполагает последовательность нескольких стадий, разнесенных по времени. Изначально, суд определяет опекуна к имуществу отсутствующего. Данным судебным актом завершается первая стадия. В последующем наступает период ожидания продолжительностью в пять лет. Если в данной промежуток времени сведения о местонахождении лица также отсутствуют, то реализуется вторая стадия – суд выносит последующее решение о признании такого лица отсутствующим по факту неизвестности сведений о таковом и месте его пребывания. Однако, если в период между стадиями, ранее отсутствующее лицо объявлялось, то принятая до этого опека к его имуществу подлежит отмене, а имущество – возврату объявившемуся лицу. Третьей стадией является окончание десятилетнего срока с момента объявления первой публикации заинтересованным лицом о розыске отсутствующего. В это время происходит открытие наследства. При этом лицо, признанное безвестно отсутствующим, лишается всех прав на имущество. Лицо теряет право требовать возврата такого имущества, исходя из устанавливаемой ficta mortis.

В современной Испании, согласно предписаниям ст. 183 Гражданского кодекса данного государства [6], гражданин может быть признан безвестно отсутствующим при выполнении ряда условий [26, с. 193]. Должен пройти год от того дня, когда имелись последние вести о нем и в последующем – отсутствовали. Вторым условием выступает факт того, что отсутствующий не оставил вместо себя своего поверенного с полномочиями по управлению всем его имуществом. Альтернативным правилом выступает то, что после трех лет отсутствия лица и сведений о нем, независимо от того предоставил ли отсутствующий кому-либо право на управление всем его имуществом, лицо отсутствующее может также быть объявлено безвестно отсутствующим с соответствующими паровыми последствиями. Данный дуализм правил не является исключительной прерогативой испанского правопорядка и известна иным государствам в их собственных вариациях.

Статья 99 Гражданского кодекса Португалии [7] закрепляет, что гражданин может быть признан отсутствующим без вести об оном по прошествии не менее двух лет с момента последних сведений о таковом. Факультативно-обязательным условием выступает положение о том, что отсутствующее лицо не оставило за себя законного представителя, либо иного доверенного лица. Закон устанавливает и альтернативный вариант, так по прошествии не менее пяти лет, независимо от факта наличия представителя или доверенного лица, прокурор или же иное заинтересованное в этом лицо, вправе требовать по суду объявления соответствующего лица безвестно отсутствующим. Подобное положение дел, как отмечал в свое время еще М.И. Брун, необходимо в целях сохранения определенного order public [3, с. 17].

Представители безвестно отсутствующего гражданина, исходя из предписаний законодательства Португалии, должны описать все движимое и недвижимое имущество, а также принять меры по его сохранению. Такое имущество не может быть продано, обременено или заложено, за исключением случаев очевидной необходимости или полезности, но только с разрешения суда. Если же будет доказана смерть лица, объявленного отсутствующим, то его имущество, принадлежавшее ему, перейдет по наследству лицам, которые на момент доказанной смерти отсутствующего были по отношению к нему добровольными наследниками (т.е. по завещанию) или наследниками в силу закона [6].

Гражданское законодательство Республики Молдова воспроизводит тождественные с российским законодательствам правила, выражающиеся в отсутствии сведений о лице или же месте его пребывания по месту его жительства не менее чем один год со дня получения последних данных (ст. 49 Гражданского кодекса Республики Молдовы [5]). Законодатель данного государства позаимствовал от российского правопорядка и правила определения отправного момента для исчисления годичного срока отсутствия сведений о лице [17, с. 688]. Как в отечественном, так и в других правопорядках, здешнее законодательство также регламентирует непосредственно только судебный порядок разрешения данных вопросов [29, с. 26].

И, несмотря на то, что рецепция норм ГК РФ в этих статьях очевидна, в ГК Республики Молдовы можно обнаружить относительные новеллы, касающиеся признания гражданина безвестно отсутствующим. Согласно положениям п. 2 ст. 50 ГК Республики Молдовы предписано, что признание физического лица отсутствующим без вести о нем, не влечет для такового нивелирования имевшихся у него прав и обязанностей, которые сохраняют свою силу, что противопоставляется праву нашей страны в обозначенном сегменте в части директивных указаний закона о подобном [1, с. 112]. При наличии убытков, причиненных ненадлежащим управлением имущества отсутствующего, при явке последнего, он наделяется правом потребовать от доверительного управляющего, ненадлежащим образом управлявшим его имуществом, возмещения убытков, обусловленных некорректным управлением вверенным имуществом (п. 2 ст. 51 ГК Молдовы). Из смысла приведенных законоположений явствует, что законодатель Республики Молдовы в большей степени ориентирован на охрану интересов и защиту имущества без вести отсутствующего лица.

Рецепцию норм ГК РФ, аналогично описанной выше, можно проследить в законодательствах, в частности, таких постсоветских стран как Украина или Республика Беларусь. Так, в соответствии со ст. 38. ГК Республики Беларусь [8] или ст. 43 ГК Украины [9] устанавливается, что гражданин может быть признан безвестно отсутствующим в судебном порядке, если в течении одного года нет сведений о месте его пребывания по месту его постоянного проживания к моменту исчезновения.

В отличии от российского права, по аналогии с вышеописанными правопорядками, законодатель Украины устанавливает правила, направленные на защиту прав и интересов отсутствующего без вести лица. Интересной представляется также положения ст. 44 ГК Украины, в той части, которая определяет механизмы, направленные на защиту имущественных прав безвестно отсутствующего лица. Так, нотариус производит опись имущества, принадлежащего безвестно отсутствующему лицу. К таковым также относится законоположения, включенные в п. 3. ст. 44 ГК Украины, согласно которым установлено, что опекун принимает на себя выполнение гражданских обязанностей в пользу безвестно отсутствующего [18, с. 65].

В противовес рассмотренным выше законоположениям разных государств, самым минималистично-специфичным законодательным решением следует признать законодательство Республики Чехия. Согласно применяемым там законам, суд может признать безвестно отсутствующим только полностью дееспособного человека. Условием к этому является то, что соответствующее лицо покинуло свое место проживания и не подало о себе сведений, а равно как информации о месте его нахождения не имеется. При этом, суд в своем решении должен обозначить день, когда наступили соответствующие последствия признания безвестно отсутствующим физического лица (§ 65 ГК Чешской Республики [10]).

Учитывая все вышеизложенное, можно сделать выводы, что анализируемый институт отражает свои национальные обычаи и особенности, характерные для каждого государства. Ряд стран, таких как Украина, Молдова, Беларусь заимствовали положения относительно института безвестного отсутствия у законодательства России, но все же привнесли в него собственные характерные для них нюансы. Положения российского законодательства восприняли основополагающие тезисы раннее сформировавшихся европейских законодательств и содержащихся в них решениях. Вместе с тем, полагаем, что некоторые из положений, инкорпорированных в законодательство постсоветских стран, возможны так же и к обратной рецепции российским правопорядком. К таким положениям можно отнести правила об увеличении законодательной защищенности прав и интересов отсутствующего, в частности: (а) установление представительства отсутствующего лица; (б) формирование стадий реализации процедуры признания безвестно отсутствующим; (в) осуществление описи имущества, принадлежавшего безвестно отсутствующему лицу.

 

Список литературы:
1. Агуреев А.Н. Последствия безвестного отсутствия гражданина в гражданском праве России // Вестн. Том. гос. ун-та. 2008. №315. С. 110-113.
2. Арсланов К.М., Макаров Т.Г. Иностранное гражданское право. Конспект лекций. – Казань: Каз. федер.ун-т., 2014. – 41 с.
3. Брун М.И. Коллизии разноместных законов о безвестном отсутствии (отдельный оттиск из журнала «Юридическiй Вестникъ», 1914, кн. V(I)). – М.: тип. Г. Лисснера и Д. Совко, 1914. С. 17. – 30 с.
4. Волошина Ю.О. Признание гражданина безвестно отсутствующим и объявление его умершим: гражданско-правовой аспект // University Stars – 2017: сборник проектов III Международного Интеллектуального конкурса студентов, магистрантов, аспирантов, докторантов. Россия, Москва, 30 декабря 2017 г. – М.: РусАльянс Сова, 2018. С. 235-256.
5. Гражданский кодек Республики Молдова: Закон от 06.06.2002 г. № 1107-XV // Законодательство стран СНГ [Электронный ресурс]. URL: https://base.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=3244 (дата обращения: 10.04.2020).
6. Гражданский кодекс Испании (Codigo Civil). Книга 1. Раздел 8 – Признание физического лица безвестно отсутствующим // Puerto de España [Электронный ресурс]. URL https://4ru.es/ru/knowledge_base/zakon-spain/item/481-codigo_civil_capítulo_1_sección_8 (дата обращения: 10.04.2020).
7. Гражданский кодекс Португалии // Российский правовой портал: Библиотека Пашкова [Электронный ресурс]. URL https://constitutions.ru/?p= 24493 (дата обращения: 10.04.2020).
8. Гражданский кодекс Республики Беларусь // Национальный правовой Интернет-портал Республики Беларусь [Электронный ресурс]. URL http://www.pravo.by/document/?guid=3871&p0=hk9800218 (дата обращения: 10.04.2020).
9. Гражданский кодекс Украины // Законодавство України [Электронный ресурс]. URL: https://zakon.rada.gov.ua/laws/show/435-15#Text (дата обращения: 10.04.2020).
10. Гражданский кодекс Чешской Республики от 03.02.2012 г. // Legal EL [Электронный ресурс]. URL http://juristpraha.cz/wp-content/uploads/novy-obcansky-zakonik-rj.pdf (дата обращения: 10.04.2020).
11. Гражданское и торговое право капиталистических государств / Отв. ред.: Е.А. Васильев. – 3-е изд., перераб. и доп. – М.: Международ. отношения, 1993. – 560 c.
12. Гражданское уложение Германии // Викитека [Электронный ресурс]. URL: https://ru.wikisource.org/wiki/Германское_гражданское_уложение/Книга_1/Раздел_1 (дата обращения 10.04.2020)
13. Живогляд А.О., Фисун А.В. Актуальные вопросы мирного разрешения международных споров // Междисциплинарные исследования: сб. ст. по мат. IX междунар. студ. науч.-практ. конф. № 6(9). С. 456-460.
14. Закаряева М.М. Заинтересованные лица в делах о признании гражданина безвестно отсутствующим и объявлении умершим // Актуальные проблемы российского права. 2018. № 7(92). С. 90-99.
15. Ивашин Д.И. Особенности пересмотра судами первой инстанции судебных решений по делам о признании граждан безвестно отсутствующими или об объявлении умершими // Современная наука. 2016. № 4. С. 45-48.
16. Киикбаева А.Р., Бадамшин С.К. Становление и развитие института признания гражданина безвестно отсутствующим // Научно-практический электронный журнал Аллея Науки. 2017. № 11. С. 427-430.
17. Латыпов Т.В., Гималетдинов И.М., Юлбердина Л.Р. Историческое развитие института признания лица безвестно отсутствующим и объявления умершим // Аллея науки. 2018. Т. 2. № 6(22). С. 686-689.
18. Олейник А.Р. Исполнение налоговой обязанности физического лица признанного безвестно отсутствующим: сравнительная характеристика законодательства Украины и Республики Казахстан // Право и государство. 2014. № 4(65). С. 62-67.
19. Раянова Э.Т. Принцип мирного разрешения международных споров применительно к международному праву // Международный журнал гуманитарных и естественных наук. 2016. № 1. С. 51-53.
20. Рушанян Д.А. Проблемы института объявления гражданина умершим и признания безвестно отсутствующим и перспективы его реформирования // Молодой ученый. 2017. № 15 (149). С. 304-308.
21. Саркисян Л.Р. Юридические фикции в правоприменительной практике // Юридическая техника. 2012. № 6. 454-462
22. Сидельник И.М. Значение процессуальных презумпций // Теория и практика общественного развития. 2018. № 6. С.73-76.
23. Слободянюк Е.А. Правовая система Луизианы как пример смешанного типа права // Труды юридического факультета. Т. XI. Правовая карта мира: попытки начертания (теоретические, исторические и практические аспекты) / ред.: М.В. Антонов, А.В. Закревский, Р.Ю. Почекаев, Н.Б. Срединская, Н.В. Тарасов, Е.Н. Трикоз. – СПб.: Скифия-принт, 2019. С. 256-261.
24. Сухарев А.Я. Правовые системы стран мира – М.: Энциклопедический справочник. 2011. – 716 с.
25. Французский гражданский кодекс 1804 г. (Кодекс Наполеона) // Викитека [Электронный ресурс]. URL https://ru.wikisource.org/wiki/Кодекс_Наполеона (дата обращения: 10.04.2020).
26. Цыбизова Н.А. О значении стадий безвестного отсутствия гражданина в российском гражданском праве // Вестн. Том. гос. ун-та. Право. 2019. № 31. С. 191-199.
27. Цыбизова Н.А. Формирование института безвестного отсутствия в некоторых странах Европы // Актуальные вопросы развития юридической науки и практики в современных условиях: Сб. ст. по материалам международ. науч.-практ. конф. / под ред. М.Н. Рахваловой. – Новосибирск: изд-во НГТУ, 2017. С. 258-264.
28. Шайдуллина А.Н. К вопросу о последствиях признания граждан безвестно отсутствующими // ВЭПС. 2012. № 2. С. 180-183.
29. Шодонова М.Э., Дугарон E.Ц. Проблемы института безвестного отсутствия // Семейное и жилищное право. 2018. № 3. С. 23-27.

 

Информация об авторах:

Ананьев Андрей Геннадьевич Andrey Ananyev

канд. юрид. наук, доцент, заместитель заведующего кафедрой гражданского права и процесса ЧОУ ВО «Московский университет имени С.Ю. Витте» (филиал в г. Рязани), РФ, г. Рязань

Candidate of legal sciences, assistant professor, Deputy head of the department of civil law and procedure Moscow Witte University, Ryazan branch, Russia, Ryazan


Филаткина Анна Александровна Anna Filatkina

магистрант юридического института ФГБОУ ВО «Рязанский государственный университет имени С.А. Есенина», РФ, г. Рязань

Master’s student of Law Institute Ryazan State University named after S.A. Esenina, Russia, Ryazan


Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), регистрационный номер ЭЛ №ФС77-54432 от 17.06.2013
Учредитель журнала - ООО «МЦНО»
Главный редактор - Толстолесова Людмила Анатольевна

Читателям

Информация о журнале

Выходит с 2013 года

ISSN: 2311-4282

Св-во о регистрации СМИ: 

ЭЛ №ФС77-54432 от 17.06.2013

Скачать информационное письмо

Размещается в: 

doi:

cyberleninka

google scholar

Ulrich's Periodicals Directory

socionet

elibrary

Base

ROAR

OpenAire