Международный
научный журнал

Условия и направления реализации промышленной политики Евросоюза


Conditions and directions for the implementation of the industrial policy of the European Union

Цитировать:
Иванов А.С. Условия и направления реализации промышленной политики Евросоюза // Universum: Экономика и юриспруденция : электрон. научн. журн. 2017. № 12(45). URL: http://7universum.com/ru/economy/archive/item/5286 (дата обращения: 08.12.2019).
 
Прочитать статью:


АННОТАЦИЯ

В статье исследуются условия формирования промышленной политики Европейского союза, отмечается смена парадигмы социально-экономического развития, направленной на укрепление индустриальных позиций стран Европы. Показана роль мощной институциональной надстройки при реализации направлений промышленной политики ЕС.

ABSTRACT

The article explores the conditions for the formation of the industrial policy of the European Union, notes a paradigm shift in socio-economic development aimed at strengthening the industrial positions of European countries. The role of a powerful institutional superstructure in the implementation of the EU industrial policy directions is shown.

 

Ключевые слова: промышленная политика, новая индустриализация, институты, инновации, решоринг, устойчивое развитие.

Keywords: Industrial Policy, New Industrialization, Institutions, Innovation, Reshoring, Sustainable Development.

 

Поиск путей экономического развития современных европейских стран характеризуется переменчивостью приоритетов, целевых установок, изменением бизнес-моделей, которые должны быть локомотивом такого развития. Мэйнстримом последних десятилетий стали тенденции перехода к модели информационной экономики. Оптимизм, который возник в связи с этим, не подтверждался наметившимся отставанием в уровне технико-технологического развития Стран Северной Америки, стран Юго-Восточной Азии. Действительно, возникли структурные сдвиги  в социально-экономической активности, формах занятости, стали появляться новые формы хозяйствования, новые социальные структуры. Однако при этом произошел перелив капитала в крупные мегаполисы, приводя к развитию трансакционных форм хозяйствования, вызывая при этом деиндустриализацию территорий с промышленной специализацией. Это стало чревато потерей многих позиций на товарных, высокотехнологичных рынках мира, где европейские страны традиционно были лидерами.

Произошедшее на  рубеже 1980-1990-х годов завершение второй промышленной революции, положило начало поиску направлений, способных вывести страны из затяжной рецессии. Ведущим направлением с начала 1990-х годов стала микроэлектроника, коммуникационная революция, коренным образом изменившая и социально-экономический уклад стран запада, и трансформировавшая существующие контуры общественного производства. Широкомасштабное распространение информационных технологий, подкрепленное расширением территориальной инновационной  инфраструктуры, организуемой в основном по американской модели, способствовало росту производств, условно относимых к пятому технологическому укладу. Рост капитализации крупных игроков на информационно-коммуникационном рынке способствовал во многом перетоку капитала в эти сферы. Акцент на этот приоритет в промышленной политике сделал возможным широкое тиражирование быстро возникающих технологий, их массовое распространение, в том числе благодаря кредитной поддержке массового потребления. Однако пришедшийся к  2010 г. конец  фазы быстрого роста пятого уклада, совпавший с разразившимся мировым финансово-экономическим кризисом, показал, что подобный экономический рост не был обеспечен всем комплексом социально-экономических факторов, сделавших бы его более устойчивым. Как отмечает Д. Рифкин, только формирование коммуникационно-энергетической инфраструктуры позволяет с течением десятилетий определять долгосрочную кривую роста новой экономической эры [4, с. 36]. Работая в инфраструктуре второй промышленной революции, новые информационно-коммуникационные технологии и инновации не смогли полностью реализовать свой потенциал из-за ограничений, характерных для централизованных энергетического режима и коммерческой инфраструктуры. Европейские страны стоят во многом перед необходимостью преодоления деиндустриализации отдельных регионов, а также перехода на использование возобновляемых источников энергии, возникновение и развитие практики экогородов, изменения транспортной инфраструктуры. На уровне Европейской комиссии есть потребность вложений в 1 трлн Евро в 2010-2020 гг. только в модернизацию энергосетей, чтобы страны ЕС могли принимать электроэнергию от возобновляемых источников [4, с. 58].

Решение задач, указанных выше, невозможно в условиях серьезной потери европейскими странами своего промышленного потенциала, связанного с деиндустриализацией ряда регионов, подчинением их экономической политики интересам транснационального бизнеса, что является важнейшим условием для выбора оптимальных направлений промышленной и в целом экономической политики. И если на начальных этапах оффшоринга промышленного производства низкая оплата труда на предприятиях так называемых развивающихся стран была решающим фактором, то последние десять лет она растет, например, в Индии и Китае ежегодно на 10-20 %. Решоринг выступает не только реакцией на рост затрат на оплату труда, логистику. Это и осознание необходимости  восстановления некогда высокой технологической культуры, снижение рисков роста безработицы и потери на европейской территории высокотехнологичных рабочих мест. Снижение доли обрабатывающей промышленности, наиболее активного потребителя всех технологических нововведений, коснулось в большей степени развитых стран: в Великобритании, Франции доля обрабатывающей промышленности в ВВП за 1960-2012 гг. снизилась более чем в два раза. Среди европейских стран лишь Германия сохранила статус мощной промышленной державы, сохранив  значение этого показателя к 2012 г. на уровне 20 % ВВП. За это же время в ряде азиатских стран оно только росло: к 2012 г. в Китае достигнув 31,8 %, в Южной Корее – 27,9%, в Тайланде  - 29,6 % ВВП [3].

Однако уже 2013 г. наметилась тенденция  перевода обрабатывающего производства, решоринга, обратно в страну. Только в Великобритании решоринг может увеличить ВНП на 6-12 млрд фунтов и создать от 100 до 200 тысяч новых рабочих мест к середине 2020-х годов. Причем это касается не только самого производства, но и сфер, связанные с его инфраструктурным обслуживанием: НИОКР, телекоммуникации и др. [5]. В рамках европейской промышленной политики возвращение  обрабатывающих производств поддержано на уровне институтов экономической политики ЕС, в частности, в документе «Возрождение промышленности в рамках стратегии Устойчивого развития Европы» Европейского парламента. Предусматривается доведение доли обрабатывающей промышленности в ВНП ЕС до 20 %. Разработанная в 2011 г. в Германии концепция промышленного развития «Индустрия 4.0» направлена на повышение конкурентоспособности производимой продукции на основе внедрения «киберфизических систем» (Cyber Physical Systems – CPS) в заводские процессы с подключением станков, машин, складов к «интернету вещей и услуг». Создаются «умные фабрики», основанные за счет использования сервисоориентированного проектирования и децентрализованного производства. Интерес к CPS  проявляют крупные промышленные компании Siemens, ThyssenKrupp, Robert Bosch, BASF [1,  с.13]. Применение CPS не может иметь только отраслевой характер. Охватывая машиностроение, автомобилестроение, транспортную, собственно информационно-коммуникационную отрасли, они формируют особое инновационно-технологическое пространство высококонкурентоспособных производств и сервисов. Переход промышленной политики современной Европы к новой индустриализации невозможен без существенных организационных изменений на национальном, наднациональном, корпоративном уровнях регулирования, общественного контроля. Как отмечает Л.С. Бляхман, новая индустриализация базируется не на отраслевом, а на секторальном принципе, когда ее главным объектом выступают межотраслевые кластеры и товарные рынки, глобальные цепи создания стоимости. Кооперация связанных структур позволяет согласовать их интересы с интересами общества на основе гибкого сетевого производства и с применением гибких контрактов [2, с.17].

Новая индустриализация неизбежно касается новых технологий в топливно-энергетической сфере - как активизации проектов по возобновляемым источникам энергии, так и внедрения новых технологий добычи нефти, газа, биотоплива, метаногидратов, а также новых технологий их транспортировки. По различным оценкам к 2040 г. на возобновляемые источники энергии может приходиться до 50 % от увеличения производства электроэнергии, использование биотоплива может вырасти втрое. Промышленная политика ЕС характеризуется идеями  «зеленого экономического роста». Она предполагает как повышение производительности природных ресурсов, вовлекаемых в оборот, так и сопровождается благоприятными структурными изменениями, связанными с инвестициями в ряд системообразующих секторов, включая энергетику, строительство, ЖКХ и др., направленные на обновление производственного аппарата, рост энергетической эффективности, сокращение выбросов.

На период 2014-2020 гг. ЕС принял программу «Горизонт 2020», предполагающую рост затрат на НИОКР в области энергетической эффективности, и сферах, связанных с изменениями климата, здоровьем населения Европы, демографическими изменениями, публичными услугами. Формулирование направлений новой индустриализации в ЕС поставлено на серьезную институциональную основу, обеспечивающую большой охват всех заинтересованных сторон, учет множества рисков технологических изменений.  Например, в условиях увеличения числа предприятий с киберфизическими системами, представители власти, бизнеса, профсоюзов оценивают, прогнозируют риски роста безработицы или деформаций на рынке труда. Здесь традиционно значима роль институтов профсоюзной самоорганизации. Это влияет на характер промышленной политики, возникающие связи и структуры, например, включение в союз «Будущее промышленности» стратегии ФРГ «Индустрия 4.0» Федерального объединения работодателей, профсоюза IG Metall, отраслевых профессиональных союзов. При этом промышленная политика стран ЕС направлена естественно на рост доли в ней именно своих компаний.

Следует указать на комплексность подходов европейских структур к решению проблем новой индустриализации, использование не только неолиберальных рецептов к определению роли государства, но и надгосударственных структур в инновационной и промышленной политике. Эти структуры создают серьезный каркас такой политики, обеспечивая ей предсказуемость, максимальный учет всех аспектов социально-экономического, технологического развития стран ЕС, оценку рисков, связанных с изменениями на рынке труда, миграционными процессами, демографическими тенденциями, проблемами энергетической безопасности.

В заключении надо сказать, что происходит смена приоритетов создания добавленной стоимости, смещение фокуса от сферы услуг к идеям новой индустриализации, возвращение европейских стран в число мировых промышленных лидеров. Нельзя не упомянуть и противоречивость этих тенденций: особенно в свете воздействия на социально-экономическую и промышленную политику ЕС миграции, определенной дезинтеграции ЕС, роста бюрократизации структур управления,  глобализации бизнеса. Вместе с тем имеющаяся институциональная и организационная надстройка позволяет придать процессам промышленного развития устойчивость и эффективность. Выбор направлений и максимальный учет множества условий промышленной политики ЕС является интересным примером для поисков векторов и моделей российской промышленной политики.

 

Список литературы:
1. Белов В.Б. Новая парадигма промышленного развития Германии – стратегия «Индустрия 4.0» // Современная Европа. - 2016. - Вып. 5. - С. 11-22.
2. Бляхман Л.С. Основные направления новой индустриализации в мезоэкономических секторальных комплексах // Проблемы современной экономики. - 2014. - № 2 (50). - С. 7-19.
3. Кондратьев В.Б. Возвращение производства, или новая индустриализация Запада / [Электронный ресурс] - Режим доступа - URL: http://www.perspektivy.info/oykumena/azia/vozvrashhenije_proizvodstva_ili_novaja_industrializacija_zapada_2016-12-20.htm (Дата обращения: 1.11.17).
4. Рифкин Дж. Третья промышленная революция: Как горизонтальные взаимодействия меняют энергетику, экономику и мир в целом. Пер. с англ. – М.: Альпина нон-фикшн, 2014. – 410 с.
5. Reshoring – A New Direction for the UK Economy. PricewaterhouseCoopers – PWC, 2014, London, pp. 25-34.

 

Информация об авторах:

Иванов Алексей Сергеевич Alexey Ivanov

канд. экон. наук, доцент ФГАОУВО «Волгоградский государственный университет», 400062, Россия, Волгоград, проспект Университетский, 100

candidate of economic sciences, Associate Professor of the Federal State Unitary Enterprise "Volgograd State University" 400062, Russia, Volgograd, the prosp. University, 100


Читателям

Информация о журнале

Выходит с 2013 года

ISSN: 2311-4282

Св-во о регистрации СМИ: 

ЭЛ №ФС77-54432 от 17.06.2013

ПИ №ФС77- 66234 от 01.07.2016

Скачать информационное письмо

Размещается в: 

doi:

cyberleninka

google scholar

Ulrich's Periodicals Directory

socionet

elibrary

Base

ROAR

OpenAirediscovery

CiteFactor

Поделиться

Лицензия Creative CommonsЯндекс.Метрика© Научные журналы Universum, 2013-2019
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Непортированная.